Н.А. Паскова (Иркутск) ЖЕНЩИНА

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 

Данное исследование посвящено изучению лексических средств представления концепта «женщина» в текстах среднеанглийского периода (с XII по XV век). Этот период представляет для нас интерес потому, что он характеризуется великими изменениями как на всех уровнях языка, так и в культуре Англии, что явилось следствием Нормандского завоевания. Выбор объекта исследования обусловлен тем, что женщина в данный период, известный в истории как период рыцарской культуры, занимала особое место в английском обществе, что, безусловно, нашло своё отражение в языке.

Объектом исследования являются лексемы (единицы первичной и вторичной номинации), вербализующие концепт «женщина» в среднеанглийском языке на уровне лексико-семантической подсистемы, а также на синтагматическом (текстовом) уровне.

Ставится цель на основании анализа словарного и текстового материала осуществить реконструкцию концепта «женщина» и выявить те параметры, в соответствии с которыми женщина была категоризована в культуре англичан XII – XV веков.

Культурный концепт понимается в работе как структура представления знаний об определённом объекте или явлении действительности, отмеченном этнокультурной спецификой. Концепты вербализуются в языке, а потому могут быть исследованы лингвистическими методами (Кубрякова 1996; Степанов 1997; Болдырев 2000; Попова 2001; Карасик 2002 и др.).

Материалом исследования послужили свыше 3000 примеров употребления лексем, называющих женщину, в текстах среднеанглийского периода. Источниками примеров явились авторитетные исторические словари (В&Т; MED; OED) и произведения Дж. Чосера ("The Canterbury Tales", "Troilus and Cressida", "The Legend of Good Women"). В использованных нами словарях представлен значительный корпус примеров употребления ЛЕ в различных текстах среднеанглийского периода с указанием их значений и времени, когда они засвидетельствованы в письменных памятниках. Для исследования контекстов употребления лексем, называющих женщину в среднеанглийском языке, нами были выбраны произведения Дж. Чосера, во-первых, в связи с изображением в них женщин различного социального положения, во-вторых, в связи с различной регистровой представленностью языка и речи разных слоев среднеанглийского общества. Общий объём проанализированных текстов Дж. Чосера составляет более 300 000 словесных знаков.

С целью выявления языковых средств, репрезентирующих концепт «женщина» в среднеанглийском языке, была проведена сплошная выборка существительных, называющих женщину в зависимости от её различных параметров, из словаря "A Chaucer Glossary" и трёх произведений Дж. Чосера ("Troilus and Cressida", "The Canterbury Tales", "The Legend of Good Women"), а также дифференцированная выборка лексем и примеров их употребления в разножанровых среднеанглийских текстах по историческим словарям MED и OED.

В результате было выделено 90 лексем, репрезентирующих концепт «женщина» в среднеанглийском языке. Критерием их отбора явилась обязательная актуализация в их значениях концептуальных признаков «лицо» и «женский пол», которые мы определяем как ядерные. Далее нами был проведён компонентный анализ всех выделенных лексических единиц, что позволило выявить 7 дополнительных признаков, которые включаются в значения тех или иных единиц, но не являются обязательными: «возраст», «род деятельности», «положение в обществе», «родственные отношения», «семейное положение», «взаимоотношения с лицами мужского пола», «характер/поведение». В соответствии с данными концептуальными признаками, лексемы, осуществляющие вербализацию концепта «женщина» в среднеанглийском языке, были условно разделены на 8 групп, каждая из которых подробно анализируется в работе.

1. В группу общих наименований лиц женского пола входят единицы womman, wyf, femele, feminin(e), для которых ядерные признаки концепта «лицо» и «женский пол» являются прототипическими. Анализ ЛЕ данной группы показал следующее:

Слова womman и wyf являются английскими по происхождению, в то время как femele и feminin(e) заимствованы из романских языков.

Лексемы womman и избыли засвидетельствованы ещё в древнеанглийский период, функционировали на протяжении всего среднеанглийского периода и про должают использоваться сейчас, а ЛЕ femele и feminin(e) появились в английском языке лишь с XIV века.

