2.3. Репрезентация концепта CRIME терминами лексико-семантической группы "offenses against property"

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 

Основная масса терминов лексико-семантической группы "offenses against property" соотносятся с противоправными действиями, связанными с мошенническими действиями. В англо-американском праве мошеннические действия соотносятся с термином fraud. Обратимся к его словарным дефинициям:

"(1) a tort consisting in a knowing misrepresentation made with the intention that the person receiving that misrepresentation should act on it; (2) the misrepresentation resulting in that tort (3) a tort consisting in a representation made recklessly without any belief in its truth, but made with the intention that the person receiving that misrepresentation should act on it"; (4) a misrepresentation made recklessly without any belief in its truth; (5) unconscionable dealing short of actionable deceit at common law; (6) in the context of conspiracy to defraud, a surreptitious taking of property without deception; (7) in the law of contract, an unconscientious use of the power arising out of the relative positions of the parties and resulting in unconscionable bargain" [MLU, p.374].

"an intentional misrepresentation of material existing fact made by one person to another with knowledge of its falsity and for the purpose of inducing the other person to act, and upon which the other person relies with resulting injury or damage. Fraud may also include an omission or intentional failure to state material facts, knowledge of which would be necessary to make other statements not misleading" [LLL];

"the intentional use of deceit, a trick or some dishonest means to deprive another of his/her/its money, property or a legal right" [LLD];

"harming someone (by obtaining property or money from him) after making him believe something which is not true" [DOL, p. 102].

Дефиниции термина fraud подтверждают существенность признака 'deceit' для англо-американского правого концепта CRIME. Лексема fraud выступает в качестве терминоэлемента термина-американизма  crime-fraud exception, который соотносится со случаями, когда лицо пользуется услугами адвоката с целью облегчить преступную деятельность, в которой лицо принимает активное участие. Адвокат освобождается от какой-либо ответственности, даже если он осведомлен о преступной деятельности своего клиента [LLL]. Данная информация является еще одним подтверждением значимости признака 'defense' для правового концепта CRIME. Правовая защита касается не только субъектов и объектов преступлений, но и лиц, тем или иным образом причастных к ним. При этом можно говорить не только о правовой защите, способствующей смягчению наказания, но также и освобождению от наказания ввиду исключающих вину обстоятельств (в данном случае, особенности профессиональной деятельности). Два термина-американизма mail fraud и wire fraud обозначают понятия, конкретизированные по специфике мошенничества, а именно использование федеральных средств связи в мошеннических целях. Термины определяются соответственно:

"a Federal crime or offense for anyone to use the United States mails in carrying out a scheme to defraud";

a person can be found guilty of that offense only if all of the following facts are proved beyond a reasonable doubt: first: that the person knowingly and willfully devised a scheme to defraud, or for obtaining money or property by means of false pretenses, representations or promises; and second: that the person knowingly transmitted or caused to be transmitted by wire in interstate commerce some sound for the purpose of executing the scheme to defraud" [LLL].

Появление в американской юридической терминосистеме терминов, обозначающих понятия о мошенничестве с использованием федеральных средств связи, по нашему мнению, связано с тем, что они ассоциируются с преступлениями против государства (offences against state), которые считаются одними из самых тяжких. При этом следует отметить, что американцы особенно горды своей государственностью и, как следствие, демократическими свободами, покушение на которые оценивается особенно негативно. Одним из факторов, положивших начало войне за независимость, было убеждение в том, что британское правительство не может обеспечить должное соблюдение законов в Америке. Как пишет Ч. Рембар, "большинство сторонников независимости придерживались крайне консервативного мнения: король Георг и его министры не соблюдают британские законы, право коррумпировано, мы требуем возвращения к старым добрым временам (которых, конечно же, никогда не было), и, оглядываясь на светлое прошлое, американцы возьмутся за оружие, вернут уважение прецедента в праве и обеспечат такое соблюдение политических прав, какого мир до этого не видел" (перевод мой. – К.Д.)  [см.: Rembar 1980, p. 50-51].

Существенность признака 'deceit' для англо-американского правого концепта CRIME подтверждается дефинициями многих других терминов. Например, термин misrepresentation имеет следующие определения:

"the crime of misstating facts to obtain money, goods or benefits of another to which the accused is not entitled" [LLD];

"(1) making a wrong statement with the intention of persuading someone to enter into a contract; (2) false statement made willfully to trick someone or to persuade someone to enter into a contract" [DOL, p. 154].

