Лю Цзюань (Чанчунь, КНР) ПУТЕШЕСТВИЕ

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 

Цель данной работы – установить лингвокультурные характеристики концепта «путешествие» в китайском и русском языковом сознании.

В китайской лингвистике концептологическое изучение языка, по нашим данным, пока еще не получило развития. Вместе с тем есть все основания утверждать, что такое изучение языка именно в китайской лингвокультуре является весьма перспективным, поскольку по способу языкового обозначения в китайском языке концепты детально зафиксированы в идеографических иероглифах. Иероглиф по своей сути представляет собой картинку, выражающую ту или иную идею, и благодаря своей иконической природе более детально характеризует внутреннюю форму концепта. Иероглиф отражает национально-культурную специфику мировидения китайцев, основные характеристики которого могут быть сформулированы как целостное, прямое и практическое отражение реальности в сознании.

Путешествие как социальный феномен играет важную роль в жизни людей. Людям свойственно уезжать из дома по разным причинам: для торговли, научных исследований, завоевания новых территорий, распространения своей религии, отдыха и т.д. Типы путешествия тесно связаны с причинами поездок. Причины путешествий в китайской и русской культурах частично совпадают и различаются.

Общими в сравниваемых лингвокультурах являются следующие причины путешествия: 1) необходимость добывать пищу, постоянно перемещаясь: кочевка / you mu (букв. Путешествие + пасти); 2) коммерция: отсутствует однословная единица в русском языке / shang lü (букв. Торговля + поездка), you gu (букв. Путешествие + продавать); 3) дипломатические связи: нет однословной единицы в русском языке / chu shi (букв. Выходить + миссия), chao pin (букв. Коленопреклонение + посещение, визит); 4) научное исследование: экспедиция / kao cha (букв. Проверять + исследовать); 5) деловые поездки: командировка, поездка / chu chai (букв. Выходить + служба); gong chu (букв. Общественный + казенный); 6) отдых: много лексических единиц в двух языках; 7) религиозный мотив: паломничество, богомолье / chao jin (букв. Коленопреклонение + поклонение); fo you (букв. Будда + путешествие), xian you (букв. Святой + путешествие), shi you (букв. Ши + путешествие, здесь Ши – сокращенное название Шакьи-Муни), yun you (букв. Облако + путешествие).

В русской культуре не типичны следующие причины путешествия, в результате чего они в русском языке однословно не обозначены: 1) инспекция императора: xun you (букв. Обходить + путешествие), xun xing (букв. Обходить + счастье), xun shou (букв. Обходить + оборонять); 2) ехать на чужбину учиться: you xue (букв. Путешествие + учеба); 3) ехать на чужбину в поисках должностей: you huan (букв. Путешествие + чиновник); 4) Странствовать по стране для пропаганды политических взглядов: you shui (букв. Путешествие + пропагандировать); 5) совершать благородные поступки и стоять на защите справедливости: you xia (букв. Путешествие + рыцарь). Вместе с тем в китайском языке нет слова, выражающему концепт «землепроходец».

Под социальными условиями путешествия в нашем исследовании понимаются места проживания путешественников, предметы личного пользования, транспортные средства, служба для путешествия (гид) и туристическая инструкция. Эти факты действительности отражают этнокультурную специфику, что в языке выражается в наличии безэквивалентной лексики, лакун, смысловых различиях эквивалентных слов в русском и китайском языке. Например, в китайском языке четко выделяется категория места проживания путешественников с определением их социального статуса: для императора – xing gong (букв. Поездка + дворец); для знатных людей – zhu hou guan (букв. Князь + здание), fan guan(букв. Иноземный + здание) и si fang guan (букв. Четыре + сторона + здание) в древнем Китае, bin guan (букв. Гости + здание), jiu dian (букв. Вино + дом), da sha (букв. Большой + многоэтажный дом) и fan dian (букв. Еда + здание) в современном Китае; для государственных служащих: yi chuan (букв. Почтовый + передавать) в древнем Китае, lü she (букв. Поездка + дом), lü guan (букв. Поездка + здание), lü dian (букв. Поездка + дом), zhao dai suo (букв. Принимать + пункт) в современном Китае; для странствующих образованных – ke she (букв. Гости + дом), ke dian (букв. Гости +дом, помещение) в древнем Китае; для простых людей – ni lü (букв. Встречать + поездка) в древнем Китае, ji mao xiao dian (букв. Петушиное перо + маленький + дом), da che dian (букв. Большой + повозка + дом). В русском языке места проживания и ночлега путешественников обозначаются следующими лексемами: гостиница, отель, номера, трактир, постоялый двор, мотель, пансионат, санаторий.