-Значения существительных femele и feminin(e) значительно уже, чем у womman и wyf. Лексемы femele и feminin(e) относятся к научному стилю и фиксируют значение слова «женщина» по биологическому признаку, т.е. имеются в виду анатомо-биологические признаки женщины ( в отличие от мужчины).

На основании вышесказанного ключевыми словами-репрезентантами концепта «женщина» в среднеанглийском языке признаны ЛЕ vomman и wyf. Они отвечают всем необходимым критериям, предъявляемым к ключевым словам: являются английскими по происхождению, простыми по морфологическому составу, имеют достаточно общие значения, что неизбежно ведёт к их значимости для носителей языка, а, следовательно, к общеизвестности и частотности употребления.

2.         В группу ЛЕ, называющих женщину и указывающих на возраст, входят 23 существительных, противопоставляемых по семантическим компонентам 'молодая' (17 единиц) и 'старая' (6 единиц), на основании чего они подразделяются на два синонимических ряда. В данной группе нами отмечено значительное преобладание слов, обозначающих молодую женщину. Этот факт может быть объяснён особенностями той исторической эпохи.

Во-первых, европейское общество вообще очень долго состояло преимущественно из молодых людей (Шкуратов 1997: 281), средняя продолжительность жизни, например, во Франции до конца XVIII в. не превышала 23 лет (Aries 1960, 1992, цит. по Шкуратов 1997: 282). Во-вторых, молодая девушка, женщина, несомненно, являлась более полезной в обществе по сравнению с женщиной в годах/старой женщиной. В-третьих, молодая девушка/женщина привлекала особое внимание мужчин и потому номинировалась большим количеством единиц.

Ряд синонимов со значением 'девочка, девушка, молодая женщина' представлен в среднеанглийском языке следующими лексемами: child womman, damisele, gill, girl(e), juvencle, las(se), maid(e), maide-child, maidekin, maiden, maiden-child, maiden-kin, wench(e), wenchel, yong(e), yung(e) lady, yong(e) woman. Их анализ показывает, что, называя главным образом девушку, молодую (незамужнюю) женщину, некоторые из них наряду с концептуальным признаком «возраст» проявляют также концептуальные признаки «взаимоотношения с лицами мужского пола» и «род деятельности».

Проявление признака «взаимоотношения с лицами мужского пола» и функционирование в таких значениях, как 'девственница', 'возлюбленная', 'любовница', 'проститутка, шлюха', вероятно, обусловлено тем, что способность проявлять сексуальную активность характерна для женщин именно в молодом возрасте, а потому они в первую очередь привлекают внимание и интерес мужчин. Проявление у данных слов признака «род деятельности» и использование их для обозначения служанки можно объяснить историческими фактами. В среднеанглийский период в качестве служанок нанимали девушек/женщин в возрасте от 10 до 20 лет, иногда немного старше, по контракту на один год (Rigby 1995: 274), из чего следует, что данный род деятельности был характерен для молодых девушек.

Ряд синонимов со значением 'старая женщина' представлен в среднеанглийском языке следующими словами: ald(e) wyf, eld(e) wymman, vecke, rebek(ke), ribib(e), ribible, анализ которых показывает, что старая женщина в Англии в исследуемый период зачастую получает негативную оценку. Она категоризована как суетливая, застенчивая, ворчливая, словоохотливая.

3.         Группа ЛЕ, называющих женщину и указывающих на род деятельности, является самой многочисленной из всех групп ЛЕ, вербализующих концепт «женщина» в среднеанглийском языке. В неё входят 34 слова, из которых лишь 6 существительных составляют древнеанглийское наследие, остальные 28 лексем появились в языке именно в среднеанглийский период. Это говорит о том, что социальные функции женщины в этот период значительно расширились, что неизбежно привело к появлению большого количества слов, отражающих новые понятия. Анализ ЛЕ, входящих в исследуемую группу, позволяет нам сделать вывод о многообразии сфер деятельности женщин в среднеанглийский период.