В словаре Гарнера термин misrepresentation сопровождается информацией о том, что он имеет достаточно широкое значение и соотносится как с ложными утверждениями, имеющими мошенническую цель, так и с ложными утверждениями, высказанными без каких-либо противоправных целей. В договорном праве термин может соотноситься и с истинными утверждениями ("a person is guilty of misrepresentation though all the facts stated by him are true, if his statement is misleading as a whole because it does not refer to other facts affecting the weight of those stated") [MLU, p. 567-568]. Термин fraudulent misrepresentation, определяемый как "false statement made to trick someone or to persuade someone to enter a contract", является видовым по отношению к термину misrepresentation и соотносится только с ложными утверждениями, имеющими мошенническую цель [DOL, p. 102]. Субъекты и объекты деяний, соотносимых с термином misrepresentation, соотносятся с терминами, образованными от той же основы, misrepresenter и misrepresentee соответственно [MLU, p. 568]. Термин deceit определяется следующим образом:

"dishonesty, fraudulent conduct, false statements made knowing them to be untrue, by which the liar intends to deceive a party receiving the statements and expects the party to believe and rely on them. This is a civil wrong (tort) giving rise to the right of a person to sue the deceiver if he/she reasonably relied on such dishonesty to the point of his/her injury" [LLD];

"(1) the act of giving a false impression or (2) a tort arising from a false statement of fact made knowingly or recklessly with the intent that another person should act on it, with the result that the person who acts on it suffers damage". Согласно данной дефиниции термин deceit синонимичен термину fraud в его первых четырех значениях, приведенных в словаре Гарнера [MLU, p. 251].

Кроме того, термин deceit является синонимом термина deception (deceit, deception = "making a wrong statement to someone in order to trick him into paying money or in order to make him do something which will harm him") [DOL, p. 67]. В Британии, согласно закону о краже от 1968 года (Theft Act 1968), термин deception подразумевает "…any deception (whether deliberate or reckless) by words or conduct as to fact or as to law, including a deception as to the present intentions of the person using the deception or any other person" [Cremona 1989, p. 161]. В последней дефиниции подчеркивается, что не каждый случай обмана (deception) ведет к подаче иска объектом деяния ('as to fact or as to law'). Это подтверждает положение, состоящее в том, что нормы морали, оказывая влияние на современное право, не мыслятся как само право. При этом обман может осуществляться не только согласно намерению лица, непосредственно осуществляющего обман, но и согласно намерению третьего лица ('any other person'). Субъект обмана соотносится с термином deceiver (см.: ниже дефиницию термина theft by deception).

Термины-латинизмы suggestio falsi и suppressio veri определяются соответственно:

"misrepresentation without direct falsehood";

"a tacit misrepresentation; a silent lie" [MLU, p. 851].

Как указывалось выше, иноязычные термины могут быть предпочтительнее исконных, поскольку их значения свободны от нежелательных ассоциаций с общеязыковыми значениями. Употребление терминов suggestio falsi и suppressio veri оправдано также тем, что любая англоязычная фраза, способная выразить обозначаемые данными терминами понятия, длиннее рассматриваемых латинизмов [MLU, p. 851]. Таким образом, термины suggestio falsi и suppressio veri отвечают одному из требований, предъявляемых к идеальному термину, – его краткости.

Значения рассмотренных терминов указывают на очевидную связь уголовного, гражданского и договорного права в Британии и США (см.: дефиниции терминов fraud и misrepresentation). О наличии общих признаков у концептов CRIME и TORT говорилось выше. Можно говорить о наличии общих признаков и у концептов CRIME и CONTRACT, также как и у концептов TORT и CONTRACT (в частности признаки 'deceit', 'injury'). Англо-американское контрактное право, как уголовное и деликтное базируется на традициях общего права. Совершенные деликты и заключенные договоры накладывают на лицо определенные обязательства. Отличия состоят в том, что обязательства вытекающие из совершения деликта (то есть обязательства возместить причиненный ущерб) накладываются законом, а договорные обязательства лицо принимает на себя добровольно [Contract Law Part 1: Introduction and Origins \\ www.duhaime.org/contract/ca-con1.htm].

