1. Понятие доказательств

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 

Вопросы доказывания занимают важное место в системе гражданского процессуального права, поскольку при отсутствии доказательств орган правосудия вообще не может судить о наличии субъективного права или обязанности.

В начале XIX столетия в России действовало значительное число нормативных актов, принятых еще в XVII-XVIII веках, которые фрагментарно регулировали различные процессуальные вопросы, в том числе и доказательства. Уже в это время доказательства рассматриваются как неотъемлемая часть судебного процесса, которая подлежит регулированию вместе с ним.

Судебная реформа 1864года стала поворотным моментом в развитии судопроизводства и теории доказательств в России. Впервые в истории российского судопроизводства были провозглашены общие правила, которые и сегодня составляют основу гражданского судопроизводства в большинстве развитых правовых систем. Именно в это время в российском законодательстве выделяются такие процессуальные принципы как состязательность, диспозитивность, судейского нейтралитета, активной роли сторон в процессе  и другие.

В1863 г. при обсуждении главы о доказательствах поднимался вопрос, об исключении этой главы из Устава гражданского судопроизводства и отнесения ее к гражданскому праву по примеру французского законодательства. Но данное предположение было отклонено на том основании, что правила о доказательствах не составляют сущности законов права и их можно отнести только способам применения законов и к охране прав. Так же было подчеркнуто, что «доказательства определяют не законные последствия, каких–либо событий, а только средства к открытию их достоверности»

После Октябрьской революции в 1917-1918 годах новой властью принимаются три декрета о суде. Декрет №2 отменял клятву как вид доказательства, уравнивал доказательственную силу записей в торговых книгах с прочими письменными доказательствами и вводил принцип свободной оценки доказательств судом.

После принятия Гражданского процессуального кодекса РСФСР 1923 г. роль суда в получении и исследовании доказательств  становится все

более активной. Так, суд получает правомочия по собственной инициативе

собирать доказательства (ст.118 ГПК РСФСР 1923г.), проводить необходимые проверочные действия по представленным доказательствам с помощью осмотра на месте, вызова экспертов, вызова и допроса свидетелей,

проверки документов (ст.121 ГПК РФСР 1923 г.).

Примерно в этот же период начинал формироваться принцип объективной истины, получивший развитие в дальнейшей истории советского права. Проблема  доказательств «теснейшим образом связана с проблемой материальной истины»

 отмечал профессор А.Ф. Клейман, а К.С.Юдельсон указывал, что «… к советскому гражданскому процессу нельзя применять… формулировку, определяющую, что «доказательствами называют те средства, которые стороны представляют с целью убедить его в истинности своих заявлений и требований»… Принцип материальной истины должен найти свое отражение в  определении понятия судебных доказательств»

В эти же годы А.Я.Вышинский в своей работе пишет, что «судебные доказательства» - это обычные факты, те же свершившиеся в жизни явления, те же  вещи, те же люди, те же  действия людей.

Судебными же они являются лишь поскольку, постольку они вступают в орбиту судебного процесса, становятся средством для установления интересующих суд и следствие обстоятельств, для решения интересующих суд и следствие вопросов

. Однако А.Я.Вышинский в своем определении не указывал на то, что судебные доказательства должны собираться в соответствие с установленными законом требованиями. Такая позиция представляется  не совсем правильной, так как судебные доказательства не сводятся к простым логическим доказательствам. Процессуальные правила, установленные законом, являются  гарантией того, что спор между лицами будет разрешен справедливо. Кроме того, отсутствие ограничений для использования судебных доказательств, полученных с нарушением  закона, может лишить суд возможности правильно разрешать спор.

