Экономика интересует?

instagram.com
instagram.com
ahmerov.com
загрузка...

1.5 Типология речевых жанров

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 

Проблема изучения многообразия жанровых форм и построения типологии речевых жанров остаётся актуальной для жанроведения. Эту проблему затрагивал ещё М.М. Бахтин. Разнообразие человеческой деятельности обусловливает набор и характер речевых жанров в конкретной сфере деятельности. М.М. Бахтин подчёркивает также большую разнородность речевых жанров, среди которых можно назвать все литературные жанры, а также жанры бытовые, жанры делового, научного, публицистического стиля и т.д. В одном ряду, следовательно, рассматриваются жанры функционально разнородные, бытующие как в письменной, так и в устной форме, не совпадающие по размеру и объёму. Все эти факторы затрудняют исследование жанровых форм и не способствуют появлению стройной теории жанров [Бахтин 1979]. Проблема классификации жанров, таким образом, остаётся актуальной для современной лингвистики.

Разнородность жанров объясняет проблему выбора адекватного основания для построения типологии РЖ. М.М. Бахтин делит жанры на первичные (простые) и вторичные (сложные). Первичные складываются в условиях непосредственного речевого общения. К ним учёный относит реплики бытового диалога, бытовой рассказ или письмо. Эти жанры служат базой, основой для жанров вторичных, в которых они перерабатываются и трансформируются. Вторичные жанры возникают в условиях более сложного общения – художественного (романы, драмы), общественно-политического (различные публицистические жанры), научного (научные исследования) и т.п. [Бахтин 1979].

В современном жанроведении представлено несколько классификаций, построенных на  различных основаниях. С нашей точки зрения, ни одна из них по-прежнему не может претендовать на универсальность, но это объясняется объективными причинами – само классифицируемое явление слишком неоднозначно. Рассмотрим некоторые из этих классификаций.

Можно выделить принципы, которые чаще всего служат основой отдельных типологий РЖ. К таковым следует отнести структурно-семантический критерий и функционально-коммуникативный критерий.

М.Ю. Федосюк ориентируется на структурно-семантический критерий и выделяет элементарные и комплексные жанры. Под элементарным жанром он понимает минимальную единицу речевого общения (называя её «тематическим, композиционным и стилистическим типом текста»), неделимую на компоненты, которые сами могут выступать как жанры. К числу элементарных жанров он относит сообщение, похвалу, приказ или приветствие. Комплексные жанры состоят из нескольких таких элементарных жанров. М.Ю. Федосюк расширяет свою классификацию, выделяя в комплексных жанрах монологические (компоненты которых принадлежат одному адресанту, например, утешение, уговоры и т.д.) и диалогические (состоящие из реплик разных коммуникантов, например, беседа или ссора) [Федосюк 1996; Федосюк 1997].

Структурно-семантический критерий лежит в основе классификации К.Ф. Седова. Центральной единицей считается собственно речевой жанр, понимаемый как «достаточно длительная интеракция, порождающая диалогическое единство или монологическое высказывание, которое содержит несколько сверхфразовых единств» [Седов 2001а: 112]. Субжанром называются жанровые формы, представляющие собой одноактное высказывание, равные одного речевому акту (ср. с «элементарным жанром» М.Ю. Федосюка). Субжанры часто выступают в виде тактик во внутрижанровом взаимодействии. Выделяются макрообразования, состоящие из нескольких жанров, – гипержанры или гипержанровые формы. Отмечая нечёткость границ между отдельными жанрами, их способность к взаимопроникновению и образованию новых гибридных, переходных форм, К.Ф. Седов предлагает называть такие жанровые образования жанроидами [Седов 2001а].

Большинство классификаций ориентируется на функционально-коммуникативные характеристики жанров.

Т.В. Шмелёва выбирает основанием для своей типологии коммуникативную цель, считая её главным жанрообразующим признаком, и выделяет информативные, императивные, этикетные и оценочные РЖ. Информативные РЖ воплощают возможность различных операций с информацией (предъявление информации, запрос, подтверждение, опровержение и т.п.). Это самые простые жанры, они передают определённые сведения о действительности. Императивные жанры обращены к реальной действительности и должны содействовать осуществлению или неосуществлению событий действительности. Целью этикетных жанров является осуществление события или поступка, предусмотренного этикетом данного социума (извинения, благодарности, соболезнования, поздравления и т.д.). Оценочные РЖ предполагают влияние на социальное самочувствие и ценностные ориентиры адресата, они призваны изменить самочувствие участников общения; поступки участников общения соотносятся со шкалой ценностей, выработанной данным обществом [Шмелёва 1997].

