Н.Э. Агаркова (Иркутск) ДЕНЬГИ

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 

В статье предпринимается попытка комплексного описания языковых средств объективации фрагмента концептуальной картины мира носителей английского языка – концепта ДЕНЬГИ – MONEY и выявления национальной специфики культурологически значимого содержания названного концепта.

Исследовались все возможные языковые средства онтологизации концепта в английском языке, т.е. совокупность лексико-фразеологических и паремических средств.

Исследование выполнено в русле концептологических исследований, посвященных соотношению языка, сознания и культуры. (см. работы: Н.Д.Арутюнова, В.З.Демьянков, И.Б.Левонтина, И.И.Макеева, А.Д.Шмелев и др.).

Главной задачей проведенного исследования явилось выявление специфики языковых средств репрезентации фрагмента концептуальной картины мира MONEY, его комплексное описание и смысловая структурация. Это представилось возможным только в результате применения концептуального анализа, а также комплекса исследовательских приемов, заимствованных из психолингвистики (напр., элементы ассоциативного эксперимента).

Понятие "концепт" в настоящее время еще окончательно не определено лингвистами, и поиски того, чт.е. концепт, продолжаются. Хотя разные авторы предлагают различные трактовки концепта, мы посчитали возможным придерживаться следующего понимания концепта: ментальное национально-специфическое образование, планом содержания которого является вся совокупность знаний о данном объекте, а планом языкового выражения – совокупность лексических, паремических, фразеологических единиц, номинирующих и описывающих данный объект (Панченко 1999: 5). Данное определение, на наш взгляд, наиболее удачно, поскольку мы рассматриваем деньги как концепт культуры. Следует оговориться, что мы придерживаемся разграничения терминов "концепт" и "понятие", понимая под последним совокупность познанных существенных признаков объекта.

При восприятии лексемы money сознание индивида обращается к объекту реальной действительности, именуемому этим словом, и одновременно в сознании возникает концепт, "нечто схваченное", то, что стоит за этим именем.

Ю.С.Степанов считает деньги одним из базовых концептов культуры современного общества. В культуре нет ни чисто духовных концептов, ни чисто материальных вещей, каждое явление культуры имеет две стороны. Концепт может выражаться как в слове, так и в образе или материальном предмете (Степанов 1997).

Культурная составляющая денег и денежных отношений весьма значима – деньги властвуют, их почитают как божество и т.д. Это говорит о том, что деньги – важный компонент культуры американского общества. Поэтому интересно проследить, какое место в обыденном сознании рядового американца занимает такая элементарная вещь, как деньги, как он их видит, концептуализирует и категоризует с помощью языка.

Методика изучения культурных доминант в языке представляет собой систему исследовательских процедур, направленных на освещение различных сторон концептов, а именно, смыслового потенциала соответствующих концептов в данной культуре. Собственно лингвистическое исследование культурных доминант осуществляется в виде наблюдения и эксперимента (сплошная выборка лексических, паремических и фразеологических единиц, а также текстов из словарей, сборников пословиц и афоризмов, художественной литературы, газет и т.д., с одной стороны, и интервьюирование носителей языка, разработка анкет, включающих различные оценочные суждения, связанные с определенными предметными областями, – с другой). Как отмечает В.И. Карасик, лингвистическое изучение культурных концептов должно быть дополнено данными других дисциплин – культурологии, истории, психологии, этнографии (Карасик 1996).

Альтернативных имен для денег много, поскольку деньги отражают важный фрагмент картины мира. С их помощью осмысляется место и роль денег в жизни человека. Многие имена даны на основе метафоры, поскольку метафора является универсальным способом познания, концептуализации и ословливания действительности. Она дает возможность более глубоко проникнуть в суть уже познанного явления или объекта.

Феноменология восприятия денег отражается в языке и определенным образом структурируется. Это проявляется на уровне разных психических процессов, связанных с номинацией, категоризацией, запоминанием слов, обозначающих деньги. В американском английском насчитывается 140 слов со значением "деньги". Новые слова для «ословливания» денег продолжают появляться.

Восприятие денег среднестатическим американцем находит отражение в том, какие языковые единицы он употребляет, говоря о деньгах. Концепт же включает в себя все отражение тех многочисленных действий, которые производятся с деньгами: купил, продал, заработал, потратил, украл, отложил, сэкономил, закопал, порвал, напечатал, нарисовал и т.п.