Таким образом, вокруг определения доказательств развернулась дискуссия. По этому вопросу существовали следующие мнения:

А.Ф. Клейман понимал под доказательствами  средства, при помощи которых устанавливаются  наличие или отсутствие юридических фактов

. Такое  определение указывает на функцию, выполняемую судебными доказательствами, но не раскрывает их сущность;

К.С. Юдельсон считал, что судебные доказательства это процессуальные средства и «способы установления объективной истинности наличия или отсутствия фактов, необходимых для решения спора между сторонами».   Причем к процессуальным принципам и способам он относил «не только виды доказательств, принципы их  собирания и предъявления, но и методы использования и оценки доказательств».

Такое определение  представляется не вполне верным, так как процессуальные  способы  как методы использования и оценки доказательств являются частью правил получения судебных доказательств, а не самими доказательствами. При несоблюдении этих правил, полученные сведения о фактах не будут иметь юридической силы и, следовательно, к ним нельзя применять термин «доказательство по делу»;

Точка  зрения Ю.К.Осипова заключалась в том, что доказательства это факты, причинно связанные с объектом исследования

. Данная позиция является ошибочной, так как факты, как правило, не могут быть непосредственно исследованы в судебном  заседании. Под фактом понимается событие, явление  или  обстоятельство, следовательно, неверно говорить об их собирании или оценке. Собирать и оценивать можно лишь сведения о фактах, но не сами факты. Поэтому более правильным  представляется определение  доказательств как сведений о фактах.

По меткому замечанию проф. М.К. Треушникова, - доказательства есть средство судебного познания фактических  обстоятельств дела.

Существует так же определение  доказательств как фактических данных об обстоятельствах дела

. Под данными принято понимать сведения, необходимые для какого-либо вывода или решения. Следовательно, такое определение можно рассматривать в качестве синонима определения судебных доказательств  как сведений о фактах;

М.А. Гуревич указывал, что одним из элементов судебного доказательства являются «сведения о существовании факта». Этот  взгляд на доказательства  и получил в дальнейшем развитие в гражданском процессуальном праве;

М.С Фалькович считал, что доказательства это не только фактические  данные, но и  средства доказывания, содержание сведения об  обстоятельствах, имеющих значение для правильного разрешения дела;

Э.Э. Коган утверждал, что  доказательствами в гражданском  процессе являются любые  фактические данные, содержащие сведения об обстоятельствах, имеющих значение для правильного разрешения дела и выявления  правонарушений в народном хозяйстве;

Эти взгляды оказали значительное  влияние на нормативное понятие судебного доказательства. В результате дискуссий вокруг института доказательств было сформулировано  развернутое определение  доказательств в гражданском процессуальном  праве, получившее свое  закрепление  в ст. 49 ГПК РФСР 1964 г.:  «Доказательствами  по гражданскому делу  являются любые фактические данные, на основе которых в определенном законом порядке суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон,  и иные  обстоятельства, имеющие значение для правильного  разрешения дела. Эти  данные  устанавливаются следующими средствами: объяснениями сторон и третьих лиц, показаниями свидетелей, письменными доказательствами, вещественными доказательствами и заключениями экспертов». Это было первое в советском  гражданском  процессе понятие судебного доказательства, закрепленное в законодательном акте, которое отражало активную роль суда в доказывании. После принятия ГПК РСФСР 1964 г., традиционным  становится выделение  таких  основных черт судебных доказательств, как относимость, наличие процессуальной формы и соблюдение установленного законом порядка получения и использования доказательств.

Одной из отличительных черт понятия доказательств в гражданском процессе в этот период было отражение в нем обязанности судебных органов устанавливать объективную истину и активно  участвовать  в доказывании: доказательствами являлись средства, с помощью которых судебные органы устанавливают обстоятельства, обосновывающие требования и возражения сторон.

В  теории современного гражданского процесса  понятия доказательства  исследовались несколькими авторами. Доказательства  в  гражданском  процессе  рассматриваются  как   средство получения судом верного значения  о  фактах,  имеющих  значение

по делу,  т.е.  говоря  словами   русского   ученого   юриста   Т.М.   Яблокова

доказательства -  «.  .  .т.е.  средства  коими  стороны  убеждают  судей  в

правильности их утверждений…».

