1.1.5 Специфика реализации категории адресованности.

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 

Говоря о категории адресованности (доминантной которой является установка на читателя  (Виноградова 48)), необходимо упомянуть, что текст политической карикатуры рассчитан на большую аудиторию, то есть несет некоторое количество информации, которая должна быть известна всем средним представителям "своей" культуры, тому социуму, который регулярно отслеживает (произвольно или непроизвольно) политические события, отражаемые в средствах массовой информации. С другой стороны, этот текст обращен тем и будет адекватно понят только теми, кто сведущ в нюансах политической жизни в пределах данной культуры, а также на мировом уровне. Другим словами, политическую карикатуру нельзя определить ни как текст, обращенный "ко всем", ни как текст, "обращенный к лично знакомому адресату" (Лотман, 1999). Ей присущи признаки обоих типов текста.

Отношения адресанта с адресатом в политической карикатуре обусловлены ретиальным (от лат. rete – сеть, невод) видом коммуникации, который в отличие от аксиального (от лат. axis – ось), характеризующегося  межличностным способом передачи информации, представляет собой передачу информации, получателем которой выступает анонимная массовая аудитория (Брудный, 1972). Таким образом, автор задает свою модель видения мира, убеждения и стереотипы, общаясь с обезличенным адресантом.

Рассматривая взаимоотношения "автор - адресат", "текст - адресат", мы, вслед за Ю.М. Лотманом, опираемся на положение о том, что любой текст стремится уподобить аудиторию себе, навязать ей свою систему кодов, а аудитория отвечает тем же, то есть текст как бы включает в себя образ "своей" "идеальной" аудитории, а аудитория – "своего" текста (Лотман, 1999).

Вопрос смысловосприятия и роли адресата в жанре политической карикатуры также требует особого рассмотрения и анализа.

М.М. Бахтин выделяет два "сознания", которые играют роль в жизни текста – передающего мысль и воспринимающего ее (Бахтин, 1976:127), а А.А. Потебня подчеркивает, что "в понимающем происходит нечто по процессу, то есть по ходу, а не по результату сходное с тем, что происходит в самом говорящем" (Потебня, 1976:539), а собственно понимание есть повторение процесса творчества в измененном порядке (Потебня, 1976). "Слушающий может гораздо лучше говорящего понимать, что скрыто за словом, и читатель лучшего самого поэта постигать идею его произведения. Сущность, сила такого произведения не в том, что разумел под ним автор, а в том, как оно воздействует на читателя или зрителя, следовательно, в неисчерпаемом возможном его содержании. Это содержание, проецируемое нами…действительно условленно его внутренней формой, но могло вовсе не входить в расчеты художника" (Потебня, 1976:181). Исходя из этих положений, логично полагать, что роль адресата в успешном осуществлении коммуникации сопоставима по значимости с ролью автора текста.

Адресат сообщения является его творцом наравне с автором. В одном случает он вживается в историческую данность произведения и воспринимает мир с позиции автора/современника, в другом – объективно воспринимает данное произведение в ряду других на основе личного культурного опыта (Косиков, 1989).

В настоящее время представители наук и дисциплин, в центре внимания которых находится текст, практически единодушны во мнении: интерпретатор имеет полное право не учитывать авторское намерение (его замысел, интенцию) (Лукин, 1999).

Говоря об адресате средств массовой информации, к которой собственно и относится политическая карикатура, необходимо заметить, что им всегда является не отдельное лицо, не группа лиц, а "множество численно больших, рассредоточенных, относительно анонимных и весьма разнородных по многим признакам аудиторий" (Зильберт, 1986:26). Аудитория средств массовой информации всегда отделена от коммуникатора пространством. Печатная разновидность массовой информации разделяет автора и адресата еще и во времени, поскольку между созданием, публикацией, распространением текстов и их непосредственным восприятием всегда существует временной разрыв.

Адресат средств массовой информации, обладающий столь неопределенным характером, на наш взгляд, приобретает более четкие формы, если рассматривать его роль в реализации конкретного жанра (в нашей работе, жанра политической карикатуры). Адресатом политической карикатуры может быть 1) объект осмеяния и 2) народные массы, интересующиеся политикой. Автор всегда обращается одновременно к двум типам адресатов. Являясь составляющей политического дискурса, карикатура отражает одну из его основных оппозиций "Власть – Народ" (Шейгал, 2000), объект осмеяния относится к сфере концепта "Власть", в то время как народные массы включены в концептосферу "Народ". Оба адресата вовлечены в политическую борьбу, адресат-объект осмеяния сам стремится к власти, а народные массы привлекаются для достижения этой цели. Адресат-объект осмеяния может быть выражен эксплицитно (когда карикатура содержит изображение или имя политика) и имплицитно, когда критике подвергаются действия некоего политика или политических сил.

Адресат "народные массы" формируется некоторым количеством людей, читающих газеты и интересующихся политикой. Для истолкования смысла большинства политических карикатур достаточно владеть политической информацией на уровне обывателя.

Разделение возможных адресатов предусматривает и различие целей автора. Обращаясь к адресату – объекту осмеяния политической карикатуры, автор имеет своей целью уколоть, выразить свое негативное, критическое и насмешливое отношение к нему. При обращении к абстрактной аудитории, коммуникативная цель автора – произвести впечатление с точки зрения эстетической, художественной, донести идею (высмеять политические события, политиков, их действия), ослабить или усилить воздействие политиков на массы обывателей или заставить принять определенную точку зрения.