2.5 Речевой жанр "Коан"

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 

Коаны – тексты для медитаций в дзэн-буддизме.  Этот РЖ был избран для анализа, поскольку, является текстовым воплощением восточного мировоззрения, которое лежит в основе всех великих произведений культуры, выражая мистическую сущность самой цивилизации.  Дзэн зародился в Индии, достиг своего расцвета в Китае и впоследствии обрел небывалую популярность в Японии и Вьетнаме.  В настоящее время в отечественной печати появился ряд сборников коанов, которые предоставляют возможность русскоязычному читателю познакомиться с этим видом творчества и глубже осознать мировоззрение, культуру, традиции Востока.  Поскольку в русской литературной традиции коан как литературный жанр не представлен, текст предоставляется читателю на русском языке.  В связи с этим считаем возможным проводить исследование не текста в его исходном варианте, а перевода, т.е. текста в том виде, каком он воспринимается и понимается русскоязычным читателем.

Не вдаваясь в подробности истоков, характеристик и форм дзэн-буддизма, отметим, что задачей этого древнейшего искусства является достижение человеком прозрения Космической Реальности, или в понятиях дзэн, у или сатори.  Во всех школах буддизма ключом к успеху в раскрытии человеком его внутренней жизни является медитация.  Особую значимость медитация приобретает в дзэн-буддизме, что отразилось уже в самом названии этого направления, поскольку "дзэн" означает "медитация".  С помощью медитации дзэн направляет "к достижению того же, чего достиг сам Будда – освобождению от ума" (Кости и плоть дзэн, 2000: 391).

Существует много путей достижения состояния сатори, но все их условно можно разделить на две группы, два основных подхода в медитации на пути достижения просветления.  Это – дзэн Татхахаты (Так Приходящего, иначе - Совершенного) и дзэн патриархов.  Дзэн Так Приходящего подразумевает вид медитации, обычно проповедуемый в большинстве буддийских школ и завещанный самим Буддой.  Дзэн патриархов является видом медитации, завещанный Бодхидхармой, первым патриархом китайского дзэн-буддизма.

В дзэн Так Приходящего упор делается на достижение состояния одноточечной направленности ума посредством  концентрации и созерцания.  Этот вид медитации, который обычно и описывается в буддийских сутрах, именуют еще "медитацией внутри традиции".  В дзэн патриархов упор делается на слияние с пустотой посредством опустошения ума.  Этот вид медитации отсутствует в сутрах, и поэтому его обычно называют "медитацией вне традиции".  Как отмечает Вон Кью-Кит, "Дзэн патриархов (в данном случае означающий дзэн инспирированной вспышки осознания [Космической Реальности]) передается от сердца к сердцу" (с.10), поэтому большая роль здесь отводится дзэнским наставникам. Лучше понять дух дзэн, дзэнские традиции самопознания через медитацию для обретения своей истинной природы помогают коаны и дзэнские истории, которые отражают многочисленные поиски в дзэн и являются их порождением.  Оговоримся, что провести четкую границу между дзэнскими историями и коанами вряд ли возможно, т.к. дзэнская история, в результате применения которой было достигнуто просветление, считается коаном.

Необычные слова и странные поступки наставников Эпохи Тан запечатлены в дзэнских хрониках и сборниках речей сунского времени и представляют собой основу для всех классических коанов.

Коан является основным средством в традиции дзэн толка Риндзай для достижения состояния сатори, или пробуждения.  Это – "дзенская история, эзотерически высвечивающая космическую истину, обычно описывающая опыт просветления самого наставника, всегда основывающаяся на внешне нелепой ситуации (Вон Кью-Кит, 188).

Слово коан (кит. гунь-ань) состоит из иероглифов, которые означают "оповещение" или "публичное объявление".  Коан – это вызов, приглашение со всей серьезностью отнестись к тому, о чем оповещается, попытаться это осмыслить и соответствующим образом прореагировать.  Но в силу определенного характера этого оповещения воспринимающий его сталкивается с головоломной загадкой, и чем больше пытаются разрешить ее, тем с большей ясностью осознают, что отыскать решение или ответ привычными рациональными способами невозможно.  Коаны использовались для демонстрации тщетности рассудочного мышления с целью обретения состояния сатори.  Наставник предлагал коан для медитаций своим ученикам, при этом им не разрешалось советоваться на эту тему с другими или искать ответ в книгах, и они должны были найти ответ сами, собственными усилиями.  Ученики медитировали на этом коане во время дневных и ночных медитаций, не переставали размышлять о нем и в оставшееся время, и коан становился составной частью их самих.  Через месяцы, а порой годы ученики обнаруживали, что как бы много они ни размышляли над этой проблемой, они не смогут найти удовлетворительного решения, поскольку логического ответа здесь не существует, и это приводило их в полное отчаяние.  Но затем, в тот момент, когда они этого меньше всего ожидали, происходила вспышка интуитивного прозрения, и в их сознании появлялся ответ.  У разных учеников могли оказаться разные ответы, но каждый из них, если он пробудился интуитивно, знал, что его ответ верный.

