Е.В. Бабаева (Волгоград) СОБСТВЕННОСТЬ

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 

Предметом изучения в данной работе является собственность как культурно-языковой концепт, в котором акцент делается на аксиологическом аспекте. Цель работы – проведение сопоставительного анализа культурно-языкового концепта «собственность» в немецком и русском языках.

Основные аксиологические понятия определяются в работе следующим образом:

ценность – явление внешнего или мыслительного мира, получившее наиболее позитивную оценку;

оценка – акт человеческого сознания (заключающийся в сравнении предметов, сопоставлении их свойств, определении роли в жизнедеятельности субъекта) и его результаты, которые закрепляются в сознании и языке в виде позитивного, негативного или нейтрального отношения;

оценочный стереотип – устойчивая реакция на сходные ситуации (одобрение, осуждение, безразличие);

норма – положение, соотносимое с позитивной оценкой социума и предписываемое предмету оценки его представителями;

оценочная шкала – упорядоченное положение ориентиров оценки (ценностей, оценок, символов, образов, образцов, идеалов, норм, правил) относительно друг друга, регулирующее оценочную деятельность.

В системе ценностей выделяются: 1) конкретные и абстрактные; 2) индивидуальные, групповые, этнические и общечеловеческие; 3) моральные и утилитарные, суперморальные и субутилитарные; 4) конкретно-исторические и универсальные ценности.

Различные типы ценностей, их пересечение и конфликт закрепляются в языковой картине мира. Группировка ценностей способна выступать отличительным признаком культуры.

Основным способом отражения системы ценностей в языке признается категория языковой оценки. Ее соотношение с другими языковыми категориями определяется следующим образом.

Оценочные структуры включаются в квалификативные и прагматические структуры, являются разновидностью такой категории, как модальность. В значении языковой единицы оценка может быть представлена в виде отдельного семантического компонента. Она может быть частью как коннотации, так и денотации. Как правило, оценочный компонент взаимодействует с эмотивным компонентом, а также может сочетаться с мотивационным и стилистически маркированным компонентами. В том случае, когда оценочный компонент содержится в значении в связанном виде, оценочность накладывается на определенное дескриптивное содержание. В данной работе понятием, по отношению к которому дается ценностная интерпретация, выступает собственность.

Свидетельством ценности выступает семантическая плотность – представленность в языке в прямых и переносных значениях, синонимических корреляциях, во фразеологическом фонде, включая паремиологию.

Характеристики отношения к собственности находят отражение в различных проявлениях культуры народа. Результаты анализа языковых и неязыковых данных показывают правомерность рассмотрения признака отношения к собственности в качестве культурно-значимого содержательного признака. Основанием служит универсальность и содержательная изменчивость категории собственности, ее общественный и личностный характер, взаимосвязь с другими культурными концептами, включенность отношения собственности в состав такой универсальной языковой категории, как посессивность.

Собственность попадает в сферу оценочной деятельности, и к ней применима категория оценки. Поэтому изучение понятийно-ценностного признака отношения к собственности предоставляет возможность реконструкции картины мира социума, способствует раскрытию ценностных ориентаций культуры.

В результате понятийного моделирования содержательный минимум концепта отношения к собственности определен как наличие отношения имущественного обладания между субъектом (как правило, одушевленным лицом, способным к сознательным действиям) и объектом (необходимыми качествами которого, как правило, являются его конкретность, материальность, отчуждаемость от субъекта, пассивность по отношению к субъекту). Данная модель конкретизируется в различных направлениях, демонстрируя сложное содержательное строение признака отношения к собственности и необходимость его рассмотрения как признакового комплекса.

В семантике языковых единиц признак отношения к собственности реализуется через свои вариантные значения и может быть связан с другими семантическими компонентами, в том числе и оценочным признаком.

Основными критериями отбора языкового материала в работе выступают понятийная ограниченность, детерминируемая моделью концепта, и лексикографический критерий. При отборе языковых единиц основанием служила вербальная представленность субкатегориальных признаков исследуемого концепта в словарной дефиниции. При установлении оценочного компонента, кроме вербальной представленности в дефиниции, опорой служили обще- и частноэмотивные словарные пометы.