Деяния, соотносимые с термином obtaining property by deception, предусмотрены британским законом о краже от 1968 года (Theft Act 1968), который гласит: "…a person is to be treated as obtaining property if he obtains ownership, possession or control of it, and "obtain" includes obtaining for another or enabling another to obtain or retain" [Cremona 1989, p. 161]. Согласно этому же закону с термином property соотносится все движимое, недвижимое и нематериальное имущество лица, а также принадлежащие ему денежные средства ("money and all other property, real or personal, including things in action and other intangible property") [Cremona 1989, p. 132]. Очевидно, что мошеннические деяния связаны со стремлением получить ту или иную выгоду. Это подтверждает значимость признака 'illegal interest' для рассматриваемого концепта CRIME.

Деяния, соотносимые с термином obtaining services by deception, предусмотрены законом о краже от 1978 года (Theft Act 1978), который гласит: "(1) A person who by any deception dishonestly obtains services from another shall be guilty of an offence. (2) It is an obtaining of services where the other is induced to confer a benefit by doing some act, or causing or permitting some act to be done, on the understanding that the benefit has been or will be paid for" [Cremona 1989, p. 167-168]. Согласно дефиниции, с термином соотносятся деяния, связанные с оказанием услуг их субъекту. Лицо, оказывающее услугу ('doing some act'), или, так или иначе, способствующее оказанию услуги ('causing or permitting some act to be done'), имеет основания получить оплату услуги, а точнее выгоды ('benefit'), извлеченной лицом, которому услуга была оказана. Поскольку термин obtaining services by deception предполагает, что услуга не была оплачена, можно сделать вывод, что субъект соотносимого с термином преступного деяния получает двойную выгоду – от оказанной услуги и от ее неоплаты. Тот факт, что неоплата оказанной услуги является противоправным деянием, указывает на противоправность полученной выгоды и подтверждает наличие признака 'illegal interest' у рассматриваемого концепта CRIME.

Термин obtaining a pecuniary advantage by deception соотносится со случаями, когда лицо посредством обмана  "… is allowed to borrow by way of overdraft, or to take out any policy of insurance or annuity contract, or obtains an improvement of the terms on which he is allowed to do so; or (c) he is given the opportunity to earn remuneration or greater remuneration in an office or employment, or to win money by betting" [Cremona 1989, p. 167]. Наличие признака 'illegal interest' у концепта CRIME подтверждается семами 'remuneration' и 'money' в семеме термина obtaining a pecuniary advantage by deception. Семы 'overdraft', 'policy of insurance' и 'annuity contract' указывают на фреймовую связь концептов CRIME и CONTRACT.

Evasion of liability by deception имеет место если лицо "…(a) dishonestly secures the remission of the whole or part of any existing liability to make a payment, whether his own liability or another's; or (b) with intent to make permanent default in whole or in part on any existing liability to make a payment, or with intent to let another to do so, dishonestly induces the creditor or any person claiming payment on behalf of the creditor to wait for payment (whether or not the due date for payment is deferred) or to forgo payment; (c) dishonestly obtains any exemption from or abatement of to make a payment; he shall be guilty of an offence. (2) For the purposes of this section ''liability" means legally enforceable liability…" [Cremona 1989, p. 169].

Термин making off without payment возник в британской юридической терминосистеме спустя несколько лет после введения в действие закона о краже от 1968 года (Theft Act 1968), когда выявились некоторые недостатки этого закона. Деяние, соотносимое с термином bilking (уклонение от уплаты), трудно было квалифицировать и как кражу (theft), и как какое-либо иное преступление против собственности. Это происходило потому, что свидетельства о намерениях и психическом состоянии обвиняемого можно получить только после того, как обвиняемый приобрел собственность, и она перестала принадлежать другому лицу. Становится трудно доказать, что собственность принадлежала другому лицу в момент ее присвоения, что необходимо, чтобы квалифицировать деяние как кражу. Если собственность была приобретена мошенническим путем, трудно доказать, что мошенничество было действенным, то есть именно оно спровоцировало передачу собственности, и имело место до приобретения собственности обвиняемым [Cremona 1989. p. 171-172]. Термин bilking определяется как "offence of removing goods without paying for them or of refusing to pay a bill" [DOL, p. 24].