Ритуалы отправления в путешествие и возвращения домой в китайской и русской культурах своеобразны. Это объясняется тем, что нормы поведения людей в обществе обусловлены условиями их существования во времени и пространстве. В китайской культуре существуют следующие ритуалы по отношению к путешествию: 1) bu xing (букв. Гадание + поездка); 2) bai lu shen (букв. Поклоняться + дорога + дух; знач. совершать моление божеству дорог); 3) li yan (букв. Прощаться + пир; знач. устраивать прощальное угощение); 4) song xing (букв. Проводить + ходить; знач. провожать уезжающих); 5) jian yin (знач. Провожать выпивкой перед разлукой); 6) zhe liu (букв. Отломить + ива; знач. Отломить ветку ивы и подарить ее на память уезжающему); 7) zeng wu (букв. Дарить + вещь; знач. одарить прощальным подарком); 8) zhi shou (букв. Держать, зажать + рука; знач. рукопожатие); 9) ti qi (букв. Сопли + плакать); 10) jie feng (букв. Принимать + ветер; знач. устроить угощение в честь приехавшего), xi chen (букв. Стирать, мыть + пыль). В русской культуре существуют совсем другие ритуалы, связанные с путешествием. Например, верующие берут благословение на любое серьезное дело у батюшки. У русских есть традиции присесть на дорогу и выпить на посошок. В некоторых случаях русские дарят знаки, которые бы напоминали о провожающих. Кроме того, дают уезжающим амулет или талисман от всяких бед. При расставании русские троекратно целуются, а при встрече желательно дарить цветы. В течение трех дней после отъезда в доме нельзя мыть полы. Находясь на чужбине, русские бросают монету в реку, озеро, водоем – это значит, что они хотят еще раз приехать на это место.

Слово «путешествие» по определениям словарей русского языка – действие по глаголу «путешествовать», странствованье, странничанье, ходьба или езда по чужим местам (ТСД); поездка или передвижение пешком по каким-нибудь местам, странам (обычно для ознакомления или отдыха) (СО); поездка (реже – передвижение пешком), обычно куда-нибудь далеко за пределы родной местности, постоянного местопребывания (СУ); поездка или передвижение пешком куда-либо далеко за пределы постоянного местожительства с научной, общеобразовательной, спортивной и другими целями (СК). Выделяются признаки: 1) передвижение, 2) выход за пределы родной местности, собственного культурного пространства, 3) выход за пределы постоянного жительства, 4) с определёнными целями, 5) обычно на далекое расстояние, 6) образ действия – пешком или на каком-либо транспорте.

Концепт «путешествие» вербализуется в русском языке с помощью достаточно широкой группы лексических единиц. В словаре синонимов русского языка сравниваются слова «путешествие», «странствие», «странствование», «вояж», «турне» (ССРЯ, 1971) и устанавливается их общее значение – поездка или пеший поход куда-либо, за пределы постоянного местожительства, местопребывания. К рассматриваемому семантическому полю путешествия также отнесены следующие существительные: экскурсия, пикник, поход, переход, вылазка, круиз, паломничество, одиссея, робинзонада, экскурсия, кругосветка, альпинизм, туризм, автотуризм, мореплавание, командировка, поездка, хождения, прогулка, гулянье, путь, дорога, скитание, променад, богомолье, погулянки. К этой группе мы отнесли и существительные, которые обозначают субъект путешествия: вояжер, аргонавты, путешественник, путник, странник, пилигрим, паломник, Робинзон, землепроходец, турист, мореплаватель, моряк, мореходец, полярник, скиталец, бродяга, богомолец, а также глаголы, квалифицирующие действия путешественников: вояжировать, путешествовать, странствовать, странничать, скитаться, прогуляться, паломничать, и просто глаголя передвижения: ходить/идти, ездить/ехать, летать/лететь, слоняться, шататься, болтаться, таскаться, шляться, шлендать, чеканить, шествовать и др.