В результате выявления языковых синонимических средств с общим значением money было замечено, что отобранные лексические единицы имеют отношение к разным сферам жизнедеятельности человека, в связи с чем их можно распределить на группы.

Анализ имен денег проводился с учетом процесса отражения деятельности когнитивных структур в семантике слов. По мнению Е.С.Кубряковой, языковые формы следует рассматривать как производные концептуализации мира человеческим сознанием, а их значения – как определенные структуры знания, концепты, схваченные языковыми знаками (Кубрякова 1997).

Суть когнитивного подхода при изучении группы слов с общим значением "деньги" заключается в том, что мы пытаемся применить наши знания о самом предмете, тех реалиях, фактах жизненного опыта, которые обозначены данными лексическими единицами, синтезируя их с результатами собственно лингвистического исследования. Соглашаясь с утверждением М.Тернера, мы полагаем, что "значение заключено не в словах, а в схемах, данных нашему сознанию". Информация, которая передается с помощью языка, это информация о спроецированном в сознании человека мире, либо фрагменте этого мира.

Материал исследования убедительно подтверждает, что процесс номинации неслучаен, поскольку имеет "когнитивную подоплеку" (Кубрякова 1997: 45). Язык фиксирует в первую очередь наивную картину мира и отражает, прежде всего, то, что дано человеку в его чувственном опыте.

В результате опыта чувственного столкновения с деньгами образовались многочисленные лексемы, объединенные в группы "бумага", "металл", "президенты", "зелень". Это объясняется тем, что при зрительном восприятии американских денег сознание, прежде всего, фиксирует материал, из которого они сделаны, цвет и портреты президентов, изображенные на банкнотах.

Деньги в сознании американцев – это источник жизненной энергии, о чем свидетельствует группа – "съедобные имена" (bread, dough, cake, etc). Это то, посредством чего человек заряжает себя жизненной силой.

Как результат абстрагирующей деятельности человека, появились именования для денег, объединенные в группы: "средство содействия", "жизненная необходимость".

Концептуализация и ословливание феномена денег через метафору происходит в результате когнитивной обработки знаний о данной реалии, накопленных современным англоязычным социумом. Проблема выбора признака в качестве основы наименования связана с наличием целого комплекса свойств и связей называемого предмета с реальным миром, который создает в сознании человека сложное представление о предмете именования. Познакомившись с предметом, человек выбирает из комплекса признаков один, кажущийся наиболее характерным признак, уже имевший свое название в языке, и использует его для называния нового предмета.

Лексема grease для именования денег появилась на основании знания людей о том, что любой жир, сало или смазка обладают способностью уменьшать сопротивление движению. Деньги можно рассматривать также как нечто подобное, поскольку очень часто они облегчают ход дела.

Другая лексема, cabbage, для именования денег появилась в результате ассоциации по сходству между капустой и бумажными долларами. Здесь имела место аналогия по цвету (см. A Dictionary of the Underworld 1968: 97). Возможно также, что помимо цвета, в основу номинации был положен и другой признак: листья капусты приятны на ощупь, также приятно ощущать в карманах наличие денег.

В разговорном варианте американского английского для обозначения денег функционируют лексемы Benjamins, George Washingtons, Grants, которые не фиксируются словарями в этом значении. Существование этих лексем в очередной раз подтверждает, что в основу номинации положено феноменологическое восприятие денег, в результате которого появилась ассоциация: деньги – президенты, президенты – деньги.

Чтобы более четко представить видение денег языковым сознанием американцев, важно помимо метафорических имен денег выявить общий фонд фразеологии, имеющий отношение к деньгам. Пословицы в особенности играют важную роль в экспликации содержания концепта MONEY. Они отражают стереотипы видения денег языковым сознанием. Существенным вкладом в портретирование концепта явились ценностные суждения носителей английского языка о сущности денег.

Ассоциативный эксперимент явился одним из способов выявления специфики отражения денег в обыденном сознании американцев. Анализ ассоциативных связей слова money позволил обнаружить специфическую внутреннюю структуру значения, глубинную модель связей и отношений, которая сложилась у человека через речь и мышление и лежит в основе "когнитивной организации" его многостороннего опыта.

В ходе исследования языкового сознания американцев, при содействии проф. А.В.Кравченко, был проведен эксперимент для выявления ассоциативного компонента значения слова money. На слово-стимул информанты дали спонтанные реакции, а также высказались о роли денег в их жизни. Наиболее показательными обобщениями, на наш взгляд, оказались следующие: Americans revolve around money; Money is a way of living.

