1.3 Смысловое восприятие речевого жанра

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 

Когда мы ведем речь о когнитивной идентификации речевого жанра, мы имеем в виду, что реципиент, к которому обращен данный речевой жанр, понимает его как относящийся к той или иной сфере общения и, восприняв. его, может должным образом на него прореагировать.  Для того, чтобы разобраться, как это происходит, необходимо рассмотреть процессы восприятия человеком объективной действительности и ее понимания.

В процессе восприятия в сознании человека возникает образ некоторого предмета или явления как реакция на некоторый чувственный раздражитель, что ведет к осознанию предмета или явления как такового.  Это осознание реализуется в восприятии, которое включает акт понимания и осмысления.  Данное положение позволило И.А. Зимней определить восприятие как смысловое восприятие и рассматривать его как "процесс опознавания вербальных образов и установления смысловых связей между ними на основе понимания отражаемых предметных отношений" (Зимняя, с. 298).  Автор отмечает, что "осмысление, определяемое как процесс раскрытия и установления связей и отношений, в свою очередь, имеет результативную сторону, которая может быть положительной и отрицательной.  Положительный результат процесса осмысления в акте речевого восприятия является пониманием, тогда как отрицательный результат этого процесса выражается в непонимании.  Непонимание, следовательно,  –  это не отсутствие процесса осмысления, а только его отрицательный результат, который свидетельствует о том, что процесс осмысления не достиг исхода, адекватного ситуации общения" (Зимняя, 310).

С.Л. Рубинштейн отмечает, что сам термин восприятие имеет двойное значение.   "Он обозначает, с одной стороны, образ предмета, который возникает в результате восприятия, но он обозначает также и самый этот процесс восприятия…  Для того, чтобы правильно понять восприятия, надо обе эти стороны – акт и содержание восприятия – брать в их единстве" (Рубинштейн, С. 198 – 199).

Восприятие – многоуровневый процесс, однако, соглашаясь с этим положением, исследователи не приходят к единому мнению относительно определения этих уровней и их иерархического построения.  Так, в частности, выделятся уровни анализа – синтеза – вторичного анализа, восприятия – узнавания – понимания.  Кроме того, существуют разногласия относительно того, как эти уровни взаимодействуют между собой: последовательно или параллельно.

Смысловое восприятие строится на основе понимания отражаемых предметных отношений. Понимание, в свою очередь,  основывается на единстве дискретности и непрерывности.  Дискретность проявляется в выделении сходных объектов, что служит основой для образования их значений.  Связи между объектами, обеспечивая процесс непрерывности, являются основой для образования мысли.   Эти связи обеспечивают построение естественного языка и других знаковых систем.  В естественном языке как знаковой системе имеется несколько видов знаков.  Одни знаки (слова) обозначают объекты, познаваемые субъектом, другие знаки обеспечивают познавательные связи между объектами (это, в первую очередь, грамматические знаки).  Знаки первого и второго вида образуют познавательную структуру, которой является мысль, где каждое слово со своим значением находится в познавательных связях с другими словами.  Эти познавательные связи обеспечивают наличие у каждого слова смысл его использования (Сеченов, с. 53).

И.М. Сеченов подразделяет познавательные связи на пять групп.  В первую группу входят те из них, которые служат основой для образования объектов и (из объектов) ситуаций.  В самом общем виде – это связи между частью и целым.

Вторую группу образуют пространственные и временные связи, существующие между объектами познания.  Они также поступают через чувственное познание.  Пространственная и временная ассоциативность обеспечивается за счет участия памяти в процессе познания.

Связи третьего вида регистрируют движение или иную деятельность.  Они связывают участников, каждый из которых выполняет определенную роль (в том числе и роль средства).  Важными компонентами этого типа связей являются причинность движения и условия его реализации.  Именно этот тип связи позволил впоследствии выявить двусторонний характер познавательных связей и вести речь об обратной связи, существующей между объектами (явлениями).

В четвертую группу входят связи, которые возникают между познающим субъектом и объектами познания.  Они выявляют интеллект, активную составляющую сознания познающего субъекта.  При этом образуется определенная структура знаний, мышления, которая объединяет познание и сознание.

Пятая группа – это связи между количествами.  Осознание их появилось достаточно поздно, но быстрое развитие обеспечило самостоятельное (математическое) направление знаний.