В китайском языке именами исследуемого концепта являлись односложные слова lü и you. Иероглифическое обозначение этих концептов позволяет нам увидеть те признаки, которые были положены в основу концептуализации путешествия.

Первоначальное начертание lü показывает нам следующую ситуативную картину. В середине рисунка – древний военный флаг. На вершине флагштока висит украшение. Под знаменем три человека ведут вперёд военную колесницу. В древнем Китае цифра «три» обозначает множество, поэтому трое военных символизируют группу солдат. Итак, исходное значение идеограммы lü – множество солдат, собравшихся под знаменем и ведущих колесницу вперёд. Отметим, что в качестве армейского подразделения один lü равен 500 солдатам. Пойти на войну значит покинуть дом. Таким образом, на основе исходного значения слова lü возникли его производные значения «поездка», «путешествие», «путь», «находиться на чужбине». Это слово обладает широким ассоциативным фоном и поэтому содержит множество значений (в «Большом словаре китайских иероглифов» у иероглифа lü отмечено 18 значений).

Первоначальное начертание you изображает знаменосца, который держит в руках знамя. В первом словаре китайских иероглифов «Шовэнь Цзецзы» you трактуется следующим образом: «знамя реет в воздухе». Потом этот иероглиф превратился из пиктограммы в фоноидеографический знак в связи с тем, что к нему добавили ключи (вода) и (нога). Таким образом, первый иероглиф обозначает действие в воде, а второй – действие на суше. В «Большом словаре китайских иероглифов» you имеет 11 значений.

В современном китайском языке для обозначения концепта «путешествие» употребляются двусложные слова lü you и lü xing. В «Большом словаре китайского языка» lü xing трактуется как далекая поездка с целями зарабатывать на жизнь, выполнять служебные поручения или просто развлечения, отдыха; lü you – поездка с целью развлечения. Выделяются признаки: 1) поездка в далеком расстоянии, 2) с конкретными целями, 3) идея необходимости выхода из дома

В «Идеографическом словаре современного китайского языка» дается синонимический ряд, связанный с путешествием: you lan, lü you, you li, you xing, you guang, you wan, yuan zu, deng lin, guan guang, chu you, man you, ao you, chang you, lang you, juan you, yun you, you you, jiao you, ye you, zhou you, wo you, shen you, xun you. К рассматриваемому семантическому полю отнесены также следующие однословные единицы, смысловым ядром которых является «путешествие»: lü xing, chu xing, wai chu, xun li, ta qing, tan chun, xun shou, you xing, you huan, you xue, you fang, you xia, zi you, tan you, ping you, yong you, xiao you, zong you, huan you, chun you, you yan, you yu, you lü, you yan, yi you, you pan, chu men, gong chu, chu chai, you gu, shang lü, chao pin, xian you,shi you. Отметим, что вышеперечисленные китайские лексические единицы представляются как существительными, так и глаголами, поскольку изолированное слово в китайском языке не может иметь частеречной («основной») принадлежности.

Лексикографический материал, касающийся толкований концептов «путешествие» и «lü, you» в русском и китайском словарях, приводит нас к следующим выводам:

1. Китайские слова lü и you гораздо более многозначны, чем русское слово «путешествие».

2. Смысл, заключённый в русском слове «путешествие», гораздо более определён, ясен, чем смысл китайских lü и you.

3. В толковании русского слова «путешествие» представлен образ действия (пешком или нет), чего нет в китайском толковании.

4. В китайском языке lü и you представляют собой корни, при помощи которых образуется синонимический ряд, чьим общим ядром является концепт «путешествие». Такое явление не обнаруживается в русском языке.

Что касается толкований понятия «путешествие» и lü xing в русском и китайском словарях, то отметим, что в русском языке акцентируются образ действия, выход за пределы постоянного местожительства, а в китайском языке – конкретные цели поездки, подразумевающие идею необходимости путешествий – зарабатывать на жизнь или выполнять служебные поручения.