Наше внимание привлекла сочетаемость лексемы money и ее синонимов с интенциональными предикатами, т.е. "глаголами, несущими в себе сему одушевленности" (Кравченко 1992). Они используются для обозначения различных сторон психической деятельности человека: восприятия, эмоционального состояния, мысли, знания, оценки и др. Такие глаголы, казалось бы, не могут сочетаться с неодушевленным предметом в роли субъекта. Анализ функционирования отобранной лексики в тексте показал, что money и его синонимы чаще всего выполняют в предложении роль объекта, который претерпевает над собой действие. Деньги получают, дают, забирают, делают, инвестируют и т.д. Деньги-объект могут быть предметом любви, симпатии и антипатии. Являясь ресурсным понятием, слово «деньги» сочетается с такими предикатами, как беречь, экономить, тратить...(Не spends money very quickly).

Однако, наряду с этим, они могут выступать и в качестве своеобразного деятеля или агенса. В этих случаях имеет место процесс метафоризации. Деньги уподобляются живому существу, способному оказывать речевое воздействие на адресата. Глагольными актантами предиката money оказываются совсем необычные глаголы. Деньги как субъект могут вступать в отношения с другими сущностями. Примеры многочисленны: Money buys, talks, kills, answers, gives support, wants, knows, goes, arrives, falls, hopscotches across the planet, comes back, disappears, fails, gets lost, looks strong, looks good, changes hands, keeps coming, looks for greener pastures, etc. Таким образом, деньги – это предмет, обладающий некоей внутренней силой, двигательным интенционалом. Об этом свидетельствует предикат, который приписывается деньгам. Говорящий категоризует их как одушевленный предмет. Деньги как бы оживают и наделяются свойствами человека, и метафора служит как раз для того, чтобы персонифицировать деньги и, увидев их в ином обличье, осознать их важность. О них думают, как о лице, которое может обрадовать или огорчить, разочаровать, даже уничтожить.

Таким образом, слово money в различных значениях имеет специфические синтагматические особенности поведения в тексте. В роли субъекта money употребляется при предикатах знания, чувственного восприятия, движения и т.п. По всем своим синтактико-семантическим проявлениям money нельзя назвать типичным агенсом, поскольку он не является одушевленным существом. Мы имеем дело с олицетворением денег по предикатам человека. Олицетворяются деньги, когда с ними спорят или борются. Очеловеченные деньги что-то любят, а что-то не любят, что-то ищут и что-то нахо-дят, хорошо выглядят, набирают силу, терпят неудачи, имеют проблемы и т.д. – все эти человеческие занятия присущи и деньгам. В этой функции о них говорят что деньги хорошо или плохо работают, дают сбои, теряют силы, вновь обретают и т.д. Деньги предстают как самостоятельное существо. Роль агенса становится естественной для них, хотя и является плодом речевого изыска. В связи с этим вполне понятно, что деньги получают атрибуты, характеризующие именно человека (живые, бешеные, сумасшедшие, грязные и т.д.).

Наблюдение контекстуальных употреблений единиц, номинирующих рассматриваемую реалию, явилось одним из способов экспликации различных сторон концепта ДЕНЬГИ. Выявленные нами в ходе исследования примеры объективируют различные языковые осмысления концепта. Принцип отбора примеров определялся выделением концептуальной гештальт-структуры, имеющей прототипическое представление. Если проанализировать контексты, в которых фигурирует money, становится ясно, что представление о деньгах, закрепленное в языке, весьма многослойно. Соотнесение семантических ролей с лексическими значениями слова money в предложениях обыденного языка дает представление об образах денег в данной культуре. Набор образов понятия в речи есть профиль понятия (Демьянков 2000: 195).

Имеющийся в нашем распоряжении фактический материал включает большое количество примеров сочетания лексемы с интенциональными предикатами, которые можно распределить по четырем группам:

money + ГЛАГОЛЫ ДВИЖЕНИЯ (come/in/from/back, go, move/in/out, arrive, walk/out, land in, hopscotch);

money + ГЛАГОЛЫ ЧУВСТВА И ВОСПРИЯТИЯ (like, look, want, know);

money + ГЛАГОЛЫ ГОВОРЕНИЯ (talk, recommend, answer);

money + ГЛАГОЛЫ ДЕЙСТВИЯ (make, work, buy, work, do strange things, burn).