В.В.Молчанов отмечал, что понятие судебного доказательства включает в себя два тесно  взаимосвязанных элемента: фактические данные как содержание доказательства и средства доказывания  как процессуальная форма.

А.К. Сергун высказывает мнение, что судебными доказательствами  являются предусмотренные и регламентированные законом процессуальные средства доказывания, а  также сведения об обстоятельствах дела, которые из них получены 

. «Понимание  судебного доказательства как диалектического единства содержания и формы, - отмечает Т.В. Сахнова, - … соответствует смыслу процессуального закона. Эта концепция получила всеобщее признание, нашла отражение в современных учебниках и не  нуждается в дополнительных аргументах».

Но  наиболее полное  понятие доказательств в современном  гражданском  и процессуальном праве определил М.К. Треушников: «Судебными доказательствами являются фактические данные (сведения), обладающие свойством относимости, способные прямо или косвенно подтвердить имеющие значение для  правильного разрешения судебного дела факты, выраженные в предусмотренной законом  процессуальной форме (средствах доказывания), полученные и исследованные в строго  установленном процессуальном законе порядке».

Исследуя институт судебных доказательств, М.К. Треушников, отмечая необходимость  единого понимания судебных доказательств, выделяет три признака, характеризующие правовую природу судебных доказательств:

содержание судебных доказательств, то есть  информация об  искомых фактах( юридических, доказательственных), обладающая свойством  относимости;

процессуальная форма, именуемая в законе средствами  доказывания;

определенный  процессуальный порядок получения и исследования доказательственной  информации и самих средств  доказывания.

Однако  в соответствии с единым  пониманием  судебных доказательств  правовая природа судебного  доказательства скорее представляет собой  совокупность трех следующих взаимосвязанных элементов:

- содержательный элемент, включающий в себя информацию, имеющую значение для разрешения судебного дела. Этот элемент называют также «фактические данные» или «сведения о фактах». Любое судебное доказательство для того, чтобы  быть признанным таковым, должно содержать информацию, имеющую  значение для разрешения  дела. Ни один предмет материального мира не может быть признан судебным доказательством, если оно не содержит  информацию, имеющую значение для разрешения судебного дела, а, следовательно, и не  отвечает правилам относимости доказательств, установленных ст.59 ГПК РФ 2002г.

- материальный элемент, реализуемый в материальном носителе информации: письменный  документ, вещественный предмет, человек и т. д. Информация, лишенная материальной формы, не может быть представлена для восприятия судом, и, следовательно, не может быть использована в качестве судебного доказательства.

- процессуальный элемент, представляющий собой совокупность признаков, отвечающих требованиям, представляемым гражданским процессуальным правом к порядку получения информации, имеющей значение для разрешения дела, в том числе к  процессуальной форме доказательства, в соответствии с которыми информация должна быть представлена в виде определенных ГПК средств доказывания. Ни один материальный носитель, содержащий  информацию, имеющую значение для разрешения судебного дела, не будет  признан судебным доказательством, если он не будет представлен в суд в форме, предусмотренной вторым абзацем ч.1 ст.55 ГПК РФ 2002г.,либо если порядок формирования этой материальной формы не соответствует требованиям законодательства, так как ч.2 ст.55 ГПК РФ 2002 г. не допускают использование  доказательств,  полученных с нарушением  закона. Кроме  того, если  доказательства приобщенные сторонами к делу, в судебном заседании  получены или исследованы с нарушением  требований процессуального закона, если при их собирании  и закреплении были нарушены гарантированные Конституцией Российской Федерации права человека и гражданина или если  собирание и закрепление доказательств  осуществлено ненадлежащим лицом или органом либо в результате действий не предусмотренных  процессуальными нормами ( см. пункт 16 постановления Пленума ВС РФ от 31 октября 1995 г. №8 « О  некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия»

они теряют статус судебного доказательства, а  доказательства, не отвечающие правилам относимости  и допустимости, могут быть отвергнуты судом. Определить допустимость доказательств - значит, выяснить получено ли оно с помощью предусмотренных законом средств доказывания.

