2.5 Функции политической карикатуры.

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 

Основной функцией политической карикатуры, органически проистекающей из целей автора этого произведения, является сатирическая функция.

Сатира является одним из способов проявления комического в искусстве. Согласно теории А. Бергсона, в сферу комического подпадает все то, чему мы можем придать смысл, а затем поставить себя в игровое отношение к этому смыслу, то есть комическое - это игра со смыслом (Бергсон, 1992). М.А. Кулинич видит комичность положения в его принадлежности к двум совершенно независимым сериям событий и способности быть истолкованным сразу в двух совершенно противоположных смыслах (Кулинич, 1999).

Традиционно в исследованиях, посвященных категории комического, выделяются четыре ее базовые разновидности: юмор, сатира, сарказм и ирония (Дмитриева, 1986; Почепцов, 1976). Однако разные ученые неодинаково толкуют их соотношения.

М.Р. Желтухина рассматривает юмор, сатиру, сарказм и иронию как равнопорядковые проявления категории комического и отмечает, что "юмор отличается от других видов комического более мягким отношением к недостаткам жизненных явлений, поведению людей, способен вызвать лишь незлобливую улыбку” (Желтухина, 1998:40). Юмор предполагает умение увидеть возвышенное в ограниченном и малом, значительное в смешном и несовершенном. Смех в юморе не носит уничтожающего или амбивалентного характера: это не осмеяние свойственное сатире (ФЭС, 1989:781), то есть юмор призывает не к уничтожению, а к его совершенствованию. М.Р. Желтухина подчеркивает, что для сатиры характерна негативная окрашенность и формального, и содержательного аспектов, в то время как юмор воспринимается позитивно в обоих случаях, а ирония представляется собой комбинацию внешнего позитивного сюжета с внутренним негативным (Желтухина, 1998). Сатира – это “особо острая и язвительная форма разоблачения существующих социально-общественных реалий, несущая в себе негативную их оценку” или же “обличающая, бичующая ирония” (Желтухина, 1998:36-40).

Некоторые исследователи не рассматривают понятия "юмор", "сатира" и "ирония" как равнопорядковые, аргументируя это тем, что вполне может быть юмористическая ирония и ироническая сатира, то есть, подчеркивается тот факт, что ирония не внеположена сатире и юмору (Кулинич, 1999).

Ирония – это вид комического, когда смешное скрывается под маской серьезного и таит в себе чувство превосходства или скептицизма (СЭС, 1990:510). В стилистике ирония выступает как стилистический прием, основанный на противопоставлении прямых и переносных значений слова (Арнольд, 1990; Ахманова, 1969). Интересным также представляется определение, которое дает иронии О. Арнсон: "Это копия того, что не есть, при попытке копировать то, что есть; Ирония ничего не утверждает, но повторяет чужое утверждение таким образом, чтобы в нем поселилось противоречие" (Арнсон, 1999:147). Другими словами, ирония - это своеобразная форма рефлексии, она охватывает две мысли сразу, извлекая из их столкновения смысл. М.Р. Желтухина рассматривает иронию как тонкую, острую насмешку, выраженную в скрытой форме (Желтухина, 1998).

Мы придерживаемся точки зрения А.Я. Ливерганта, считающего юмор более широким понятием, чем сатира: "Юмор может интерпретировать в комическом духе самый широкий круг явлений, переосмыслять на комический лад действительность, казалось бы к смеху вовсе не располагающую. В этом отношении сатира — целенаправленная форма критики смехом — является не противоположностью юмора, как принято иногда считать, а лишь его разновидностью” (Ливергант, 1986:11).

Сатира состоит в уничтожающем осмеянии явлений, которые автору представляются порочными, неподобающими (СЭС, 1990:1184). Сатирическое восприятие действительности становится возможным при помощи преувеличения, заострения, преднамеренного искажения предметов и явлений. Сатира оперирует определенными средствами, а именно, деформацией, гиперболизацией и гротеском.

Гиперболизация (или намеренное преувеличение (СЭС, 1990:307) выявляет в обозначаемой действительности скрытое содержание на примере какого-либо свойства или качества.

Гротеск (франц. grotesque, буквально – причудливый комичный), как одно из средств, порождающих сатирический эффект, и вид художественной образности, представляет собой чрезмерное преувеличение и заострение жизненных отношений посредством причудливого и контрастного сочетания реального и фантастического (СЭС, 1990:347).

В работе М.Р. Желтухиной мы находим упоминание о том, что специфически сатирический способ художественного восприятия действительности раскрывает ее как нечто превратное, несообразное, внутренне несостоятельное (содержательный      аспект), посредством обличительно-осмеивающих образов (формальный аспект) (Желтухина, 1998). С.А. Голубков выделяет следующие свойства, типичные для сатиры как для проявления комического в искусстве. Сатира, по мнению исследователя, обладает характером разоблачения (подвергая анализу какое-либо общественное явление, сатирик срывает с него маску, развенчивая его и обнажая его подлинное существо). Сатира характеризуется также стремлением принизить отрицательное явление, показывая его в нелепом виде. Обращение автора к аудитории в данном случае носит ярко окрашенный эмоциональный характер (Голубков, 1991). Таким образом, автор апеллирует к эмоциям читателей, пробуждая в них чувство превосходства над осуждаемым явлением жизни. Вслед за С.А. Голубковым (1991) и М.А. Кулинич (1999), мы понимаем сатиру как эмоционально насыщенную форму критики.