Женщины, занятые в религиозной сфере, обозначаются в среднеанглийском языке ЛЕ abbesse, prioress, nonne. Все 3 лексемы восходят к латинскому языку. Это несложно объяснить, зная тот факт, что латынь вплоть до XVI века была языком церкви в Англии. А так как после Нормандского завоевания все важные церковные должности в Англии были заняты нормандским духовенством, ЛЕ abbesse и prioress были заимствованы из нормандского французского.

Достаточно многочисленным является ряд единиц, называющих женщину, так или иначе занимающуюся управлением: quen(e), princesse, maistresse, governeresse, governesse, constablesse, sowdanesse, gyderesse, captenesse, executrice, gud wif. Анализ всех значений данных лексем показывает, что женщину-правительницу в обществе среднеанглийского периода почитали как богиню и наделяли самыми лучшими качествами – она представлялась самой достойной, совершенной, милостивой, справедливой, красивой. Кроме того, она концептуализирована в английской языковой картине мира как защищающая, охраняющая, покровительствующая. Из 11 лексем данного ряда лишь две ЛЕ: quen(e) и gud wif- являются английскими по происхождению, остальные представляют собой заимствования из французского языка.

Такое большое количество французских заимствований в данной группе объясняется рядом факторов. Во-первых, нормандцы имели более разработанную административную систему и, соответственно, необходимый терминологический аппарат. Насаждение завоевателями новых общественных отношений в Англии неизбежно влекло за собой и соответствующие изменения в языке. Во-вторых, в исследуемый нами период правящий класс – феодальная аристократия и духовенство – состоял из людей нормандского происхождения, и нормандский французский был языком знати и королевского двора.

Женщины, занятые в сфере обучения и воспитания, обозначаются в среднеанглийском языке ЛЕ maistres(se), governeresse, norice. Анализ лексем данной группы позволил сделать следующие выводы. Во-первых, все три слова являются французскими по происхождению. Во-вторых, в среднеанглийском языке не было ни одного слова, называющего собственно женщину, дающую знания, обучающую какой-то науке (нечто подобное современному понятию «учительница»). Объяснение этому, вероятно, заключается в том, что женщина в то время могла заниматься обучением лишь в домашних условиях, где это было частью воспитания, и то только для молодых леди из состоятельных семей.

В среднеанглийском языке нами также выделены ЛЕ, обозначающие женщин, занятых производством и поставкой продуктов питания (tappestere, fruitestere, waferere, wafrestre, hunteresse), сельским хозяйством (deye и herdesse), ремеслом seamster(e), spynnester(e), silkewoman, smyth wyfe). Важно отметить, что все слова, обозначающие женщин, занятых ремеслом, являются английскими по происхождению. Мы полагаем, что объяснением этому может служить тот факт, что ремесленники относились к низкому сословию и главным образом жили и работали в деревне, а, как известно, простой народ и во время Нормандского завоевания говорил на английском языке.

Женщины, занятые в сфере обслуживания, обозначаются в среднеанглийском языке JIE maiden, maid(e), wench(e), lavender(e), chamberere, childe wyf. Многие из данных лексем, кроме того, что актуализируют концептуальный признак «род деятельности», в процессе своего дальнейшего развития в среднеанглийский период проявляют также концептуальный признак «взаимоотношения с лицами мужского пола» и функционируют в таких значениях, как 'возлюбленная', 'проститутка, шлюха', 'фаворитка, любовница'. В связи с тем, что в сфере обслуживания в исследуемый период могли быть заняты как женщины низкого, так и благородного происхождения, мы отмечаем непосредственную зависимость между социальным положением женщины, характером её взаимоотношений с мужчинами и оценкой её действий/поведения со стороны общества.

Интересным представляется тот факт, что в среднеанглийском языке нами была обнаружена лишь одна ЛЕ, обозначающая женщину, занятую в сфере развлечения – tumbester, и одна ЛЕ, обозначающая женщину, занятую в интеллектуальной сфере – auctouresse, что свидетельствует о нетипичности данных видов деятельности для женщины исследуемого периода.