В случаях, соотносимых с термином making off without payment, доказательств действенного обмана (operative deception) и факта присвоения собственности, принадлежащей другому лицу (appropriation of property belonging to another) не требуется. Согласно закону о краже от 1978 года (Theft Act 1978), в преступлении, соотносимом с термином making off without payment, виновно лицо "…who, knowing that payment on the spot for any goods supplied or service done is required or expected from him, dishonestly makes off without having paid as required or expected and with intent to avoid payment of the amount due shall be guilty of an offence. (2) For purposes of this section 'payment on the spot' includes payment at the time of collecting goods on which work has been done or in respect of which service has been provided" [Cremona 1989, p.172]. Наличие семы 'payment' в семемах терминов evasion of liability by deception, bilking и making off without payment также является подтверждением наличия признака 'illegal interest' в правовом концепте CRIME.

Примерный уголовный кодекс США (Model Penal Code) гласит: "a person is guilty of theft if he purposely property of another by deception. A person deceives if he purposely: (1) creates or reinforces a false impression, including false impressions as to law, value, intention or other state of mind; but deception as to a person's intention to perform a promise shall not be inferred from the fact alone that he did not subsequently perform the promise; or (2) prevents another from acquiring information which would affect his judgement of a transaction; or (3) fails to correct a false impression which the deceiver previously created or reinforced, or which the deceiver knows to be influencing another to whom he stands in a fiduciary or confidential relationship; or (4) fails to disclose a known lien, adverse claim or other legal impediment to the enjoyment of property which he transfers or encumbers in consideration for the property obtained, whether such impediment is or is not valid, or is or is not a matter of official record" [The American Criminal Justice Process 1989, p. 86].

Следует отметить, что термин promise, присутствующий в дефиниции, имеет два значения. В первом значении термин promise соотносится с заверением, которое, по закону, не накладывает на лицо никаких обязательств. В другом значении термин синонимичен термину contract [MLU, p. 701].

Как и дефиниции терминов, содержащиеся в британских правовых актах, дефиниция термина theft by deception содержит указание на то, что нормы морали не всегда соответствуют нормам права ('law', 'value'). Присутствие в дефиниции терминов transaction и promise, синонимичность термина promise термину contract в одном из значений подтверждают наличие общих признаков у концептов CRIME и CONTRACT. Тот факт, что лицо, нарушающее условия контракта, стремится извлечь из этого определенную выгоду, также указывает на признак 'illegal interest' в правовом концепте CRIME.

Американским эквивалентом британского термина obtaining services by deception является термин theft of services. Примерный уголовный кодекс США (Model Penal Code) гласит: "(1) a person is guilty of theft if he purposely obtains services which he knows are available only for compensation, by deception or threat, or by false token or other means to avoid payment for the service" [The American Criminal Justice Process 1989, p. 87].

Очевидно, что термины obtaining services by deception и theft of services являются разноэквивалентными, поскольку термин theft of services обозначает более широкое понятие, чем термин obtaining services by deception, и соотносится не только с неоплатой услуги посредством обмана, но и посредством любых других деяний.

Выше мы рассмотрели ряд терминов-словосочетаний, в которых в качестве терминоэлемента выступает термин theft. Лексема theft как самостоятельный термин имеет следующие определения:

"(a) crime of stealing, taking of property which belongs to someone else with the intention of depriving that person of it; (b) act of stealing" [DOL, p. 240].

"the generic term for all crimes in which a person intentionally and fraudulently takes personal property of another without permission or consent and with the intent to convert it to the taker's use (including potential sale). In many states, if the value of the property taken is low (for example, less than $500) the crime is "petty theft", but it is "grand theft" for larger amounts, designated misdemeanor or felony, respectively. Theft is synonymous with "larceny". Although robbery (taking by force), burglary (taken by entering unlawfully) and embezzlement (stealing from an employer) are all commonly thought of as theft, they are distinguished by the means and methods used and are separately designated as those types of crimes in criminal charges and statutory punishments" [LLD].

