2.6 Жанрообразующие признаки политической карикатуры.

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 

Параметры модели речевого жанра, предложенные Т.В. Шмелевой (1998) применимы при интерпретации политической карикатуры. Данная модель речевого жанра состоит из шести содержательных и одного формального признака. К содержательным признакам относятся: (1) коммуникативная цель жанра, (2) концепция автора, (3) концепция адресата, (4) событийное содержание, (5) фактор коммуникативного прошлого, (6) фактор коммуникативного будущего. Седьмым, формальным признаком, является языковое воплощение. Последний параметр применительно к политической карикатуре, являющейся креолизованным текстом, представляется недостаточным, так как графическое (неязыковое, невербальное) воплощение также несет важную смысловую нагрузку и может рассматриваться как один из жанрообразующих признаков. Таким образом, выявляя основные жанровые характеристики политической карикатуры, мы руководствуемся шестью содержательным признаками и  одним формальными, представленным комбинацией языкового воплощения с графическим. Языковое и графическое воплощение реализуются одновременно, в некоторых случаях дублируя друг друга.

Рассмотрим жанрообразующие признаки политической карикатуры.

Коммуникативная цель жанра политической карикатуры состоит в осмеянии и острой сатирической критике известных политических деятелей и значимых событий в сфере политики, в манипулировании общественным сознанием, например, путем создания или развенчивания определенного образа политика.

Концепция автора предполагает, прежде всего, критическое или негативное отношение художника (или газеты/журнала, заказывающего работу) к изображаемым на карикатуре политическим событиям и их участникам, а также его желание представить персонажей в комической манере.

Концепция адресата подразумевает, что адресат владеет необходимым фоновыми знаниями, в том числе информацией о политических событиях "текущего дня", знает основных действующих политиков, как в своей стране, так и в мировом масштабе. Такое знание при прочтении карикатуры позволяет адресату оценить работу художника и посмеяться вместе с автором над сюжетом. Адресат – народные массы,  способен подчиниться воздействию автора, направленному либо на создание в общественном сознании конкретного образа политика, либо на развенчание политических деятелей, и выразить солидарность с автором в его критической оценке политических событий. Создание конкретного имиджа одного политика и развенчание представителей оппозиционных сил может происходить одновременно в одной и той же политической карикатуре. Предполагается, что в условиях демократического общества адресат – объект осмеяния демонстрирует  позитивное отношение к подобной критике со стороны средств массовой информации и отдельных лиц, которые, в частности, могут быть представлены читателями политической прессы.

Событийное содержание. В этом аспекте рассматривается:

Воздействие на эмоции адресата, представленного массовой аудиторией. При прочтении политической карикатуры он испытывает с одной стороны, чувство сожаления или горечи за то, что происходит в реальной политической жизни, с другой стороны,  чувство радости за то, что политики в своеобразной манере наказываются карикатуристами, изображающими их в искаженном виде, совершающими нелепые поступки. Предполагается также воздействие на эмоции адресата – объекта осмеяния политической карикатуры, он должен испытывать чувство недовольства или раздражения, так как критика направлена в его адрес. Однако это не обязательно подразумевает демонстрацию недовольства.

Cообщение (в комической форме) а) об происходящем политическом событие, б) об уже произошедшем (чаще всего художник обращается к недавним событиям, так как общество еще не успело их забыть, а также к прецедентным феноменам (не обязательно политического характера). Обращение к прецедентным феноменам в рамках политической карикатуры обусловлено спецификой смехового жанра данного произведения, который является воплощением карнавального сознания, описанного М.М. Бахтиным (1986; 1996).  Тема текста политической карикатуры всегда характеризуется злободневностью, так как представляет собой реакцию на актуальные политические события. В научной литературе карикатура определяется как форма искусства, обычно, связанная с портретным изображением, характеризующаяся искаженным или преувеличенным представлением предмета с целью создания комического эффекта (ODA, 1995:92). В СЭС (1990:554) упоминается о соединении реального и фантастического в карикатуре, преувеличении и заострении характерных черт, неожиданном сопоставлении и уподоблении. Подчеркивается роль карикатуры в искусстве как основной формы изобразительной сатиры, которая часто обладает тенденциозной социально-политической направленностью, подвергающей осмеянию  какие-либо социальные, общественно-политические, бытовые явления, реальных лиц или характерные типы людей.

Большинство карикатур касаются отдельных важных тем, таких как избирательная кампания, вопросы войны и мира или коррупции в правительстве. В настоящее время политические скандалы, связанные с личной жизнью политиков, также являются богатым источником для вариаций на политическую тему в карикатуре. Отсутствие критики личной жизни политиков в СССР объяснялось тоталитарным режимом правления, а в США комментировать детали личной жизни, в частности, любовные похождения, считалось дурным тоном: "Most recently, political cartoonists have found great delight in joking about President Bill Clinton’s marriage infidelities. Cartoonists, along with the media in general, showed how the level of respect for the private lives of public people has changed over the years. Everyone in the media, for example, knew of President Kennedy's numerous affairs, but believed that they were personal and had no effect on the nation itself. When Clinton’s marriage difficulties arose, the media did not feel the same sort of restrictions. Political cartoonists created caricatures dealing with something that for so long was off limits: his private life. With this development, cartoonists were given a wider range of topics to deal with" (Hudzik, 1999).

