Экономика интересует?

http://www.cablook.ru jeffrey campbell купить
cablook.ru
http://www.cablook.ru jeffrey campbell купить
cablook.ru
ahmerov.com
загрузка...

МЕТОДОЛОГИЯ КОНЦЕПТУАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 

Исследование культуры отдельного народа возможно в рамках такого явления, как самопознание. Язык – составная часть культуры, её орудие. Язык народа есть не только инструмент общения и воздействия, но и средство усвоения культуры, получения, хранения и передачи культурно-значимой информации.

Когнитивный подход к исследованию семантики слова заключается в изучении самого значения слова, в котором фиксируются не только признаки, необходимые и достаточные для идентификации обозначаемого, но и наивные (обыденные) знания об обозначаемом, реализуемые в метафорах и метонимии. Такой комплексный подход к изучению концептуальной структуры позволяет реконструировать концепт через его языковое выражение.

В основе концептуальных метафор находятся когнитивные модели. Под когнитивной моделью понимается некоторый стереотипный образ, с помощью которого организуется опыт, знания о мире. Когнитивные модели, так или иначе реализованные в языковых знаках, обнаруживают относительную простоту структурных типов и представляют собой последовательную систему, построенную на универсальных законах. Все когнитивные модели находят свое отражение в языковых схемах, которые носители языка употребляют для описания актуальных событий. Языковые схемы – это различные формы и способы выражения в соответствующем языке знаний об отдельных фрагментах мира. Все концепты реализуются в закреплённых и свободных формах, у слов-репрезентантов концептов отмечены ограничения на сочетаемость.

Анализ фрагментов картины мира происходит на основе выделения языковых единиц, репрезентирующих исследуемые концепты. Концепты – это единицы концептуальной системы в их отношении к языковым выражениям, в них заключается информация о мире. Эта информация относится к актуальному или виртуальному состоянию мира. Концепт – это представление о фрагменте мира. Такое представление (образ, идея, символ) формируется общенациональными признаками, которые дополняются признаками индивидуального опыта и личного воображения. Концепт – это национальный образ (идея, символ), осложнённый признаками индивидуального представления. На материале языковых единиц рассматриваются способы представления концептов в функциональном аспекте и посредством их признаков. Признак концепта – это общее основание, по которому сравниваются некоторые несхожие явления.

Исследование признаков и сопоставление фрагментов картин мира в разных языках – одна из основных целей концептуальных исследований. Удивительной закономерностью, характеризующей язык, является способность языка хранить и передавать то, что веками закреплялось в виде устойчивых выражений, когнитивных моделей. Признаки концептов, представляющие национальную картину мира, консервативны. И в то же время картина мира народов меняется, структура признаков концептов расширяется за счёт продолжающего познания мира. Развитие науки, культурные процессы дополняют сведения о мире, в том числе о мире внутреннем. Анализ концептов приводит к выявлению архаичных знаний о мире. Эти знания не относятся к разряду научных, это народные, обыденные представления. На эти обыденные представления накладывают отпечаток меняющиеся религиозные и научные воззрения социума.

Языковая картина мира – это сложившаяся давно и сохранившаяся доныне национальная картина мира, дополненная ассимилированными знаниями, отражающая мировоззрение и мировосприятие народа, зафиксированная в языковых формах, ограниченная рамками консервативной национальной культуры этого народа.

Методика исследования концептов внутреннего мира человека заключается в интерпретации значения конструкций, объективи-рующих те или иные особенности таких концептов; в выявлении частотных (свойственных многим концептам) таксономических характеристик и определении по этим характеристикам общих типологических признаков исследуемых концептов. Затем – на их основе – обобщение особенностей концептов, а также выделение концептуальных структур, когнитивных моделей и языковых схем актуализации исследуемых концептов в языке. Исследование концептуальной структуры позволяет выявить более глубокие и существенные свойства предмета или явления. Такие свойства представляют обобщённые признаки предмета или явления, которые считаются самыми важными и необходимыми для их опознания.

Признаки предмета или явления формируют структуру концепта. Структура концепта – это совокупность обобщённых признаков, необходимых и достаточных для идентификации предмета или явления как фрагмента картины мира. Изучение языка и отдельных его единиц способно приоткрыть тайны познания мира народом. Данная методика апробирована в кандидатских диссертациях (см.: Кондратьева 2004; Сергеева 2004), докторской диссертации (Пименова 2001).

Интерпретация языковых средств, служащих для таксономии отдельных фрагментов внутреннего мира, является одним из методов исследования процессов категоризации субъективной действительности и отражения этих процессов в языковых структурах. То, что существует и адаптируется в языке, соответствует ментальности народа. В языке ассимилируются только те знания, которые соответствуют существующей в нём понятийной сетке. Невозможно говорить о языковой ментальности, не проникнув в суть духовного пространства языка.

Концепт как сложный комплекс признаков имеет разноуровневую представленность в языке. Наиболее информативным с этой точки зрения выступает лексический уровень. Опираясь на этот уровень исследования возможно выявить набор групп признаков, которые формируют структуру того или иного концепта. Такие группы состоят из более или менее распространённой совокупности признаков, которые, объединяясь на основе родовой или видовой характеристики, выражают тот или иной способ концептуализации.

Исследование концепта происходит в несколько этапов. Первый этап – анализ лексического значения и внутренней формы слова, репрезентирующего концепт. Второй этап – выявление синонимического ряда лексемы-репрезентанта концепта. Третий этап – описание способов категоризации концепта в языковой картине мира. Четвёртый этап – определение способов концептуализации как вторичного переосмысления соответствующей лексемы, исследование концептуальных метафор и метонимии. Пятый этап – исследуются сценарии. Сценарий – это событие, разворачивающееся во времени и/ или пространстве, предполагающее наличие субъекта, объекта, цели, условий возникновения, времени и места действия. Такое событие обусловлено конкретными причинами, послужившими его появлению.

В языке отобразилось свойство мышления человека, живущего в природной и социальной среде, переносить на свой внутренний мир и его объекты антропоморфные и биоморфные характеристики. Способность человека соотносить явления из разных областей, выделяя у них общие признаки, находится в основе существующих в каждой культуре системе кодов, среди которых растительный (вегетативный, фитоморфный), зооморфный (анимальный, териоморфный), перцептивный, соматический, антропоморфный, предметный, пищевой, химический, цветовой, пространственный, временной, духовный, теоморфный (божественный). Растительный, зооморфный и антропомофный коды иногда объединяют под общим название биоморфного (натуралистического) кода. Основу культурных кодов составляет мифологический символизм, суть которого состоит в переносе образов конкретных предметов на абстрактные явления (в том числе внутреннего мира). Устанавливая параллелизм объектов физической (реальной) и виртуальной (иллюзорной) действительности, мифологическое сознание основывается на гносеологических операциях сравнения и отождествления.

Антропоморфный код, в свою очередь, делится на индивидуальный и социальный подкоды. Кодам культуры в основной своей части свойственен изоморфизм, т.е. в каждой культуре наличествует весь перечисленный спектр кодов, однако не все элементы указанных кодов будут изофункциональны. Поиск специфических элементов, отличающих тот или иной код культуры, позволяет указать на особенность культуры, отраженной в мышлении народа. Элементы кодов выступают как классификаторы и квантификаторы друг для друга, за ними закреплена некоторая символическая культурная соотнесенность. В каждой культуре отмечаются свои классификационные и квантификаторные цепи, в которых мы можем проследить ассоциативные комплексы. Каждую национальную культуру отличают специфические языковые образы, символы, образующие особый код культуры, с его помощью носитель языка описывает окружающий его мир, используя его в интерпретации своего внутреннего мира. Образы, признаки которых относятся к кодам культуры, функционируют в режиме подобия.