Рассмотренные нами ЛЕ, называющие женщину и указывающие на род деятельности, не представляют всего спектра профессий, в которых могла быть занята женщина, так как в фокусе нашего внимания были в основном маркированные лексемы, обозначающие референта-женщину. Однако мы полагаем, что именно эти ЛЕ представляют те виды деятельности, которые являлись самыми характерными для женщины в среднеанглийский период.

4. В группу ЛЕ, называющих женщину и указывающих на положение в обществе, вошли 19 слов, однако, в неё могут быть включены практически все ЛЕ, называющие род деятельности женщины, так как, по логике вещей, род деятельности непосредственно связан с определённым положением в обществе. Компонентный анализ лексем данной группы и группы ЛЕ, называющих род деятельности женщины, позволяет нам условно подразделить положение женщины в обществе среднеанглийского периода на 4 уровня: знатные/титулованные женщины, благородные женщины (женщины хорошего происхождения и воспитания), простые/прислуживающие женщины, зависимые женщины.

Примечательно, что 14 из 19 слов данной группы обозначают знатных/титулованных женщин: abbesse, birde, constablesse, countesse, dame, duchesse, governeresse, governesse, ladi(e), maistres(se), markesesse, princesse, quen(e), sow-danesse. Их анализ показывает, что женщина знатного происхождения категоризована в культуре англичан как женщина достойная, щедрая, справедливая. Что касается женщин более низкого происхождения, для их обозначения существовало гораздо меньше слов, а именно: gentilvom(m)an – благородная женщина, женщина хорошего происхождения или воспитания, maiden, maid(e) и wench(e) – женщина простого происхождения, womman thrall – зависимая женщина.

5.         В группу ЛЕ, называющих женщину и указывающих на родственные отно шения, входят 10 ЛЕ: eldmoder, grandam(e), gudame, beldam(e), grandmoder, moder, daughter, suster, aunte, nece, – которые свидетельствуют о том, что для среднеанглийского общества релевантными были те же родственные отношения, что и для со временного общества. Особое внимание обращают на себя ЛЕ, называющие бабушку (eldmoder, grandam(e), gudame, beldam(e), grandmoder). Их анализ показывает, что четыре из пяти вышеназванных лексем изначально содержат положительную коннотацию. На основании этого мы полагаем, что бабушки в среднеанглийском обществе занимали особое место, вероятно, их почитали как более мудрых в семейных вопросах, в проблемах воспитания детей.

В группу ЛЕ, называющих женщину и указывающих на семейное положение, входят 3 слова: brid(e), wyf widewe. Их анализ указывает на то, что по признаку «семейное положение» женщины в средневековой Англии подразделялись на 3 основные группы: невесты, жёны и вдовы; понятия «старая дева» в то время, видимо, не существовало.

В группу ЛЕ, называющих женщину и указывающих на взаимоотношения с лицами мужского пола, включены слова, противопоставляемые по семантическим компонентам: 'девственная' (maiden, maid(e), virgine, pucel(le), may), 'любимая / возлюбленная' (ladi(e) и wench(e)), 'распутная / развратная' (wench(e), quene, file, bordel-wommari), на основании чего мы, соответственно, разделяем их на три синонимических ряда.

И, наконец, в группу ЛЕ, называющих женщину и указывающих на характер/поведение, включены оценочно-маркированные слова (file, jangleresse, maiden, shrewe, trayteresse, queen, archewif, virago), в которых концептуализированы особенности характера и поведения женщин в английской языковой картине мира XII – XV веков.

Фактически все вышеприведённые ЛЕ относятся к пейоративам, так как называют отрицательные черты характера или поведения женщины. Анализ данной группы номинативных единиц показывает, что наиболее осуждаемыми качествами женщины в среднеанглийском обществе были: злость, сварливость, болтливость, лживость, предательство, разврат (аморальное поведение и половая распущенность). Мы полагаем, что наличие в среднеанглийском языке немалого количества слов, оценивающих поведение женщин, свидетельствует о высоких требованиях, предъявляемых к женщине в среднеанглийском обществе, и резком осуждении любых отклонений от нормы в её поведении.