Британский закон о краже от 1968 года (Theft Act 1968) гласит: "(1) A person is guilty of theft if he dishonestly appropriates property belonging to another with the intention of permanently depriving the other of it; and "thief" and "steal" shall be construed accordingly. (2) It is immaterial whether the appropriation is made with a view to gain, or is made for the thief's own benefit". Виновное действие кражи состоит в присвоении чужого имущества, виновная воля – в нечестности (dishonesty) и намерении лишить лицо собственности навсегда [Cremona 1989, p. 132]. Термин dishonesty в законе определен лишь частично, так как считается, что определять, в чем состоит нечестность, должны присяжные (или мировые судьи). Подобный подход часто подвергается критике [Cremona 1989, p. 144-145]. Это является еще одним подтверждением связи морали и права и наличия периферийного признака 'subjective-objective perception' у концепта CRIME.

Дефиниция "act of stealing" – дефиниция лексемы theft, употребляемой в общем языке. В настоящее время термин larceny в британской юридической терминологии не употребляется и полностью заменен термином theft. Термин theft является синонимом термина larceny. В примерном уголовном кодексе США (Model Penal Code) термин theft соотносится со всеми корыстными преступлениями [MLU, p. 877].

Анализ второй из приведенных дефиниций термина theft показывает, что в ней сформулировано значение термина, употребляемого в американской юридической терминологии. На это указывают семы 'state', 'synonymous with larceny', '$ 500', 'misdemeanor' и 'felony'. Дефиниция также указывает на то, что во многих (следовательно, не во всех) штатах употребляются видовые термины petty theft и grand theft (мелкая и крупная кража соответственно). Деяния, соотносимые с терминами larceny, false pretenses и embezzlement являются формами кражи (theft) [Burnham 1995, p. 497; LLD]. Таким образом, можно сделать вывод, что употребление терминов petty theft и grand theft в некоторых штатах является интерпретационным периферийным признаком, который указывает на региональную дифференциацию правового концепта CRIME в США.

В примерном уголовном кодексе США (Model Penal Code) предусмотрена следующая градация преступлений, соотносимых с термином theft: "(a) Theft constitutes a felony of the third degree if the amount involved exceeds $ 500, or if the property stolen is a fire-arm, automobile, airplane, motorcycle, motorboat or other motor-propelled vehicle, or in the case of theft by receiving stolen property, if the receiver is in the business of buying or selling stolen property. (b) Theft not within the preceding paragraph constitutes a misdemeanor, except that if the property was not taken from the person or by threat, or in breach of a fiduciary obligation, and the actor proves by a preponderance of the evidence that the amount involved was less than $ 50, the offense constitutes a petty misdemeanor. (c) The amount involved in a theft shall be deemed the highest value by any reasonable standard, of the property or services which the actor stole or attempted to steal. Amounts involved in thefts committed pursuant to one scheme or course of conduct, whether from the same person or several persons, may be aggregated in determining the grade of the offense" [The American Criminal Justice Process 1989, p. 85-86]. В словаре Коллина дефиниция термина theft сопровождается следующим комментарием: "types of theft which are notifiable offences are: theft from the person of another; theft in a dwelling; theft by an employee; theft of mail or pedal cycle or motor vehicle; theft from vehicles or from a shop or from an automatic machine or meter" [DOL, p. 240].

Основываясь на данной информации, можно сделать вывод, что в англо-американском праве преступления, соотносимые с термином theft, а также с терминами, обозначающими видовые понятия, рассматриваются с учетом характеристик их объектов, субъектов, частных характеристик конкретного деяния. Объекты кражи (theft) всегда неодушевленны, и мы делаем вывод, что выделенный нами ранее признак концепта CRIME 'specification of an object of a crime', в случае если объект преступления неодушевлен, конкретизирует объект по его материальной ценности (денежный эквивалент), неизменным, объективным характеристикам (оружие, средство передвижения, почта), изменяемым характеристикам (товар), местонахождению до кражи (жилище, средство передвижения, магазин, торговый автомат). Признак 'specification of a subject of a crime' конкретизирует субъект преступления по следующим признакам: род деятельности (работающий по найму), занятие преступной деятельностью, сопутствующей другой преступной деятельности (скупка, продажа краденого), наличие обязательств, нарушенных в осуществление преступления (фидуциарное обязательство), склонность к преступной деятельности (неоднократное повторение деяния). Существенными частными признаками преступления, соотносимого с термином theft, являются, кража у физического лица, угроза лицу, владеющему объектом преступления, кража из жилища, средства передвижения, магазина.

