2.1. Прблема «стереотипичность – креативность» в брачных объявлениях

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 

Проблема языковой личности находится в центре внимания лингвистов не случайно. Интерес к этой проблеме обусловлен как чисто лингвистическими, так и прагматическими проблемами. К числу прагматических проблем относится наличие противоречия между творческим характером речевой деятельности и стереотипичностью речевых действий носителя языка. Примером такого конфликта может служить и жанр брачного объявления. Тексты данного жанра, с одной стороны стереотипны, с другой стороны, они – продукт творчества абонента.

Современная лингвистика ориентируется на человека думающего, говорящего, включенного в процесс коммуникации, в связи с этим важное значение приобретает антропоцентрический подход в лингвистических исследованиях. Изучая «главную конструирующую составляющую человека – язык, когнитивная лингвистика по определению участвует в познании человеческого разума и интеллекта, немыслимых вне языка и языковой способности как  способности к порождению и восприятию речи» (Е.С.Кубрякова, О.В.Александрова 1999: 193).

По мнению Ю.Н.Караулова, языковая личность является одним из аспектов личности человека. Определение языковой личности, данное Ю.Н.Карауловым, получило наибольше распространение в лингвистике: «Под языковой личностью я понимаю совокупность способностей и характеристик человека, обуславливающих создание и восприятие им речевых произведений (текстов), которые различаются а) степенью структурно-языковой сложности, б) глубиной и точностью отражения действительности, в) определенной целевой направленностью» (Ю.Н.Караулов 1989:3).

Эта же мысль подчеркивается и психолингвистами И.Н.Гореловым и К.Ф.Седовым: «Языковая личность – это человек, рассматриваемый с точки зрения его способности совершать речевые действия – порождение и понимание высказывания. Говоря о языковой личности, мы затрагиваем одну из граней личности индивида, ту, что показывает его отношение к языку и речи» (И.Н.Горелов, К.Ф.Седов 1998: 113).

Модель языковой личности включает вербально-семантический, когнитивный и мотивационно-прагматический уровни (Ю.Н.Караулов 1987: 60-61).

Прагматический аспект в лингвистическом исследовании включает в себя изучение отношения между высказыванием, говорящими и контекстом (ситуацией) в рамках человеческой деятельности (В.Г.Гак 1998), в частности – изучение проблемы интерперетации намерения говорящего.

Обращение к мотивационно-прагматическим оссобенностям языковых явлений предполагает и обращение к законам мышления и поведения людей в коммуникации так же, как к экстралингвистической действительности.

Коммуникация – это действительность языка, его актуально наличное бытие. Коммуникативному акту присущи неповторимые специфические особенности, которые составляют его качественную уникальную определенность (А.В.Пузырев 1995).

Особой единицей коммуникации является текст. У лингвистов не вызывает сомнения тот факт, что языковые личности общаются не словами и не предложениями, а текстами. Тексты связаны с ситуациями, которые декодируют смысл слов и предложений. Текст является своеобразным мостом между действительностью и Homo Loquense (В.И.Шаховский 1998).

Характеризуя текст прежде всего как понятие коммуникативное, ориентированное на выявление специфики определенного рода деятельности, Ю.А.Сорокин определяет текст как «знаковую продукцию, представляющую собой систему визуальных/звуковых сигналов, интерпретируемых реципиентом и образующих у реципиента систему представлений (смыслов)» (Ю.А.Сорокин 1982: 62-63). Сведения, которые могут быть извлечены из памяти разными реципиентами при восприятии одного и того же текста, обусловлены в первую очередь их социальным опытом.

Таким образом, успех процесса коммуникации или коммуникативная неудача являются следствием многих причин: социальные роли участников коммуникации, их отношение к речевой ситуации, возрастные особенности и т.д. В том числе, в еще большей степени, прослеживается зависимость от языковой компетенции личности или, другими словами, от качества коммуникации.

В связи с этим на первый план выдвигается категория субъекта, «познающего и действующего человека» (С.И.Ожегов 1984: 675),  – «осуществляющего выбор (или отказ от выбора) языковых средств в соответствии со своими осознаваемыми или неосознаваемыми намерениями или производящего оценку выбора этих средств в соответствии со своими осознаваемыми или неосознаваемыми психологическими установками» (А.В.Пузырев 1995: 78).