Известно, что карикатура часто использует феномен преувеличенной похожести некоторых хорошо известных лиц или институтов для привлечения внимания. Таким образом, предметом жанра политической карикатуры является злободневное общественно-политическое событие (например, избирательная кампания или политический скандал, связанный с личной жизнью политика), отраженное в сатирическом изображении объектов, к нему причастных, а также в умышленно искаженном представлении их высказываний. А.В. Дмитриев отмечает многофункциональность карикатуры, которая, являясь формой невербального общения, служит одновременно политическим оружием и средством выражения политических требований (Дмитриев, 1998).

Р. Моррис рассматривает карикатуры, как проявления карнавальности в политической коммуникации. Он сравнивает карикатуру с цирком, поскольку в ней, также как и в настоящем цирке, происходит комическая инверсия социальных правил (норм), правители представлены дураками и клоунами, их тяжкий труд и затраты энергии приводят к ничтожному результату (Morris, 1995:131). Применительно к исследованным им карикатурам, Р. Моррис выделяет ряд правил действующих в карикатуре:

изображение высоких должностных лиц,

изображение тех средств, к которым они обращаются, убеждая в чем-либо народ,

критика несоответствия больших растрат энергии,  ресурсов, с одной стороны, и ничтожного результата, с другой,

критика острых, продолжительных дебатов по принципам, которые красиво звучат, но не имеют никакой практической ценности и препятствуют решению более серьезных вопросов  (Morris, 1995:131-134).

Как показывает настоящее исследование, данные правила могут быть реализованы одновременно в одной карикатуре, но это не обязательное условие для всех политических карикатур. В некоторых карикатурах действительно только одно, два правила, но не все одновременно. Более того, мы считаем, что данный набор правил может быть уточнен и дополнен. Например, первое из перечисленных правил не всегда действительно, поскольку нередко главными персонажами политической карикатуры выступают должностные лица, изображенные стереотипно, схематически, например изображение "рядовых" депутатов, "рядовых" чиновников. Но, несомненно, излюбленными героями политических карикатур все же являются президенты или очень известные политики.

Необязательность реализации в политической карикатуре всех предлагаемых Р. Моррисом (1995) правил, а также возможность их дополнения, вариаций и замен объясняется, на наш взгляд тем, что жанры неформальной политической коммуникации, к которым относится и политическая карикатура, не привязаны жестко к тому или иному политическому событию, (в отличие, например, от жанра голосования напрямую связанного с голосованием или референдумом). Они представляют собой индивидуальный отклик на то или иное событие. К событиям, которые обязательно привлекают внимание большинства карикатуристов и находят отражение в политических карикатурах, необходимо отнести политические скандалы, в том числе, связанные с личной жизнью известных политиков.

Фактор коммуникативного прошлого. С этой точки зрения этот жанр является вторичным или "реактивным", так как представляет собой реакцию на реальные события и решения, принимаемые в политическом мире. Реакция в данном случае обусловливается позицией художника, рассматривающего политику в целом через призму комического.

Фактор коммуникативного будущего предполагает возникновение у адресата, представленного массовой аудиторией, критического или негативного отношения к персонажам и событиям карикатуры (подобного отношению автора карикатуры к героям своего произведения). Данное отношение ведет к попаданию среднего обывателя, интересующегося политикой, под манипулятивное влияние сторонников одних политических сил, с одной стороны, и освобождению его от воздействия сторонников других политических сил на его мировоззрение, с другой стороны.

Языковое воплощение данного жанра находит свое место в использовании разнообразных стилистических средств в рамках карикатуры: цитации, квазицитации, аллюзии, авторского преобразования фразеологического оборота, каламбура, метафоры, иронии и антитезы.

Портретное изображение, аллюзия и квазиаллюзия на известных политических деятелей, а также аллюзия (квазиаллюзия) на события, происходящие на политической арене, представляют собой графическое воплощение жанра политической карикатуры. Изобразительный компонент политической карикатуры также часто содержит такие стилистические приемы, как метонимия, синекдоха, метафора, ирония, антитеза, анимализация, персонификация.

Анализ карикатур показывает, что данный тип текста нисколько не уступает вербальному художественному произведению с точки зрения использования в нем разнообразных стилистических приемов, которые имеют место, как в вербальном ряде, так и в видеоряде, что само по себе необычно и ведет к усилению подразумеваемого и прямо не выраженного смысла.

Рассмотрим используемые в карикатуре стилистические приемы более подробно.

Настоящее исследование выявило использование в вербальном ряду карикатуры каламбура (англ. pun) – стилистического оборота, игры слов, основанной на комическом обыгрывании созвучных слов или словосочетаний с несовместимыми значениями (Мороховский и др., 1991:197). Приемы создания каламбура весьма разнообразны: 1) многозначность слов и словосочетаний; 2) все виды омонимии; 3) сходство слов и словосочетаний по звучанию (Санников, 1995:56).

Так, в основу карикатуры № лег следующий каламбур–диалог между чиновниками:

Вы же Родину любите?!