Принимая во внимание общеизвестный тезис о том, что количество номинаций в языке прямо пропорционально его культурной значимости для данного народа, мы полагаем, что выделенные нами 90 лексем, репрезентирующие концепт «женщина» в среднеанглийском языке, указывают на то, что женщина занимает достаточно важное место в английском обществе XII – XV веков.

В связи с тем, что из корпуса слов, обозначающих женщину в среднеанглийский период, древнеанглийское наследие составляет лишь 21 слово, а все остальные 69 ЛЕ появились именно в исследуемый период, мы можем говорить о возросшем внимании к женской персоне, об увеличении социальных функций женщины в обществе, появлении новых названий женских титулов и рангов, возрастании требований к поведению и характеру женщины.

Большое количество в корпусе слов, осуществляющих вербализацию концепта «женщина» в среднеанглийском языке, романских заимствований (39 ЛЕ) и слов, в состав которых входит французский компонент (10 ЛЕ), говорит об огромном влиянии в исследуемый период французской культуры на английскую.

Анализ ключевых слов исследуемого концепта, а также других широкоупотребительных слов, называющих женщину, проводимый в исследовании, обусловлен тем обстоятельством, что поскольку сочетаемость слова обусловлена его ассоциативным потенциалом, она есть внешнее, поверхностное проявление его глубинных ассоциативных контуров (Чернейко 1997: 288-295). В своём исследовании мы обращаемся к анализу метафор, метонимий, компаративных усилительных выражений и других сравнений, так как они являются базовыми элементами создания образности.

Проанализировав тексты Дж. Чосера, мы пришли к выводу, что концептуализация внешности женщины в текстах среднеанглийского периода находится в соответствии с её характером, а именно: каков характер, такова и внешность. Определённое описание внешности и характера часто зависит, во-первых, от того, к какому социальному классу принадлежит женщина, во-вторых, от того, чьими глазами мы видим её образ.

Красивая внешность и положительные черты характера чаще приписываются знатным женщинам и, как правило, актуализируются рыцарями, мужчинами благородного происхождения. В таких случаях наблюдается эстетизация и сексуализация образа женщины, которая достигается следующими средствами:

1)         использованием при описании женской внешности атрибутивных фраз высокого регистра, являющихся в достаточной мере стереотипизированными (например, armes smale – 'хрупкие руки', streyghte bak – 'прямая спина', snowish throte – 'белоснежная шея', brestes rounde and lyte – 'светлая пышная грудь', whyte brest – 'белая грудь', eyen clere – 'ясные глаза', fresshe wommanliche face – 'свежее жен ское лицо', mouth ful smal, softe and reed – 'маленькие мягкие красные губы и т.д.);

2)         употреблением метафор «женщина – цветок» и «женщина – звезда». Обе метафоры широко употребляются в текстах Дж. Чосера. Например:

... she -was holden ofalle queenes flour.

Of gentillesse, of freedom, ofbeaute. (Leg: 589) 

- 'Она считалась из всех королев цветком по знатности, свободе и красоте'.

Непривлекательная внешность и отрицательные черты характера чаще приписываются женщинам простого и низкого происхождения и актуализируются монахами, священниками и мужчинами низкого происхождения. В описании такой женщины наблюдается следующее:

акцентируются те черты, которые являются отклонением от бытовавшего в то время эталона красоты и приличия (например, у жены плотника – развратный глаз (likerous ye), тоненькие выщипанные брови, изогнутые и чёрные, как терновая ягода (smale y-pulled braves, bent, and bloke as any sloo) (Mill: 213), у батской ткачихи – розовощёкое лицо (face reed of hewe), редкие зубы (gat-tothed) (Prol: 167));

высмеиваются излишки в одежде (например, у жены плотника – брошь такая большая, что похожа на небольшой выпуклый щит (a broch as brood as is the bos of a bocler), ботинки, зашнурованные высоко на ногах (shoes were laced on Mr legges hye) (Mill: 214), у батской ткачихи – шляпа с широкими полями, словно небольшой круглый щит (hat as brood as is a bokeler or a targe), чулки ярко красные (hosen offyn scarlet reed), на ногах пара шпор острых (on hir feet a paire of spores sharpe);

характер концептуализируется с помощью широкоупотребительной развёрнутой метафоры «женщина – тварь ползучая», например,

Be war from hir that in thy bosom slepeth;

War fro the serpent that so slyly crepeth

Under the gras, and stinseth subtilly. (Summ: 290) 

'Опасайся её, что на груди спит, опасайся змеи, что тихо подкрадывается под травой и жалит предательски'.