Анализ комбинаторики показал своеобразное соотношение концепта отношения к собственности с другими культурно-языковыми концептами в русской и немецкой языковых картинах мира. Наиболее близкими концептами являются отношение к труду, отношение к власти, старшинству, отношение к дому, отношение к истине, соотношение сущности и видимости. Различия проявляются в доминантности концептов судьбы и отношения к Богу в русской языковой картине мира, большей значимости концепта власти в немецкой картине мира.

Установлены сходные и различные модели комбинаторики концепта отношения к собственности с оценочным компонентом, которые обнаруживают совпадение и специфику норм собственности и их типичных нарушений, а также рекомендуемые модели поведения.

Учет семантической плотности показывает сходство наиболее актуальных сторон исследуемого концепта в русской и немецкой языковых картинах мира (динамического аспекта, размера собственности).

При анализе внутренней формы в данном исследовании рассматривались значения языковых единиц, с которыми на основе сходства звукового облика и общности семантических признаков носителями языка может соотноситься значение слов, содержащих признак отношения к собственности.

Внутренняя форма слов является дополнительным компонентом, увеличивающим возможность уникальной комбинаторики отдельных семантических компонентов в значении конкретных лексических единиц. Совпадения и различия в моделях соотношения внутренней формы и признака отношения к собственности зависят от сочетаемости субкатегориальных признаков концепта.

Универсальные характеристики концепта отношения к собственности заключаются:

1) в общности сфер, с которыми соотносится тот или иной семантический признак или оценочный компонент, например, на недостаточный размер собственности указывает внешность человека (босяк, lumpen);

2) в близости фрагментов внеязыковой действительности и их признаков, соотносимых с отношением к собственности, например: деньги, места их хранения, металлы, из которых они изготавливаются, перемещение в пространстве, руки и действия, требующие приложения силы рук (хватать, handeln);

3) в совпадении субкатегориальных признаков, наиболее часто сочетающихся с живой внутренней формой, например: переход собственности от субъекта, переход собственности к субъекту, сохранение собственности, размер собственности, характеристика субъекта обладания по размеру собственности, ценность объектов обладания, образ действий с объектами обладания (пустодом, aasen);

4) в сходстве моделей соотношения субкатегориальных признаков исследуемого концепта и внутренней формы, например, соотношение лица, живущего за чужой счет, с представителями животного мира, существующими за счет других живых существ (пиявка, der Schmarotzer).

Специфика концепта отношения к собственности, по данным анализа внутренней формы, состоит:

1) в количественном несоответствии групп слов, обозначающих отдельные виды отношения к собственности, например, в русском языке более многочисленными являются группы слов, обозначающих воровство (19 и 5 единиц), жизнь за чужой счет (12 и 4 единицы);

2) в отсутствии конкретных моделей соотношения субкатегориальных признаков и внутренней формы, например, проживание за чужой счет ассоциируется в русском языке с потреблением пищи (дармоед), а в немецком языке с хитростью (schlauen);

3) в индивидуальности выбора конкретного фрагмента внеязыковой действительности при схожести сфер, соотносимых с семантическими признаками, в том числе и оценкой;

Например, в обоих языках отрицательная оценка соотносится с действиями, над которыми отсутствует контроль со стороны человека, но конкретизация их в русском и немецком языках индивидуальна (зевнуть, die Habsucht). О наличии в значении лексической единицы субкатегориального признака “переход собственности” может свидетельствовать внутренняя форма, соотносимая с перемещением в пространстве, однако выбор конкретного действия, как правило, индивидуален (доходы, die Bezüge).

4) в специфике комбинаторики семантических признаков, связанных со сходной внутренней формой (verabfolgen – наследовать).

Сопоставление ассоциативных полей признакового комплекса отношения к собственности в немецком и русском языках проведено на основе анализа переносных значений и аллюзий. Под ассоциативным полем признакового комплекса отношения к собственности понимается однородная для носителей одного языка группировка слов, объединенных вокруг семантической категории отношение к собственности на основе общности их типовых ассоциативных связей с данной семантической категорией.