Брачные объявления представляют собой особый вид лингвокультурных текстов, затрагивающих сферу личной жизни людей. Не  оставляет сомнений серьезность намерений тех, кто обращается в службу знакомств. Люди, дающие брачные объявления, ставят перед собой единственную задачу – решить проблему межличностных отношений, проблему одиночества. Будет ли решена данная проблема, получит ли абонент отклик на свое объявление – зависит от ряда обстоятельств, в том числе, и от качества текста брачного объявления.

В ходе анализа объявлений учитывалось влияние на качество текста нескольких факторов: основная функция жанра брачного объявления – привлечь внимание противоположного пола, зависимость текста от автора. Важным, на наш взгляд, является также и то обстоятельство, что тексты брачных объявлений, с одной стороны, должны строиться клишировано, с другой стороны, они должны отражать личность автора. Самопредъявление одиноких людей в свободной форме предполагает большую свободу самовыражения по сравнению со стандартизированной формой опроса.

Учитывая вышеизложенные факторы, мы констатируем тот факт, что не существует  строгих правил  для составления брачных сообщений. Так, среди объявлений с одним и тем же коммуникативным замыслом наряду со стереотипными или «шаблонными» объявлениями можно встретить оригинальные объявления, отличные от других, как по содержанию, так и по структуре.

В ходе сопоставительного анализа нестандартных (эмоциональных) текстов мы выявили основные интенции и средства привлечения внимания рецепиента. Приведем наиболее часто встречающиеся примеры.

1. Оригинальны по своей структуре объявления, которые содержат рифму или стих. Наиболее активными в этом плане оказываются жители Пензы (как женщины, так и мужчины):

«А счастье было так возможно.

Природа многое дала:

Таланта, внешности, добра…

Но нет тебя родного рядом,

Как долго я тебя ждала.

Пока лишь вижу сон прекрасный,

Как ты идешь навстречу мне.

Такой любимый, добрый, славный

С охапкою цветов в руке» («Счастливый случай» №26(228), 29.06.00, Пенза).

«Попытайте счастья с милой, нежной дамой. Вроде бы не глупой, но может быть упрямой, счастьем обделенной, но все же в жизнь влюбленной…» («Счастливый случай» №27(237), 8.07.99, Пенза).

«Быть в согласии, любви, помощи друг другу. Твоей дочке буду рада, ты мне будешь как награда, тебя заботой и уютом окружу и любовью награжу». («Счастливый случай» №27(237), 8.07.99,Пенза).

«Хочу тепла и нежности.

Хочу любви и верности.

Не признаю обман и ложь.

Газета! Может ты найдешь

Мужчину непьющего для серьезных отношений» («Счастливый случай» №43(253), 28.10.99, Пенза).

Как видно из приведенных примеров, основной темой для творчества у женщин Пензы является тема любви и счастья. Для мужчин Пензы актуальной остается тема одиночества:

«Я симпатичный, молодой,

Желаю встретиться с тобой.

Подари мне любовь,

Подари мне покой,

Я такой одинокий,

Я хочу быть с тобой» («Счастливый случай» №23(233), 10.06.99, Пенза).

«Познал обман, тоску и слезы. Порою в облаках летал. В моей душе не вянут розы. Как долго я тебя искал» («Счастливый случай» №23(233), 10.06.99, Пенза).

«Орел давно созрел, но без орлицы в гнезде так холодно и не уютно, и снова он один встречает утро» («Счастливый случай» №27(237), 8.07.99, Пенза).

Во французских объявлениях сообщение с целью привлечения внимания рецепиента нередко начинается с рифмы. Рифмованные фразы напоминают мудрые высказывания, содержащие некие жизненные принципы или обещания:

«On peut vivre sans richesse, mais pas sans tendresse» («Можно жить без богатства, но нельзя жить без нежности (любви)»).

«Elle a peur de rester seule»  («Она боится остаться одна»).

«Faire de chaque jour un grand moment d’amour, de chaque soir un nouvel espoir»  («Сделать из каждого дня большую любовь, их каждого вечера – новую надежду»).

«Je ferai nos bagages pour d’infinis voyages» («Я соберу наши вещи для бесконечного путешествия»).

«Son destin va croiser votre chemin et elle fera de votre vie une douce mélodie» («Ее судьба пересечет ваш путь, и она превратит вашу жизнь в нежную мелодию»).

