2.1.1. Репрезентация концепта CRIME терминами лексико-семантической группы "inchoate offenses"

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 

Преступные деяния, обозначенные терминами лексико-семантической группы "inchoate offenses", как и термины, рассмотренные в предыдущем параграфе, характеризуют преступные деяния в общем виде.

В англо-американском праве преступные деяния квалифицируются как таковые вне зависимости от того, достиг ли субъект преступного деяния конечной цели или нет. Выделяются три вида неоконченных преступлений: попытка к совершению преступления (attempt), сговор на совершение преступления (conspiracy) и подстрекательство к преступлению (incitement) [см.: MLU, p.429].

Лицо привлекается к ответственности за попытку к совершению преступления, такого как умышленное причинение смерти (murder) или кража (theft). Неоконченное преступление квалифицируется как таковое, так как является угрозой общественному порядку. Одна из целей уголовного права состоит в том, чтобы предотвращать претворение преступных замыслов в жизнь. Стремление осуществить преступный замысел делает поведение лица общественно опасным, что оправдывает вмешательство уголовного права до нанесения реального вреда лицу или собственности. Однако за обдумывание преступления уголовная ответственность не предусмотрена. Необходимо наличие виновного действия, так же как в случае оконченного преступления. Если одно лицо сообщает другому лицу о преступном плане, с целью убедить другое лицо совершить оконченное преступление, данное сообщение содержит состав преступления, соотносимого с термином incitement [см.: Cremona 1989, p. 259]. Термин incitement имеет следующую дефиницию: "crime of encouraging or persuading or advising someone to commit a crime" [DOL, p. 119].

Согласно закону об уголовном праве от 1977 года (Criminal Law Act 1977), в Британии подстрекательство к преступлению разбирается в порядке упрощенного (суммарного) производства без обвинительного акта, или с обвинительным актом с участием присяжных, в зависимости от тяжести планируемого подстрекателем преступления. Наказание также зависит от тяжести планируемого подстрекателем преступления. Если подстрекательство разбирается в порядке упрощенного производства без обвинительного акта, то максимальное наказание идентично максимальному наказанию за планируемое преступление, в случае его рассмотрения в порядке суммарного производства. Если подстрекательство разбирается по обвинительному акту, наказание зависит от мнения суда, за исключением особых случаев (подстрекательство к причинению смерти, максимальное наказание за которое составляет десять лет лишения свободы). Тем самым, можно утверждать, что одним из признаков правового концепта CRIME является признак субъективно-объективного восприятия деяния правоведами – 'subjective-objective perception'.

Состав преступления, соотносимого с термином incitement, окончен, даже если подстрекательство не имело успеха. Безуспешное подстрекательство квалифицируется как попытка к подстрекательству (attempted incitement). При этом простое информирование лица о возможности совершить преступление не является подстрекательством, так как подстрекательство содержит в себе элемент настаивания, поощрения [см.: Cremona 1989, p. 260]. Можно сказать, что практически любое противоправное деяние направлено на получение той или иной выгоды (в самом широком смысле этого слова) как материальной, так и нематериальной. При этом совершение противоправного деяния провоцируется не только стремлением к выгоде субъекта этого деяния, но и иных лиц. Таким образом, мы можем говорить о наличии признака 'illegal interest' у рассматриваемого концепта CRIME.

Согласно примерному уголовному кодексу США (Model Penal Code), в американском уголовном праве подстрекательство к совершению преступления соотносится с термином solicitation. Термин имеет следующие словарные дефиниции:

"the crime of encouraging or inducing another to commit a crime or join in the commission of a crime" [LLD];

"in criminal law, this broad term covers any word or actions by which one requests, urges advises, counsels, tempts, commands, or otherwise entices or incites someone to commit a crime" [MLU, p. 816].

Термин solicitation также имеет более узкое значение: "prostitute's (or her pimp's) offer of sexual acts for pay" [LLD]. В этом значении термин принадлежит лексико-семантической группе "offenses against state, public order and decency". То, что в двух своих значениях термин solicitation принадлежит к различным лексико-семантическим группам, является еще одним свидетельством стойкой фреймовой связи всех частей концепта CRIME.