Признак отношения к собственности выражен сильнее в переносных значениях слов в русском языке (9,5 и 21%). При анализе переносных значений единицами сопоставления выступают слова, содержащие признак отношения к собственности в качестве семантического компонента, семантическая структура которых включает хотя бы один лексико-семантический вариант с переносным значением. При этом возможно 1) отсутствие признака отношения к собственности в прямом значении слова и его проявление в переносных значениях (подмаслить, ausräumen) и 2) наличие признака отношения к собственности в прямом значении слова и его уточнение (нажечь, vererben) или отсутствие (щедрый, pleite) в переносных значениях.

Рассмотрение системных связей между исходными и переносными значениями в первой группе показывает избирательность в отношении фрагментов внеязыковой действительности и их признаков, ассоциации с которыми могут указывать на отношение к собственности. Установлено сходство сфер действительности, ассоциативно связанных с отношением к собственности в русском и немецком языках: удовлетворение потребностей человека (несытый, dürstig), животный и растительный мир (хищник, der Parasit), деятельность человека (сорить, einsacken), место хранения собственности, ассоциативно связанное с большим размером собственности (кошелек, der Beutel). Уникальность сферы действительности встречается редко, например, об отношении к собственности в русском языке могут свидетельствовать ассоциативные признаки некоторых физических качеств и состояний предметов (расшататься).

Выбор конкретных объектов из сходных сфер в русском и немецком языках, как правило, индивидуален. Так, спецификой лексических единиц русского языка является указание на неудовлетворение социальных потребностей человека (в одежде, родственниках), связываемое с недостаточным размером собственности и отрицательной оценкой (голый, сиротский).

Анализ системных связей исходных и переносных значений второй группы слов показывает, что конкретные ассоциации зависят от выбора субкатегориального признака исследуемого концепта и его комбинаторики. Обнаружены следующие варианты соотношения сходств и различий в ассоциациях, которые демонстрируют зоны совпадения и смещения ассоциативных полей признакового комплекса отношения к собственности в русском и немецком языках:

1) совпадение в выборе субкатегориального признака концепта отношения к собственности, близость комбинаторики, в том числе совпадение оценочных компонентов, ассоциация со сходным фрагментом внеязыковой действительности (банкрот, Bankrott);

2) совпадение в выборе субкатегориального признака концепта отношения к собственности и одного из сочетающихся с ним семантических компонентов, сходство оценочных ассоциаций и ассоциаций, связанных с фрагментом внеязыковой действительности;

Так, передача собственности в качестве возмещения оценивается позитивно и ассоциируется с вызовом положительного отношения, симпатии у получателя (подкупить, abfinden). Но в немецком языке имеется в виду возмещение убытков, удовлетворение кредиторов, а в русском языке дополнительным компонентом выступает противозаконность.

3) совпадение оценочных ассоциаций, связанных с одним субкатегориальным признаком концепта отношения к собственности, и несходство ассоциативных связей с конкретным фрагментом внеязыковой действительности, например, положительная оценка сохранения собственности, связываемая в русском языке с обеспечением будущей безопасности (застраховать), положительной оценкой личностных качеств (сберечь), а в немецком языке с умением промолчать, не раскрыть тайну (behalten);

4) полное несовпадение ассоциативных связей в результате избирательности субкатегориального признака концепта отношения к собственности;

Так, в русском языке обладание собственностью и стремление к ее получению оцениваются отрицательно при ассоциативной связи с чрезмерным стремлением к власти (собственник). В немецком языке покупка собственности ассоциируется с доверием (abkaufen).

Сопоставление ценностных характеристик отношения к собственности в аллюзиях русского и немецкого языков выявляет общие положительно оцениваемые (предпочтение духовных ценностей материальным, помощь нуждающимся, неимущим) и отрицательно оцениваемые (чрезмерное стремление к увеличению собственности, скупость, нарушение норм приобретения собственности) виды отношения к собственности. В нашем материале не обнаружено аллюзий на русском языке, содержащих положительную оценку бережливости (Ср.: Spare in der Not, dann hast du Zeit dazu!). Для немецкой лингвокультурной общности не актуально осуждение взяточничества (Ср.: брать борзыми щенками, безгрешные доходы).