Ой, только не сейчас – я так устал на работе…

Данный каламбур основан на многозначности слова "любить".

В основе другого примера лежит сходство слов обрез и обрезание (№) - представители силовых структур обращаются к обнаженному господину Березовскому с вопросом: "Разрешение на ношение обреза имеется?".

Карикатура № содержит каламбур, основанный на сходстве словосочетаний по звучанию – "С добром? Пожалуйста!".

Карикатура № представляет пример использования каламбура, базирующегося на игре разных значений слова cut (cut – порез, резание, и cut – сокращение, снижение) – фермер (символизирующий партию республиканцев) держит в руках топор, рассуждает о том, что индюку предстоит не отрезание шеи, а всего лишь уменьшение роста. Таким образом, каламбур может быть представлен одновременно вербальным и изобразительным компонентом. Еще одним примером использования каламбура является карикатура № с заголовком "Соло на трубе" и изображающая господина Черномырдин, балансирующего на газопроводной трубе.

Другой стилистический прием, к которому обращаются создатели карикатур – авторское преобразование фразеологической единицы (см. № ) Например, изменению подвергается устойчивое выражение – handsome is as handsome does, превращаясь в stupid is as stupid does, что подчеркивает грубую и неумную экологическую политику республиканцев. Или известная поговорка Если гора не идет к Магомету, то Магомет идет к горе преобразуется в Если гора не идет к Лукашенко….

Данный стилистический прием может быть использован только в рамках вербального компонента карикатуры, и встречается он нечасто.

В невербальном ряду политической карикатуры встречается такой стилистический прием, как синекдоха (англ. synecdoche), являющаяся разновидностью метонимии и заключающаяся в переносе наименования, основанном на взаимосвязи части и целого - часть выступает как целое, а целое выступает как часть (Мороховский и др., 1991:170).

Рассмотрим на примерах, как представлен данный прием в русской и американской политической карикатуре.

На карикатуре № высмеивается известный американский сенатор и его любовные похождение, приведшие к краху его карьеры. Статуя Свободы символизирует собой в данном произведении всю Америку, пострадавшую уже в метафорическом смысле от «любовной горячки» сенатора Пэквуда.

На карикатуре № следы поцелуев на лице сенатора Пэквуда выступает как символ его любовных похождений.

Животное панда, типичное для Китая, символизирует собой целую нацию (№).

Тюремная камера с надписью над дверью "Добро пожаловать в Беларусь!" в данном случае представляет собой всю Беларусь (№).

Игрушечный кораблик "Аврора" (№) выступает как символ партии господина Ампилова.

Необходимо отметить, что сами главы государств могут символизировать страны, которыми они руководят. Например, беременный президент Лукашенко в белом платье и в венке, произносящий фразу "А если папой будет не Ельцин, то кто-нибудь другой", является в данном случае символом своей страны (№).

Рассмотренные примеры показывают, что синекдоха не используется в вербальном компоненте карикатуры (хотя теоретически это возможно), но часто имеет место в изобразительном компоненте карикатуры.

Нередко авторы карикатур используют в своих произведениях метонимию (“перенос названия, который совершается не на основании сходства внешних или внутренних признаков прежней вещи или новой, а на основании смежности, то есть соприкасание вещей в пространстве или во времени” (Реформатский, 1967:86)). Так, на карикатуре № Б. Ельцин говорит Е. Примакову: "Прессу надо уважать!". В данном случае метонимия представлена только вербальным компонентом, однако, этот стилистический прием может иметь место и в изобразительной части карикатуры. Так в карикатуре № срубленный лес означает ухудшение экологической среды. Подобный прием используется и в карикатуре (№), где молот над головой олененка Бэмби означает угрозу окружающей среде.

Применение антитезы (англ. antithesis), как стилистического приема, состоящего в “соположении в синтагматической цепочке контрастных, противопоставленных понятий, образов, значений” (Мороховский и др., 1991:192) также имеет место в политической карикатуре.

В качестве примера можно привести карикатуру на президента Б. Клинтона и его политику в отношении Боснии (№ ). В данном случае в создании стилистического приема участвуют и вербальный, и изобразительный компоненты произведения. Критика основана на противопоставлении диаметрально противоположных признаков, которыми обладает один и тот же референт, Б. Клинтон. А именно, его политические убеждения, как противника каких-либо военных действий во Вьетнаме, как пацифиста, не желающего участвовать в войне в 1970 году, вступают в очевидное противоречие с его международной политикой в 1995 года, направленной на вмешательство правительства США во внутренние проблемы Боснии и на разрешение этого конфликта  военными силами.

Антитеза в изобразительном компоненте выражается в противопоставлении военной формы гражданской, а также знаку пацифиста на груди Б. Клинтона; неряшливый вид хиппи (длинные волосы, борода) противопоставлены аккуратной внешности военнослужащего. В вербальном компоненте противопоставляются фразы Hell yes, we’ll go! и Hell no, we won’t go!