Литература

Верещагин Е.М., Костомаров В.Г. В поисках новых путей развития лингвострановедения: концепция речеповеденческих тактик. М., 1999.

Воробьев В.В. Лингвокультурология (теория и методы). М., 1997.

Карасик В.И. Языковой круг: личность, концепты, дискурс. Волгоград, 2002.

Ляпин С.Х. Концептология: к становлению подхода // Концепты. Научные труды Центроконцепта. Вып.1. Архангельск, 1997.

Слышкин Г.Г. Лингвокультурные концепты и метаконцепты. Волгоград, 2004.

Степанов Ю.С. Константы. Словарь русской культуры. Опыт исследования. М., 1997.

Концепты

А.В. Рудакова (Воронеж)

БЫТ

Теоретической основой исследования послужило обоснованное в когнитивной лингвистике представление о том, что явления реальной действительности отражаются в виде концептов в сознании человека и объективируются в коммуникации номинативными средствами языка.

Концепт мы понимаем как глобальную мыслительную единицу, представляющую собой квант структурированного знания (Попова, Стернин 1999, 2001).

Языковой знак представляет концепт в коммуникативном процессе. Слово представляет концепт не полностью – своим значением оно передает основные концептуальные признаки, релевантные для сообщения.

Средства объективации концепта: 1) лексемы и фразеосочетания из состава лексико-фразеологической системы языка, имеющие «подходящие к случаю» семемы или отдельные семы разного ранга (архисемы, дифференциальные семы, периферийные (потенциальные, скрытые); 2) свободные словосочетания; 3) тексты и совокупности текстов (при необходимости экспликации или обсуждения содержания сложных, абстрактных или индивидуально-авторских концептов).

Концепт как единица структурированного знания имеет определенную структуру (Токарев 2000; Болдырев 2001; Попова, Стернин 2001 и др.). Он состоит из компонентов (концептуальных признаков), которые образуют различные концептуальные слои. Концептуальные признаки в условиях вербализации концепта предстают как семы, а концептуальные слои иногда могут совпадать с семемами. Когнитивные слои находятся по отношению друг к другу преимущественно в отношениях производности, возрастания абстрактности каждого последующего уровня.

Комплексное использование лингвокогнитивных методик позволяет наиболее полно исследовать языковые средства объективации концепта.

Лексические и фразеологические единицы объективируют, представляют в речи определенные концепты. Совокупность значений лексических и фразеологических единиц образует семантическое пространство языка. Когнитивная интерпретация результатов анализа семантического пространства языка позволяет моделировать концептосферу общества.

Язык выступает как средство доступа к сознанию носителя языка, к дискретным единицам сознания – концептам, а лингвистические методы позволяют раскрыть содержание концепта.

Целью работы является системное описание языковых средств объективации концепта «быт» в лексико-фразеологической системе современного русского языка и последующее моделирование на этой основе его структуры.

Для решения поставленных задач были использованы следующие методы: семемный анализ, разработанный М.М. Копыленко и З.Д. Поповой (Копыленко, Попова 1989); метод моделирования (построение лексико-фразеологического поля «Быт», составление словарной статьи ключевой лексемы, построение модели одноименного концепта); методы описания концепта с помощью анализа словарных толкований ключевого слова, анализа структуры и содержания ЛФП; метод когнитивной интерпретации полученного языкового материала. В исследовании использовался комплекс экспериментальных методик: свободный ассоциативный эксперимент, направленный ассоциативный эксперимент, методика субъективных дефиниций, методика выявления симиляров и оппозитов ключевой лексемы, методика оценочного комментирования ключевой лексемы. В работе также применялась методика сопоставления диахронических срезов изучаемого концепта, использовались количественные методы.

Языковым материалом исследования послужили словарные дефиниции словарей и энциклопедий, результаты анализа письменных художественных и устных разговорных текстов. Общий корпус проанализированных лексических и фразеологических единиц составил более 2500 языковых единиц. Языковому анализу подвергались более 600 паремий и около 50 афористических текстов. В качестве материала исследования выступали также результаты свободного и направленного ассоциативных экспериментов, субъективные дефиниции, симиляры и оппозиты ключевой лексемы. Всего по различным экспериментальным методикам было опрошено более 2000 испытуемых: количество информантов по отдельным экспериментам колебалось от 503 до 680 человек.

В исследовании мы использовали комплекс методик для анализа средств языковой объективации концепта «быт» в современном русском языке.

Опишем этапы анализа средств языковой объективации концепта «быт» в русском языковом сознании.

На первом этапе была определена ключевая лексема, представляющая концепт «быт» в языке, прослежено ее историческое развитие и современное состояние. Затем на основе словарных данных построено деривационное поле рассматриваемого слова, которое позволило отметить возрастание актуальности концепта в сознании носителей языка, а также расширение исследуемого концепта. В настоящее время отмечается активное словопроизводство с корнем «быт-»: бытовуха, бытовка, бытовня, бытово, бытоустройство, бытовичка, бытовщинка, бытобоязнь, Обувьбытсервис и др. Происходит развитие семантем некоторых родственных ключевой лексеме слов и самой лексемы «быт» в том числе, чаще всего в жаргонизированной речи (например, бытовик – «работник сферы бытового обслуживания» (проф.), «преступник, отбывающий срок за бытовое преступление» (мил.), бытовуха – «непрофессиональная аудио- и видеоаппаратура», «бытовой сифилис» (мол.), «бытовое преступление» (мил.) и др.). Отмечается увеличение сочетаемостных возможностей слов с корнем «быт-»: бытовой героизм, бытовой человек и др. Появляется большое число устойчивых выражений: бытовая техника, бытовая химия, бытует мнение, бытовое явление и др.

Второй этап работы – построение ЛФП ключевой лексемы. Были определены критерии отнесения лексических и фразеологических единиц к зонам поля, разработана методика выделения единиц ЛФП «Быт» (анализ словарных дефиниций, анализ лексических и фразеологических единиц, работа со словарем синонимов, анализ результатов экспериментальных методик – свободного ассоциативного и направленного ассоциативного экспериментов, методики субъективных дефиниций, подбора симиляров и оппозитов ключевого слова и др.).

Анализ структурно-семантической организации ЛФП «Быт» показывает, что исследуемое поле является достаточно большим фрагментом лексико-фразеологической системы русского языка. Общий объем единиц ЛФП «Быт» составляет 2573 единицы, в числе которых 2332 лексемы и 241 фразеологическая единица. Изучаемое поле имеет широко разветвленную структуру, в ней выделяются 4 парцеллы: «Жизнь, существование человека», «Изображение быта», «Условия и средства существования человека», «Семья, ближайшее окружение человека». В составе парцелл, в свою очередь, вычленяются микрогруппы и другие типы группировок.

С точки зрения структурно-иерархической организации, самыми разветвленными, сложными оказываются парцеллы «Условия и средства существования человека» и «Жизнь, существование человека», менее структурно сложной – парцелла «Семья, ближайшее окружение человека». Парцелла «Изображение быта» состоит из небольшого числа лексических единиц и образует целостное, единое микрополе.

В составе ЛФП «Быт» выделены следующие типы группировок: лексико-фразеологические микрополя, фразеологические и лексико-семантические микрогруппы (микрополя).