В соответствии с п.4 ст.198 ГПК РФ 2002г., в решении суда  должны быть указаны мотивы, по которым суд  отверг те или иные доказательства.

П. обратилась в суд с жалобой на незаконный отказ в регистрации транспортного средства, указав, что 25.04.04 приобрела автомашину АУДИ-80, 1994 года выпуска на автомобильном рынке г.Люберцы Московской области. Данный автомобиль был снят с регистрационного учета в г.Санкт-Петербурге, там же были выданы транзитные номера. На основании представленных заявительницей документов была проведена временная регистрация автомашины, при обращении П. за получением постоянного свидетельства о регистрации транспортного средства, 02.11.2004 сотрудниками МРЭО ГИБДД Самарского РОВД г.Самары у П. были изъяты паспорт транспортного средства, доверенность, справка-счет, в связи с получением ответа ГИБДД г.Санкт-Петербурга о недостоверности данных, содержащихся в документах.

Удовлетворяя жалобу П., суд не учел требования ст.195, ч.4 ст.198 ГПК РФ, не указал, в чем заключается неправомерность действий (бездействия) должностных лиц, нарушение каких норм права допущено сотрудниками МРЭО ГИБДД.

В соответствии со ст.195 ГПК РФ решение суда должно быть законным и обоснованным.

Согласно ч.4 ст.198 ГПК РФ в мотивировочной части решения суда должны быть указаны: обстоятельства дела, установленные судом; доказательства на которых основаны выводы суда об этих обстоятельства, по которым суд отвергает те или иные доказательства; законы, которыми руководствовался суд.

В п.4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19.12.03 №23 «О судебном решении» разъяснено «поскольку в силу ч.4 ст.198 ГПК РФ в решении суда должен быть указан закон, которым руководствовался суд, необходимо указать в мотивированной части решения материальный закон, примененный судом к данным правоотношениям, и процессуальные нормы, которыми руководствовался суд».

Отказывая в регистрации автомобиля, который приобрела П., органы ГИБДД руководствовались Положением о ГИБДД МВД РФ, утвержденным Указом Президента РФ №711 от 15.06.98, в соответствии с которым органам ГИБДД запрещено допускать к участию в дорожном движении, путем отказа в совершении регистрационных действий автомобили, имеющие скрытые, поддельные, измененные номера узлов и агрегатов или государственные регистрационные знаки.

Суд сделал вывод о том, что уголовное дело по факту подделки документов на автомашину П. не возбуждалось. Однако, в материалах дела отсутствуют какие-либо данные об указанных сведениях, поскольку из ответа Промышленного РОВД г.Самары, на который сослался суд, следует, что в 1994 г. уголовное дело по факту подделки документов на спорную автомашину не возбуждалось, по другим годам информация не была представлена, тогда как автомашина заявительницей приобретена в 2004 г.

Кроме того, судом не был привлечен к участию в деле представитель МРЭО ГИБДД Самарского РОВД, как заинтересованное лицо, несмотря на то, что именно это подразделение изъяло регистрационные документы и оно должно было выдать их при достаточных на то основаниях.

Таким  образом, после изучения вопроса можно  сделать следующие выводы:

хотя такой институт, как  «доказательства», существенно обновлен и усовершенствован в новом  законодательстве, имеются  направления для  дальнейшего продвижения вперед по пути  укрепления демократических  принципов правосудия, совершенствования применения  доказательственного  права в гражданском процессе;

любое  доказательство представляет  собой совокупность трех взаимосвязанных  элементов: содержательного, материального и процессуального. В случае отсутствия одного из указанных элементов нельзя говорить о судебных доказательствах;