Помимо вышеупомянутых, деньги могут совершать и другие действия: take advantage, support, occupy (e.g. center stage), fail to reach its destination, negate incentives, work for smb., change hands, disappear, be safe, look good, grow, sidetrack smb, insulate smb, get right, hide somewhere, become almost impossible to trace, buy, attract, wind up smth., etc.

Что делает возможным персонификацию денег? Вероятно то, что человек, на основе своих наблюдений за окружающей действительностью и опыта, начинает концептуализировать деньги как нечто весьма существенное и всесильное, он наделяет их силой. Деньги могут оказывать воздействие. Они приобретают черты живой, самостоятельно действующей сущности, поскольку могут двигаться, говорить, чувствовать, совершать различные действия. Все это прототипические свойства, которые определяют живое существо. Язык категоризует деньги так, что человек начинает мыслить их как божество. Деньги правят миром и люди молятся им, как божеству, которое может быть и добрым, и злым.

Может показаться, что все сказанное относится не только к английскому языку, но и вообще к языковой концептуализации денег, во всяком случае, в европейских языках. Действительно, смысловое наполнение и сочетаемость лексемы деньги во многих языках совпадают. Однако многие смысловые нюансы оказываются характерными только для определенного языка или группы языков.

Концептуальный анализ связан с описанием невидимого умопостигаемого мира. В нашем исследовании он базируется в первую очередь на буквальном прочтении узуально сочетающихся со словом money глаголов физического действия. Через сочетаемость осуществляется символизация умопостигаемой сущности, стоящей за именем. Сочетаемость имени есть внешнее, поверхностное проявление его глубинных ассоциативных контуров, складывающихся из имплицитных субстантивных лексических параметров. Такие параметры можно назвать гештальтами. Выявление гештальтов – тактика концептуального анализа. Стратегия его – в описании структуры языкового знания, т.е. представлений носителей языка, скрытых в имени и раскрывающихся в его сочетаемости, в обнаружении "образов содержания знака".

Лакофф и Джонсон считают, что структура концепта выявляется через метафоры или "гештальты", которые характеризуют различные аспекты концепта. Основная идея их теории заключается в обосновании необходимости концептуальных метафор, опираясь на "практические гештальты", т.е. структурированные значимые единства речевой практики. Такой подход основан на том, что структуры понятий, формирующих мышление, отражают структуры человеческой деятельности. И, поскольку структуры деятельности в различных областях могут быть сходными, то и различные коммуникативные акты могут включать сходные концептуальные структуры. Поэтому в речевой практике мы, зачастую неосознанно, структурируем одни понятия в терминах других. Метафоры и являются важнейшим средством такого структурирования.

Вслед за Л.О. Чернейко, мы сужаем значение термина "гештальт", понимая под ним импликатуру сочетаемости имени. Гештальт выводится из буквального прочтения глагола, употребленного в сочетании с именем в переносном значении. Основание вербализованных ассоциаций и есть основание смысла словосочетания. Фокус метафоры спрятан в глаголе. Это и есть гештальт (Чернейко 1997).

В сочетаниях имени деньги с глаголами физического или другого эмпирически воспринимаемого действия предикат открыт, эксплицирован, тогда как скрыт гештальт – имя того явления мира, маску или лик которого приняла рассматриваемая сущность, в которое она воплотилась. Гештальт вводит имплицитно представленное основание метафорической номинации – общее свойство двух явлений, открывшееся сознанию. В глагольной метафоре эксплицирован предикат, обозначающий то свойство по действию, которое видится общим двум явлениям: конкретному и умопостигаемому, или абстрактному. Гештальт в этом случае "скрытый", он импликатура глагольной сочетаемости имени (Чернейко 1997: 297).

Из поверхностной сочетаемости лексических единиц выводятся их глубинные лексические функции – параметры, становящиеся новым инструментом описания языка. Из сочетаемости имени money выведены глубинные проекции феномена money на чувственно постигаемые элементы мира, т.е., выявлена чувственная основа абстракции деньги, которая обеспечивает ей место и жизнь в языке.

Выявленные концептуальные метафоры или гештальты, т.е. составные компоненты концепта MONEY, с помощью которых эксплицируется семантика слова money, играют существенную роль в описании глубинных смыслов, скрывающихся за этим именем, являющимся составляющей языковой картины мира. Для когнитивной лингвистики важны новые "знания" о старом объекте, которые высветил луч внимания современных носителей языка и которые отражены в окказионально принимаемых именем предикатах, и старые, закодированные в узуальной сочетаемости, т.е. языковые знания в максимально полном объеме.