В исследуемом поле зафиксированы 30 лексико-фразеологических микрогрупп: «Свойства и характеристики повседневной жизни» (повседневность, однообразность, привычность, маячить жизнь и др.), «Пребывание в состоянии быта, повседневной жизни» (рутина, проза жизни, «растительная жизнь» и др.), «Степень налаженности, установленности повседневной жизни» (налаженный, размеренный, в порядке вещей и др.), «Испытываемое эмоциональное состояние в быту» (скука и др.), «Степень значимости повседневной жизни для человека» (мещанство, вещизм и др.), «Одежда и обувь» (платье, халат, тапки и др.), «Средства существования» (деньги, хлеб насущный и др.), «Домашнее хозяйство» (хозяйство, пожитки, обиход и др.), «Уборка дома, квартиры» (уборка, мыть, разложить по местам и др.), «Приготовление пищи» (готовить, варить, язык проглотишь и др.), «Общее наименование действий, связанных с ведением хозяйства» (вести дом, домовничать, держать дом и др.), «Постоянные хлопоты, заботы, связанные с ведением домашнего хозяйства» (хлопотать, обихаживать, вертеться как белка в колесе и др.) и др.; 7 фразеологических микрополей: «Сохранение привычного порядка жизни» (по обыкновению, своим порядком и др.), «Нарушение привычного порядка жизни» (вверх дном, выбиваться из колеи и др.), «Начало ведения какого-либо образа жизни» (вступать на путь, входить в колею, брать моду и др.), «Сходство / различие образа жизни людей» (из разного теста, из одного теста и др.), «Вмешательство и разглашение особенностей личной, внутрисемейной жизни» (выносить сор из избы, копаться в чужом белье и др.), «Одиночество, отделенность человека от семьи» (сам себе хозяин, отрезанный ломоть, отбиться от дома и др.), «Отсутствие хлопот, беззаботная жизнь» (рай земной, жить в свое удовольствие, как за каменной стеной и др.); 37 лексико-семантических микрогрупп: «Общее наименование жизни, существования человека» (быт, жизнь, существование и др.), «Общее наименование порядка жизни» (уклад, образ жизни, нравы и др.), «Общее наименование повседневной жизни» (повседневность, будни, быт и др.), «Оценка быта, повседневной жизни» (серость и др.), «Наличие проблемности, препятствий в быту» (бытовая проблема, неурядицы, жизненные передряги и др.), «Изображение быта» (бытописатель, бытовик, бытовизм и др.), «Общее наименование группы людей» (семья, окружение, родственники и др.), «Наименование людей, связанных иными отношениями» (сосед, друг, знакомый и др.), «Помещения» (комната, кухня, зал и др.), «Предметы интерьера, обстановки дома» (мебель, ковер, шторы и др.), «Бытовые приборы» (чайник, бытовая техника, мясорубка и др.), «Домашняя утварь» (утварь, сумка, щетка и др.), «Посуда» (чашка, тарелка, ложка и др.), «Мистическая составляющая быта» (домовой и др.), «Символы быта» (герань, кошка, канарейка и др.), «Домашние животные» (корова, собака, курица и др.), «Предприятия бытового обслуживания» (служба быта, химчистка, мастерская и др.), «Предметы повседневной необходимости» (иголка, ножницы, веревка и др.), «Крестьянское хозяйство» (пилить дрова, кормить скот, полоть и др.), «Уход за домом, квартирой» (белить, чинить, красить и др.), «Уход за одеждой, обувью и предметами быта» (стирать, гладить, полоскать и др.), «Наличие устроенности условий жизни» (уют, комфорт, домашность и др.), «Бытовой криминал» (бытовик, бытовуха и др.) и др.

С точки зрения полевой организации, ЛФП «Быт» в русском языке хорошо структурировано. В нем четко выделяется ядро, ближняя, дальняя и крайняя периферийные зоны.

В ядре четко выделяется центр: быт, бытовой.

Ядерные лексемы составляют 1% от общего количества единиц поля, периферийные единицы – 99% (ближняя периферия – 24,2%, дальняя – 49,5%, крайняя – 25,3%).

Отличием крайней периферии от других зон поля является то, что именно в нее входят все фразеологические единицы (в полном составе), так как они имеют низкую частотность употребления, для них характерны яркие стилистические и оценочные компоненты.

В ходе исследования структуры поля была обнаружена внешняя периферийная зона парцеллы «Жизнь, существование человека». В эту зону вошли такие единицы, как археология, скиталец, бродяжничество, аскет и др. Все единицы внешней периферии имеют общую дифференциальную сему «образ жизни», однако выступать синонимами (даже в широком смысле слова) единиц ЛФП «Быт» не могут.

Обширность дальней и крайней периферийных зон, наличие внешней периферии позволяет судить о многочисленных связях ЛФП «Быт» с другими лексико-семантическими и лексико-фразеологическими полями русского языка.

Следующий этап исследования – анализ ассоциативного поля лексемы «быт» как средства объективации концепта.

В проведенном свободном ассоциативном эксперименте участвовали 680 информантов (279 мужчин и 401 женщина). Получено 668 первых реакций, 12 испытуемых не дали слов-реакций на слово-стимул «быт».

В результате анализа содержания ассоциативного поля ключевой лексемы с помощью метода, предложенного Ю.Н. Карауловым (Караулов 2000), было выделено 9 смысловых зон семантического гештальта «быт». Перечислим их (процент высчитывался от общего числа испытуемых): «Предметные составляющие быта» (47,4% – хозяйство, мебель, посуда и др.), «Типичная бытовая деятельность» (27,4% – домашние дела, уборка, мытье посуды и др.), «Символы быта» (25,9% – дом, очаг, русская печь) «Семья, окружающие человека в быту люди» (12% – семья, семейный, дети, родители и др.), «Состояние быта» (9,3% – уют, чистота, комфорт и др.), «Жизнь, существование человека» (7,4% – жизнь, уклад, образ и др.), «Эмоциональная составляющая быта» (7% – плохой, хороший, серый и др.), «Проблемность быта» (2,4% – недостаток, проблемы материальные, разбилась лодка любви о быт и др.), «Повседневная жизнь человека» (2,2% – обыденность, будни, повседневность и др.). Анализ смысловой зоны «Эмоциональная составляющая быта» позволила определить цветовой спектр исследуемой единицы – серый, черный.

Данное распределение ассоциатов по смысловым зонам показывает, как реально представлена лексема «быт» в сознании носителей русского языка.

Был проведен направленный ассоциативный эксперимент с целью уточнения содержания лексемы «быт» в русском языковом сознании. В эксперименте участвовали 503 информанта (215 мужчин и 288 женщин). Получено 469 первых реакций, 34 испытуемых отказались выполнить задание.

Опрашиваемым предлагалась следующая инструкция: «Вы участвуете в психолингвистическом эксперименте. Подберите, пожалуйста, определения к слову «быт» и запишите те, которые первыми приходят Вам в голову».

Анализ результатов направленного ассоциативного эксперимента позволяет выделить 12 смысловых зон семантического гештальта «быт»: «Типы быта как образа жизни» (22,5% от общего числа ассоциатов – здоровый, современный, рабочий и др.), «Степень устроенности, комфортности бытовых условий; результат типичной бытовой деятельности» (20,3% – уютный, удобный, комфорт и др.), «Эмоциональная составляющая быта» (17,9% – хороший, плохой, скучный и др.), «Повседневная жизнь» (17% – каждодневный, обыденный, монотонный и др.), «Отнесенность к личной, семейной, домашней жизни» (16,5% – домашний, семейный), «Трудоемкость быта» (6,2% – тяжелый, сложный, суровый и др.), «Характер взаимоотношений между людьми» (3,2% – спокойный, гостеприимный и др.), «Типичная бытовая деятельность человека» (3,2% – рабочий, трудовой, на рыбалке и др.), «Характер проявления быта» (2,2% – разнообразный, разный, определенный и др.), «Характеристика быта с материальной стороны» (1,8% – дорогой, бедный, обеспеченный и др.), «Связь с реальной жизнью, реальностью» (1% – реальный, жизненный и др.), «Характер типичной деятельности» (0,2% – творческий). Индивидуальные ассоциаты составили 0,6% от общего числа испытуемых.