Кроме того, анализ аллюзий раскрывает содержание той части культурного фонда русской и немецкой языковой личности, которая связана с отношением к собственности. Источниками аллюзий служат произведения детского фольклора, цитаты из телепередач, популярных песен, пословично-поговорочный фонд, литературные, публицистические произведения, тексты Библии, реалии внеязыковой действительности, символы, т.е. прецедентные тексты и знания, набор которых индивидуален.

Анализ устойчивых сравнений показал совпадение набора субкатегориальных признаков концепта отношения к собственности, получающих выражение в данной части фразеологической системы русского и немецкого языков, например: недостаточный размер собственности (гол, как сокол, nackt und blob wie gerumpfter Hahn), переход собственности от субъекта (утекать, как вода меж пальцев, jemandem zerrinnt das Geld wie Butter in der Sonne). Это подтверждает близость наиболее актуальных сторон исследуемого концепта в сопоставляемых картинах мира.

В данной части исследования были выявлены образы и представления, связанные с отношением к собственности. Изучение образности демонстрирует близость сфер внеязыковой действительности, к которым они относятся, например: животный мир (красть, как сорока, Geld wie ein Frosch Haare haben), растительный мир (в долгах, как в репьях, billig wie Brombeeren), продукты питания (катается, как сыр в масле, abgehen wie warme Semmeln). Конкретные образы в составе культурно-языкового концепта отношения к собственности в большинстве случаев являются национально своеобразными даже при совпадении субкатегориальных признаков и сходстве моделей их комбинаторики. Предельная близость образов, что может быть связано с общим источником происхождения, обнаружена только в четырех случаях (беречь, как зеницу ока = wie seinen Augapfel hüten).

Привлечение к анализу пословиц и поговорок предоставило возможность не только более полного описания и сопоставления всех сторон концепта отношения к собственности (понятий, образов, моделей поведения), но и различных элементов оценочной структуры. Объекты положительной и отрицательной оценки, объекты сравнительной оценки, типы оценочных субъектов, мотивировки могут быть общими и уникальными для пословиц и поговорок двух языков. Например, отрицательную оценку в обоих языках получает зависть (В чужих руках ломоть велик. Der Neid gönnt dem Teufel nicht die Hitze in der Hölle), большой размер собственности (От трудов праведных не наживешь палат каменных. Je mehr Geld, desto mehr Sorgen). Специфичной для пословично-поговорочного фонда немецкого языка является отрицательная оценка сокрытия чужой собственности (Der Hehler ist schlimmer als der Stehler).

При сопоставлении пословично-поговорочного фонда выявлено различное отношение в немецкой и русской языковых картинах мира к воровству (Не пойман – не вор. Wer einmal stiehlt heibt immer ein Dieb), скупости (Скупость не глупость, себя бережет. Geiz ist die Wurzel allen Übels), нищенству (Голенький Ох, а за голеньким Бог. Dem Armen hilf, den Bettler verjag’!), находке чужой собственности (Ищи не сказывай, нашел не показывай! Finden und verhehlen ist so gut wie stehlen), использованию личной собственности (Подальше положишь, поближе возьмешь. Verborgene Schätze taugen nichts).

При сопоставлении ценностных характеристик отношения к собственности в сентенциях и афоризмах русскоязычных и немецкоязычных авторов выявлены:

– общие и специфичные виды отношения к собственности, получающие ту или иную оценку;

Так, в изречениях обоих языков осуждаются наличие собственности, ее отсутствие или недостаточный размер, воровство, зависть, скупость, чрезмерное стремление к приобретению собственности, например: “Нищета – душа порока и преступлений” (А.С.Пушкин), “Кто имеет меньше, чем желает, должен знать, что он имеет больше, чем заслуживает” (Г.К.Лихтенберг). В то же время, по имеющимся данным, в афоризмах и сентенциях русского языка не находит отражение отрицательная оценка чрезмерной щедрости, например: “Eine allzu reichliche Gabe lockt Bettler herbei, anstatt sie abzufertigen” (И.В.Гете).