Таким образом, лексема «путешествие» в русском языке характеризуется пространственным действием (выход за пределы постоянного местожительства), а в китайском языке характеризуется способом жизнедеятельности (зарабатывать на жизнь, выполнять служебные поручения, развлекаться).

В работе рассматриваются лексические способы обозначения лингвокультурного концепта «путешествие». Наша модель лексического описания способов обозначения путешествия в русском и китайском языках построена на следующих признаках путешествия: 1) субъект, 2) среда, 3) скорость, 4) цель, 5) оценка, 6) дополнительные действия, связанные с путешествием.

Специфика признаков концепта «путешествие» при сопоставлении русской и китайской лингвокультур заключается в следующем:

Во-первых, в китайском языке четко выделяется категориальный класс путешественников, чего нет в русском языке. Например, император – xun shou (букв. Обходить + вассалы), you xing (букв. Путешествие + счастье), чиновник – you huan (букв. Путешествие + чиновник), монах или даос – you fang (букв. Путешествие + сторона), yun you (букв. Облако + путешествие), аристократ – zi you(букв. Произвольно + путешествие), tan you (букв. Разговаривать + путешествие), ping you (букв. Оценивать + путешествие), горожанин – ta qing (букв. Топтать + зеленый), jiao you (букв. Загород + путешествие), ye you (букв. На лоне природы + путешествие). В традиционной китайской культуре понятие «путешествие» связано с социальным статусом путешественника, а в русской культуре – с образом действия. Детальная конкретизация социального статуса человека (путешествующего и не только путешествующего) укоренена в традиционной китайской культуре, это заложено в китайской этике, построенной на принципе уважения старших по возрасту или по должности. Детализация образа действия, в свою очередь, является специфической характеристикой русской модели мира и относится не только к концепту «путешествие»

Во-вторых, в русском языке осуждается хождение без цели (слоняться, шататься, болтаться, таскаться, шляться, шлендать), т.е. плохо двигаться чересчур медленно, но плохо и «шнырять», т.е. двигаться слишком быстро, при этом данные слова также являются стилистически сниженными. В китайском языке осуждается праздное путешествие, характерны следующие комбинации компонентов соответствующих иероглифов: you yan – путешествие + пир, you pan – путешествие + обвивать что-либо, you dang –путешествие + распущенность, yi you – праздный + путешествие. Это объясняется тем, что китайцы стремятся к принципу «разумной середины», т.е. желая избежать крайностей. В шестой главе «Лунь Юй» Учитель сказал: «Такой принцип, как «золотая середина», представляет собой наивысший принцип» (Древнекитайская философия, 1972). Это принцип господствует в китайской культуре. Недаром китайская пословица гласит: ren pa chu ming, zhu pa zhuang (букв. Для свиньи опасно быть слишком жирной, для человека – чересчур прославленным).

В-третьих, в китайском языке выделенные в данной работе дополнительные признаки в составе концепта «путешествие» раскрываются более детально, чем в русском, поскольку эти признаки прямо выражают культурно-исторические традиции, и поэтому их можно понять в более глубоком историко-культурном смысле, не обращаясь к специальной энциклопедической литературе. Например, с лексемой ta qing связаны обычаи посещать кладбище, сжигать жертвенные предметы из золотой и серебряной бумаги, ломать ветки ивы и носить их. Такие обычаи зародились во время династии Тан. На третье число марта по лунному календарю император Гаочжун совершал весеннюю прогулку в Вэйян. Тогда он подарил венок из ивы каждому любимому подчиненному и сказал, что ива избавит их от всяких бед. С тех пор на праздник Цинмин люди стали ломать ветки ивы и носить их. В этот день празднично одетые люди совершали загородную прогулку с ветками ивы в руках. Такой обычай был популярен во время династий Тан и Сун. Известная картина «Праздник Цинмин на реке Бяньхэ» художника Чжан Цзедуаня отражает этот день в Кайфэне – столице Северной Сун. Кроме того, в этот день люди пускали бумажных змеев, устраивали петушиные бои, играли в мяч, качались на качелях (Чан Цзинюй, 1995).