Для носителей языка самым актуальным значением является «сложившийся порядок жизни» и его признаки. Только данный эксперимент позволил выявить различные типы быта. Важными для испытуемых оказываются смысловые зоны «Степень устроенности, комфортности бытовых условий», «Эмоциональная составляющая быта», а также «Повседневная жизнь и ее характеристики». Наличие смысловой зоны «Взаимоотношения человека с другими людьми» еще раз доказывает, что в сознании носителей языка данный смысл непосредственно связан с концептом «быт».

На четвертом этапе работы был проведен анализ психологически реального значения лексемы «быт». Испытуемым было предложено выполнить следующее задание: «Напишите, пожалуйста, своими словами, как Вы понимаете, что такое быт». В опросе участвовало 513 человек (205 мужчин и 308 женщин). Среди ответов 24 отказа (11 мужчин и 13 женщин, что составляет 4,7% от общего числа опрошенных). Получено 795 субъективных дефиниций, из которых 6 дефиниций ложных.

Была составлена словарная статья изучаемого слова на основе словарных системных значений и субъективных дефиниций, предложенных испытуемыми.

Выяснилось, что в сознании носителей русского языка семантическая структура лексемы «быт» представлена четырьмя системными значениями, в каждом из которых выделяется несколько дополнительных сем, и шестью значениями, не зафиксированными словарями.

Приведем сформулированное на основании результатов использования метода субъективных дефиниций психологически реальное значение лексемы «быт».

Быт (513 ии, отказы – 24)

Условия существования, жизненный уклад какого-либо народа, социальной среды и т.п. – 21

Дополнительные семы:

а) обычаи и традиции как составляющая образа жизни человека, какой-либо группы людей – 5;

б) наличие правил, норм, основ жизни – 5;

в) влияние на поведение человека – 1.

Повседневная жизнь человека в ее привычных проявлениях; установившийся порядок жизни – 64

Дополнительные семы:

а) проблемность повседневной жизни – 24;

б) обыденность, привычность, обычность жизни – 20;

в) однообразие, рутинность жизни – 12;

г) всеохватность, необъятность повседневной жизни – 2;

д) бесконечность, длительность повседневности – 1;

е) нечто, мешающее интеллектуальной жизни человека – 1.

Домашнее хозяйство, предметы домашнего обихода – 61

Дополнительные семы:

а) наличие условий для приятного существования – 63;

б) условия жизни человека, бытовые условия – 62;

в) место жительства, жилище человека – 35;

г) место и условия для отдыха человека – 25;

д) нечто необходимое для каждого человека – 5;

е) нечто, создаваемое человеком, артефакт – 2;

ж) опора для других сторон жизни – 1.

Типичная бытовая деятельность человека – 72

Дополнительные семы:

а) повседневные занятия человека – 50;

б) нечто, приносящее заботы, хлопоты – 22;

в) необходимость, обязательность выполнения бытовых действий – 19;

г) результат типичной бытовой деятельности: порядок, чистота – 9;

д) долг, ответственность перед семьей, окружающими людьми – 5;

е) возможность человека к самовыражению, проявлению творческих способностей – 2.

Значения, не зафиксированные словарями:

Семейная, частная, домашняя, внепроизводственная жизнь человека – 75.

Взаимоотношения человека с другими людьми – 65.

Жизнь, существование человека – 29.

Нечто хорошее, приносящее положительные эмоции – 14.

Нечто плохое, доставляющее негативные эмоции – 12.

Реальная жизнь, окружающая человека действительность – 4.

Самыми актуальными для испытуемых оказались следующие значения лексемы «быт»: «домашнее хозяйство, предметы домашнего обихода» (49,5% от общего числа предложивших данную дефиницию), «типичная бытовая деятельность» (35%) и «повседневная жизнь человека» (24%), менее актуальные значения для испытуемых – «семья, семейная, домашняя, внепроизводственная жизнь» (14,6%) и «взаимоотношения человека с другими людьми» (12,7%). Эти значения для носителей языка являются коммуникативно-релевантными и входят в активную зону языкового сознания носителей языка (термин Е.И. Грищук: Грищук 2002). Остальные значения исследуемой лексемы составляют инактивную зону, так как отмечаются испытуемыми достаточно редко (менее 7%).

Была также рассмотрена репрезентация изучаемого концепта в русских паремиях и афористических текстах.

Анализ афоризмов (около 50), посвященных понятию «быт», показал, что в афористических текстах концепт «быт» представлен достаточно бедно по сравнению с паремиологическим фондом, и не играет большой роли для определения специфики изучаемого понятия (В. Маяковский – «Любовная лодка разбилась о быт», Ф. Крышка – «Бытовые мелочи и составляют большие жизненные проблемы», Паскаль – «О нравственных качествах человека нужно судить не по отдельным его усилиям, а по его повседневной жизни» и др.).

Проанализировано более 600 пословично-поговорочных текстов, в которых представлены практически все семемы лексемы «быт». При анализе было выявлено, что концепт объективируется ключевой лексемой «быт», которая характеризуется низкой частотностью. В сборниках пословиц слово «быт» встречается всего в четырех пословицах: «свой быт милее», «земной быт – не всему конец», «бабий быт – завсе бит», «быт здоровый – и труд толковый, быт плохой – и труд такой». Объективация концепта осуществляется также и другими языковыми средствами.

Анализ пословиц и поговорок показывает, что концепт «быт» в русских паремиях представлен достаточно широко в разных аспектах, но, как правило, не целиком. Большой корпус пословиц и поговорок В.И. Даля отражает поведение человека в быту, его отношение к быту, оценку человека по качествам, проявляющимся в быту («чистую посуду легко и полоскать», «дом красится хозяином», «пришла суббота – женская работа», «без ухода нет обихода», «дом вести – не лапти плести» и др.).

Низкая частотность ядерной лексемы «быт», объективирующей центр исследуемого концепта, свидетельствует о том, что концепт формируется достаточно поздно.

Самым актуальным для носителей русского языка являются конкретные значения лексемы «быт»: «домашнее хозяйство» и «типичная бытовая деятельность», корпус пословиц и поговорок, репрезентирующих данные семемы достаточно велик. Обращение к паремиям позволяет выделить разделение типичной бытовой деятельности на мужскую и женскую, другие языковые средства данного компонента не содержат («Мужик да собака всегда на дворе, баба да кошка завсегда в избе», «От хозяина чтоб пахло ветром, от хозяйки дымом» и др.).

Мало актуальны для носителей языка абстрактные семемы «повседневная жизнь» и «уклад жизни». В семеме «уклад жизни» проанализированные пословицы и поговорки содержат компонент «привычность» с его положительной оценкой. Семема «повседневная жизнь» не отмечает актуальные на сегодняшний день компоненты «однообразие», «монотонность», «надоедливость». Это свидетельствует о том, что данная семема активно формируется в сознании современных носителей языка. Оба значения – повседневная жизнь и уклад жизни – представлены в поведенческих правилах, предписываемых человеку, живущему в обществе других людей.

На последнем этапе работы была осуществлена когнитивная интерпретация результатов лингвистических исследований, которая предполагает моделирование структуры концепта по результатам описания средств его языковой объективации. Данная методика осуществляет когнитивное обобщение результатов лингвистического описания языковых средств, вербализующих концепт: факты языкового сознания, выявленные различными лингвистическими и психолингвистическими методами, обобщаются и интерпретируются как факты когнитивного сознания.

Результатами когнитивной интерпретации являются описание структуры концепта, т.е. когнитивных слоев, вычленяющихся в них когнитивных секторов и образующих их когнитивных признаков; ядерно-периферийное упорядочение слоев концепта; описание интерпретационного поля как совокупности концептуальных (ментальных и оценочных) стереотипов, утверждений, вытекающих из понимания и интерпретации концепта сознанием народа.