В связи со спецификой нашего исследования и возможностью опираться лишь на данные письменных текстов, в образной составляющей нам не удалось выявить прототипического образа женщины для английского общества рассматриваемого периода. Мы выделили несколько наиболее часто встречающихся образов женщины, а именно: образ возлюбленной и образ женщины в семье (образ жены, домохозяйки и матери), что является отражением её основных ролей и функций в исследуемый период.

Образ возлюбленной напрямую связан с эмоциональными ощущениями и переживаниями человека, а потому является своего рода абстракцией и категоризуется в среднеанглийском языке посредством метафор «женщина – голубка», «женщина -сладкая/ароматная пища» и метонимических выражений: swete herte – 'сладкое сердце', dere herte – 'дорогое сердце', dere herte swete – 'дорогое сладкое сердце'. Например:

Rys up, my wyf, my love, my lady free;

The turtles vois is herd, my douve swete;

The winter is goon, with alle his reynes wete;

Com forth now, with thyn eyen columbyn! (Merch: 333) 

- 'Вставай, моя жена, моя любовь, моя леди свободная; голос горлицы слышен, моя голубка сладкая; зима ушла со всеми дождями мокрыми; иди вперёд сейчас со своими глазами голубиными.

"Farewel, my dere herte swete... " (Tr&Cr: 83) – 'До свидания, моё дорогое сладкое сердце'.

Образ женщины в семье выражается в глаголах и глагольных сочетаниях, входящих в лексическое окружение слов womman и wyf. Их анализ позволяет выявить различные ипостаси женщины в семье: жена, домохозяйка и мать.

Образ жены: leggen in his bedde – 'лежать в его кровати', wedde – 'выходить замуж', saven his estaat – 'беречь его положение в обществе', ben under marines governance – 'быть в подчинении у мужчины1, loven hir housbonde with al hir herte – 'любить своего мужа всем своим сердцем', be trewe of hir body – 'быть верной телом', obeye -'повиноваться', slayn housbondes – 'убивать мужей', drive nayles in hir braun – 'вставлять гвозди в их мозги', yeve poysoun in hir drinke – 'подсыпать яд в их питьё' и т.д.

Образ домохозяйки: dighte the house – 'подготавливать дом (например, к гостям, к пиру)', sette the tables – 'устанавливать столы', make beddes – 'застилать/готовить кровати', ordeyne the feste – 'устраивать пир', clayme half part al hir lyf- претендовать на половину (имущества, богатства) всю свою жизнь' и т.д.

Образ матери: bеr(еп) a doughter/a knave-child – 'родить дочь/сына', in hir barm the litel child ley – 'на руки маленького ребёнка положить', kis(se) the child – 'целовать ребёнка', lulle the child- 'качать/успокаивать ребёнка'.

Анализ данных глаголов и глагольных сочетаний свидетельствует о том, что женщина в семье играет важную роль и имеет много обязанностей; она должна рожать и воспитывать детей, выполнять определённые обязанности по дому, способствовать благосостоянию своего супруга, а также быть в его полном подчинении и делать только то, что ему угодно.

Вышеприведённые глаголы и глагольные сочетания показывают, что, если образы жены и женщины-домохозяйки подвергаются снижению и фамильяризации, то ничего подобного нельзя сказать об образе матери, что, возможно, связано с высокой интимностью материнства в среднеанглийский период, с отсутствием потребности подвергать её образ снижению.