При создании карикатур в большинстве случаев используется ирония, как стилистический прием. Но если в обычных художественных произведениях, ирония основана на противоречии между формой и содержанием, то в карикатуре, как разновидности креолизованного текста, этот стилистический прием строится на смысловом противоречии вербального компонента с изображением. Примером может послужить та же карикатура с Биллом Клинтоном в роли миротворца, где слово peacekeeper противоречит изображению одетого в военную форму американского президента (№ ). В другой карикатуре, где прецедентное высказывание "Не узнал! Богатым будешь" противопоставлено изображению нищего, просящего подаяния, к которому и обращена реплика №.

Самым распространенным стилистическим приемом в политической карикатуре, безусловно, является метафора, в частности, такие ее разновидности, как персонификация и анимализация.

Напомним, что метафора представляет собой вторичную номинацию, основанную на сходстве, общности (реальной или мнимой) объекта номинации с тем объектом, название которого переносится на объект номинации  (Мороховский и др., 1991). В когнитивной лингвистике под метафорой понимается "сложный когнитивный феномен, возникающий в результате взаимодействия двух смысловых комплексов – содержания /фокуса/ источника и оболочки /фрейма/ цели" (Баранов, 1991:185). В своей работе А.Н. Баранов отмечает, что в политике метафора выступает основным "поставщиком" альтернатив разрешения проблемных ситуаций (Баранов, 1991:190).

Применительно к карикатуре и ее стилистическим особенностям, образная метафора, апеллирующая к интуиции адресата, являющаяся поиском образа и смыслов нюансов, способом индивидуализации, вызывает наибольший интерес.

Мы утверждаем, что образная метафора в политической карикатуре может быть представлена по-разному, и представлять различную степень сложности при понимании.

В карикатуре №, к примеру, подпись «Yeltsin’s tomb» (могила Ельцина) и бутылка водки, в которой он лежит, как в гробу, являются комплексной метафорой. Однако, несомненно, изобразительный компонент здесь более ярок и может быть понят и без подписи.

Метафора может быть представлена только рисунком. Так, например, перепрыгивание президента Б. Ельцина со спины одного премьер-министра на спину другого имеет метафорическое значение, подвергающее острой критике частую смену премьер-министров в правительстве России (№). На другой карикатуре (№) Б. Клинтона поджаривают на вертеле, что является метафорой процесса по импичменту президента США.

Рисунок является самым распространенным способом использования метафоры в карикатуре, поэтому примеров можно привести бесчисленное множество.

Случаи использования метафоры исключительно в вербальном компоненте политической карикатуры встречаются редко, но, тем не менее, заслуживают внимания. В качестве примера приводится карикатура №, где царевна-лягушка произносит следующую фразу: "Политика - это большое болото! Поквакал и в тину".

Проведенный анализ показывает, что метафора в рисунке может быть использована для изображения: действия (см. № ), результата действия (см. №), материального объекта (см. № ), природного явления (см. №), метафорическое действие, объект, вещь или явление могут присутствовать в изобразительном компоненте карикатуры одновременно, оказывая комплексное воздействие на реципиента (см. №).

Вслед за А.Н. Барановым (Баранов, 1991:192) мы утверждаем, что некоторые карикатуры зарождаются именно на основе вербальных политических метафор. Так, по мотивам метафоры "предвыборная гонка" многие авторы карикатур изображают политиков как участников спортивных состязаний (забегов) (№). В вербальных политических текстах политики часто сравниваются с колодой карт, что, соответственно находит свое отражение и в политической карикатуре, где политические деятели представляются как тузы, валеты и короли №. Россия и отдельные политические партии часто сравниваются с каким-либо транспортным средством (кораблем, самолетом). Данная метафора часто применяется как вербальной, так и изобразительной частях политической карикатуры.

Иногда абстрактные понятия приобретают характеристики животных, и этот случай мы считаем целесообразным называть анимализацией по аналогии с персонификацией (англ. personification), когда абстрактным понятиям (ложь, грех, любовь) приписываются свойства и признаки живых существ (Мороховский и др., 1991:182). В качестве примера представим карикатуру (№ ), где моральный упадок в образе дятла подрывает, разрушает своим клювом основы американского общества, представленного в виде флага США и надписи «freedom». Другим примером служит карикатура №, где змея, символизирующая терроризм, обвивает планету Земля.

В политической карикатуре также используются такие приемы, как превращение человека или группы лиц в животное (см. № ), оживление неодушевленного предмета или трансформация одушевленного предмета в неодушевленный (см. № ), трансформация частей объекта, в том числе произведений искусства, культурных объектов, флага и т.д. (№ ).

Типичным приемом при создании карикатур также является использование различных стереотипов и символов: стереотип личности (красный нос, заплывшие глаза, опухшее лицо у алкоголика – № , представители Дома сумасшедших - №), социальный стереотип (богач - бедняк – см. № ), этнический/расовый стереотип (№ ), символ партии или идеологической группы (слон – республиканцы, осел – демократы, медведь – партия "Единство") (см. №).

Распространенным стилистическим приемом в политической карикатуре является аллюзия и ее разновидность, квазиаллюзия. В политической карикатуре аллюзия и квазиаллюзия используются для отсылки к разного рода прецедентным феноменам (политического и неполитического характера), что было подробно проанализировано в первой главе нашего исследования.