Под когнитивным слоем мы понимаем совокупность когнитивных признаков, отражающих дискретную единицу концепта определенного уровня абстракции, имеющую языковые способы объективации (слово, словесный ряд, фразеологические единицы, лингвистические средства текста).

Когнитивный признак – это минимальный структурный компонент концепта, отражающий отдельную черту или признак концепта.

В структуре когнитивного слоя выделяются когнитивные секторы. Когнитивный сектор – это совокупность когнитивных признаков в структуре когнитивного слоя, которые представляют собой характеристику отдельного аспекта когнитивного слоя концепта.

В структуре целого концепта выделяется когнитивный параметр, который представляет собой группу близких по содержанию когнитивных признаков, выделяющихся в структуре концепта.

Интерпретационное поле концепта содержит концептуальные (ментальные и оценочные стереотипы) суждения, характеризующие концепт.

Когнитивная интерпретация результатов описания языковых средств объективации концепта «быт» (все когнитивные слои вербализованы) дает следующее представление о структуре концепта, репрезентируемого в языке лексемой «быт».

В структуре концепта «быт» были выявлены 6 когнитивных слоев.

Когнитивный слой «Домашнее хозяйство, предметы домашнего обихода»

Это самый «древний» слой концепта, один из слоев концепта, который имеет яркую наглядно-чувственную систему образов. Данный когнитивный слой включает несколько когнитивных секторов:

место проживания и предметы, окружающие человека в месте проживания;

предметы, защищающие человека от холода (одежда и обувь);

средства питания (пища и напитки);

подсобное хозяйство (двор, домашние животные и др.);

символические составляющие быта.

Когнитивные признаки когнитивного слоя «Домашнее хозяйство, предметы домашнего обихода»: функциональная необходимость наличия предметов домашнего обихода; наличие минимальных условий для существования человека (одежда, пища); наличие благоприятных для человека условий жизни (удобство, уют, комфорт и др.); существование «бытового» минимума предметов домашнего обихода; характер эстетических чувств, порождаемых окружающей обстановкой в быту (украшение быта); принадлежность человеку лично (его собственность); использование по назначению предметов домашнего обихода; способ актуализации статуса личности в обществе (показатель бытового благополучия); смысл жизни человека; место обитания человека, место, в котором проводится большая часть жизни индивида.

Когнитивный слой «Типичная бытовая деятельность»

В данном слое выделяются следующие секторы:

типичная бытовая деятельность, связанная с ведением домашнего хозяйства;

типичная деятельность, связанная с повседневной жизнью человека;

результат типичной бытовой деятельности, связанной с ведением домашнего хозяйства.

Когнитивные признаки слоя: повторяемость, периодичность действий; необходимость приложения усилий для выполнения типичной бытовой деятельности; привычность выполняемых действий; создание минимальных условий для существования человека; создание благоприятных для человека условий жизни; необходимость временных затрат на выполнение действий; обременительность типичных действий; необходимость наличия умений в области выполняемых действий; обязательность для выполнения; однообразность, монотонность выполняемых действий; отсутствие интереса к выполнению действий, скучность, надоедливость из-за однообразия; возможность самовыражения; смысл жизни человека; ощущение ответственности перед близкими людьми.

Когнитивный слой «Повседневность, повседневная жизнь человека»

Наряду с конкретными слоями в структуру концепта «быт» входит абстрактный слой «Повседневность, повседневная жизнь». Этот слой по своему происхождению – один из самых «молодых», появился в конце XIX века и является актуальным, ярким до сих пор.

В данном слое не выделяются когнитивные секторы. Слой имеет целостный, однородный характер. Когнитивные признаки слоя: повторяемость; каждодневность; постоянство, неизменяемость; обычность, заурядность; отсутствие перемен, изменений; скука, надоедливость (как следствие); однообразность, монотонность; непраздничность, будничность; «поедание» человека (быт заел); влияние на здоровье, настроение, работоспособность человека; заполнение времени жизни человека; протяженность; выход за пределы «дома», «домашней жизни», «семьи» – включение различных сфер деятельности (производство, досуг, домашняя жизнь); предварительное знание хода жизни, адекватность восприятия жизни.

Когнитивный слой «Сложившийся порядок жизни» (уклад, образ жизни)

Абстрактным слоем концепта является и когнитивный слой «Сложившийся порядок жизни». Данный слой связан с такой характеристикой жизни человека, как порядок жизни одного человека или группы людей.

Этот слой высоко абстрактен и наслаивается на когнитивный слой «Повседневная жизнь человека».

Когнитивные классификаторы и выделяемые на их основе когнитивные признаки слоя:

Субъект быта: а) один человек; б) группа людей.

Субъект фиксации порядка жизни: а) личность; б) общество, группа людей.

Характер протекания жизни людей: а) упорядоченность действий; б) установленность порядка жизни; в) привычность сложившегося порядка; г) обязательность выполнения установленных действий всей группой людей; д) общепринятость действий; е) повторяемость; ж) традиционность, ритуальность действий людей.

Оценка: а) безоценочность изнутри группы, с точки зрения субъекта быта – в силу привычности или слабая положительная оценка; б) оценочность извне, с точки зрения объекта быта.

Степень сформированности порядка жизни: а) исторически уже установлен; б) формирование в настоящее время; в) отсутствие установленности порядка жизни.

Тип обретения порядка жизни: а) наследование; б) самостоятельное установление.

Социальная перспективность порядка жизни: а) дающий дальнейшее развитие жизни, обеспечивающий нормальное существование человека; б) останавливающий в развитии, не соответствующий требованиям общества.

Временная продолжительность, характеристика порядка жизни: а) вся жизнь человека, группы людей; б) определенный период жизни (день, неделя, год).

5. Когнитивный слой «Семья, семейная, домашняя жизнь и характер взаимоотношений между людьми»

Этот слой возник достаточно давно, но не воспринимался как составляющая концепта «быт». В современной русской концептосфере произошло пополнение концепта «быт» новым когнитивным слоем за счет притяжения одного из слоев концепта «семья». В настоящее время данный слой является одним из актуальных слоев исследуемого концепта, что подтверждают экспериментальные данные. Возможно, что названный когнитивный слой проходит активное становление, формирование в современной концептосфере русских людей.

В данном когнитивном слое выделяются три сектора: 1) семья, ближайшее окружение человека; 2) домашняя, семейная жизнь; 3) характер взаимоотношений человека с другими людьми.

Когнитивные признаки слоя: создание защиты от окружающих «чужих»; противопоставленность общественной жизни, «внешней»; возможность несоблюдения норм поведения и этикета внешнего вида, необходимых для жизни в обществе; создание условий для закрытости, недопущения в личную жизнь; характер отношений с окружающими людьми.

6. Когнитивный слой «Жизнь, существование человека»

Данный слой концепта «быт» высоко абстрактен, наслаивается на другие слои, по объему самый маленький. В нем отсутствуют секторы, он имеет целостный характер.

Когнитивные признаки данного слоя: отнесенность к человеку; временная протяженность, временная характеристика жизни человека.

Интерпретационное поле концепта «быт» состоит из ментальных стереотипов и оценочных суждений. Они достаточно противоречивы, так как отражают этапы становления концепта, относятся к разным его слоям, а также противоречивость суждений интерпретационного поля связана с «фокусом актуализации концепта». Концепт в разные периоды своего функционирования поворачивается к носителям языка разными своими сторонами, аспектами. Это и определяет различное восприятие концепта «быт» («быт дает возможность человеку чувствовать себя защищенным», «быт требует от человека определенных умений», «наличие денег облегчает быт», «быт влияет на человека – на его самочувствие, внешний вид, характер», «быт позволяет не соблюдать условности в поведении и в этикете внешнего вида», «сельский быт тяжелее городского», «быт – это субстанция, которая засасывает, поглощает человека», «быт – «убийца», он разрушает человеческие отношения», «быт губит только ненастоящие чувства», «быт – это смысл жизни», «быт не должен быть смыслом жизни», «быт – это явление, с которым человек ведет постоянную борьбу», «быт позволяет отвлечься от других проблем» и др.).