В-четвертых, в китайской лингвокультуре подчеркивается необходимость путешествий, в основе этой необходимости лежит чувство долга, в то время как в русской лингвокультуре необходимость путешествий осмысливается в неразрывной связи с оценкой этих путешествий, т.е., на первый план выдвигается мотивация. Например, you huan (букв. Путешествие + чиновник), you xue(букв. Путешествие + учеба). В период династии Суй была учреждена система государственных экзаменов, которые требовалось сдать для того, чтобы занимать государственные должности. Чиновники по назначению императора отправлялись на службу и через каждые три года посылались на новое место назначения. Таким образом, чиновники ездили по стране в поисках должностей (Се Гуйань, Хуа Голян, 1999). Есть стихотворение Ван Бо «Провожаю Ду, уезжающего в Шучжоу на должность шофу – помощника уезда», описывающее поездку для поиска должности.

В-пятых, признак удовольствия от путешествия выдвинулся на первый план при осмыслении данного концепта в сравниваемых культурах относительно недавно. По всей видимости, такое оценочное изменение концепта «путешествие» связано с возрастанием значимости идеи досуга, отдыха, развлечений в современной жизни, что объясняется высоким уровнем развития производства, сокращением числа работающих в сфере непосредственного производства материальных благ, и переключением значительной части населения к занятости в сфере досуга. Эта тенденция носит всеобщий характер и соответствует идеям глобализации.

Проанализированный материал дает основания считать, что в китайской лингвокультуре концепт «путешествие» более значим, чем в русской. Это подтверждается его более многочисленной репрезентацией в языке и его глубоким историко-культурным содержанием, зафиксированным в семантике соответствующих лексических и паремиологических единиц.

Будучи культурным концептом, путешествие обладает ценностными характеристиками. Ценностные характеристики путешествия как культурного концепта можно установить, обратившись к анализу выраженных в языке оценочных суждений по поводу данного концепта. Эти суждения выражаются в паремиологическом фонде – пословицах и поговорках, которые являются одним из предметов изучения лингвокультурологии.

Моральные и утилитарные нормы характеризуются определенным сходством и различием как внутри одной и той же этнокультуры, так и в разных этнокультурах. Культурные доминанты могут быть выделены при сравнении этнокультур по количественным отношениям ценностно-маркированных суждений. Значительное число паремиологических единиц на определенную тему свидетельствует об актуальности этой темы для ценностной картины мира данного этноса.

В русском и китайском языках можно найти много пословиц и поговорок, значение которых связано с концептом «путешествие». Ценностная сторона данного концепта конкретизируется в виде различных норм поведения, выводимых из паремий на тему «путешествие». Эти нормы поведения в нашей работе сгруппированы в нормативные комплексы (аксиомы поведения). Наша классификация уточняет классификацию аксиом поведения, предложенную В.И. Карасиком (2002), применительно к рассматриваемому в работе концепту. В работе установлено шесть аксиом поведения в путешествии:

1. Аксиомы взаимодействия: надо иметь хорошего спутника в поездке [В дороге и ворога назовешь родным отцом; Xing yao hao ban, zhu yao hao lin (букв. Ходить – нужен хороший спутник; жить – нужен хороший сосед)]; надо быть смелым (Распутья бояться, так и в путь не ходить; Xian shan bu jue xing lu ke, e shui ye you bai du ren (букв. <И> в труднопроходимых горах есть прохожие, в отвратительной воде – паромщики)].

2. Аксиомы жизнеобеспечения: надо узнавать дорогу во время путешествия [Не ищут дороги, а спрашивают; Chu men zui shi lu (букв. Выходишь из дома, рот – дорога)]; не надо часто останавливаться в поездке (Плохая стоянка лучше доброго похода; Bu pa man, jiu pa zhan, zhan yi zhan, liang li ban (букв. Не бойся медленно идти, бойся только останавливаться; остановишься – два с половиной ли)]; надо получить информацию в пути у опытного путника (Xiang zhi hai shang shi, dang wen lao shao gong (букв. Хочешь узнать дело на море, спроси старого паромщика)].