Познавательные связи существуют в реальности и воспринимаются чувственным познанием человека.  Можно говорить о врожденном характере познавательных связей, но понимание и использование их человеком носит активный характер и находится в прямой зависимости от степени развития его сознания.

Таким образом, приобретение знаний, их расширение и углубление используется человеком в его когнитивной и коммуникативной деятельности.  Порождение и понимание высказывания, а через единичное высказывание – его типической формы (т.е. речевого жанра) находится в прямой зависимости от знаний, которыми обладает индивид.

Понимание может рассматриваться как психический уровень узнавания.  В этом случае речь идет о том, что понимание сводится к "видению объекта в структуре определенной системы" (Сильдмяэ, 1989: 151).  Это означает идентификацию объекта и его связей, или ролей, в структуре некоторых систем.  Традиционно понятие "структура" обозначает относительно устойчивое единство элементов, их отношений и целостности объекта. Согласно Сильдмяэ, структуры имеют место не только внутри объектов, но и в ситуациях, в действиях, в геометрических фигурах, в системе чисел и т.д..  Элементы, из которых состоят эти явления, выполняют различные роли, которые и образуют структуру различных систем.  Тем самым обеспечивается взаимосвязь этих элементов.  Учитывая их огромное разнообразие, можно говорить, что в каждой научной области для изучения систем имеются свои категории для обозначения элементов структур.  Каждый элемент в данной структуре играет определенную роль.  Роли характеризуют функцию элемента в структуре.  Поскольку объект познания может находиться в структурах различных систем, его функции в каждой из них будут разными.  Взаимосвязи между системами и структурами являются основой развития действительности.  Понимание этих связей обеспечивает всестороннее изучение объекта в реальной действительности и, тем самым, служит основой для развития знания, что и позволяет автору прийти к выводу, что "понимание является психическим отражением всеобщей взаимосвязанности природы" (Сильдмяэ, 1989: 152).  Возможность интерпретировать структуру в разных категориях имеет результатом разное понимание этой структуры и разные знания.  В сущности, речь идет о схеме, но при этом значительное внимание уделяется не самой схеме как способу организации знаний, а связям внутри ее, которые структурируют схему.

О роли узнавания в процессе понимания идет речь и в работах других авторов. Все они, в основном, нацелены на описания того, каким образом происходит узнавание.  Проводятся рассуждения по поводу того, имеет ли место сравнение имеющегося в памяти образа объекта с той перцептивной моделью, которая возникает в результате непосредственного восприятия, в результате чего делается вывод об их схожести; или же в этом процессе модель объекта, имеющаяся в памяти, сливается с перцептивной моделью воспринимаемого субъекта.   Возможно, это возникающее в качестве ответной реакции чувство чего-то "знакомого".  Вполне возможно, что узнавание есть непосредственное понимание, знание сходства и тождества.

По мнению Бартлетта, процесс узнавания имеет в своей основе (1) определенную сенсорную реакцию на первичный стимул; (2) определенное общее отношение воспринимающего индивида к объекту.   Можно предположить, что это отношение в виде некоего образа сравнивается с уже имеющимся в памяти образом данного объекта для выявления сходства.  Однако, на практике в процессе узнавания не столь часто используются сравнение и вывод.  Значительно чаще представление о познаваемом объекте встраивается в уже известную структуру, схему (Bartlett, 1950: 194-195).  Схема представляет собой универсальный способ организации и включает в себя все остальные разновидности знаний.

Определение понимания как процесса, в ходе которого происходит переработка поступающей информации, установление смысла как речевых, так и неречевых действий, позволило рассматривать понимание как процесс интерпретации (Филлмор, Демьянков, КСКТ, 1988, 1989, 1996).

Ч. Филлмор считает, что понимание как интерпретация представляется как мыслительный процесс, который включает определенный набор процедур для построения связной модели возможного мира.  Понимание происходит в том случае, если языковой репертуар индивида активизирует такие же или сходные схемы, что и адресант и если опыт адресата по освоению этих схем сравним с опытом адресанта.   "Наши собеседники могут понять то, что мы говорим, если они способны состыковать в единый ансамбль схемы, введенные нами в модель потенциальной сцены, которая соответствует модели, сообщаемой им нами" (Филлмор, 1983: 111).