Проведенный анализ показывает, что модель концепта «быт» выглядит следующим образом.

Ядро концепта является двухвершинным, двуобразным и двуоценочным. Оно включает в себя, с одной стороны, чувственные образы уюта, комфорта (мягкий диван, телевизор, комнатные цветы, уютный, рассеянный свет лампы, мягкий ковер, чистота и порядок и др.), с другой стороны – образы рутинной домашней работы (стирка, уборка дома, стояние у плиты, мытье посуды и др.). Это образы универсального предметного кода (УПК), кодирующие концепт для оперирования им в мышлении носителя языка. Перечисленные образы ярко двуоценочны: образы уюта, комфорта окрашены положительными эмоциями, образы однообразного домашнего труда – отрицательными. Таким образом, ядро концепта «быт» включает в себя два конкретно-чувственных слоя: «Домашнее хозяйство, предметы домашнего обихода» и «Типичная бытовая деятельность».

Ближнюю периферию исследуемого концепта составляют абстрактные слои «Повседневная жизнь человека», «Сложившийся порядок жизни» и «Семья, семейная, домашняя жизнь и характер взаимоотношений между людьми». Слои перечислены в том порядке, как они, наслаиваясь друг на друга, располагаются в ближней периферийной зоне концепта.

Дальняя периферийная зона представлена одним когнитивным слоем – «Жизнь, существование человека». Это наиболее абстрактный слой концепта.

Крайняя периферийная зона концепта «быт» отсутствует. Обширное интерпретационное поле, состоящее из концептуальных (ментальных и оценочных) суждений носителей языка о концепте, обволакивает ядерные и периферийные зоны исследуемого концепта.

Данная модель структуры концепта «быт» является, по нашему мнению, общенародной. Однако для каждого носителя языка исследуемый концепт имеет уникальное строение.

В работе был определен тип концепта «быт». По степени конкретности – абстрактности содержания исследуемый концепт относится к абстрактным единицам мышления. Имея регулярную языковую выраженность, концепт «быт» относится к вербализованным, устойчивым концептам. Способ языковой выраженности указывает на лексико-фразеологический характер изучаемого концепта. По виду своей структуры концепт «быт» относится к многоуровневым единицам мышления, так как включает в себя несколько когнитивных слоев, различающихся по степени абстрактности. По своему содержанию и степени абстрактности, по характеру концептуализируемой информации концепт «быт» имеет статус гештальта, т.е. является комплексной, целостной функциональной мыслительной структурой, упорядочивающей многообразие отдельных явлений в сознании человека. Гештальты образуют семантическое содержание абстрактной лексики, поэтому исследование такой абстрактной единицы мышления, как концепт «быт», мы выполняли с применением экспериментальных методик. Кроме того, необходимо также отметить, что, несмотря на то, что концепт «быт» – высоко абстрактная единица мышления, он содержит конкретно-чувственные образы, кодирующие его в сознании человека.

В работе также исследуется проблема гендерной и возрастной специфики концепта «быт». Результаты исследования показывают, что исследуемый концепт имеет гендерную и возрастную специфику.

Гендерные особенности концепта «быт» проявляются в ядерно-периферийном восприятии, в особенностях образов УПК, кодирующих концепт в мышлении носителей языка, в оценке исследуемого концепта и др.

Ядерные когнитивные слои концепта – «Домашнее хозяйство, предметы домашнего обихода» и «Типичная бытовая деятельность» – актуальны в большей степени для женщин, чем для мужчин. Не выявлено явных гендерных различий в периферийных когнитивных слоях концепта, что свидетельствует об их абстрактности и периферийности для носителей языка, т.е. периферийные слои концепта характеризуются отсутствием гендерной специфики.

Яркие гендерные отличия проявились при анализе оценочного восприятия концепта «быт». При общей тенденции восприятия быта как «нечто положительного, хорошего» для мужчин быт не несет той отрицательной характеристики, которая отмечается у женщин. Различия в отношении к концепту связаны, видимо, с большей занятостью женщин в домашнем хозяйстве, «приземленностью» и рутинностью их труда. Мужчины же достаточно редко заняты в домашнем быту (традиции и обычаи разделения труда на «женский» и «мужской»), поэтому их отношение к данному концепту в большей степени положительное, чем у женщин.

Свободный ассоциативный эксперимент позволил выделить образы, кодирующие исследуемый концепт в сознании носителей языка, а также отметить их гендерные особенности. Для мужчин актуальными оказались образы, связанные с уютом: диван, телевизор, комфорт, отдых и др.; для женщин – образы типичной бытовой деятельности: кухня, посуда, кастрюля, уборка, мусорное ведро, цветы, чистота и др. Это еще раз доказывает, что для мужчин концепт «быт» связан с положительными образами уюта и комфорта, для женщин более актуальными являются негативные образы рутинного домашнего труда. В целом можно сделать вывод, что концепт «быт» в своем ядерном строении более близок женщинам, чем мужчинам.

Наблюдаются также возрастные особенности концепта «быт».

Вопрос «Что для Вас быт?» Варианты ответов

13-15 лет

16-20 лет

21-30 лет

31-50 лет

Старше 50 лет

Нечто хорошее

44,1%

27,7%

34,4%

37%

38,5%

Нечто скорее хорошее, чем плохое

37,3%

43,3%

43,3%

42,1%

35,4%

Никакое

15,3%

21,8%

10%

6,9%

7,7%

Нечто скорее плохое, чем хорошее

0%

7,2%

12,3%

10,2%

3,7%

Нечто плохое

3,3%

0%

0%

1,9%

0%

Отказы

0%

0%

0%

1,9%

6,2%

Оценочная характеристика изучаемого концепта показывает, что быт положительно оценивается преимущественно подростками. Остальные возрастные группы реже оценивают лексему «быт» положительно: юношеский период сталкивает носителей языка непосредственно с проблемами повседневной жизни, происходит активное включение в типичную бытовую деятельность, «рабочая» часть информантов также достаточно активно включена в быт и его проблемы.

Яркие возрастные различия проявились при выборе испытуемыми нейтрального варианта – «никакое». Самый высокий показатель нейтральной характеристики концепта «быт» показали юношеская и подростковая группы; низкий процент выбора данного ответа отмечается среди «взрослых» групп. Для большей части «взрослых» испытуемых концепт «быт» характеризуется наличием той или иной оценки.

При выявлении отрицательной оценки концепта «быт» выяснилось, что среди «взрослой» части испытуемых с возрастом процент негативной оценки концепта резко снижается, это касается выбора пограничного ответа «нечто скорее плохое, чем хорошее». Названный вариант не выбрал ни один подросток, зато среди юношеской группы количество выбора данного ответа достаточно велико – более 7%.

Данные результаты связаны с окружающей человека действительностью, с деятельностью человека. Работающая часть испытуемых и студенческая юношеская группа вынуждены тратить драгоценное свободное от работы и учебы время на бытовую деятельность, резче осознается этими группами однообразность жизни, для людей старше 50 лет и подростков это не так актуально.

Возрастные особенности изучаемого концепта были выявлены и при проведении эксперимента по исследованию психологически реального значения лексемы «быт». В концептосфере детей младше 11-12 лет концепт или отсутствует или только начинает свое формирование. Дети младше 11-12 лет при устном опросе называли лишь образы, связанные с деятельностью человека: «мама стирает, готовит, убирает», «я выношу мусор, мою тарелки, подметаю» и др. Это свидетельствует о начале формирования концепта в виде образов универсального предметного кода (УПК), которые впоследствии дадут возможность оперировать концептом в мыслительной деятельности.