Н.Д. Арутюнова рассматривает разные типы диалогов с точки зрения их целеориентированности и среди них выделяет

1) информативный диалог;

2) прескриптивный диалог;

3) обмен мнениями с целью принятия решений;

4) диалог, имеющий целью установление/регулирование межличностных отношений;

5) праздноречевые жанры (phatic discourse): а) эмоциональный; б) артистический; в) интеллектуальный

Праздноречевые жанры характеризуются несколькими признаками: они не имеют непосредственной цели, но очень важны как регулятор психического состояния людей, их взаимоотношений. Диалог 5а в приведенной классификации соответствует эмоциональному общению людей, которое даёт выход эмоциональным нагрузкам. Сюда относятся жалобы, сочувствия и т.д. В такой диалог вступают тогда, когда рассчитывают на моральную поддержку [Арутюнова 1992].

Важным основанием для разделения жанров служит оппозиция фатики и информатики.  К информативным жанрам относятся те, в которых говорящий передаёт новую для слушателя информацию. Фатическими жанрами называются те, в которых суть общения не в передаче информации, а в выражении разнообразных взаимоотношений между участниками коммуникации [Дементьев 1995; Дементьев 1997б; Седов 2000].

Выделение двух противоположных полюсов в пространстве речевого поведения принадлежит Т.Г. Винокур. Она отмечает, что речевое поведение людей, выполняющих информативную задачу, представлено в виде речевого акта, интенция осуществить который направлена на сообщение. А речевое поведение людей, выполняющих фатическую задачу, подразумевает наличие речевого акта, «интенция осуществить который нацелена на сам этот акт как на предпочтительный в высокоразвитом обществе способ вступления в общение» [Винокур 1993а: 109].

Нужно отметить, что понятие фатической коммуникации впервые встречается у Б. Малиновского («фатическое общение» в его терминах) и понимается как разновидность речи, помогающей установить дружеские отношения между общающимися. Р. Якобсон говорил о фатической функции языка, отводя ей проверочную роль в рамках теории информации. Она реализуется в сообщениях, направленных на установление, поддержание или прерывание контакта. С её помощью отправляющий сообщение проверяет, работает ли канал связи, и привлекает внимание получателя информации.

Высказывание не может выполнять какую-то одну функцию. Мы можем говорить лишь о доминирующей функции. В реальной коммуникации нет чистой фатики или чистой информатики; можно говорить о жанрах преимущественно фатических или преимущественно информативных [Винокур 1993а; Седов 2001а; Дементьев 1995; Дементьев 2000].

Доминирующая функция фатики – вступить в речевое общение. Общая задача фатического речевого поведения определяется как говорение с целью высказаться и встретить понимание [Винокур 1993а; Винокур 1993б]. Поскольку фатическое общение имеет установку на речевой контакт, на контактоустановление и поддержание с собеседником речевых и социальных отношений, на их регулирование, то к области фатики следует отнести речевой этикет, «пустую» бытовую речь, «болтовню», жанры «праздноречевые» (по Н.Д. Арутюновой), заполнение пауз и т.д. [Формановская 1998].

В качестве типичных признаков языкового воплощения фатического общения называются тематическая свобода и тривиальность тем, наличие клише и формул речевого этикета, диалогическая форма общения, разговорность стиля и т.д. [Дементьев 1995].

Противопоставление фатики и информатики лежит в основе типологии РЖ, созданной В.В. Дементьевым [Дементьев 1997б]. Исследователь основное внимание уделяет фатическим речевым жанрам (ФРЖ), указывая на их меньшую изученность по сравнению с информативными речевыми жанрами. На основании степени косвенности (непрямоты) коммуникации, а также в зависимости от типа общения между собеседниками (конфликтного или кооперативного, диссонанса или унисона), выделяются пять разновидностей фатических жанров:

1) ухудшающие межличностные отношения в прямой форме (оскорбления, обвинения, ссоры);

2) улучшающие межличностные отношения в прямой форме (признания, комплименты, разговоры по душам);

3) ухудшающие межличностные отношения в косвенной форме (ирония, издёвка, колкость);

4) улучшающие межличностные отношения в косвенной форме (шутка, флирт);

5) праздноречевые жанры (или так называемый small talk) без изменения отношений со степенью косвенности ½, отношения здесь не улучшаются и не ухудшаются, а сохраняются [Дементьев 1997б; Дементьев 2000].