3. Аксиомы контакта: надо любить родной дом [В гостях хорошо, а дома лучше; jin wo, yin wo, bu ru zi jia de qiong wo (букв. Золотое гнездо, серебряное гнездо – хуже, чем свое бедное гнездо)]; надо быть скромным (Chu men san bei xiao (букв. Отправляешься в путь, становишься младше на три поколения)].

4. Аксиомы ответственности: надо ответственно относиться к поездке [Не хвались отъездом, хвались приездом; Ping an shi fu (букв. Безопасность <в пути> есть счастье)].

5. Аксиомы безопасности: не надо спешить, организуя путешествие [Тише едешь, дальше будешь; ji xing wu hao bu, ji shui nan mo yu (букв. Быстро идешь – нет спокойных шагов, в быстрой воде не поймешь рыбы)]; надо быть осторожным [Дома рука и нога спит, в дороге и головушка не дремли; Xing chuan yao shi jiao, yang fan yao kan feng (букв. Едешь на лодке, надо знать подводные камни; распускаешь паруса, надо смотреть на ветер)]; надо быть предусмотрительным [Иди в море на неделю, а хлеба бери на год; Jiang hu zou de lao, liu yue dai mian ao (букв. Опытные бродяги даже в июне берут с собой ватное пальто)]; надо вести себя так, как принято в чужих местах [Chu men wen lu, ru xiang wen su (букв. Отправляешься в дальний путь – узнай дорогу; придешь на новое место – узнай обычай)]; надо избегать трудности и опасности в поездке [Говорила мне своячинка, что на дороге бывает всячинка; Xing chuan zou ma san fen ming (букв. Ехать на лодке и ехать верхом – <лишь> треть судьбы <в руках путника>).

6. Аксиомы благоразумия: надо путешествовать [Печка нежит, а дорога учит; Du wan juan shu, xing wan li lu (букв. Прочитать десять тысяч книг, пройти дорогу за тысячу ли)]; нельзя понять жизнь, не испытывая трудностей в дороге [Кто в море не бывал, тот горя не видел; Zai jia bu zhi chu men de ku (букв. Люди, которые дома сидят, не знают мучений людей в дальней поездке)].

Анализ китайских и русских паремиологических единиц показывает, что в традиционной китайской культуре путешествие ассоциативно связано с идеей трудностей и мучений, в то время как русской культуре на первый план выходит идея испытания себя в путешествии, в противоборстве с природной стихией (в частности это прослеживается в том, что путешествие по морю практически не представлено в языковой репрезентации исследуемого концепта в китайской лингвокультуре и вариативно представлено в соответствующей репрезентации этого концепта в русской лингвокультуре). В общем плане это связано с тем, что в китайской культурной традиции нет жесткого противопоставления человека и природы, человек мыслится как органичная часть природы (tian ren he yi – буквально: небо и человек объединяются в одно). Кроме того, различие в нормативных комплексах по отношению к путешествию в русской и китайской лингвокультурах на основании анализа паремиологических единиц состоит в том, что в китайской культуре подчеркивается “скромность путешественника в пути”, “старость как опытность”, “настойчивость и неуклонность путешественника в пути”, чего нет в русской лингвокультуре.

Для выявления специфики концепта «путешествие» в китайской и русской лингвокультурах мы проанализировали также тексты записок путешественников и путеводителей. В записках путешественников можно найти все составляющие «картины путешествия», отвечающие на вопросы: «кто/что», «где», «зачем», «когда», «как».

Проведенный анализ показывает, что записки русского и китайского путешественников по смысловому содержанию частично совпадают и частично различаются. Общим для всех путевых записок является описание увиденного и услышанного во время поездок. Во всех проанализированных записках путешественников конкретизируется концепт «путешествие», уточняясь по следующим параметрам: 1) цель поездки; 2) субъект путешествия; 3) среда и условия путешествия; 4) подготовка к путешествию; 5) опасности путешествия; 6) социальные условия путешествия; 7) отношение местных жителей к путешественникам; 8) описание процесса путешествия и его длительности; 9) описание увиденных стран и краев, связанной с ними природы, населения, экономики, культуры, обычаев народов и т.д.