Анализ результатов субъективных дефиниций показывает, что испытуемые младше 20 лет воспринимают быт достаточно абстрактно, именно подростковая и юношеская группы чаще всего связывают понятие «быт» с «жизнью, существованием человека», другие возрастные группы данное значение лексемы «быт» называют реже.

Связь с реальной действительностью, типичной деятельностью отмечается при определении быта как «типичной бытовой деятельности»: самые высокие показатели у групп, активно включенных в бытовую деятельность, – молодежной и средней возрастных групп, более низкие показатели дает юношеская группа, самые низкие – у людей старшего возраста.

Возрастные особенности исследуемого концепта проявляются в том, что при взрослении у человека существенно изменяется восприятие концепта «быт»: оно становится более оценочным, менее однозначным. Значительно изменяется и модель структуры концепта «быт». Для детей до 10-12 лет концепт состоит только из УПК – образ домашней работы, в концептосфере некоторых детей концепт отсутствует или только начинает свое формирование. Для других взрослых людей концепт представляет собой сценарий – последовательность выполнения типичной бытовой деятельности, для некоторых «быт» может выступать в виде фрейма. Это зависит от степени сформированности и актуальности концепта «быт» для того или иного человека.

Таким образом, исследование показало следующее:

Концепт «быт» является одним из центральных социально-психологических концептов русской концептосферы, объективируемым в русском языке обширным и хорошо структурированным лексико-фразеологическим полем, а также многочисленными паремиями, что свидетельствует о его коммуникативной релевантности для русского языкового сознания.

Исследуемый концепт имеет статус гештальта, что обусловливает его диффузное восприятие носителями языка.

Концепт «быт» имеет полевую структуру. Яркой особенностью исследуемого концепта является его двухвершинное и двуоценочное ядро: ядро концепта представлено в сознании носителей языка, с одной стороны, образами уюта, комфорта, с другой стороны – образами рутинной домашней работы.

Интерпретационное поле концепта «быт» очень обширно, представлено совокупностью концептуальных (ментальных и оценочных) стереотипных суждений и содержит разнооценочные предикации, относящиеся к различным когнитивным слоям концепта. Характерной особенностью языковой объективации элементов интерпретационного поля является редкость вербализации концепта ключевой лексемой при обширной представленности концепта другими языковыми единицами.

Концепт «быт» имеет яркие гендерные и возрастные особенности.

Все когнитивные слои концепта имеют лексическую объективацию, что подтверждает коммуникативную релевантность концепта для русского национального языкового сознания.

Предложенная в работе комплексная методика исследования средств языковой объективации концепта, включающая использование экспериментальных приемов, позволяет с достаточной полнотой выявить структуру концепта в национальной концептосфере.

Литература

Арутюнова Н.Д. О стыде и стуже // Вопросы языкознания. 1997. № 2. С. 59-70.

Бабушкин А.П. Типы концептов в лексико-фразеологической семантике языка. Воронеж: Изд-во Воронеж. гос. ун-та, 1996.  104 с.

Бабушкин А.П. Сослагательное наклонение и «возможные миры» // Когнитивная семантика: Материалы II междунар. школы-семинара по когнитивной лингвистике, 11-14 сентября 2000 г. / Отв. ред. Н.Н. Болдырев: В 2-х ч.  Тамбов: Изд-во ТГУ, 2000.  Ч. 2.  С. 183-184.

Бабушкин А.П. Сослагательное наклонение как «окно» в возможные миры // Вестник ВГУ. Лингвистика и межкультурная коммуникация. – 2001.  №1.  С. 16-22.

Болдырев Н.Н. Когнитивная семантика: Курс лекций по английской филологии.  Тамбов: ТГУ, 2001.  123 с.

Боргоякова А.П. Национально-культурная специфика языкового сознания хакасов, русских и англичан (на материале ядра языкового сознания): Дис. … канд. филол. наук / Боргоякова Аяна Павловна.  М., 2002.  181 с.

Виноградов В.В. Из истории лексических взаимоотношений русских говоров и литературного языка. Быт // Бюллетень диалектологического Сектора Института русского языка АН СССР. М.-Л., 1949. Вып. 5. С. 96-101.

Виноградов В.В. История слов / Российская академия наук. Отделение литературы и языка / Отв. ред. Н.Ю. Шведова.  М.: Толк, 1994.  1138 с.

Воркачев С.Г. Концепт счастья в русском языковом сознании: опыт лингвокультурологического анализа: Монография. Краснодар: Изд-во КубГТУ, 2002.  142 с.

Грищук Е.И. Абстрактная лексика в языковом сознании (экспериментальное исследование языкового сознания старшеклассников): Дис. … канд. филол. наук / Грищук Елена Ивановна.  Воронеж, 2002.  237 с.

Дашиева Б.В. Концепт образа мира в языковом сознании русских, бурят и англичан (национально-культурный аспект): Дис. … канд. филол. наук / Дашиева Будаханда Владимировна.  М., 1999.  227 с.

Залевская А.А. Психолингвистический подход к проблеме концепта // Методологические проблемы когнитивной лингвистики: Научное издание / Под ред. И.А. Стернина. – Воронеж: Воронеж. гос. ун-т, 2001. С. 36-44.

Карасик В.И. Языковой круг: личность, концепты, дискурс. Волгоград: Перемена, 2002.  477 с.

Караулов Ю.Н. Показатели национального менталитета в ассоциативно-вербальной сети // Языковое сознание и образ мира. Сб. ст. Отв. ред. Н.В. Уфимцева.  М.: ИЯЗ, 2000.  С. 191-206.

Коннова В.Ф. Об одной лексико-семантической группе в ОЛА. Слова со значением «имущество», «скот», «хлеб» // Материалы и исследования по общеславянскому лингвистическому атласу.  М., 1968.

Копыленко М.М., Попова З.Д. Очерки по общей фразеологии: Учеб. пособие по спецкурсу для филологов. Воронеж: Изд-во ВГУ, 1989. 190 с.

Кубрякова Е.С. Начальные этапы становления когнитивизма: лингвистика – психология – когнитивная наука // Вопросы языкознания. 1994.  № 4.  С. 34-47.

Кубрякова Е.С. Проблемы представления знаний в языке // Структуры представления знаний в языке.  М.: РАН ИНИОН, 1994. С. 2-31.

Кубрякова Е.С. Язык пространства и пространство языка (к постановке проблемы)  // Известия РАН.  Сер. лит. и яз.   1997.  № 3.  С. 22-31.

Кубрякова Е.С. Языковое сознание и языковая картина мира // Филология и культура. Материалы междунар. конф. 12-14 мая 1999 г.  Тамбов: Изд-во ТГУ им. Г.Р. Державина, 1999.  Ч. 1.  С. 6-13.

Кубрякова Е.С. Когнитивная лингвистика и проблема композиционной семантики в сфере словообразования // Известия РАН.  Сер. лит. и яз.  2001.  №1.  С. 13-24.

Лихачев Д.С. Концептосфера русского языка // Известия АН СССР. – Сер. лит. и яз.  1993.  Т. 52.  Вып. 1.  № 1.  С. 3-9.

Лукина Г.Н. Предметно-бытовая лексика древнерусского языка / Ин-т русского языка АН СССР; Отв. ред. Л.П. Жуковская. М.: Наука, 1990. 180 с.

Медведева А.В. Символическое значение как тип значения слова (на материале русских и английских обозначений обиходно-бытовых ситуаций, предметов и явлений материальной культуры): Дис. … канд. филол. наук / Медведева Анастасия Викторовна.  Воронеж, 2000.  187 с.