Структура коанов позврлила К.Г.Юнгу отождествить "великое освобождение" в дзэн с раскрепощением бессознательного.  Вследствие огромного психологического напряжения при попытке решить неразрешимый коан достигается просветление, являющееся предвестием новой реальности, в которой исчезают границы между сознательным и бессознательным, так что сознательное и бессознательное в равной степени оказываются раскрытыми.

Таким образом, в действие вновь вступает принцип целеполагания. Коан не претендует на логичность, его основная цель – разбить сложившийся в сознании стереотип и тем самым вывести реципиента на иной уровень сознания.

Исследую процессы понимания текста в русле теории  построения когнитивных моделей, Т. ван Дейк приходит к выводу, что в этом процессе налицо две составляющих: база текста и модель ситуации.   "База текста в этом случае репрезентирует смысл текста в данном контексте, а модель – ситуацию, о которой идет речь в тексте (текст денотата)" (Дейк, 1989: 73).  Ключевым понятием этой концепции является модель ситуации, под которой понимается конструкт в эпизодной памяти, репрезентирующий то событие или ситуацию, о которой идет речь.  Интерпретации подвергается не объективная реальность, а фрагмент реальности в сознании человека, что позволяет вести речь о действии референциального параметра в процессе понимания.  В сознании индивида происходит корректировка имевшейся ранее модели ситуации с учетом той новой информации, которая имеет место в базе текста, или семантической репрезентации текста.  В результате процедуры понимания появляется проекция текста, которая личностна, уникальна, содержит специфическую интерпретацию определенного текста в определенный момент времени. "Текст и его репрезентация представляют собой лишь вершину обширного айсберга – ментальной модели, включающей "перекидывающиеся мостики" пропозиции, фрагменты личностных знаний, фрагменты социальных знаний и т.д." (Залевская, 2001: 56).  Это можно выразить следующим способом:

база текста + модель ситуации Þ проекция текста

Такие модели значительно богаче, чем база текста, поскольку содержат не только активированную информацию, но и иллюстративные примеры; в то время как база текста включает только релевантную новую информацию и некоторые указатели на ранее известное, что может быть выражено имплицитно.  Это позволило А.А. Залевской охарактеризовать ментальные модели как "идеальный интерфейс между социально разделяемой информацией (знанием), с одной стороны, и личностной, уникальной семантической интерпретацией, или продуцированием специфического текста, с другой стороны" (Залевская, 2001: 56).

В коане речь идет о реально существующих явлениях, вещах, предметах и их свойствах.  Данные, представленные знаниями-рецептами, организуют высказывание, но в определенный момент структура данных, представляющих стереотипные знания, нарушается.  Выявить это нарушение, выраженное знаниями-ретушами, позволяет интерпретация текста, которая состоит в сравнение базы текста с моделью ситуации.  Подобное нарушение происходит следующими способами.

Нарушаются отношения между явлениями или вещами, которые основаны на выработанных веками житейских традициях, что отражено в модели ситуации, но не содержится в базе текста.  Таким представляется построение фреймового пространства в дзэнской истории "Чашка чая" из сборника "Сто одна история дзэн".

Японский мастер дзэн Нан Ин, живший в эру Мэйдзи (1868-1912), как-то принимал у себя профессора университета, который пришел порасспросить его о дзен.

Нан Ин стал разливать чай.  Налив гостю полную чашку, он продолжал лить дальше.

Профессор какое-то время смотрел на чай, льющийся через край, но наконец не вытерпев, воскликнул:

Чашка полная.  Больше не входит!

Вот как эта чашка, - ответил Нан Ин, - так и вы наполнены своими мнениями и суждениями.  Могу ли я показать вам дзэн, если вы не опорожнили свою чашку?