Понятия о преступной деятельности, сопутствующей краже (theft) в американской юридической терминосистеме, обозначены терминами receiving stolen property, sale or receipt of stolen property, possession of stolen mail, interstate transportation of stolen property [The American Criminal Justice Process 1989, p. 87; LLL]. Внешняя форма термина possession of stolen mail подтверждает значимость признака 'specification of an object of a crime для правового концепта CRIME. Объект конкретизирован по неизменным характеристикам ('mail'). Понятие о преступной деятельности, сопутствующей краже (theft) в британской юридической терминосистеме, обозначено термином handling stolen goods. Согласно закону о краже от 1968 года (Theft Act 1968) "a person handles stolen goods if (otherwise than in the course of stealing) knowing or believing them to be stolen goods he dishonestly receives the goods, or dishonestly undertakes or assists in their retention, removal, disposal or realisation by or for the benefit of another person, or if he arranges to do so" [Cremona 1989, p. 184].

Конкретизация объекта кражи по изменяемым характеристикам (товар) и местонахождению до кражи (магазин) проявляется в значении термина shoplifting, который имеет следующее определение: "offence of stealing goods from shops, by taking them when the shop is open and not paying for them" [DOL, p. 224].

Признак концепта CRIME 'specification of a subject of a crime', конкретизирующий субъект преступления по роду деятельности и по наличию обязательств, нарушенных в осуществление преступления, проявляется в значении термина embezzlement, который определяется следующим образом: "the crime of stealing the funds or property of an employer, company or government or misappropriating money or assets held in trust" [LLD]. Согласно дефиниции, субъектом присвоения имущества (embezzlement) становится лицо, по роду деятельности связанное с чужим имуществом ('employee'), или доверительный собственник ('trustee'). Это также подтверждается информацией о том, что термин embezzlement "в настоящее время всегда используется в отношении доверенных лиц" (перевод мой – К.Д.) [MLU, p. 311].

Термин-американизм larceny определяется следующим образом:

"the unlawful taking and carrying away of someone else's goods with intent to appropriate them" [MLU, p. 499];

"(a) illegal taking and carrying away of personal property belonging to another with the purpose of depriving the owner of its possession; (b) the wrongful and fraudulent taking and carrying away by one person of the mere personal goods of another from any place, with a felonious intent to convert them to the taker's use and make them his property without the consent of the owner" [LLL];

"crime of stealing goods which belong to another person" [DOL, p. 135];

the crime of taking the goods of another person without permission (usually secretly), with the intent of keeping them. It is one form of theft. Some states differentiate between grand larceny and petty larceny based on the value of the stolen goods. Grand larceny is a felony with a state prison sentence as a punishment and petty larceny is usually limited to county jail time [LLD].

Преступления, соотносимые с термином larceny, также как и преступления, соотносимые с термином theft, градируются в зависимости от материальной ценности объекта преступления. В связи с этим в некоторых штатах употребляются видовые термины grand larceny и petty larceny. Присутствующий в дефинициях термин goods определяется как "tangible or movable pieces of property" [MLU, p. 388]. Термин personal property определяется следующим образом: "things (but not land) which belong to a person and can be inherited by his heirs" [DOL, p. 191]. Согласно проанализированным дефинициям, объектом преступления, соотносимого с термином theft, может быть любая собственность (property). Объектом преступления, соотносимого с термином larceny, может быть лишь определенный вид собственности (goods, personal property). Таким образом, термины theft и larceny не являются полными синонимами.

Состав преступлений, соотносимых с терминами theft и larceny, включает намерение лишить лицо собственности навсегда. В некоторых штатах были приняты законы, касающиеся неправомерного завладения автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения (joy-riding). В случае неправомерного завладения автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения намерение лишить лицо его собственности навсегда отсутствует, и субъект деяния наказывается за завладение объектом деяния без согласия его владельца [см.: Burnham 1995, p. 497-498]. Объект преступления, соотносимого с термином joy-riding, конкретизирован по неизменным характеристикам ('vehicle').

Помимо рассмотренных выше форм хищения в англо-американском праве выделяются роббери (robbery) и берглэри (burglary). Термин robbery определяется следующим образом:

"offence of stealing something from someone using force or threatening to use force" [DOL, p. 213];

"the felonious and forcible taking from the person of another, goods or money to any value, by violence or putting him in fear" [LLL];

the direct taking of property (including money) from a person (victim) through force, threat or intimidation. Robbery is a felony (crime punishable by a term in state or federal prison). "Armed robbery" involves the use of a gun or other weapon which can do bodily harm, such as a knife or club, and under most state laws carries a stiffer penalty (longer possible term) than robbery by merely taking [LLD];

"aggravated larceny, i.e., larceny from the person by violence or intimidation" [MLU, p. 774].