Мы обратились также к анализу пословиц и поговорок, объективирующих концепт «женщина» в среднеанглийском языке. Информация, извлекаемая из пословиц и поговорок, относится к интерпретационному полю концепта, где могут содержаться самые разнообразные суждения и оценки, часто противоречивые, но зато представляющие признаки концепта в полном объёме.

Нами было выявлено всего 8 пословиц и поговорок, в семи из которых женщина оценивается отрицательно. Причём во всех пословицах и поговорках с отрицательной оценкой использованы лексические единицы wom(m)an и wyf называющие простую женщину, жену. Вероятно, именно такая женщина чаще всего получала негативную оценку в английском обществе исследуемого периода. Здесь женщина сравнивается со львом {leoun), отвратительным драконом (foul dragoun), домом без крыши (an hous that is uncovered and droppinge), свиньёй (sow), она определяется как основа греха (hed of syn) и характеризуется метафорой «женщина – сети дьявола (dyuells netts)».

Анализ данных пословиц и поговорок позволяет заключить, что женщина/жена концептуализируется мужчинами-обывателями как ворчливая, болтливая, злая, противоречивая, бесстыжая/аморальная, грешная.

Лишь в одной из выявленных нами пословиц женщина оценивается положительно. В ней употреблена ЛЕ ladi(e), что подтверждает наше предположение о том, что знатная женщина в среднеанглийский период всегда получала положительную оценку. В данной пословице используется метафора «знатная женщина – арбалет замка», что, вероятно, свидетельствует о том, что женщина высокого социального положения концептуализирована как могущественная, защищающая, охраняющая.

Анализ произведений Дж. Чосера позволил нам заключить, что мнение о женщине в позднесреднеанглийский период является стереотипизированным. Эффект стереотипизации достигается, главным образом, использованием большого количества оценочных утверждений о женщине обобщающего характера. Для придания высказываниям обобщающего характера употребляются неопределённые местоимения alle – 'все', every – 'каждая', many – 'многие' и наречие ofte – 'часто'. Тот же эффект достигается грамматическими средствами, а именно, использованием слов womman и wyf во множественном числе или в единственном числе как с неопределённым артиклем, так и без артикля.

В результате анализа произведений Дж. Чосера нами было выявлено 10 гендерных стереотипов, характеризующих женщину, 7 из которых имеют бинарные противопоставления, т.е. суждению с отрицательной оценкой женщины противопоставляется суждение с положительной оценкой:

все женщины плохие – многие женщины хорошие;

женщина приносит вред мужчинам – женщина доставляет радость мужчинам;

женщина грешна и развратна – женщина верна и праведна;

у женщины скверный характер – у женщины покладистый характер;

женщина зла, жестока и мстительна – женщина весела и добродетельна;

женщина не способна хорошо вести домашнее хозяйство – женщина способна хорошо вести домашнее хозяйство;

женщина даёт плохие советы – женщина даёт хорошие советы;

женщина болтлива;

женщина хитра;

женщина тщеславна.

Преобладание суждений о женщине с отрицательно-оценочным значением можно объяснить особенностью человеческой концептуализации действительности: «положительное» является нормой и не всегда фиксируется в языке, а «отрицательное» маркировано и отражается в языке чаще как признак отклонения от идеального «положительного» (Арутюнова 1988; Телия 1996; Кирилина 2000). Соглашаясь с мнением В.И. Карасика о том, что, «вынося оценку, автор присваивает себе статус вышестоящего по отношению к объекту оценки» (Карасик 2002: 87), мы считаем, что наличие в среднеанглийском языке большого количества оценочных суждений о женщине свидетельствует о проявлении гендерных асимметрий, о неравенстве мужчин и женщин в обществе среднеанглийского периода. Таким образом, женщины занимали важное место в английском обществе исследуемого периода, однако, бесспорно, более низкое по сравнению с мужчинами.

Анализ лексем, вербализующих концепт «женщина» в среднеанглийском языке, на уровне лексико-семантической подсистемы и на синтагматическом уровне показал, что одобрение получали следующие качества женщин: невинность, благородство, покорность, доброта, щедрость, верность, благоразумие. Напротив, отрицательно оценивались злость, противоречивость, развратность, греховность, сварливость, болтливость, высокомерие, гордыня, тщеславие, дерзость/нахальство.