Кодекс гласит, что "a person is guilty of solicitation to commit a crime if with the purpose of promoting or facilitating its commission he commands, encourages or requests another person to engage in specific conduct which would constitute such crime or an attempt to commit such crime or which would establish his complicity in its commission or attempted commission". При этом состав преступления закончен, даже если подстрекательство не имело успеха (uncommunicated solicitation) [The American Criminal Justice Process 1989, p. 64]. Можно сделать вывод, что термин attempted incitement, употребляемый в британской юридической терминосистеме, синонимичен термину-американизму uncommunicated solicitation.

Если подстрекатель, после того как подстрекательство было совершено, убеждал второе лицо не совершать преступления, или препятствовал его совершению иным образом, демонстрируя полный и добровольный отказ от преступной цели, это является серьезным смягчающим обстоятельством (renunciation of criminal purpose)  [The American Criminal Justice Process 1989, p. 63-64].

Если подстрекательство имело успех, и разрабатывается совместный план совершения преступления, данное деяние соотносится с термином conspiracy. Термин имеет следующие дефиниции:

"when people work together by agreement to commit an illegal act" [LLD];

"agreeing with another person or other people to commit a crime or tort" [DOL, p. 53].

Согласно приведенным дефинициям с термином conspiracy соотносится сговор как с целью совершить преступление, так и с целью совершить деликт ('illegal act', 'crime or tort'). Это является еще одним подтверждением наличия общих признаков у концептов CRIME и TORT.

Традиционно в британском общем праве выделялись два типа сговора, и данная классификация сохраняет свое значение до настоящего времени. Первый тип сговора имеет целью "to engage in conduct which tends to corrupt public morals or outrages public decency". При этом, планируемое деяние не должно содержать состава уголовно-наказуемого деяния. Если планируемое деяние содержит состав преступления, то имеет место статутный сговор (statutory conspiracy), предусмотренный законом об уголовном праве от 1977 года (Criminal Law Act 1977).

Второй тип сговора, предусмотренный британским общим правом, соотносится с термином conspiracy to defraud. Термин предполагает сговор с целью совершить любое преступление против собственности, так же как и деликты против собственности.

Британский закон об уголовном праве от 1977 года гласит: "(1)…if a person agrees with any other person or persons that a course of conduct shall be persuaded which, if the agreement is carried out in accordance with their intentions, either (a) will necessarily amount to or involve the commission of any offence or offences by one or more of the parties to the agreement or (b) would do so but for the existence of facts which render the commission of the offence or any of the offences impossible, he is guilty of conspiracy to commit the offence or offences in question. (2) Where liability for any offence may be incurred without knowledge on the part of the person committing it of any particular fact or circumstance necessary for the commission of the offence, a person nevertheless not be guilty of conspiracy to commit that offence by virtue of subsection (1) above unless he had at least one other party to the agreement intend or know that that fact or circumstance shall or will exist at the time when the conduct constituting the offence is to take place" [Cremona 1989, p. 262-264].

Согласно второму пункту, лицо не является виновным в заговоре, если оно не было осведомлено о факте или обстоятельстве, необходимом для совершения планируемого преступления. Однако если хотя бы один из участников заговора был убежден в наличии этого факта или обстоятельства на момент совершения планируемого преступления, неосведомленное лицо является виновным в заговоре. Таким образом, можно сделать вывод, что участник заговора может понести часть ответственности за действия других участников заговора. Из этого следует вывод, что концептуальный признак 'number of subjects of a crime' также значим для англо-американского концепта CRIME.

Примерный уголовный кодекс США (Model Penal Code) гласит: "a person is guilty of conspiracy with another person or persons to commit a crime if with the purpose of promoting or facilitating its commission he: (a) agrees with such other person or persons that they or one or more of them will engage in conduct which constitutes such crime or an attempt or solicitation to commit such crime; or (b) agrees to aid such other person or persons in the planning or commission of such crime or of an attempt or solicitation to commit such crime". Кроме того, если лицо, виновное в сговоре знает, что другое лицо состоит в сговоре с другим лицом или лицами с целью совершить то же самое преступление, первое лицо считается состоящим в сговоре со всеми этими лицами. Если лицо вступает в сговор с целью совершить ряд преступлений, оно виновно только в одном сговоре, поскольку ряд преступлений является целью одного соглашения (conspiracy with multiple criminal objectives). Степень тяжести деяний, соотносимых с терминами attempt, solicitation или conspiracy, соответствует степени тяжести самого тяжкого преступления из тех, на которые были направлены эти деяния. Если имеет место попытка совершения, подстрекательство к совершению или сговор с целью совершения преступления, за которое предусмотрена смертная казнь, или фелонии первой степени, то попытка, подстрекательство и сговор квалифицируются как фелония второй степени. Однако если существуют обстоятельства, в свете которых совершение планируемого преступления маловероятно, и лицо или лица, планировавшие его, не представляют опасности для общества, это является серьезным смягчающим вину обстоятельством. Для того, чтобы полностью избежать ответственности за участие в заговоре, необходимо помешать достижению преступной цели до совершения тех или иных открытых действий (withdrawal from conspiracy). [The American Criminal Justice Process 1989, p. 64-65; LLL].