Выделение ФРЖ по принципу «прямоты» vs. «непрямоты» выражения речевого замысла позволяет В.В. Дементьеву говорить о явлении «косвенного речевого жанра» как явлению непрямой коммуникации [Дементьев 2000; Дементьев 2003]

При классификации информативных речевых жанров В.В. Дементьев ориентируется на уже изложенную выше типологию диалогов Н.Д. Арутюновой, выделившей, в частности, информативный диалог, прескриптивный диалог и обмен мнениями с целью принятия решений. Кроме того, среди информативных РЖ им выделяются личностно-релевантные и личностно-нейтральные [Дементьев 1997б].

О.Б. Сиротинина предлагает разграничивать термины «речевой жанр» и «риторический жанр». Она указывает на то, что в рамках обиходно-бытовой сферы общения жанры могут различаться по степени планирования высказывания адресантом. Иногда для достижения целей коммуникации говорящий стремится как можно тщательнее выразить мысль и использует для этого наиболее эффективные средства. Имеет место сознательное планирование и употребление тех или иных средств (например, подчёркнутая вежливость просьбы, подчёркнутая императивность приказа и т.п.). В этом случае мы можем говорить о риторическом жанре. В отличие от них, речевой жанр характеризуется отсутствием специально спланированного, сознательного использования построения речи и употребления в ней определённых языковых средств [Сиротинина 1999].

Говоря о противопоставлении риторических и нериторических жанров, К.Ф. Седов замечает, что риторические жанровые формы предполагают наличие у языковой личности осознанных умений и навыков в области языкового оформления высказывания в соответствии с ситуацией общения. Он уподобляет эти «умения и навыки» умению создавать художественные, деловые и научные тексты [Седов 2001а].

Встречаются также классификации, сочетающие разные основания, учитывающие разные свойства жанров.

Станислав Гайда составил типологию жанров, разделив их на три большие группы с двумя подвидами в каждой:

Первая группа делится на простые и сложные жанры. Простые он называет типы иллокутивных актов (в терминах Дж. Остина и Дж. Серля), в названии которых отражено имя отглагольных существительных, значение которых и определяет речевое действие. Примерами таких РЖ можно считать угрозу, отказ, клятву и т.д. Сложные жанры представляют собой последовательность речевых актов, которая может также выполнять роль простых жанров (например, письмо может служить инструкцией или предостережением). Это деление близко оппозиции элементарных и комплексных жанров М.Ю. Федосюка.

Далее Гайда разграничивает примарные и секундарные жанры. Первые рождаются в условиях непосредственной коммуникации; они могут быть как простыми, так и сложными. Секундарные формируются в условиях высокоразвитой культурной коммуникации и, как отражено в названии, являются производными от примарных жанров и в свою очередь могут далее трансформироваться. К таким жанрам С. Гайда относит, например, дневник или дискуссию.

И, наконец, он выделяет тематические группы, которые делятся на  тематически неограниченные (такие как разговор или письмо) и тематически специализированные, к которым он относит, в том числе, соболезнование, благодарность и т.д.) [Гайда 1999]

М.В. Китайгородская и Н.Н. Розанова при построении жанровой типологии учитывают разные критерии. Во-первых, свою классификацию жанров они строят с опорой на некоторые функции языка и речи. При этом учитывается деление коммуникации на фатику и информатику. (Глобальное) коммуникативное намерение они понимают как выбор между фатическим и нефатическим общением. Этим противопоставлением исследователи не ограничиваются и выделяют следующие жанровые блоки:

1) информативные жанры;

2) фатические;

3) апеллятивные (а-собственно апеллятивные, б-прескриптивные);

4) поэтические (игровые) жанры;

5) метатекстовые жанры

[Китайгородская, Розанова 1999].

Во-вторых, они опираются на структурно-семантический критерий. Среди жанров повседневной коммуникации выделяются:

монологические жанры (как фатическое, так и нефатическое общение);

диалогические жанры (как фатическое, так и нефатическое общение);

малые жанры (микродиалоги и реплики)

[Китайгородская, Розанова 1999].

Таким образом, при отсутствии единой классификации и единых принципов для её построения можно выделить принципы, которые чаще всего служат основой отдельных типологий РЖ. К таковым следует отнести структурно-семантический критерий и функционально-коммуникативный критерий.