Объем текста брачного объявления предполагает избыточную концентрацию лексики на важных для автора моментах. Функция жанра брачного объявления – привлечь внимание – вызывает у абонента естественное желание «приукрасить» свою речь.

Так, например, абоненты нередко используют в своих сообщениях слова возвышенной стилистической тональности. Употребление возвышенной лексики приводит очень часто к стилистической претенциозности всего текста (Ю.М.Скребнев 1975).

В русских объявлениях:

«Если вы одинокий, высокий, стройный принц, то одна одинокая спящая красавица просит, чтобы вы ее разбудили»  («Счастливый случай» №25(183), 26.06.98, Пенза)

«Симпатичная, стройная златовласка с голубыми глазами хочет найти свое счастье и семейный уют с симпатичным принцем с дворцом и казной» («Счастливый случай» №47(257), 25.11.99, Пенза)

«Миловидная Золушка 24/164/55 мечтает встретить своего доброго, нежного, щедрого настоящего принца, который превратит ее жизнь в настоящую сказку и воплотит все ее мечты в реальность» («Из первых рук» №3(60), 24.01.00, Москва)

«Джентельмен, архитектор, 40/174/76, симпат., темпер., шатен ищет не домработницу, а самост. Леди-умницу, золушку лет 30, которой будут в пору замок с верным слугой, желанный первенец и чудесная жизнь» («Из первых рук» №240(1844), 9.12.99, Москва).

Во французских объявлениях:

«Dernier survivant des authentiques princes charmants cherche sa Belle au bois dormant» («Последний из очаровательных истинных принцев ищет свою спящую красавицу в лесу») («Le Nouvel Observateur» №1687, 1997).

«Je cherche encore la belle au bois dormant dans la foret parisienne, si vous etes la connaissez dites-lui de m’ecrire.» («Я еще ищу свою спящую красавицу в парижском лесу, если вы ее знаете, попросите ее мне написать») («Le Nouvel Observateur» №1748, du 7 au 13 mai 1998).

Иногда в текстах употребление слов с разными стилистическими тональностями создает «стилистический конфликт» (Ю.М.Скребнев 1975). Конфликтное смешение слов разных стилистических окрасок создает в целом негативный стилистический результат, стилистическую аномалию, которая нередко порождает комический эффект:

«Симпатичная миниатюрная Золушка 21 года ждет своего порядочного, внимательного Принца не старше 26 лет, без в/п и м/п»  («Счастливый случай» №47(257), 25.11.99, Пенза).

«46/180/, в/о, работаю. Я мальчонка и очень, очень стеснительный, решил жениться. Итак, дорогие леди, кто первая напишет, на той и женюсь. До встречи, любимая» («Счастливый случай» №25(183), 25.06.98, Пенза).

3. Брачное объявление имеет определенную интенциональную установку, а именно, адресант стремиться оказать соответствующее воздействие на адресата и получить как можно больше откликов на свое сообщение. Поэтому брачные объявления наряду с сообщениями содержат интеррогативы и императивы.

Побудительные предложения сразу привлекают внимание реципиентов и призывают к немедленным действиям:

«Красивый и надежный парень, откликнись! С тобой хочет познакомиться красивая и надежная девушка! Давай построим такие отношения: дружба (честность) – любовь (верность) – семья (взаимопомощь)» («Счастливый случай» №47(257), 25.11.99, Пенза).

«Вокруг только разврат,  ложь и предательство, а так хочется чистой , взаимной любви. Единственный мой, откликнись! Я знаю, что ты где-то рядом. Я тебя так жду» («Счастливый случай» №43 (253), 28.10.99, Пенза).

Побуждение – частое явление в брачных объявлениях. Нередко для того, чтобы выразить побуждение, в объявлениях используются не побудительные, а повествовательные предложения:

«Утеряна вера в любовь! Нашедшему просьба вернуть, в качестве вознаграждения – молодой симпатичный парень 21/180» («Счастливый случай» №45 (255), 11.11.99, Пенза).

Во французских объявлениях императивы встречаются также довольно часто:

«Faisons ensemble une échappée vers des jours meilleurs. Rencontrez-la vite. Très soignée, douce, tolérante, accompagnez-la dans sa vie très riche, vous, tendre, cultivé, respectueux. 57ans. Veuve» («Le Pub Rennes», 18.12.97, Rennes).