Специфика ментального объекта, стоящего за именем money, состоит в том, что он является очень многомерным. Множество "признаков" концепта MONEY выявляются в его узуальной сочетаемости с предикатами. По словам Н.Д.Арутюновой, "ключ к семантике имени лежит в его предикате". В.Соловьев писал, что "настоящий предмет философии есть сущее в его предикатах" (Соловьев 1990: 219). Но это и предмет лингвистики, в частности, концептуального анализа. Деньги являются не только конкретным предметом, доступным нашему восприятию, но также своего рода абстрактной сущностью, поскольку мы отождествляем их с понятиями сила, власть, свобода, горе, радость.

Для выявления гештальтов и установления смысла сочетаний с именем money, обратимся к его контекстному употреблению. Сочетания the taste of money/the smell of money (Newsweek 1997) имплицируют гештальт MONEY IS FOOD (деньги – пища). Из взаимодействия коннотативных сем имени вкус с гештальтом ДЕНЬГИ – ПИЩА выявляется то основание, по которому имена taste и money оказались связаны в языковом сознании, что и породило генитивную метафору. Другое сочетание the pursuit of money (Archer: 11) имплицирует гештальт MONEY IS PRIZE/GAIN/PROFIT (деньги награда/выгода/прибыль). Из взаимодействия коннотативных сем имени погоня с гештальтом ДЕНЬГИ -НАГРАДА выявляется основание, по которому имена pursuit и money оказались связаны в языковом сознании, в результате чего появилась метафора.

Следует заметить, что сочетания имени money с другими именами не так многочисленны. Наше внимание привлекли, главным образом, нетривиальные глагольные сочетания с именем money. Можно выделить следующие гештальты, которые прочно укоренились в концептуальной системе, возможно даже неосознанно:

1) Money talks – "деньги говорят". Из данного словосочетания можно вывести гештальт MONEY IS A HUMAN BEING (деньги – человек/живое существо), поскольку говорить может только человек. Подобные ассоциации возникают также при прочтении словосочетаний: money knows, money answers, money wants, money is wise, etc. Данные примеры часто встречаются в разговорной речи и иллюстрируют отношение к деньгам как живым существам. Примеры персонификации, когда деньги "надевают" на себя маску человека, очень многочисленны. Деньги имеют память, язык, могут перемещаться из одного места в другое, отдыхать, хорошо выглядеть и т. д.

2)         What will not money do?/Money reigns the world – " деньгам подвластно все/деньги правят миром". Править может только тот, кто обладает силой, следовательно, выявляется гештальт – MONEY IS POWER. Названный гештальт действительно присутствует в когниции представителей американского этноса (как и русского, в котором существует паремия: Деньги – сила).

То marry money ~ "жениться на деньгах". Данное сочетание свидетельствует не только об одушевленности денег, но позволяет представить их в качестве наиболее удачного партнера для женитьбы (жениха/невесты). Следовательно, выявляется гештальт MONEY IS A GOOD PARTNER (деньги – хороший/выгодный партнер). Анализ контекстов употребления данного выражения позволяет конкретизи ровать еще более точно. Деньги – всегда выгодный партнер, тот, кому, к сожалению, часто предпочитают всех остальных.

То serve God and Money (Mammon) – "служить деньгам"; to be obedient to Money – подчиняться деньгам. В данном случае деньги надевают на себя маску высокого господина, которого, как ни пара доксально, ставят на одну черту с богом. Гештальт – MONEY IS A LORD (деньги – господин/бог/тот, кому служат/подчиняются)

5)         Enjoy the money – "получать удовольствие от денег". В данном случае гештальт – MONEY IS PLEASURE (деньги – удовольствие). Деньги понимаются как нечто приятное (см.также выражения the smell of money, the taste of money – и вкус, и цвет, как правило, приятные).

6)         То lure with money – "заманивать деньгами". Гештальт -MONEY IS ATTRACTION (деньги – приманка/нечто желанное).Деньги всегда актуальны и привлекательны. Данный гештальт можно вывести также из сочетания: hunt for money. Деньги – предмет, за которым охотятся, обладать которым стремятся.

Таким образом, различные употребления слова money дают нам цепь представлений о данной сущности. Это языковые образы денег и гештальты. Подобно тому, как компонентный анализ выделяет минимальные семантические составляющие имени, концептуальный анализ выявляет прагматические составляющие (прагматические множители) – гештальты, повторяющиеся в концептах разных имен и обусловливающие прагматическую форму имени. Именно они могут служить средством описания понятий и их сопоставления между собой как в одном, так и в разных языках.

