2.2 Карикатура в системе жанров политического дискурса.

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 

В настоящее время проблеме жанра (литературного, речевого, коммуникативного) уделяется много внимания, как со стороны известных ученых, так и начинающих исследователей. Это обусловлено незамкнутостью  перечня жанров как инвариантных образований и стремлением теоретиков осмыслить место жанроведения в ряду лингвистических дисциплин. Актуальными проблемами жанроведения считаются: 1) параметризация жанровых форм и установление системных отношений между параметрами, 2) создание классификаций и многоаспектной типологии жанров, 3) уточнение главных оппозиций в системе терминов жанроведения, 4) структуризация жанроведческих понятий в системе общелингвистических концептов и 5) исследование жанровых форм в историческом аспекте (Гольдин, 1996:6). Применительно к языкознанию особый интерес вызывают вопросы, связанные с речевыми и коммуникативными жанрами.

Нередко о жанре говорится как о типе коммуникации, которому присущи три взаимосвязанных аспекта:

нормативный (норма составляет суть традиционного подхода к изучению аспектов жанра и позволяет производить классификацию произведения, однако недостатком этой теории является ее статичность);

генетический (жанр обладает творческой памятью, которая носит генетический характер и подразумевает непрерывность мутаций, дающих каждый раз качественно новую модификацию);

конвенциональный (тот факт, что наши жанровые ожидания оправдываются в процессе чтения, свидетельствует в пользу существования определенных конвенций (явных  или неявных договоренностей), существующих в сознании авторов и читателей) (Минск…?:90-91).

При исследовании проблемы речевых жанров традиционно выделяется три подхода (Шмелева, 1998):

лексический, предполагающий обращение к именам жанров, толкованию их семантики,

стилистический, согласующийся с традициями литературоведения и предполагающий анализ текстов в аспекте их жанровой природы, включая композицию, отбор специфической лексики и т.д.,

речеведческий подход М.М. Бахтина, трактующего речевой жанр как особую модель высказывания.

В основе понимания жанра лежит ряд обобщенных представлений о характере авторского отношения к действительности в рамках типового замысла, о структурных признаках оформленного содержания и об экстралингвистическом характере представления.

Исследуя текст политической карикатуры, мы исходили из утверждения В.Е. Гольдина о том, что любой текст является жанрово-структурированным (Гольдин, 1999:6). Данное положение позволяет проанализировать политическую карикатуру как жанр, выявить ее жанрообразующие признаки, учитывая, что «понятие о жанре формируется на основе обобщения конкретных черт, признаков непосредственно воспринимаемых текстов» (Зильберт, 1986:75).

Выявляя жанровые особенности политической карикатуры, в качестве базисных определений понятия "жанр" бы используем следующие:

"форма, которая в известной степени обеспечивает способ передачи определенной информации в определенных условиях" (Майданова, 1987: 112);

«образец организации текста», который при всех исторических изменениях сохраняет определенную тематическую, композиционную, стилистическую устойчивость и преемственность и «совокупность текстов, в которых определенный образец является актуализированным, реализованным» (Бахтин, 1996:243; Гайда С., 1999:104-105, 107).

Исходя из положений, выдвинутых М.М. Бахтиным о первичных и вторичных жанрах (Бахтин, 1996:161-162, 204), (примарных и секундарных у С. Гайды (Гайда, 1999:110), элементарных и комплексных у М.Ю. Федосюк (Федосюк, 1997:104)), мы определяем политическую карикатуру как вторичный жанр политического дискурса. Вторичные жанры появляются в условиях высоко развитой культурной коммуникации, тщательно подготавливаются заранее (в отличие от первичных жанров, складывающихся в условиях непосредственного общения), имеют сложную композицию и могут строиться на основе первичных жанров, то есть носят респонсивный характер, представляя собой речевую реакцию на действия и высказывания политиков (Бахтин, 1996:161-162; Гайда, 1999:110).