Сатирическая функция политической карикатуры заключается в ее способности создавать сатирический эффект посредством развенчания, разоблачения и осмеяния значимых для представителей определенной культуры общественно-политических явлений. Сатирический эффект, в частности, зависит от успешного комбинирования вербальных и паралингвистических средств.

Социальная функция текстов политических карикатур призвана формировать и регулировать общественное политическое сознание. Разновидностью социальной функции является манипулятивная функция, к которой части прибегают средства массовой информации (в частности, специалисты пиар-технологий) чтобы создать в сознании общества тот или иной образ политика, сформировать определенное отношение к нему масс. Политическая карикатура может служить средством развенчивания тщательно создаваемых имиджей и масок, создавая при этом другие и также манипулируя сознанием общественности. Эта особенность политической карикатуры отмечается и зарубежными исследователями. Гай Хансен, куратор действующей выставки политической карикатуры в Национальном Музее Австралии считает, что сегодня карикатура выполняет роль важного оружия в газетных политических обзорах: "Unlike a news article or column, the cartoon has the capacity to almost instantaneously dissect a political issue. [A cartoon] can often have more veracity and insight than hundreds of words of text-based analysis." (http://www.acn.net.au/articles/1998/12/cartoon.).

Политическая карикатура как разновидность текста выполняет творческую функцию, то есть она служит не только передатчиком некоторого сообщения, но и генератором новых идей. Новые идеи, почерпнутые из политической карикатуры, например, могут найти свое выражение в новых карикатурах, анекдотах и других смеховых жанрах политического дискурса. Предполагаем, также, что политическая карикатура может стимулировать активность политиков, вызывая у них определенную реакцию (возможно, выраженную вербально или невербально).

Функция культурной памяти также свойственна политической карикатуре, как и любому другому тексту. Она заключается в сумме контекстов, которые определенным образом инкорпорированы в тексте, и в которых данный текст приобретает осмысленность. Как пишет Ю.М. Лотман: "Это создаваемое текстом вокруг себя смысловое пространство вступает в определенные соотношения с культурной памятью (традицией), отложившейся в сознании аудитории. В результате, текст вновь обретает семиотическую жизнь" (Лотман, 1999:21-22).

Политическая карикатура также выполняет эмотивную функцию. Эмоциональность является неотъемлемой характеристикой человеческого поведения. Искусство в целом часто рассматривается как проявление эмоций. Эмоциональность как факт психики находит свое выражение в эмотивности. Лингвистами доказано, что все высказывания окрашиваются эмоциями, что "все лексиконы языков содержат специальные эмотивы и что вся остальная лексика потенциально тоже эмотивна" (Шаховский, 1998:80). В лингвистических исследованиях эмотивность трактуется как “имманентно присущее языку семантическое свойство выражать системой своих средств эмоциональность” (Шаховский, 1987:24), или же “лингвистическая характеристика текста как совокупность языковых средств, способных произвести эмоциогенный эффект (Маслова, 1997:20), или "совокупность языковых средств, отражающих эмоциональную картину мира автора" (Павлючко, 1998:117). Эмотивность, лежащая в основе экспрессии текста, является неотъемлемым структурным компонентом построения и воссоздания (всякий раз в процессе чтения) смысловой его сферы.

Не менее важна для адекватного эмоционального общения и "компетенция языковых личностей в области так называемого body language of emotions, т.е. владение авербальным кодом эмоций" (Шаховский, 1998:80). Эмоциональное понимание авторского замысла в политической карикатуре возможно не только через вербализованные эмоции или мысли-эмоции персонажей (как это происходит в произведениях художественной литературы), но также через прочтение авребального кода эмоций. В тексте  карикатуры эмотивные смыслы опредмечиваются как через языковые единицы, так и через изображение жестов, элементов мимики и телодвижений, отражающих некоторые универсальные эмоции, такие как гнев, радость, страх и т.д.

Эмотивная функция политической карикатуры заключается в демонстрации различных эмотивных смыслов и с помощью них воздействии на эмоции адресата. Опрос реципиентов показывает, что эти эмоции не всегда носят позитивный характер, адресат при прочтении политической карикатуры может также испытывать эмоции сожаления, грусти.

В большинстве карикатур буквенный текст может выполнять функцию коррекции и уточнении эмотивного смысла, представленного графикой, или дублировать его. Исключение представляют карикатуры, в которых графика не несет основной смысловой нагрузки, а выступает фоном (№).

Политическая карикатура не всегда, но часто выполняет  иллюстративную функцию, выступая в качестве приложения к буквенному тексту газетной или журнальной статьи. Однако, креолизованный текст карикатуры, обладающий смысловой самостоятельностью, нельзя приравнивать к собственно иллюстрации, которой не свойственна автономность.

Все функции, выполняемые политической карикатурой, являются частным проявлением основных функций политического дискурса, рассмотренных выше.

Социальная функция политической карикатуры отражает контролирующую и побудительную функции политического дискурса.

Функция культурной памяти, творческая, и иллюстративная функции политической карикатуры входят в поле таких функций  политического дискурса, как функции интерпретации и ориентации, то есть отвечают за создание "языковой" и "околоязыковой" реальности поля политики и обеспечивают существование в данной реальности.

Сатирическая и эмотивная функции политической карикатуры являются отражением сразу нескольких основных функций политического дискурса: агональной, контролирующей и побудительной функций, а также функций интерпретации и ориентации.