– общность и своеобразие мотивировок того или иного оценочного отношения;

Так, в изречениях немецкоязычных и русскоязычных авторов положительная оценка богатства мотивируется большими возможностями, которые открываются при его использовании, например: “В деньгах великое дело! В деньгах и сила и власть!” (Н.Пушкарев), “Auch der Reichtum ist eine Kraft, so gut wie Weisheit und Stärke, kann werden nicht minder ehrenhaft, verwendet zum Menschheitswerke” (Ф.Рюкерт). Кроме того, в немецком языке обнаружена положительная оценка богатства как объекта восхищения и стремлений, например: “Reichtum und Schnelligkeit ist, was die Welt bewundert und wornach jeder strebt” (И.В.Гете).

– индивидуальность комбинаторики признаков в конкретных сентенциях и афоризмах русскоязычных и немецкоязычных авторов;

В обоих языках допустимы случаи 1) связи одного субкатегориального признака отношения к собственности с противоположными характеристиками, являющиеся причиной противоположных оценок, например, богатство связывается как с отсутствием забот, так и с их наличием; 2) связи одинаковых характеристик с противоположными видами отношения к собственности, являющиеся причиной одинаковых оценок, например, отсутствие зависимости и наличие свободы связывается как с большим, так и с недостаточным размером собственности.

– сходства и различия наиболее частотных характеристик отношения к собственности, получающих положительную и отрицательную оценки;

Так, богатство выступает в изречениях обоих языков в роли объекта, наиболее часто получающего отрицательную оценку (в 25,5% всех изречений на русском языке и в 26% всех изречений на немецком языке), например: “Богатство подобно морской воде: чем больше ее пьешь, тем сильнее жажда” (А.Шопенгауэр). Наряду с этим, в 33% высказываний немецкого языка одобрение заслуживает щедрость, передача собственности в дар, например: “Der Wille, und nicht die Gabe, macht den Geber” (Г.Лессинг). В сентенциях и афоризмах русскоязычных авторов данная характеристика не представлена.

Особенностью афоризмов и сентенций русского языка является наличие группы высказываний (14% всех высказываний на русском языке), основной целью которых выступает осуждение собственности как самоцели человеческой жизни, предпочтение материальных ценностей ценностям духовным, например: “Следует знать, что рано или поздно можно завоевать царство вещей, но проиграть душу” (Ю.В.Бондарев).

Наиболее существенные отличия в отношении к собственности применительно к русской и немецкой ценностным картинам мира сводятся к следующим положениям:

а) в немецкой ценностной картине мира отношение к собственности занимает более важное место, чем в русской;

б) в немецкой ценностной картине мира более поощряются активные индивидуальные усилия по увеличению и сохранению собственности, чем в русской;

в) в немецкой ценностной картине мира более поощряется учет собственности, чем в русской;

г) в немецкой ценностной картине мира обнаруживается более тесная зависимость между моральной оценкой человека и размером его собственности, чем в русской ценностной картине мира;

д) в немецкой ценностной картине мира более категорично осуждаются нарушения норм, связанных с отношением к собственности, чем в русской картине мира.

Специфика отношения к собственности в русской и немецкой картинах мира отражена в таблице:

 

Элементы структуры признака отношения к собственности

Общие и специфические характеристики отношения к собственности

Р – русская языковая личность

Н – немецкая языковая личность

1. Отношение имущественного обладания

а) наличие собственности

Общие характеристики:

1. Хорошо иметь собственность.

Специфические характеристики:

Р:1. Материальное благополучие не является самым важным в жизни.

Н: 1. Материальное благополучие – одна из важнейших жизненных целей.

б) изменение состояния имущественного обладания

Общие характеристики:

1. Динамическая сторона концепта отношения к собственности более актуальна.

2. Получать собственность – хорошо.

3. Утрачивать собственность – плохо.

Специфические характеристики:

Р: 1. Не следует стремиться к приобретению собственности.

2. Не рекомендуется обращать чрезмерно большое внимание на утрату собственности.

3. Основным материальным источником служит личный труд, торговля как источник собственности осуждается.

Н: 1. Следует проявлять активность для получения собственности, стремиться к увеличению ее размера.