В.З. Демьянков определяет интерпретацию как целенаправленную когнитивную деятельность, обладающую обратной связью с промежуточными (локальными) и глобальными целями интерпретатора, который далеко не всегда уверен в целенаправленности действий у автора воспринимаемой речи.  "В наиболее общем случае интерпретация состоит в установлении и /или поддержании гармонии в мире интерпретатора, что может выражаться в осознании свойств контекста речи и в помещении результатов такого осознания в пространство внутреннего мира интерпретатора" (КСКТ, 1996: 31).  В ходе процесса интерпретации выявляются субъект, объекты, процедурный аспект, цели, результаты, материал и инструменты.  Интерпретация является одновременно и процессом, и результатом, и установкой.  Процедура интерпретации состоит в выдвижении и верифицировании гипотез о смысле познаваемого объекта.

Рассмотрев ряд концепции относительно процессов понимания с когнитивистской точки зрения, В.З. Демьянков выделил девять групп, "в которых тематизирована одна из задач понимания, решаемая одним из модулей когнитивной системы человека" (КСКТ, 1996: 124).   Модули понимания, взаимодействуя друг с другом, могут параллельно участвовать в решении одних и тех же задач.

В.З. Демьянков описывает процесс понимания в терминах интерпретации следующим образом: "Интерпретируя выражение, мы обращаемся к языковым знаниям, получаем модельный мир, включенный в рамки нашего внутреннего мира, с одной стороны, и реконструируемого внутреннего мира автора речи, с другой.  Так устанавливаются и (гипотетические) замыслы автора.  Модельный мир мы сопоставляем с собственным внутренним миром, в разной степени нами осознаваемым.  Модельный мир, собственный внутренний мир и запас знаний корректируются в результате соотнесения между собой.  Результат этого соотнесения ориентирует нас как в речевых, так и в неречевых действиях" (КСКТ, 1996: 126).

Одним из методологических допущений способа восприятия высказывания человеком стала схема последовательного процесса обработки данных.  Это положение распространяется на все уровни анализа: синтаксический, лексический, семантический.  Высказываются предположения, что между разными уровнями представлений имеются определенные связи, сами эти уровни организованы по принципу модульности, а понимание является интегральным процессом, в результате которого определяется смысловая компонента высказывания.

Существует и другая точка зрения.  Согласно ей выдвигается  предположение, что восприятие высказывания происходит в виде параллельного процесса, который основывается на механизме выявления индивидом наиболее значимых содержательных компонентов высказывания. Так, в работе Р. Шенка, М. Лебовица, Л. Бирнбаума описан интегрированный механизм понимания на материале газетных сообщений о терроризме.  Модель понимания основана на использовании фреймовых структур,  сценариев, которые представляют стереотипные ситуации, характерные для этой тематической области.  Несмотря на то, что эта структура предназначена для использования в машинной системе, авторы анализируют то, как протекает процесс понимания у человека, и пытаются применить его в своей разработке для компьютера.

Основные черты, характерные для процесса понимания у человека, являются следующие:

процесс понимания человеком какого-либо предложения завершается одновременно с завершением процесса восприятия;

чаще всего человек делает вывод о содержании предложения, еще не закончив воспринимать его до конца;

в процессе понимания человек анализирует не все слова, которые он слышит, а только те, которые ему «интересны», на которые он обращает внимание.

Таким образом, можно говорить о том, что два этапа, которые имеют место в процессе понимания – семантико-синтаксический анализ (parsing) и этап выводов (inference) – не разделены, а проводятся одновременно.  Решающим в ходе анализа является тот факт, интересен или неинтересен тот или иной элемент текста для реципиента, который стремится получить информацию на конкретную тему.  "Интересные" элементы активируют и заполняют соответствующие фреймовые структуры.  "Интересность" обусловлена лингвистическими признаками семантико-синтаксического характера, в соответствии с которыми идет классификация лексики, распределяемой по ее важности для понимания текста.  Те слова, которые описывают события или признаки событий подлежат немедленной обработке.  Слова-уточнители событий, функциональные слова и связки обрабатываются по-разному в зависимости от характера слов, которые они уточняют.  К третьей группе принадлежат слова, которые, по сути, являются избыточной лексикой; такие слова, как правило, вообще не анализируются.

Это положение находится в полном соответствии  с тезисом об интерпретирующей роли восприятия и объясняет, почему один и тот же объект, явление, событие не тождественны для разных индивидов.