Различия между китайскими и русскими записками путешественников заключаются в следующем: 1) записки русских послов более объективно, детально передают сценарии путешествий, чем китайских послов; 2) в записках китайского географа внимание уделяется как описанию географического исследования, так и описанию древних памятников, древних легенд и воспоминаний, связанных с ним; 3) в записках русского паломника внимание акцентируется на описании церковных чинов и святых мест, а в записках китайского паломника – на описании посещенных стран и особенностей буддизма в тех местах.

Следует отметить, что записки путешественников предназначены для сравнительно узкого круга читателей. Их цель – рассказать о том, что было, т.е. дать объективную картину увиденного. А для универсального читателя существует путеводитель, цель которого – дать представление о главных достопримечательностях; привлечь туристов возможностью интересных новых впечатлений, т.е. убедить людей совершить путешествие, побывать на новом месте. Иными словами, в путеводителе содержится оценка. Проанализированный материал показывает, что русские и китайские путеводители имеют как совпадающие, так и различающиеся части. Совпадением для них является описание общего представления о городе и достопримечательностях. Различие состоит в том, что в русских путеводителях обычно отсутствует описание культуры, традиции и быта народа конкретной посещаемой страны, в китайских путеводителях такая информация содержится. Приведём пример из путеводителя «Шанхай»:

В китайском языке существует пословица: qian li song e mao, li qing qing yi zhong (букв. За тысячу ли нести гусиный пух; мал подарок, да дорого внимание). Люди любят отмечать подарками многие события: свадьбу, похороны, рождение ребёнка, постройку дома, новоселье). Кроме того, принято дарить подарок при первом знакомстве, деньги детям по случаю Нового года и т.п. Подарки разнообразны: принять дарить пампушку или пирожное по случаю строительства нового дома, на рождение ребёнка принято приносить курицу, яйца, питательное и укрепляющее средство; на похоронах принято дарить шёлковый верх на одеяло … (Цзян Бинхуэй, 2002).

Для проверки полученных результатов был проведен экспериментальный опрос информантов, цель которого заключалась в выявлении характеристик путешествия в современном языковом сознании. Основные респонденты – русские и китайские преподаватели (по 50 человек), русские и китайские студенты (по 50 человек). Возрастные категории опрошенных составлены в процентном отношении следующим образом: русские, от 17 до 25 лет – 50%, от 25 до 45 лет – 32%, более 45 лет – 18%; китайцы, от 17 до 25 лет -50%, от 25 до 45 лет – 30%, более 45 лет – 20%. По половому признаку русские респонденты поделись следующим образом: женщины составили 72% от числа опрошенных, мужчины – 28%; женщины китаянки – 46%, мужчины китайцы – 54%. Вероятно, что возраст, социальный статус и половой признак респондентов определяет во многом их реакцию на вопросы анкеты. Однако некоторые общие тенденции все-таки могут быть выделены.

В результате проведенного эксперимента было выявлено значительное совпадение и частичное несовпадение в отношении к путешествию в китайской и русской культурах. Совпадение реакций представителей китайской и русской культур появилось при ответе на одиннадцать вопросов из пятнадцати. Различия выявились в ответах, затрагивающих общую оценку путешествий как таковых (путешествие – это необходимость либо развлечение), касающихся выбора транспорта во время путешествия, объектов посещения, связанных с необходимостью получить образование далеко от дома (за рубежом). В частности, при ответе на вопрос « Что лучше – получить образование в своем городе или уехать далеко от дома (за рубежом)?» 61% русских респондентов считают, что лучше в своем городе получить образование, а 57% китайских информантов считают, что надо поехать на учебу в учебное заведение с мировым именем.

Данные, полученные в результате социолингвистического эксперимента, в основном подтвердили и в некоторых аспектах частично уточнили выявленные ранее характеристики концепта «путешествие» в русской и китайской лингвокультурах.

В результате выполненной работы мы приходим к следующим выводам.

Лингвокультурный концепт «путешествие» представляет собой сложное ментальное образование сценарного типа, в состав которого входят следующие компоненты: образный – человек, покидающий дом, с ношей в руке или за спиной; расставание с близкими при отъезде и встреча с ними при возвращении; удивление, радость и усталость на лице путешественника; понятийный – поездка или передвижение пешком куда-либо, обычно далеко за пределы постоянного местожительства, с научной, образовательной, деловой, религиозной, спортивной и другими целями; ценностный – понимание необходимости поездки, положительная оценка увиденного и пережитого в путешествии, отрицательная оценка трудностей и опасностей в пути.