Задачей заключительного этапа исследования было описание структуры концепта «женщина» в текстах среднеанглийского периода и его моделирование. Используя модель концепта, предложенную В.И. Карасиком, мы представляем исследуемый концепт как трёхмерное образование, включающее предметно-образную, понятийную и ценностную составляющие.

Предметно-образная составляющая концепта «женщина», включающая в себя образ возлюбленной и образ женщины в семье (образ жены, домохозяйки и матери), вместе с ядерными концептуальными признаками «лицо» и «женский пол» составляет базовый слой концепта.

Понятийная составляющая концепта «женщина» образуется ядерными и дополнительными концептуальными признаками, последние из которых составляют дополнительный концептуальный слой, представленный в виде 7 равноудалённых от ядра сегментов.

В ценностную составляющую концепта мы включили выявленные нами противоречивые суждения о женщине с отрицательной и положительной оценкой. Данная составляющая относится к интерпретационному полю концепта и располагается на периферии, что ни в коей мере не свидетельствует о её малозначимости в поле концепта, а лишь указывает на меру её удалённости от ядра по степени конкретности и наглядности образного представления.

Исследование позволяет сделать следующие основные выводы:

Концепт «женщина» репрезентирован в среднеанглийском языке большим количеством номинативных единиц, что свидетельствует о важности данного концепта для носителей языка в указанный период.

В среднеанглийский период наблюдается заметное наложение концептов «женщина» и «жена», что выражается в использовании существительных wyf и womman в их частой взаимозаменяемости в исследуемых текстах.

Женщина категоризована в текстах среднеанглийского периода в соответствии со следующими признаками: возраст, род деятельности, положение в обществе, родственные отношения, семейное положение, взаимоотношения с лицами муж ского пола, характер/поведение.

Наиболее яркими, часто встречающимися образами женщины в текстах Дж. Чосера являются образ возлюбленной и образ женщины в семье (образ жены, домохозяйки и матери), что является отражением её основных ролей и функций в исследуемый период. Концептуализация внешности женщины в текстах среднеанглийского периода осуществляется в соответствии с её характером.

Мнение о женщине в позднесреднеанглийский период является стереотипизированным. Эффект стереотипизации достигается использованием большого количества оценочных утверждений о женщине обобщающего характера, что свидетельствует о проявлении гендерных асимметрий, о более низком положении женщин по сравнению с мужчинами в обществе среднеанглийского периода.

Литература

Паскова Н.А. Диахронические изменения в семантическом поле 'женщина' в древне- и среднеанглийском языке (к постановке проблемы) // Проблемы историко-типологических исследований германских языков в лингво-этническом аспекте: Вестник ИГЛУ. Сер. лингвистика. – Иркутск: ИГЛУ, 2000.  Вып. 4.  С. 85-91.

Паскова Н.А. Мифы о женщинах в произведениях Чосера // Проблемы историко-типологических исследований германских языков в лингво-этническом аспекте: Вестник ИГЛУ. Сер. лингвистика. – Иркутск: ИГЛУ, 2001.  Вып. 2.  С. 115-125.

Паскова Н.А. Анализ общих наименований лиц женского пола в среднеанглийском языке // Филология. История. Межкультурная коммуникация: Тез. докл. регион. конф. молодых учёных (Иркутск, 26 февр. 2003 г.).  Иркутск: ИГЛУ, 2003.  С. 76-78.

Паскова Н.А. Образ как составляющая концепта 'женщина' (на материале произведений Джеффри Чосера) // Когнитивные аспекты языкового значения: Вестник ИГЛУ. Сер. лингвистика. Иркутск: ИГЛУ, 2003. Вып. 4.  С. 83-92.

Паскова Н.А. Концепт «женщина» в текстах среднеанглийского периода (опыт семантической реконструкции на основе произведений Дж.Чосера). Автореф. дис….канд. филол. наук. Иркутск, 2004. 18 с.