«57ans parait moins, grande blonde, yeux noisette, divorcée, non fumeuse, assistante direction commerciale, jeune de coeur et d’allure, d’une nature sensible, dynamique, passions diverses, sans sousis matériel, si comme moi, votre priorité: être heureux avant tout, alors construisons une nouvele vie dans l’estime, la tendresse, la complicité…Vers prochain millénaire» («La Centrale» №1532, 10.06/99, Paris).

«Son coeur est prêt à vous aimer. Tendre, sensible, tolérant, il vous propose simplement le bonheur de vivre un grand amour avec sincérité. Vous, simple, franche, féminine, venez vite le rencontrer!» («Le Pub Rennes», 18.12.97, Rennes).

В русских и французских брачных объявлениях абоненты используют вопросительные предложения в функции так называемых риторических вопросов, не требующих ответа.

«Вы готовы принять и дарить любовь, мирно создавать и решать сем. проблемы? Поним. друг, нежн .любовница, возм. жена. 28/174/63, почти ЗОЖ. Вы – увер.,с ч/ю, мин в/п и проблем. Откроем друг другу красоту души и тела, мыслей и чувств?» («Из рук в руки» №243(1334), 12.12.97, Москва).

Во французских брачных объявлениях риторические вопросы – еще более частое явление, чем в русских:

«Comment faire quand on est ni riche, ni belle pour attirer le regard des hommes? Il faut d’abord ouvrir l’emballage pour découvrir les richesses intérieures, c’est comme pour les cadeaux, qui sera assez curieux pour ressayer?» («J’annonce» №494,28.01.99, Paris).

«Qui voit l’étincelle sous le fard du quotidien? Jeune Femme, 36 ans, créative, artiste, pleine de vie, de charme, rencontrerait Homme solide, valeurs humaines, humour, fantaisie pour partager ce voyage qu’est la vie» («Le Nouvel Observateur» №1796, du 8 au 14 avril 1999, Paris).

«“38ans, 1.64m, 55kg, chatin, yeux noirs, célibataire, sans enfant, non fumeuse, employée d’assurance, existe-t’il encore un homme entre 35 et45ans, tendre, décontracté, libre (de corps et d’esprit), cultivé, qui souhaiterait rencontrer une jeune femme de 38ans, gaie, douce, sincère, beaucoup d’humour et du charme, aimant les voyages, le cinéma, les p’tits restos? Merci de votre réponse» («La Centrale» №1532, 10.06.99, Paris).

Для русских и французских объявлений характерным является одновременное употребление интеррогативов и императивов.

В русских объявлениях:

«Симпатичная девушка познак. с молодым человеком 22-26 лет для серьезных отношений. Ну почему мы с тобой еще не встретились? Напиши мне.»

(«Счастливый случай» №45 (255), 11.11.99, Пенза).

«Где ты, мое заплутавшее счастье – одинокий мужчина средних лет? Отзовись» («Счастливый случай» №23 (233), 1.04.99, Пенза).

«Мужчина! Неужели вы позволите привлекательной, интересной и неразочарующей вас девушке (20/165) остаться одной? Давайте появимся в жизни друг друга, может жить станет радостнее?» («Счастливый случай» №25 (183), 25.06.98, Пенза).

«33/168/60. Все есть, кроме счастья любить и быть любимой. Где тот мужчина, которому нужна хозяйка, заботливая жена? Ответьте.» («Счастливый случай» №21(231), 27.05.99, Пенза).

Во французских объявлениях:

«54 ans de la reg., div., nature calme et grand coeur, vraiment attachant, Emile n’a qu’une idée en tête: en finir avec la solitude, il a trop besoin de donner et de partager. Vous aussi? Vous êtes de 47 à 54 ans, alors pourquoi hésiter, faites le numéro qui vous met du soleil dans la vie»  («Le Pub Rennes», 8.12.97, Rennes).

«Si vous pensez que tout les hommes sont tous pareils? Alors rencontrez-le. Serviable, battant, il ne saura que faire plaisir. Ce qu’il espère, une femme tendre, simple, complice». («Le Pub Rennes», 18.12.97, Rennes).

Как видно из представленного материала, в брачных объявлениях встречаются все синтаксические типы предложений: повествовательные, побудительные и вопросительные. Но в тоже время, если побудительные предложения выражают подлинное побуждение (т.е. абонент ожидает реакцию/отклик на свое сообщение), то вопросительные на самом деле выступают в роли метатекстовых сообщений, содержащих какуцю-либо информацию для рецепиента (Т.В.Булыгина, А.Д.Шмелев 1997; А.Вежбицкач 1978).