Особенности функционирования политического дискурса требуют несколько иного подхода (нежели подход М.М. Бахтина)  к определению первичных и вторичных жанров – "первичный дискурс образуют жанры институциональной коммуникации, составляющие основу собственно политической деятельности: речи, заявления, дебаты, переговоры…, а жанры бытового общения выступают по отношению к ним как вторичные" (Шейгал, 2000:269). Е.И. Шейгал подчеркивает, что вторичные жанры политического дискурса носят респонсивный характер и представляют собой комментирование, реакцию на действия, совершенные политиками (Шейгал, 2000).

Рассуждая о жанровых особенностях политического дискурса, необходимо упомянуть о существовании маргинальных и прототипных жанров в данном семиотическом пространстве: "К центральным жанрам относятся первичные, сугубо институциональные жанры, в полной мере соответствующие основной интенции политического дискурса - борьбе за власть: парламентские дебаты, публичная речь политиков… Периферийные жанры находятся на стыке с другими типами дискурса и, как правило, являются вторичными жанрами… К ним относятся интервью, мемуары политиков, аналитические статьи, письма читателей, разговоры о политике, граффити, а также смеховые жанры (политическая карикатура, пародия, частушка, анекдот)" (Шейгал, 2000:27).

Важной чертой вторичных жанров политического является также цитатный (отсылочный) характер, ведущий к преобразованию (как правило оценочному, критическому) первичного текста (Шейгал, 2000).

Очевидно, что политическая карикатура является вторичным жанром и в понимании М.М. Бахтина (1996), и с точки зрения Е.И. Шейгал (2000).

Е.И. Шейгал в своих исследованиях отмечает, что критическое отношение к декларируемым в официальном дискурсе политическим ценностям, персоналиям власти, приводит к тому, что в политическом дискурсе они становятся объектами смехового восприятия: “Инверсия ценностей, составляющая основу смеховых жанров политического дискурса, способствует десакрализации официального языка через разрушение его ритуальности” (Шейгал, 1998). Реализация такого восприятия политических лидеров, ценностей и событий находит себя в смеховых жанрах – афоризмах, анекдотах, частушках, шаржах, памфлетах, пародиях, шутках и, в том числе, карикатурах, образующихся на пересечении политического и художественного дискурсов. Характеризуясь стремлением к снижению и приземлению всего, что воспринимается как серьезное и значимое в объективной реальности, политическая карикатура является одним из смеховых жанров политического дискурса, и понимается нами как проявление карнавальности в политической коммуникации. Карнавальное мироощущение, возникшее еще в первобытном  обществе, получило особое развитие в средневековье, когда односторонняя серьезность тона, характерная для канонической средневековой культуры, привела к необходимости создания рядом с официальной культурой форм чисто смехового характера, где была легализована шутка (Бахтин, 1965:82-92; Бахтин, 1963:163-176). "Карнавальное мироощущение обладает могучей животворной преобразующей силой и неистребимой живучестью. Поэтому в наше время те жанры, которые имеют хотя бы самую отдаленную связь с традициями серьезно-смехового, сохраняют в себе карнавальную закваску (бродило), резку выделяющую их из других жанров" (Бахтин, 1963:143).

Каждый из жанров политического дискурса, являясь его составной частью, имеет свои конститутивные признаки. Выявляя таковые в жанре политической карикатуры, мы исходили из утверждения Ю.М. Лотмана о том, что текст "содержит в себе свернутую систему всех звеньев коммуникативной цепи" (Лотман, 1996:88). Поэтому логично в качестве критерия при выделении жанрообразующих признаков политической карикатуры использовать специфику модели коммуникативного акта:

адресант (коммуникатор), его замысел (коммуникативная цель), его отношение к тому, что он сообщает и его отношения с адресатом;

сообщение (что передается: предмет (особенности тематического содержания) + форма сообщения (разновидность сферы, в которой происходит коммуникация, специфика формы и композиции текста, его кода и стиля) + функции, выполняемые сообщением;

адресат (кому передается) (по Р.О. Якобсону "Лингвистика и поэтика" 1960, цит. по Н.Б. Мечковской, 1996);

Мы считаем, что исследование специфики модели коммуникативного акта в политической карикатуре позволит определить ее жанрообразующие признаки и сравнить ее с другими ведущими смеховыми жанрами политического дискурса. Однако прежде следует проследить историю возникновения политической карикатуры как жанра.