Существует определенный стереотип мышления, согласно которому сосуд для жидкости можно наполнять до тех пор, пока жидкость из него не начинает выливаться.  Цель наполнения сосуда – налить жидкость в сосуд с последующим применением этой жидкости в определенных целях (для питья, транспортировки, хранения и т.д.).  В принципе действие наливания можно осуществлять и дальше, но оно не принесет никаких реальных результатов, поскольку цель, которая преследуется в этом случае, не достигается: жидкость, которая пролилась, не попав в полный сосуд, никак нельзя использовать.  Продолжать наполнять полный сосуд бессмысленно.  Такую информацию поставляет модель ситуации, которая активируется при восприятии базы текста.  Правила интерпретации и необходимые модели учитывают динамическую природу постоянно развивающегося описания событий, поэтому модель постоянно модифицируется на основе новых данных.  Реципиент создает свою собственную модель текста с учетом тех динамических изменений, которые имели место в результате сравнения базы текста и модели ситуации.  Поскольку в этой дзэнской истории налицо явное несовпадение этих двух составляющих, а построение проекции текста зависит от самого реципиента, его личностных установок, мнений, представлений, эмоций, сконструированная модель текста будет различной у разных индивидов.  Этим и объясняется уже отмеченный ранее факт, что у разных учеников появляются разные решения поставленной в коане проблемы.

Аналогичным образом происходит понимание знаменитого коана "Хлопок одной ладони".  Пропозиции, выводимые из данного коана, содержат базовые репрезентации на нарративно-языковом уровне, но не способствуют выявлению смысла.  Для того, чтобы понять текст, реципиент создает представление о событиях или явлениях, которым посвящен текст, т.е. вызывает из долговременной памяти соответствующую модель  Модель выступает в качестве референциальной основы когнитивной интерпретации.  Наборы таких моделей используются для обобщения и абстрагирования, что в конечном итоге приводит к реконструкции фреймов, сценариев или схем (установок по Дейку).  Последние образуют общие социальные знания и убеждения.  Таким образом, можно говорить о том, что в процедуре понимания участвуют единичные модели, с одной стороны, и абстрагированные сценарии, с другой стороны.  Ван Дейк  отмечает, что средством создания таких моделей служат эпизодические репрезентации текстовых структур и значений.  "Другими словами, мы понимаем текст, только если понимаем ситуацию, о которой идет речь, то есть если у нас есть модель этого текста (или для этого текста)" (Дейк, 1989: 142).  В коане Хлопок одной ладони база текста и модель ситуации не выводят реципиента на уровень понимания, поскольку модель текста остается незавершенной и требует от индивида реконструкции на основе его собственного когнитивного опыта.

Т. ван Дейк делает предположение о существовании общей системы контроля за организацией стратегий обработки текста.  Эта система следит за процессами извлечения информации  в виде сценариев и моделей из памяти, способами ее обработки, переводом из одного вида памяти в другой, выявлением макропропозиций и суперструктурных схем, уровнем релевантности анализируемой информации.  Динамический характер этой контролирующей системы позволяет ей адаптироваться к происходящим процессам и управлять различными фазами обработки входящей и исходящей информации.

Стратегии и схемы, являющиеся средством для быстрой и функциональной обработки информации,   представляют собой основу процесса гипотетической интерпретации: для данных структур текста и прагматического контекста, они обеспечивают быстрое выдвижение предположений относительно возможного значения высказывания и намерения говорящего.   Если гипотезы, выдвинутые реципиентом, не подтверждаются, начинается поиск и выдвижение других гипотез.  Если же дальнейшее повествование входит в противоречие с выдвинутой гипотезой, происходит эффект обманутого ожидания, который, в свою очередь, ведет к блокировке мышления.  Согласно учению дзэн, просветление приходит всегда, когда путь мышления закрыт.  Следовательно, построение коана как речевого жанра, преследующего определенные цели, обязательно должно иметь нарушение структуры данных, представленное  знаниями-ретушами.  Средства, которые используются при этом, могут быть разными, но результат всегда один и тот же: база текста и модель ситуации неадекватны.

Анализ коанов показал, что проекция текста может быть затруднена рядом способами.

Это может осуществляться за счет отсутствия подтверждения истины, которая считается непреложной в дзэн.

Коан №1 Собака Дзёсю из сборника коанов Дверь без двери

Монах спросил китайского мастера дзэн Дзёсю:

Имеет ли собака природу Будды?

Дзёсю ответил:

Му

(Му по-китайски значит отказ, отрицание, "ничто", "нет").

