2.4 «Сочувствие», «утешение» и «соболезнование» в различных типологиях и классификациях

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 

И.Н. Борисова выделяет «сочувствие» как речевой жанр и называет кооперативность и унисонную тональность общения в качестве его характеристик [Борисова 2001]. Н.Д. Арутюнова относит «сочувствие» к  праздноречевым жанрам, которые «не имеют непосредственной цели, но очень важны как регулятор психического состояния людей, их взаимоотношений» [Арутюнова 1992: 5]. Следовательно, «сочувствие» признаётся жанром фатической коммуникации.

Ряд исследователей указывает на этикетную функцию выражения сочувствия. Например, Н.И. Формановская относит «сочувствие», наряду с «соболезнованием», к ситуациям и тематическим группам речевого этикета [Формановская 1998; Формановская 2002]. Р. Ратмайр соглашается с утверждением F. Coulmas о том, что появление в процессе интеракции стандартных формул – среди них выражения сожаления, сочувствия, соболезнования и ответов на них – является до известной степени предсказуемым событием (выделено мной – Ю.К.) [Ратмайр 2003].

И.М. Кобозева отмечает, что в структуре семантического поля речевых действий Р. Баха и Р.М. Харниша сочувствия (наряду с извинениями, благодарностью, приветствиями и т.д.) относятся к иллокуционным речевым действиям, среди них – к коммуникативным речевым действиям, далее классифицирующихся в категорию экспрессивы [Кобозева 2000]. И.Н. Борисова также относит сочувствие (и соболезнования) к экспрессивам, которые определяет как «социально-психологические идентификаторы эмоционального состояния» [Борисова 2001: 213], ориентированные на самовыражение адресанта.

В «утешении» отмечают прежде всего воздействующую направленность. М.Ю. Федосюк считает, что РЖ «утешение» стоит в одном ряду с другими РЖ, направленными на изменение эмоционального состояния адресата и названные им эмотивными. Таким образом, «утешение» стоит в одном ряду с таким жанрами, как «похвала», «поздравление», «соболезнование», «осуждение», «оскорбление», «проклятие». Однако, отмечает М.Ю. Федосюк, в ситуации утешения адресат способен подчиниться воздействию, направленному на улучшение его эмоционального состояния (что не характерно для ситуации соболезнования) [Федосюк 1996].

И.Н. Борисова относит утешение к волюнтативам, к группе директивов, которые «выражают попытку адресанта воздействовать на мировоззрение, установки, эмоции, психику адресата, вызвать в них желаемые изменения, предполагающие возможный отсроченный перлокутивный эффект» [Борисова 2001: 212]. Этим объясняется присутствие в структуре жанра «утешение» эмоционально-экспрессивных экспликативов – аргументирующих конструкций, интенция говорящего в которых – высказать своё суждение, предположение и обосновать его различными способами, а конечная цель – убедить/разубедить в чём-либо [Борисова 2001].

Л.Л. Фёдорова относит утешения к группе «эмоциональные речевые воздействия» (которые связаны с областью межличностных субъективно-эмоциональных отношений) и отмечает, что они направлены на чувства собеседника и требуют особого эмоционального строя речи. Для этой цели широко используются междометия, восклицания, особые интонационные средства и специфические стилевые разновидности речи [Фёдорова 1991].

О.С. Иссерс и М.Ю. Федосюк называют РЖ «утешение» комплексным и монологическим жанром. Как монологический жанр, он противопоставлен диалогическим жанрам, таким как спор и диалог [Иссерс 2002]. Комплексность РЖ «утешение» проявляется в том, что в случае его полной реализации оно включает, с одной стороны, побуждение адресата к изменению его эмоционального состояния, а с другой – некоторое сообщение, способное вызвать данное изменение [Федосюк 1996].

Речевой жанр «соболезнование» исследователи считают этикетным жанром [Шмелёва 1997; Китайгородская, Розанова 1999; Борисова 2001  и т.д.]. Формулы выражения соболезнования относятся к средствам речевого этикета [Формановская 1998; Гольдин 1987; Красина 1999]. Фатический характер жанра подчёркивается в работах [Китайгородская, Розанова 1999; Борисова 2001 и т.д.]. Отмечается, что выражение соболезнования свойственно ситуации общения, в которой не происходит передачи информации как таковой, но в которой осуществляются определённые социальные акты, регулирующие эмоциональные проявления в социально-регламентированных этикетных и ритуализованных ситуациях и направленные на то, чтобы вызвать у собеседника ответные социальные реакции (которые стандартны и задаются социальными нормами) [Фёдорова 1991; Борисова 2001; Шмелёва 1997]. Соболезнование относится к числу стандартных коммуникативных ситуаций. Такие типовые, повторяющиеся ситуации общения характеризуются использованием стандартных речевых средств [Карасик 2002; Иссерс 2002; Стернин 2001; Ратмайр 2003].

Попробуем обобщить данные по трём исследуемым жанрам. И «сочувствие», и «утешение», и «соболезнование» находятся в рамках кооперативной дискурсивной стратегии. Проявления сочувствия и утешения свидетельствуют о кооперативно-конформном принципе построения речевого поведения [Седов 2001б]. В ситуации соболезнования отсутствие положительных эмоций говорящего субъекта компенсируется его убеждённостью в необходимости, уместности и правильности подобных действий [Красина 1999].

Все три жанра относятся к области фатики, которая имеет установку на установление речевого контакта и поддержание с собеседником речевых и социальных отношений, на их регулирование. Этикетными жанрами, как показано выше, исследователи считают «соболезнование» и «сочувствие». Об этикетности РЖ «утешение» нигде не упоминается. Для выражения «сочувствия» важно самовыражение адресанта, для «соболезнования» – выполнение социального акта, а для «утешения» – оказание воздействия на адресата.

Для полной характеристики исследуемых жанров необходимо обратиться к коммуникативно-прагматическим факторам, влияющим на воплощение РЖ «сочувствие», «утешение» и «соболезнование».