Итак, тяжесть неоконченных преступлений, как правило, равна тяжести самого тяжкого из планируемых преступлений. Небольшая вероятность достижения преступной цели является смягчающим обстоятельством. Данные факты подтверждают значимость признака 'public danger' для концепта CRIME.

Попытка достичь преступной цели соотносится с термином attempt. Термин определяется следующим образом:

"trying to do something illegal or to commit an offence" [DOL, p. 17];

"the crime of intending to commit a crime along with taking a step to carry out the crime" [MLU, p. 89];

"trying to commit a crime and have the ability to do so" [LLD];

"an attempt to commit a crime, is an endeavor to accomplish it, carried beyond mere preparation, but falling short of execution of the ultimate design, in any part of it" [LLL].

Выше мы отмечали, что за обдумывание преступления уголовная ответственность не предусмотрена. Необходимо открытое действие, направленное на достижение преступной цели. Кроме того, лицо должно иметь возможность и способность для совершения планируемого преступления. Попытки к конкретным преступлениям соотносятся с терминами-словосочетаниями, в которых в качестве главного слова выступает термин, соотносимый с планируемым преступным деянием, а зависимый терминоэлемент представлен глагольным термином to attempt в форме страдательного причастия (attempted murder, attempted robbery, attempted rape, attempted forgery, attempted arson и т. п.). Например, чтобы обвинить лицо в попытке к причинению смерти (attempted murder), необходимо доказать, что лицо, проявляя крайнее пренебрежение к человеческой жизни, пыталось причинить смерть другому лицу и предприняло открытое действие, направленное на достижение преступной цели [LLD; LLL].

Так же как и в США, в Британии максимальное наказание за попытку к совершению преступления идентично наказанию за успешное достижение преступной цели, но на практике приговоры мягче [см.: Cremona 1989, p. 266]. Это подтверждает значимость признаков 'circumstance' и 'subjective-objective perception' для правового концепта CRIME.

Помимо терминов-существительных и терминов-словосочетаний в нашем материале зафиксировано три глагольных (to attempt, to conspire to incite, to solicit) и два адъективных (conspiratorial, inciteful) термина. Субъекты соответствующих преступлений соотносятся с терминами inciter, conspirator.

Можно заключить, что в значениях терминов рассматриваемой лексико-семантической группы проявляется существенный для англо-американского правового концепта CRIME признак 'subjective-objective perception', обусловленный субъективно-объективным восприятием конкретных дел правоведами. Тот факт, что целью любого противоправного деяния является получение той или иной выгоды, позволяет выявить признак 'illegal interest' у концепта CRIME. Принадлежность одного и того же термина в разных его значениях к разным лексико-семантическим группам (solicitation) подтверждает фреймовую связь частей концепта CRIME. Сценарный характер правового концепта CRIME, в частности, в значимости поведения субъекта деяния на том или ином этапе его совершения (отказ от преступного замысла). То, что попытка совершения преступного деяния, по крайней мере теоретически, приравнивается к оконченному преступному деянию, подтверждает значимость признака 'public danger' для концепта CRIME. Если преступное деяние совершается несколькими субъектами, каждый из них может понести часть ответственности за других. Из этого следует вывод, что концептуальный признак 'number of subjects of a crime' также значим для англо-американского концепта CRIME. Ниже мы рассмотрим особенности репрезентации концепта CRIME терминами, обозначающими наиболее общие правовые понятия о субъектах преступлений.