Согласно учению дзэн, любое существо, включая собаку, обладает природой Будды, поэтому ответ мастера ученику не является разрешением проблемы.  Как отмечают сами последователи дзэн, как бы долго ни шло размышление над этим коаном, ни логического, ни абсурдного ответа найти не удастся.

Имеет ли природу Будды пес?

Это важнейший из всех вопрос.

Если вы скажете "да" или "нет" -    Будды природу скроет ответ.

Проекция текста может быть осложнена  за счет применения сопоставимых категорий на несопоставимых объектах или признаках. Категории, являясь понятиями метауровня, "образуют систему связей и отношений с другими категориями этого уровня и конкретизируют свое содержание в рамках этой целостной системы.  В то же время категории имеют собственную сложную семантическую организацию и в отношениях с другими категориями выступают как "текст в тексте".  Семантически категория представляет собой свернутую в одно понятие целостную систему представлений, знаний, выработанных человечеством, о некоторой содержательной области" (Петренко, 1988: 35).

Коан №42 из сборника "Железная флейта" Южная гора гласит:

Ши Шуань жил на южной горе, а Куан Хи – на северной горе.  Однажды монах из северного монастыря пришел в южный к Ши Шуаню.  Мастер сказал ему: "Мой южный монастырь не выше по сравнению с монастырем на севере".   Монах не знал, что сказать, и промолчал.  Когда монах вернулся к Куан Хи и рассказал ему о том, что говорил Ши Шуань, Куан Хи заметил: "Ты бы сказал ему, что я готов войти в нирвану почти каждый день".

База текста и модель ситуации при анализе данного коана на первый взгляд не организуют целостную модель текста.  Налицо явный разрыв между двумя его частями (1. Мой южный монастырь не выше по сравнению с монастырем на севере; 2. Я готов войти в нирвану почти каждый день), пропозициональный анализ которых не приводит к восстановлению смысла.  Проекция текста становится возможной за счет активации моделирующих процессов, нацеленных на выявление релевантной информации всех частей текста и интегрировании ее в единое целое.  Сложность понимания данного коана заключается в том, что этот разрыв не поддается интегрированию без анализа каждой из частей высказывания, и  только после этого становится возможным восстановить отсутствующие связи и получить проекцию теста. Последняя становится возможной после выделения категорий различия и тождества, на основе которых проводится сравнение, на чем и построен коан. Монах вынашивает идею сравнения, т.к. посещает один монастырь за другим.  При этом он ищет тождество и различие между ними. В дзэн с осторожностью относятся к человеку, вынашивающему идею сравнения и посещающему одно собрание за другим.  Считается, что в этом нет пользы ни для кого. Человеческое стремление является причиной страдания, а страдание приносит стремление еще к чему-нибудь другому, таким образом, человек никогда не может избежать сансары, беспокойства, суетной мирской жизни.  Нирвана гасит страдание, разрушая стремление.  Ши Шуань прочитал это на его лице, попытался исправить эту идею и указал на одинаковость объектов.  Когда монах возвратился в первый монастырь, наставник попытался указать без сравнения на тождество.  Но в этот раз речь шла о тождественных признаках.

Проекция текста может быть затруднена за счет того, что на дзэнский вопрос дается бытовой ответ.

Коан №7 . Сборник Дверь без Двери

Вымой лучше миску.

Монах сказал Дзёсю:

Я только что пришел в ваш монастырь.  Пожалуйста, учите меня.

А ты уже поел рисовой каши? – спросил Дзёсю.

Поел, - ответил тот.

Так вымой лучше миску, - сказал Дзёсю.

В этот миг монах обрел просветление.

Невозможность выполнить действие, указанное Мастером,

Энкан велел монаху принести веер, сделанный из кости носорога.

Этот веер сломался.

Тогда неси сюда носорога!

Монах ничего не ответил.

Макроструктура речевого жанра коан содержит небольшое количество подструктур.

Построение макрофрейма происходит следующим образом: два фрейма имеют незаконченную структуру.  При соединении их связь неочевидна, имплицитна.  Она может быть реконструирована за счет когнитивного процесса восстановления связей.  Связи эти могут осуществляться на базе метонимии.

Количество нулевых пропозиций велико, и они могут  вводиться в конечной части высказывания.  Это свидетельтвует о значительном объеме знания, извлекаемого из долговременной памяти, т.е. из состава стереотипного знания.  Суметь разрушить этот стереотип – основная задача коана, что и показал проведенный анализ.