Аллюзия в карикатуре может быть выражена вербально или рисунком, возможно также использование комплексной аллюзии. Мы предлагаем называть компонент, носящий аллюзию, определять как индикатор аллюзии. Индикатор аллюзии является ключом, обращающим нас к фоновым знаниям, а значит, к пониманию карикатуры.

В зависимости от характера источника, к которому обращаются авторы политических карикатур, мы встречаем следующие виды аллюзий: библейские аллюзии (см. № ), мифологические аллюзии (см. № ), литературные аллюзии (№ ), исторические аллюзии (см.  № ), бытовые аллюзии (см. № ), аллюзии на кинофильмы и мультфильмы, рекламные ролики и телепередачи (см. №).

Рассмотрим разные типы аллюзий в российской, американской и английской политической карикатуре.

библейские аллюзии:

(№ ) – Квазиаллюзия на библейский сюжет, историю о Давиде и Голиафе, составляется основу этой карикатуры. Слон, символ партии Республиканцев, изображен как испуганный, предчувствующий свое поражение, великан Голиаф, а техасский биллионер Росс Перо – как мальчик Давид, готовящий свое оружие. Соположение реальных персонажей и реальной ситуации с героями ПТ (Давид и Голиаф) приводит к возникновению комического эффекта: актуализированный набор ассоциаций, закрепленный за данным текстом вступает в "стилистическое" противоречие с реальной ситуацией и реальными персонажами.

Индикатором аллюзии является видеоряд.

В данном случае необходимо знание символа партии Республиканцев (слона), необходима лингвистическая и политическая пресуппозиция, а именно, знание аббревиатуры для обозначения партии Республиканцев - GOP, знание политической ситуации. Росс Перо, богатый предприниматель из штата Техас, объявил о создании собственной Независимой партии, что, очевидно, не понравилось, и, судя по позе, выражению лица и восклицанию Слона “Not again!”, даже напугало, Республиканцев. В метафорическом смысле камень, который поднимает Перо и который «полетит» в сторону партии Республиканцев, представляет собой проект создания новой партии, серьезной оппозиции и политического противника.

Вербальный компонент, заключенный в надписях на персонажах и в коротком восклицании, дублирует изобразительный компонент. Наблюдается полная содержательная зависимость вербального компонента от рисунка.

№ - В данной карикатуре выявляется аллюзия на известный библейский сюжет, повествующий и событиях, произошедших в Содоме и Гоморе. В беседе с Господом Богом и ангел заявляет о своем протесте против неадекватного применения силы в этих двух городах. Социальный статус священнослужителей, святых, самого Бога и ангелов (если правомерно говорить о каком-либо социальном статусе в случае последних) предполагает особое поведение и манеру говорить. Политическое "заявление-протест" ангела противопоставляется его социальному статусу, не предполагающему подобных действий. Подобное стилистическое противоречие приводит к возникновению комического эффекта.

Данная карикатура также отсылает нас к событиям, связанным с военными действиями в Чечне, в частности, с протестом, выраженным многими иностранными государствами и касающимся политики России по отношению к Чечне.

Индикатором аллюзии выступает вербальный ряд карикатуры, без которого она собственно не может быть адекватно интерпретирована.

мифологические аллюзии:

(№ ) На карикатуре, в виде слона, изображена партия республиканцев GOP - Grand Old Party, их бюджетная программа и ее последствия. Многие, в том числе и Билл Клинтон, обвинили республиканцев и их программу в жестких мерах достижения баланса в бюджете, например, сокращение поступлений на социальные программы. Два персонажа, один из которых выступает как собирательный образ бедных людей, проткнутых длинным, тяжелым бивнем, а второй олицетворяет богатых людей, собирающих дары из рога изобилия.  Такова, по мнению автора карикатуры, политика республиканцев.

Рог изобилия является в данном случае аллюзией на мифологический сюжет, а точнее, на прецедентный текст (миф о рождении Зевса, где в благодарность за заботу о себе он возносит козу Амалфею на небо в виде созвездия Козерога и превращает один из ее рогов в Рог Изобилия, в котором всегда по желанию его владельца появляется любая еда и питье). Индикатором аллюзии выступает рисунок. Уничтожение бедных и поддержка богатых в рисунке являются метафорой, представленной действием.

Вспомогательные надписи помогают нам понять ситуацию в целом, но вербальный компонент, несмотря на смысловую самостоятельность, не может быть правильно понят без изобразительного компонента. Интерпретация рисунка практически не зависит от присутствия в произведении вербального компонента, так как последний лишь дублирует рисунок. Смысл карикатуры можно понять, исходя только из рисунка, если реципиент обладает необходимыми фоновыми знаниями, знаком с символом американской партии республиканцев (Слоном), а также с бюджетной политикой этой партии.

№ Данное произведения является политическим коллажем, разновидностью политической карикатуры. Индикаторами квазиаллюзии выступают одновременно вербальный и изобразительный компоненты коллажа. Автор делает отсылку к известным древне - греческим и древне - римским произведениям искусства, и как следствие к мифам, на основе которых и создавались скульптуры. В карикатуре представлены фото - копии статуй Аполлона, Афродиты и других известных скульптур, отличающихся от оригиналов лишь лицами. Все они имеют лица ведущих российских политических деятелей – кандидатов в президенты страны.