Итак, цепь представлений о деньгах обогащается с помощью гештальтов. Исчислить все гештальты имени, свойственные языковому сознанию в целом, – вряд ли выполнимая задача.

Поскольку речевых произведений, опосредующих деятельность этноса, бесконечно много, постольку в семантике слов откладывается множество признаков, которые регистрируют все добытое этносом знание о соответствующих объектах. Участвуя в речевых произведениях, слово реализует в каждом из них некоторую часть своего содержания. Следовательно, говоря о когнитивном массиве, сопоставимом со всем "взвешенным" знанием этноса о некотором именованном объекте, надо ориентироваться на множество речевых произведений, отличающихся друг от друга характером лексического окружения рассматриваемого слова.

Чем в большем количестве отмеченных фраз употребляется некоторое слово (имеются в виду фразы, в которых лексическое окружение актуализирует разные признаки именуемого словом объекта), тем больший объем знания о соответствующем объекте "схвачен" данной звуковой последовательностью, а значит тем более глубокое информационное преобразование в сознании человека производится в результате усвоения слова.

Концепт MONEY как некоторая форма или структура более высокого уровня знания объединяет в себе интегрированную извлекаемую из памяти или закрепляемую через сочетание признаков информацию о деньгах, полученную на протяжении всей истории в процессе логического осмысления, в некий целостный образ. Следовательно, признак выступает как "исходный строительный материал", без которого не могут обойтись различные формы репрезентации значения.

Анализ и проведенная классификация языкового материала помогли прийти к пониманию того, каким образом структурирован сам концепт в целом. Слово money как поверхностная языковая форма или знак представляет собой средство сжатия или компресии обобщенной информации на основе знания языка и опыта взаимодействия человека с окружающей действительностью, а содержание концепта MONEY объемнее одноименной поверхностной языковой сущности.

Проведенное исследование показало, что содержание концепта ДЕНЬГИ объемнее одноименной поверхностной языковой сущности, оно объективируется в значительном количестве языковых средств и может быть структурировано.

Выявленная в работе структура концепта ДЕНЬГИ обусловлена спецификой процесса познания, которая предопределена возможностью и способностью человека соотносить информацию с прошлым опытом и знанием о деньгах, накопленных данным социумом.

Литература

Агаркова Н.Э. Концепт "Деньги" в современном английском языке // Лингвистические парадигмы и лингводидактика: Тез. докл. и сообщ. III междунар. науч.-практ. конф. (16 - 18 июня 1998 г.). Иркутск: ИГЭА. 1998. С.5-6.

Агаркова Н.Э. Когнитивные аспекты ассоциативного поля имени "Деньги" в английском и русском языках // Когнитивные аспекты языкового значения 2: Говорящий и Наблюдатель. Межвуз. сб. науч. тр.  Иркутск: ИГЛУ.  1999.  С.154 -160.

Агаркова Н.Э. Концепт "Деньги" в языковой картине мира // Вестник Иркутской государственной экономической академии.  Иркутск: ИГЭА. №2(19). 1999.  С.130-137.

Агаркова Н.Э. Особенности "денежных" фразеологизмов в английском языке // Лингвистические парадигмы и лингводидактика. Тез. докл. и сообщ. IV междунар. науч.-практ. конф. (Иркутск, 21-24 июня 1999 ).

Агаркова Н.Э. Языковая категоризация концепта "Деньги" (на материале американского английского) // Современные лингвистические теории: проблемы слова, предложения, текста. Вестник ИГЛУ. Сер. Лингвистика. – Иркутск: ИГЛУ, 2000.  Вып. 2.  С. 11-17.

Агаркова Н.Э. Деньги в языковом сознании американцев // Лингвистические парадигмы и лингводидактика: Тез. докл. и сообщ. V междунар. науч.-практ. конф. (Иркутск, 20-23 июня 2000 г.).  Иркутск: ИГЭА.  2000.  С. 5-6.

Агаркова Н.Э. Концепт «деньги» как фрагмент английской языковой картины мира (на материале американского варианта английского языка). Автореф. дис….канд филол. наук. Иркутск. 2001. 20 c.

Ковалева Л.М., Агаркова Н.Э. Исследование концепта MONEY в языковой картине мира // Когнитивный анализ слова: Монография / Отв. ред. Л.М.Ковалева. Иркутск: ИГЭА. 2000.  С.110-131.