4. Важным для анализа национальных особенностей брачных объявлений представляется сопоставление «текстов с отрицаниями». Солидной основой для сопоставительного изучения служит тот факт, что и в русских, и во французских объявлениях так или иначе, ограничивается круг предполагаемых партнеров, что свидетельствует о схожести стереотипов поведения русского и французского этносов.

Однако сходство не ограничивается лишь фактом универсальности данного явления в объявлениях сопоставляемых культур. Основное сходство проявляется в плане выражения. В русских и французских объявлениях подобные высказывания содержат инфинитивную конструкцию. Указания, имеющие форму инфинитива, звучат более категорично и более подчеркнуто.

рус.: судимых и пьющих не писать, судимых и альфонсов не беспокоить, не писать пьющим, алчным и эгоистичным.

фр.: pas sérieur s’abstenir (не серьезных не беспокоиться), dragueur s’abstenir (наркоманов не беспокоиться).

Выявленные в ходе исследования количественные расхождения отражают тот факт, что приведенные выше высказывания оказываются более релевантными именно для русского народа, о чем свидетельствуют следующие цифры. В русских объявлениях подобные требования выдвигают 15.3%женщин и 4.5%мужчин. Во французских объявлениях соответственно – 3% женщин и 3.9%мужчин.

Наиболее интересны и показательны качественные различия в плане содержания.

Во французских объявлениях наиболее типичные, как для мужчин, так и для женщин, требования представлены следующими характеристиками: pas sérieux (не серьезный), pantouflards (домоседы), névrosés (страдающие неврозом), molassons (апатичные), lunatiques (странные, чудаки), machos (деспоты), égoistes (эгоисты), fumeurs (курящие), frimeurs (притворщики), aventuriers (авантюристы), moustachus (усатые), chauvés (лысые), stressés (предрасположенные к стрессовым состояниям), frustrés (с чувством неудовлетворенности), dépressifs (подверженные депрессии), farfelus (чудаки, нелепые), hypocrites (лицемеры), instables (непостоянные), paumés (жалкие), menteurs (лгуны), coeur en miettes (с разбитым сердцем), intolérants (нетерпимые), dragueurs (наркоманы).

Представители России более категоричны и гораздо требовательнее в своих высказываниях. При этом мужские и женские требования несколько различаются. Так, русские женщины просят «не беспокоиться» судимых, пьющих, альфонсов, женатых, гулящих, бабников, легкомысленных, непорядочных, безработных, ищущих материальную выгоду, женатых, разведенных, ловеласов, искателей приключений, любителей клубнички, жаждущих бесплатных развлечений за чужой счет, ленивых, романтиков, без средств к существованию, нервных, жадных, лиц кавказской национальности, наглых, сексуально озабоченных, шутников, спонсоров, трепачей, инфантильных, странных, любопытных, страшных, аферистов, жестоких, иждевенцев, амбициозных дегустаторов, халявщиков всех разновидностей, иногородних, лживых.

Мужчины предъявляют требования несколько иного плана. Они категорически против, чтобы им писали ищущие принца, приспособленки, искательницы приключений, бездомные, старые девы, меркантильные, бездуховные, глупые, любопытные, некрасивые, ищущие золотую рыбку, очень красивые (с личика водичку не пить), заносчивые, высокомерные, равнодушные, флегматичные, застенчивые, пьющие, алчные, с «приятной» полнотой, с ребенком, богатые, образованные, требующие без в/п, из с/м (из сельской местности), проститутки, спонсороозабоченные, малопривлекательные, любительницы флирта и измен, с высоким мнением о себе, лентяйки, «крокодилы», не умеющие читать, с отсутствием такта, ханжи, зануды, слишком распутные и слишком серьезные, «веселые» и «ищущие», капризные, вечно плачущие, безрукие.

Результаты сопоставления высказываний, несущих культурно-значимую информацию, позволяет говорить о «негативных ожиданиях» как о компоненте русского менталитета. Своеобразие различий, предъявляемых требований в русских и французских брачных объявлениях заключается в том, что каждый народ членит мир по-своему, в соответствии со своим видением. Таким образом различия, выявленные в русских и французских объявлениях, обусловлены культурными предпосылками, возникшими в результате негативных тенденций в экономической, общественной и социальной жизни страны.