Легко узнаваемая голова Шамиля Басаева (Горгоны) в руках Персея - Путина метафорически представляет отношения между Россией и чеченскими террористами.

Вербальный элемент, дублируя рисунок (на каждой скульптуре имеется табличка с комментирующей надписью, например, Персей с головой Горгоны), одновременно отсылает нас к реальным политическим событиям в России (Амфора для голосования, Мальчик, вынимающий занозу из Избиркома).

Комический эффект достигается с помощью соположения реальных людей с вымышленными персонажами и наложения черт и качеств одних на фигуры других.

исторические аллюзии :

На карикатуре № представлена острая сатира на тех предпринимателей США, которые своей деятельностью полностью подчинили себе экономику и внутреннюю политику страны в период с 1880 по 1890 годы. Ситуация в стане становилась угрожающей, так как крупный бизнес был заинтересован лишь в собственных доходах, прибыли и благополучии. Экономика страны расшатывалась, цены росли, а вместе с ними и владельцы трестов, которые изображены на карикатуре великанами с огромными животами: живот “сахарный трест”, живот “железный трест” и тому подобные ненасытные животы – тресты. Величина этих членов Конгресса по сравнению с обыкновенными людьми очевидна, что указывает на их вес в Конгрессе, на их влияние на политическую и экономическую жизнь страны. Надпись над ними “This is a Senate of the monopolists, by the monopolists and For the monopolists!” (“Это сенат монополистов, создан ими и для них!”) является квазицитацией Геттисбергского обращения А.Линкольна – “This is a government of the people, by the people and for the people!”. Согласно этой надписи на карикатуре, все остальные являются в буквальном смысле “мелкими сошками”. Таким образом, аллюзия на прецедентную ситуацию (выступление А. Линкольна) и прецедентное имя (А. Линкольна) осуществляется с помощью прецедентного высказывания. Комический эффект достигается искажением оригинального высказывания.

Вербальный компонент в  данном случае зависит от изобразительного в плане содержания и не может быть правильно истолкован без наличия изображения. Квазицитация высказывания А. Линкольна  является ключом к пониманию карикатуры.

№ Данная карикатура представляет фрагмент партийного съезда, где Лукашенко произносит следующую фразу: "Учитесь, учитесь и учитесь!", что является квазицитацией прецедентного высказывания "Учиться, учиться и учиться, как завещал великий Ленин!". С помощью квазицитации осуществляется аллюзия на ту прецедентную ситуацию, когда у руля власти в России находилась коммунистическая партия, и на прецедентное имя – В.И. Ленина. Таким образом, индикатором аллюзии выступает вербальный компонент карикатуры. В произведении проводится параллель между политикой коммунистов начала и середины века и политическими действиями и убеждениями президента Беларусии – Лукашенко.

Несмотря на относительную независимость, вербальный компонент не может быть адекватно и полно истолкован без соотнесения его с рисунком.

Комический эффект возникает из соположения реального персонажа (Лукашенко) с прецедентным именем (В.И. Лениным) и тем набором характеристик, которые свойственны последнему.

бытовые аллюзии:

Карикатура № критикует личную жизнь сенатора Пэквуда, который прославился на всю страну своими любовными похождениями. Изобразительный ряд в данном случае преобладает, главное действующее лицо и его мысли представляют видеоряд, а вербальный компонент является дополнением, комментарием к рисунку и может быть правильно истолкован только вместе с изобразительным компонентом. Наблюдается частичная содержательная зависимость вербального компонента от изобразительного.

Карикатура основана на бытовой аллюзии. Автор осуществляет отсылку к журналу «Плейбой» через изображение эмблемы журнала (профиля кролика), которая изображена как функционально равноправный член в ряду символов, означающих различные политические партии. Эта идея подтверждается и вербально: “Вечный оптимист, сенатор Пэквуд, обыгрывает идею о третьей политической партии”. Комический эффект достигается посредством постановки в один ряд разнопорядковых единиц.

Карикатура № поднимает проблему, связанную с возрастанием  роли и влияния олигархов в российской политической и экономической жизни. Отсылка к автомобилю марки "Мерседес" происходит путем изображения его эмблемы, что и представляют собой бытовую аллюзию. Однако изобразительный ряд не может быть адекватно интерпретирован без поддержки вербального ярда. Вербальный ряд объясняет изобразительный: фраза "..А он из этих…из олигархов…", произносимая охранниками, объясняет, почему на тележке заключенного находится эмблема автомобиля "Мерседес".

Комический эффект достигается за счет использования антитезы, заключающейся в противопоставление убогой тюремной тележки и эмблемы дорогого и модного автомобиля.

Индикатором аллюзии является изобразительный ряд.

Аллюзии на кинофильмы и мультфильмы наиболее популярны среди создателей политических карикатур.

Так, карикатура № представляет собой острую критику политики и позиции сепаратистов в Квебеке, очередной раз проигравших при голосовании за независимость Квебека от Канады и требующих следующего голосования.

