5. Выводы

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 

1. Возникновение номинаций “мужественность” и “женственность”  не случайно с точки зрения механизмов концептуализации действительности в человеческом сознании. Понятия “мужественность” и “женственность” метафоричны и в силу своей семантической двуплановости воздействуют на сознание носителей языка, заставляя их связывать абстрактные категории “женственность” и “мужественность” с мужчинами и женщинами. Процесс категоризации в человеческом сознании идет от конкретного к абстрактному, поэтому сама номинация метафизических понятий “мужественность” и “женственность” была мотивирована конкретным человеческим опытом - наличием двух типов людей с разными функциями.  Внутренняя форма метафизических категорий “женственность” и “мужественность” отсылает к людям разного пола  и заставляет приписывать им качества, свойственные этим категориям, но необязательно свойственные реальным мужчинам и женщинам, что способствует формированию гендерных стереотипов и социальных ожиданий по отношению к мужчинам и женщинам.

2. Характерологические особенности языков могут интерпретироваться  в терминах метафизической оппозиции “женственность/ мужественность”. При этом следует учитывать метафорический характер этих наименований. Особенности русского языка соотносимы с понятием женственности.

3. Выявление зависимости выраженных черт “женственности” языка и отражения в нем стереотипного представления женщин и мужчин является темой отдельного исследования. Отметим лишь следующее: в западной лингвистике принято считать, что любой естественный язык несет следы патриархата и “игнорирует” женщин и женскую деятельность. Наши данные позволяют  предположить, что - хотя андроцентричность, безусловно, присуща всем языкам -  степень андроцентричности разных языков неодинакова. Имеет смысл поэтому исследовать отражение образа женщины в языке, сосредоточив внимание не только на гендерных асимметриях, но и на том, как именно представлены женщины в разных языках.

4. Мужественность и женственность - культурные концепты, исследование которых должно проводиться в нескольких культурных кодах, в том числе и в языке, что включает анализ и описание как всего потенциального инвентаря ГС в системе языка, так и актуализацию определенных ГС в коммуникации в зависимости от исторического периода и в значительной степени от социального заказа.

5. Гендерные стереотипы могут и должны исследоваться в сопоставительном плане, что позволит обнаружить как универсальные черты, свойственные  ГС во всех или многих культурах, так и определить  их культурную специфику.

В следующей главе на примере нескольких фрагментов будет показано, как фиксируются ГС в русском языке, в чем состоит специфика манифестации фемининности и маскулинности и как это соотносится в другими языками. Разумеется, наш анализ не носит исчерпывающего характера и может быть на любом из рассматриваемых в работе объектов продолжен, детализирован и расширен. Мы видим свою цель в том, чтобы доказать, что ряд выдвинутых нами предположений подтверждается хотя бы на одном уровне языка. Если это будет доказано, значит, наши построения обладают объяснительной силой и могут быть верифицированы на материале других уровней языка.