Модель лексического описания способов путешествия в китайском и русском языках может быть построена на следующих признаках путешествия: 1) субъект, 2) цель, 3) среда и условия, 4) скорость, 5) оценка, 6) дополнительные действия. В пословицах и поговорках на первый план выдвигается оценка путешествия; в текстах, раскрывающих этот концепт, детально характеризуются субъект, цель и среда путешествия.

Специфика концепта «путешествие» при сопоставлении русской и китайской лингвокультур заключается в следующем: 1) в китайском языке выделяется категориальный класс путешественников с четким определением их социального статуса, чего нет в русском языке; 2) в китайском языке осуждается праздная прогулка, подчеркивается необходимость путешествия, в то время как в русском языке – осуждаются медлительность и бесцельность действия; 3) в китайском языке дополнительные признаки в составе концепта «путешествие» имеют, в основном, ритуальный характер и представлены более детально, чем в русском; 4) в китайской лингвокультуре путешествие преимущественно связано с трудностями и опасностями в пути, в русской – с отдыхом и развлечением.

Образно-понятийная специфика обозначения концепта «путешествие» в китайском языке в значительной мере обусловлена иероглифическим способом закрепления этого концепта, его детальным и метафорическим осмыслением; ценностная специфика выражения данного концепта в китайском языке определяется традиционной конфуцианской философией, в основе которой лежит идея о необходимости соблюдения установленных в обществе норм; в русской лингвокультуре ценностное осмысление путешествия носит в основном утилитарный обиходный характер.

Литература

Карасик В.И. Языковой круг: личность, концепты, дискурс. Волгоград: Перемена, 2002.  477 с.

Карасик В.И., Лю Цзюань. Аспекты языковой картины мира // Речевая структура русского общества XVII-XXI веков (проблемы риторики и стилистики): Материалы междунар. науч. конф.  Астрахань, 2002. С. 127-128.

Лю Цзюань. Концепт «путешествие» в русском и китайском языках // Аксиологическая лингвистика: проблемы изучения культурных концептов и этносознания. Сб. науч. тр.  Волгоград: Колледж, 2002.  С. 104-113.

Лю Цзюань. Концепт «путешествие» в китайской и русской паремиологии // Речевая деятельность: содержательные и операционные аспекты: Сб. науч. тр. Часть I.  Краснодар, 2002.  С. 118-129.

Лю Цзюань. Способы выражения концепта «путешествие» в китайской и русской лингвокультурах // Язык, культура, менталитет: проблемы изучения русского языка в иностранной аудитории: Материалы междунар. науч.-практ. конф.  СПб., 2003.  С. 146-150.

Лю Цзюань. Иероглиф как способ закрепления концепта // Обучение иностранцев на современном этапе: проблемы и перспективы: Материалы международной научно-практической конференции.  Волгоград, 2003.  С. 144-146.

Лю Цзюань. Концепт путешествия в русской и китайской лингвокультурах // Проблемы вербализации концептов в семантике языка и текста: Материалы междунар. симпозиума. Ч.2. Тез. докл.. Волгоград: Перемена, 2003. С. 135-136.

Лю Цзюань. Обозначение концепта «путешествие» в русской и китайской лингвокультурах // Антропологическая лингвистика: изучение культурных концептов и гендера. Вып. 1. Сб. науч. тр.  Волгоград: Колледж, 2003. С. 53-64.

Лю Цзюань. Концепт «путешествие» в тексте путеводителя // Проблемы лингвокультурологии и теории дискурса: Сб. науч. тр. – Волгоград: Перемена, 2003. С. 38-43.

Лю Цзюань. Иероглиф как способ закрепления концепта: Учеб. пособие. Волгоград: Перемена, 2003. 32 с.

Лю Цзюань. Концепт «путешествие» в китайской и русской лингвокультурах: Автореф. дис. … канд. филол. наук. Волгоград, 2004. 20 с.