Автор использует в карикатуре отсылку на героя известного американского художественного кинофильма, Форреста Гампа (Forrest Gump), придавая персонажу карикатуры портретную схожесть и изображая его в точно такой же позе, что и Форрест Гамп в начале фильма (сидящего на скамейке с коробкой конфет в руках). Герой фильма Форрест Гамп выступает здесь как прецедентное имя, а одноименный фильм – как прецедентный текст. Автор использует отсылку (аллюзию) на ПТ через портретное изображение героя данного текста. Подпись под карикатурой также является отсылкой к названию фильма и его главному герою. Forrest Gump заменяется похожим словосочетанием Federal Gump – что является квазиупоминанием. Таким образом, прецедентное имя выступает как символ прецедентного текста.

Подобный стилистический прием направлен на формирование вполне определенного отношения к персонажу карикатур (представителю сепаратистов), а именно, как умственно отсталому человеку (75 % IQ), каким является Форрест Гамп в соответствии с сюжетом фильма. Графически выделено слово separate во фразе, произносимой главным героем: “Выборы в Квебеке напоминает коробку шоколадных конфет… Они становятся приятными и мягкими, как только вы отделите орешки”. Таким образом, автор карикатуры подчеркивает неумную политику сепаратистов.

И вербальный, и изобразительный компонент являются индикаторами аллюзии. Наблюдается полная содержательная зависимость изображения от вербального компонента, а видеоряд может быть правильно истолкован только при наличии рисунка.

В карикатуре № содержится отсылка к факту прослушивания телефонных разговоров Б. Ельцина и его семьи господином Березовским, являвшимся на момент публикации карикатуры секретарем СНГ. Березовский изображен с огромными ушами, похожими одновременно на магнитофонные бобины и на уши известного мультипликационного персонажа Чебурашки. Украшение Б. Березовского ушами Чебурашки представляет собой квазиаллюзию на серию мультфильмов про Чебурашку. Фраза "Теперь я Чебурашка, а все вокруг – дворняжки" представляет вербальный ряд карикатуры и также отсылает нас к мультфильму. На наш взгляд, вербальный ряд дублирует изобразительный, то есть изобразительный ряд обладает относительной автономностью, и смысл карикатуры может быть адекватно интерпретирован без поддержки вербального ряда.

Комический эффект достигается путем сопоставления реально существующего политика и вымышленного персонажа, и наделения реального лица атрибутами вымышленного.

Индикатором аллюзии выступают как видеоряд, так и изобразительный

ряд.

Выводы по второй главе.

Жанр политической карикатуры находится на стыке нескольких типов дискурса (политического, художественного и дискурса масс-медиа). Политическая карикатура также входит в пространство смехового (комического или юмористического) дискурса.

Истоки карикатуры восходят к античной культуре, она встречается в средневековом искусстве и народном творчестве. Расцвет политической карикатуры как жанра связывается с периодами крупных общественных конфликтов, с эпохами наибольшей активности народных масс. Диктаторство ограничивает, а демократические режимы напротив содействуют творчеству карикатуристов.

Разновидностью карикатуры является коллаж, определяемый как способ художественной типизации, использование средств шаржа, гротеска и фотографии для тенденциозного преувеличения и сатирического изображения, дающего критическую оценку каким-либо общественно-политическим и бытовым явлениям или конкретным лицам и событиям.

Политической коллаж совпадает с рисованной политической карикатурой по теме (политика), по коммуникативной цели (сатирическое осмеяние политических деятелей и событий) и имеет того же адресата, что и рисованная политическая карикатура. Коллаж отличается от карикатуры по фактуре. Рисованная карикатура в отличие от коллажа отличается большей степенью абстрактности.

Как и другие смеховые жанры политического дискурса (частушка, анекдот, памфлет, пародия) политическая карикатура способствует утверждению или разрушению существующих в обществе стереотипов, разоблачению социально-политических мифов, критическому осмыслению прошлого с учетом  настоящего. Сходство политической карикатуры с частушкой, анекдотом и пародией обусловлено общей коммуникативной целью, заключающейся в сатирическом осмеянии политических событий и политических деятелей, а также в манипулировании общественным сознанием, например, путем создания или развенчивания определенного образа политика.

Политическая частушка в отличие от карикатуры обладает национальным характером, она входит только в сферу российского политического дискурса. Частушка может выступать как часть креолизованного текста карикатуры.

В политической пародии в качестве прототипа обыкновенно выступает известный политический деятель, особенности его речи, мимики, жестикуляции, стиль проведения в жизнь своих политических убеждений. Персонажами политической карикатуры не обязательно выступают конкретные политические деятели (ее героем может быть и стереотипный образ политика или же некая политическая ситуация).

Важной составляющей всех четырех рассматриваемых жанров выступает  развлекающий компонент, который также может выполнять  убеждающие функции. Респонсивный характер политической карикатуры определяется как один из ее жанрообразующих признаков (фактор коммуникативного пошлого) и сближает ее со смеховыми жанрами политической частушки, пародии и анекдота. Все рассматриваемые смеховые жанры являются вторичными, периферийными жанрами политического дискурса. Общим для всех этих жанров является  их недолговечность, поскольку они являются реакцией на актуальные злободневные события.