Попова З.Д., Стернин И.А. Понятие «концепт» в лингвистических исследованиях.  Воронеж: Изд-во ВГУ, 1999.  30 с.

Попова З.Д., Стернин И.А. Очерки по когнитивной лингвистике. Воронеж: Истоки, 2001.  191 с.

Попова З.Д., Стернин И.А. Язык и национальная картина. Воронеж: Истоки, 2002.  59 с.

Прохорова В.Н. Бытовая лексика в языке московских памятников второй половины ХVII в.: Дис. … канд. филол. наук.  М., 1953.

Рахилина Е.В. Когнитивная семантика: история, персоналии, идеи, результаты // Семиотика и информатика. М., 1998.  Вып. 36. С. 274-323.

Рахилина Е.В. О тенденциях в развитии когнитивной семантики // Известия РАН.  Сер. лит. и яз.  2000.  № 3.  С. 3-15.

Рудакова А.В. Концепт «быт» в структуре русского национального сознания // Проблема национальной идентичности в культуре и образовании России и Запада: Материалы науч. конф. В 2-х т.  Воронеж: ЦЧКИ. 2000.  Т. 1.  С. 77-82.

Рудакова А.В. Лексема «быт» и ее концептуальное содержание // Русский язык вчера, сегодня, завтра. (Материалы рос. конф., посв. 40-летию кафедры русского языка Воронеж. гос. ун-та и 75-летию со дня рождения И.П. Распопова).  Воронеж: ВГУ, 2000.  С. 129-131.

Рудакова А.В. Концепт «быт» в русских паремиях // Актуальные проблемы изучения и преподавания русского языка на рубеже ХХ – ХХI вв.  Воронеж: НМЦ ВГПУ, 2001. С.140-142.

Рудакова А.В. Экспериментальное изучение концепта «быт» в русском языковом сознании // Культура общения и ее формирование. Воронеж: Полиграф, 2001.  Вып. 8.  С. 88-94.

Рудакова А.В. Средства объективации концепта «быт» в русском языке // Филология и культура: Материалы III междунар. науч. конф. 16-18 мая 2001 г. / Отв. ред. Н.Н. Болдырев: В 3 ч. – Ч. 1.  Тамбов: Изд-во ТГУ им. Г.Р. Державина, 2001.  С. 191-192.

Рудакова А.В. Методика описания содержания концепта БЫТ в русском языке // Методические проблемы когнитивной лингвистики: Научное издание / Под редакцией И.А. Стернина.  Воронеж: Воронеж. гос. ун-т, 2001.  С. 121-126.

Рудакова А.В. Концепт «быт» в семантическом пространстве русского языка // Сборник материалов юбилейной науч. конф. преподавателей и студентов БГПИ.  Борисоглебск, БГПИ, 2001. С. 97-98.

Рудакова А.В. Экспериментальное изучение гендерных особенностей концепта «быт» в русском языковом сознании // Гендер: язык, культура, коммуникация. Тез. докл. II междунар. конф. 22-23 ноября 2001. – Москва, МГЛУ, 2001. С. 92-93.

Рудакова А.В. Изучение национального сознания через язык на уроках русского языка (на примере лексемы «быт») // Проблемы преподавания литературы, русского и иностранных языков в современной школе (Гуманизация образовательного процесса): Материалы первой областной учительской конференции, 23 марта 2002 г.  Воронеж: ВЭПИ, 2002.  С.148-149.

Рудакова А.В. Опыт экспериментального исследования концепта «быт» в русском сознании // Вестник ВОИПКРО. Воронеж, 2002.  Вып. 8. С. 139-144.

Рудакова А.В. Интерпретационное поле концепта «быт» // Культура общения и ее формирование (Воронеж, 15-16 апреля 2002). Научн. издание.  Воронеж: Истоки, 2002.  Вып. 9.  С. 54-56.

Рудакова А.В. Концепт «быт» как компонент национальной концептосферы // Проблема национальной идентичности и принципы межкультурной коммуникации: Материалы школы-семинара (Воронеж, 25-30 июня 2001 г.). В 2-х т.  Воронеж: Полиграф, 2001.  Т. 2.  С. 52-56.

Рудакова А.В. Экспериментальное исследование содержания концепта «быт» (на материале словарных дефиниций) // Композиционная семантика: Материалы III междунар. школы-семинара по когнитивной лингвистике, 18-20 сент. 2002 г. / Отв. ред. Н.Н. Болдырев: В 2 ч.  Тамбов: Изд-во ТГУ им. Г.Р. Державина, 2002.  Ч. 1.  С. 102-104.

Рудакова А.В. Интерпретационное поле концепта «быт» // Труды молодых ученых / Воронеж. гос. ун-т.  2002.  Вып. 2.  С. 354-361.

Рудакова А.В. Методика выделения лексико-фразеологического поля «быт» // Культура общения и ее формирование.  Воронеж: Истоки, 2003.  Вып. 10.  С. 57-61.

Рудакова А.В. К вопросу о формировании концептов (на примере концепта «Быт») // Вестник ВОИПКРО. Воронеж: ВОИПКРО, 2003.  Вып. 10. С. 176-184.

Рудакова А.В. Концепт «быт» в русском языковом сознании (на примере исследования психологически реального значения лексемы «быт») // Проблемы изучения живого русского слова на рубеже тысячелетий: Материалы II Всерос. науч.-практ. конф. В 2-х ч.  Воронеж: Воронеж. гос. пед. ун-т, 2003.  Ч. II.  С. 17-20.

Рудакова А.В. Исследование гендерных особенностей концепта «быт» // Гендер: язык, культура, коммуникация: Материалы III междунар. конф. 27-28 ноября 2003.  М.: Моск. гос. лингв. ун-т, 2003. С. 91-92.

Рудакова А.В. Объективация концепта «быт» в лексико-фразеологической системе русского языка. Автореф. дис. …канд.филол.наук. Воронеж, 2003. 22 с.

Рудакова А.В. Лексема «быт» и родственные ей слова в современном русском языке // Язык и национальное сознание. Воронеж: Истоки, 2004. Вып. 5.  С. 111-115.

Рудакова А.В. Когнитология и когнитивная лингвистика. Изд. 2-е, исправл.  Воронеж: Истоки, 2004.  80 с.

Смолина К.П. Лексика имущественной сферы в русском языке ХI – XVII вв. / К.П. Смолина.  М.: Наука, 1990. –208 с.

Степанов Ю.С. Константы: Словарь русской культуры: Опыт исследования.  М.: Школа «Языки русской культуры», 1997.  824 с.

Токарев Г.В. Проблемы лингвокультурологического описания концепта (на примере концепта «трудовая деятельность»).  Тула, 2000.

Топорова В.М. Концепт «форма» в семантическом пространстве языка.  Воронеж: Истоки, 1999.  175 с.

Тришина А.В. (Рудакова А.В.) Национальная специфика репрезентации концепта «быт» в русском языке // Язык и национальное сознание. Научное издание.  Воронеж: ЦЧКИ, 1999.  Вып. 2.  С. 27-28.

Тришина А.В. (Рудакова А.В.) Формирование концепта «быт» в русской концептосфере // Культура общения и ее формирование.  Воронеж: Истоки, 2000.  Вып. 7.  С. 57-59.

Убийко В.И. Типология концептов и методика когнитивного анализа // Теория поля в современном языкознании: Материалы науч.-теор. семинара.  Уфа, 1999.  Ч. 5.  С. 42-47.

Харитонова Б. Национальная специфика семантики русского слова (на материале существительных лексических полей «Человек», «Быт», «Народное хозяйство» …): Дис. … канд. филол. наук / Харитонова Берит.  Воронеж, 1987.  272 с.

Н.М. Катаева (Екатеринбург)