2. Следует хорошо знать, на что истрачены материальные средства.

3. Разумное вложение денег является одним из материальных источников, одобряются все законные источники собственности, в том числе и торговля.

2. Объект имущественного обладания

Общие характеристики:

1. Размер – наиболее актуальная характеристика объекта обладания.

2. Чужая бедность вызывает сочувствие.

3. Нельзя демонстрировать размер собственности.

Специфические характеристики:

Р: 1. Чужое богатство вызывает сомнение в способе его приобретения.

2. Наиболее предпочтителен размер собственности, достаточный для удовлетворения личных потребностей.

3. Недостаточный размер личной собственности необходимо переносить терпеливо.

4. Нищета вызывает сочувствие, в некоторых случаях – уважение.

5. Необходимо помогать нуждающимся (нищим).

6. Конкретизация формы собственности менее существенна.

Н: 1. Чужое богатство вызывает уважение.

2. Наиболее предпочтителен большой размер собственности.

3. Недостаточный размер личной собственности переживается острее и вызывает желание его восполнить.

4. Нищета вызывает осуждение и презрение.

5. Необходимо помогать нуждающимся (бедным).

6. Деньги – основная форма собственности.

3. Субъект имущественного обладания

Общие характеристики:

1. Запрет на интерес и действия в отношении чужой собственности.

2. Внутреннее отношение к собственности важнее внешних показателей.

3. Чрезмерный интерес к собственности осуждается.

Специфические характеристики:

Р: 1. Не обнаружено резкого разграничения своей и чужой собственности.

Н: 1. Противопоставление своей и чужой собственности встречается чаще.

4. Социум, его отношение

Общие характеристики:

1. Типичные нарушения норм собственности: воровство, использование чужого труда, чрезмерный интерес к собственности, неразумное уменьшение собственности, недостаточный или избыточный размер собственности.

Специфические характеристики:

Р: 1. Более распространены жизнь за чужой счет и превышение размера собственности.

2. Нарушение законности получения собственности в результате личного труда.

3. Отношение к нарушениям норм собственности (воровству, нищенству и т.д.) более лояльно.

Н: 1. Более распространен обман при получении собственности.

2. Осуждение нарушений норм собственности более категорично.

Соотношение концепта «собственость» с другими концептами

Общие концепты: отношение к труду, к старшинству и власти, к дому, счастью, истине, времени и пространству, соотношение сущности и видимости.

Специфические характеристики:

Р: 1. Наиболее близкими концептами выступают отношение к Богу и к судьбе, являющиеся доминантными.

Н: 1. Большая значимость концепта власти.

Литература

Бабаева Е.В., Бунеева Е.С. О культурно-типологическом описании языка (на материале признаков старшинства и отношения к собственности) // Языковая личность и семантика: Тез. докл. науч. конф. Волгоград, 28–30 сент. 1994 г.  Волгоград: Перемена, 1994.  С. 25-26.

Бабаева Е.В. Признак отношения к собственности в функциональном аспекте (на материале пословиц и поговорок) // Функционирование языковых единиц в разных речевых сферах: факторы, тенденции, модели: Тез. докл. межвуз. науч. конф. Волгоград, 2-5 окт. 1995 г.  Волгоград: Перемена,1995.  С. 31-33.

Бабаева Е.В. Структура и комбинаторика признака отношения к собственности // Языковая личность: актуальные проблемы лингвистики: Тез. докл. науч. конф. Волгоград, 6–8 февр. 1996 г. / ВГПУ. – Волгоград: Перемена,1996.  С. 4-5.

Бабаева Е.В. Лексическое значение слова как способ выражения культурно-языкового концепта // Языковая личность: культурные концепты: Сб. науч. тр. / ВГПУ, ПМПУ.  Волгоград – Архангельск: Перемена, 1996. С. 25-33.

Бабаева Е.В. Признак отношения к собственности в переносных значениях слов // Языковая личность: проблемы обозначения и понимания: Тез. докл. науч. конф. Волгоград, 5-7 февр. 1997 г. / ВГПУ. – Волгоград: Перемена, 1997.  С. 13-15