Комический эффект, характерный всех рассматриваемых смеховых жанров, чаще всего основан на эффекте обманутого ожидания. Важной общей чертой также выступает отсылка к прецедентным феноменам (своей или мировой культуры) и дексакрализация принятых в культуре норм и ценностей, что требует наличия необходимых фоновых знаний у реципиентов для адекватного понимания произведений данных жанров.

Краткость текста политической карикатуры сближает ее с политическим анекдотом и частушкой, но отличает ее от жанра политической пародии.

Отличие политической карикатуры от жанров политической частушки, пародии и анекдота заключается в несовпадение канала передачи информации. Совпадение канала передачи для данных жанров возможно в настоящее время только в пространстве Интернета.

Основной функцией политической карикатуры является сатирическая функция, заключающаяся в способности создавать сатирический эффект посредством развенчания, разоблачения и осмеяния значимых для представителей определенной культуры общественно-политических явлений.

Социальная функция текстов политических карикатур призвана формировать и регулировать общественное политическое сознание. Разновидностью социальной функции является манипулятивная функция: политическая карикатура может служить средством развенчивания тщательно создаваемых имиджей и масок, создавая при этом другие.

Политическая карикатура служит не только передатчиком некоторого сообщения, но и генератором новых идей, то есть выполняет  творческую функцию.

Функция культурной памяти, свойственная политической карикатуре, заключается в сумме контекстов, определенным образом инкорпорированных в тексте, и в которых данный текст приобретает осмысленность.

Эмотивная функция политической карикатуры заключается в демонстрации различных эмотивных смыслов и с помощью них воздействии на эмоции адресата. Адресат при прочтении политической карикатуры может испытывать как позитивные, так и негативные эмоции. В большинстве карикатур буквенный текст может выполнять функцию коррекции и уточнении эмотивного смысла, представленного графикой, или дублировать его. Исключение представляют карикатуры, в которых графика не несет основной смысловой нагрузки, а выступает фоном.

Политическая карикатура может выполнять иллюстративную функцию, выступая в качестве приложения к буквенному тексту газетной или журнальной статьи.

Все функции, выполняемые политической карикатурой, являются частным проявлением основных функций политического дискурса, рассмотренных выше. Социальная функция политической карикатуры отражает контролирующую и побудительную функции политического дискурса. Функция культурной памяти, творческая, и иллюстративная функции политической карикатуры входят в поле таких функций  политического дискурса, как функции интерпретации и ориентации. Сатирическая и эмотивная функции политической карикатуры являются отражением агональной, контролирующей и побудительной функций, а также функций интерпретации и ориентации.

Концепция автора политической карикатуры предполагает критическое или негативное отношение художника (или газеты/журнала, заказывающего работу) к изображаемым на карикатуре политическим событиям и их участникам, а также его желание представить персонажей в комической манере. Концепция адресата политической карикатуры подразумевает, что адресат владеет необходимым фоновыми знаниями, в том числе информацией о политических событиях "текущего дня", знает основных действующих политиков, как в своей стране, так и в мировом масштабе.

Событийное содержание представляет собой сообщение (в комической форме) о текущем политическом событие, или об уже произошедшем (чаще всего художник обращается к недавним событиям, так как общество еще не успело их забыть, а также к прецедентным феноменам). Событийное содержание политической карикатуры предполагает воздействие на эмоции адресата, представленного массовой аудиторией и на эмоции адресата – объекта осмеяния политической карикатуры.

Предметом жанра политической карикатуры является злободневное общественно-политическое событие (например, избирательная кампания или политический скандал, связанный с личной жизнью политика), отраженное в сатирическом изображении объектов, к нему причастных, а также в умышленно искаженном представлении их высказываний.

Фактор коммуникативного будущего (как один из жанроообразующих признаков политической карикатуры) предполагает возникновение у адресата, представленного массовой аудиторией, критического или негативного отношения к персонажам и событиям карикатуры (подобного отношению автора карикатуры к героям своего произведения). Данное отношение ведет к попаданию среднего обывателя, интересующегося политикой, под манипулятивное влияние сторонников одних политических сил, с одной стороны, и освобождению его от воздействия сторонников других политических сил на его мировоззрение, с другой стороны.

Языковое воплощение данного жанра находит свое место в использовании разнообразных стилистических средств в рамках карикатуры: цитации, квазицитации, аллюзии, авторского преобразования фразеологического оборота, каламбура, метафоры, иронии и антитезы.

Портретное изображение, аллюзия и квазиаллюзия на известных политических деятелей, а также аллюзия (квазиаллюзия) на события, происходящие на политической арене, представляют собой графическое воплощение жанра политической карикатуры. Изобразительный компонент политической карикатуры часто содержит такие стилистические приемы, как метонимия, синекдоха, метафора, ирония, антитеза, анимализация, персонификация. Анализ карикатур показывает, что креолизованный текст нисколько не уступает вербальному художественному произведению с точки зрения использования в нем разнообразных стилистических приемов, которые имеют место, как в вербальном ряде, так и в видеоряде, что само по себе необычно и ведет к усилению подразумеваемого и прямо не выраженного смысла.