1.1.2 Жанр – модель

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 

Представление о жанре как о структуре, образце, модели встречается уже у М.М. Бахтина. Он отмечает, что речевые жанры более подвижны и гибки по сравнению с языком, но они тоже нормативны, они «даны нам почти так же, как нам дан родной язык» [Бахтин 1979: 258]. Высказывание, по М.М. Бахтину, характеризуется, в том числе, и устойчивыми жанровыми формами. Речевые жанры организуют нашу речь. Владение языком напрямую связано с умением пользоваться теми или иными жанрами.

Эта идея М.М. Бахтина нашла поддержку у многих исследователей. Т.В. Шмелёва выделяет один из подходов к проблеме РЖ, который она предлагает назвать речеведческим. Это подход состоит в понимании РЖ как модели высказывания, как речевого явления. В связи с этим определяющим моментом признаётся существование в речевом сознании схемы, канона РЖ. Утверждая факт существования  речевой модели, Т.В. Шмелёва предлагает описывать такие модели по определённым признакам. Она составляет перечень таких признаков, объединив их в «анкету» речевого жанра.  Среди параметров описания РЖ названы «коммуникативная цель жанра», «образ автора», «образ адресата», «образ прошлого», «образ будущего», «диктум событийного содержания» и «параметр языкового воплощения РЖ» [Шмелёва 1997].

Встречаем также понимание РЖ как формы или представления о речевом действии у В.Е. Гольдина и О.Н. Дубровской: «Жанр – это тип, форма, коммуникативная организация речевого действия и соответствующего речевого произведения либо представление, знание о типах, формах, коммуникативной организации речевых действий и соответствующих речевых произведений, но не сами эти действия и произведения» [Гольдин, Дубровская 2002: 6].

Е.В. Полякова, анализируя работы, посвящённые проблемам жанроведения, отмечает, что речевой жанр рассматривается некоторыми исследователями как абстрактная структура, включающая в себя собственно речевое действие. Важно также то замечание, что носители языка обладают представлением об этой структуре [Полякова 2001]. Об этом же говорит и К.Ф. Седов, утверждающий, что жанры речи присутствуют в сознании языковой личности в виде фреймов [Седов 2001а].

Представления о жанре как о структуре свойственны и зарубежной лингвистике. Так, авторы «Словаря терминов прикладной лингвистики и обучения языку» (Longman Dictionary of Language Education and Applied Linguistics) [2002] дают следующие толкования понятию жанр:

Genre 1 n a type of discourse that occurs in a particular setting, that has distinctive and recognizable patterns and norms of organization and structure, and that has particular and distinctive communicative functions.<…>

Genre 2 n a category of literary writing, such as tragedy, fiction, comedy, etc. [LDLEAL 2002: 224]

(Жанр 1 – тип дискурса, который реализуется в определённой ситуации, обладает чёткими и узнаваемыми формами и принципами организации и структуры, а также выполняет определённые функции <…>

Жанр 2 – вид литературного творчества, например, трагедия, комедия и т.п. – здесь и далее перевод с английского языка мой – Ю.К.).

Этому подходу свойственно разделение литературного и лингвистического понимания термина «жанр». В данной работе нас интересует только первое значение, в котором выделяется нормативный и предсказуемый характер жанровых форм.

M. McCarthy и R. Carter, авторы работы “Language as Discourse: Perspectives for Language Teaching” [1995] ссылаются на R. Hasan, которая предлагает термин “generic structure potential” (GSP) – «потенциальная жанровая структура». R. Hasan так описывает её: “The GSP is realised in specific forms of language, but is best seen as an abstract category which specifies the total possible range of patterns and structures available for selection within a genre.” (Потенциальная жанровая структура реализуется в специфических языковых формах, но лучше всего её можно обозначить как абстрактную категорию, которая предопределяет максимально возможный набор форм и структур, как вариантов внутри жанра) [McCarthy, Carter 1995: 26]. Таким образом, в этом определении подчёркивается структурный характер жанра как образца, модели, инварианта.