3.2. Концепт «свои» и «чужие» как объект лингвистических исследований

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 

Концепт «свои» и «чужие» является предметом пристального внимания не только социальной и когнитивной психологии, культурологии и социологии, но и лингвистической науки, которая формирует свой собственный взгляд на это понятие. Лингвистику интересует прежде всего то, каким образом когнитивный феномен «своего» и «чужого» объективируется в языке, какие лексические средства и языковые стратегии используются для  репрезентации этих антагонистических групп в разных типах дискурса, а также стилистические приемы акцентуации различий между «своими» и «чужими», их позитивных и негативных сторон соответственно.

Анализ лексикографического материала показывает, что в американском варианте английского языка можно выделить большое количество лексических единиц, обозначающих «наших» и «не наших», причем в плане лексической детализации эти понятия не являются равнозначными. «Чужие» представлены в языке гораздо богаче, чем «свои». Кроме того, слова – наименования представителей враждебных групп - не только окружены ореолом негативных коннотаций (все они фиксируются в лексикографических источниках с пометами: disparaging, offensive, презр., неодобр. и др.), но и часто имеют ярко выраженную идеологическую направленность. Приведем в качестве примера две группы оценочных номинаций «чужих»:

1. «Чужие» по внешнему виду («они» отличаются от «нас» по цвету кожи, разрезу глаз и по другим физическим параметрам):  Red Indian, red man, redskin, paleface, darky, high yellow (a light-skinned black person), whitey, dinge (a black person), round-eye, slant-eyed и мн. др. [Можно предположить, что по количеству пренебрежительных наименований представителей разных рас американский вариант английского языка занимает первое место среди других языков, что во многом обусловлено особенностями исторического развития Америки.]

2. «Чужие» по национальности. Презрительное отношение к «другим» часто выражается посредством искажения или неполного названия национальности, а также добавлением «уничижительных» аффиксов (-y,  -ling) к слову, обозначающему национальную принадлежность: Hebe (<Hebrew), Yid (<Yiddish), Nip (<Nipponese), Jap (<Japanese), Paki  (<Pakistani), Frenchy, Greekling, hunky и др.

К этим группам можно добавить «чужих» по обычаям и традициям, социальному происхождению, материальному благосостоянию, политическим и религиозным взглядам. Детальный анализ подобных классов лексических единиц, однако, не входит в задачи настоящего исследования.

Речевой стратегией репрезентации «своих» и «чужих» является представление «своего», «своих», «себя» всегда в положительном свете, а «других» - в отрицательном, что проявляется в использовании носителями языка особых лексических и синтаксических средств (например, двух контрастирующих рядов лексических единиц в зависимости от того, идет ли речь о «своих» или «чужих»). В качестве примера можно привести стратегию идеологического дискурса, разработанную Т. ван Дейком (van Dijk, 1998). В самом общем виде она выглядит следующим образом:

Say positive things about Us.

Say negative things about Them.

Эти речевые стратегии исследователь далее дополняет еще двумя:

Do not say negative things about Us.

Do not say positive things about Them

И, наконец, в качестве окончательного варианта Т. ван Дейк предлагает следующую «схему» репрезентации «своих» и «чужих» в идеологическом дискурсе:

Emphasize positive things about Us.

Emphasize negative things about Them.

De-emphasize negative things about Us.

De-emphasize positive things about Them.

Реализация данной стратегии будет показана на примере того, как представители различных идеологий в США говорят о «себе» и о «других».