Согласно британскому закону о краже от 1968 года (Theft Act 1968) "(1) A person is guilty of robbery if he steals, and immediately before or at the time of doing so, and in order to do so, he uses force on any person or puts or seeks to put any person in fear of being then and there subjected to force. A person guilty of robbery, or of an assault with intent to rob, shall on conviction on indictment be liable to imprisonment for life" [Cremona 1989, p. 178].

Согласно примерному уголовному кодексу США "a person is guilty of robbery if, in the course of committing a theft, he: (a) inflicts serious bodily injury upon another; or (b) threatens another with or purposely puts him in fear of immediate serious bodily injury; or (c) commits or threatens immediately to commit any felony of the first or second degree. An act shall be deemed "in the course of committing a theft" if it occurs in an attempt to commit theft or in flight after the attempt or commission… Robbery is a felony of the second degree, except that it is a felony of the first degree if in the course of committing the theft the actor attempts to kill anyone, or purposely inflicts or attempts to inflict serious bodily injury" [The American Criminal Justice Process 1989, p. 84].

Лексемы felonious, felony, state, federal, larceny во второй третьей и четвертой дефиниции позволяют утверждать, что вторая, третья и четвертая дефиниции термина robbery – дефиниции, принятые в американском праве. Термин-словосочетание armed robbery конкретизирует понятие "robbery" по способу совершения преступления, что подтверждает существенность частных характеристик деяния для права и правового концепта CRIME. Очевидно, что использование оружия является отягчающим обстоятельством и влияет на суровость наказания. Это подтверждается первой из следующих дефиниций термина aggravation – деривата глагольного термина to aggravate:

"something (usually the carrying of a weapon) which makes a crime more serious" [DOL, p. 8].

"crimes, Torts. That which increases the enormity of a crime or the injury of a wrong" [LLL].

Сема 'usually', выделяемая в семеме термина aggravation согласно первой дефиниции, указывает на то, что ношение, а, следовательно, и применение оружия является не единственно возможным обстоятельством, отягчающим преступление. Вторая дефиниция указывает на наличие общих признаков у концептов CRIME и TORT ('crime', 'tort'). Очевидно, что если деликт совершен при отягчающих обстоятельствах, размер возмещения ущерба увеличивается. На это указывает дефиниция термина aggravated damages: "damages awarded by a court against a defendant who has behaved maliciously or willfully" [DOL, p. 8].

Чаще всего глагольный термин to aggravate выступает в качестве терминоэлемента терминов-словосочетаний в форме страдательного причастия. В четвертой из приведенных дефиниций термина robbery употреблен термин aggravated larceny. Любой термин, образованный согласно схеме aggravated + n, конкретизирует понятие, обозначаемое вторым элементом термина, когда он функционирует как самостоятельный термин, указывая на особую тяжесть деяния. Глагольный термин to aggravate имеет значение "to make worse; exacerbate" [MLU p. 38].

Тот факт, что термин robbery может быть определен как "aggravated larceny", связан с тем, что деяния, соотносимые с данным термином, всегда сопряжены с угрозой жизни и здоровью личности ('using force', 'threatening to use force', 'violence', 'fear', 'intimidation', 'serious bodily injury'). Таким образом, мы можем сделать вывод, что термин robbery соотносится с преступлениями, в составе которых выделяются некоторые элементы преступлений, соотносимых с терминами лексико-семантической группы "offenses against person", что предопределяет тяжесть данных деяний. Тяжесть деяний, соотносимых с термином robbery, подтверждается суровостью наказания за них. Максимальное наказание в Британии – пожизненное тюремное заключение, в штатах Флорида и Миссисипи – пожизненное тюремное заключение без права на освобождение, в штате Миннесота – двадцать лет тюремного заключения [Cremona 1989, p. 178; Florida Crime & Punishment Chart; Mississippi Crime and Punishment Chart; Minnesota Crime & Punishment Chart].

Термин burglary имеет следующие дефиниции:

"crime of going into a building at night (usually by force) and stealing things" [DOL, p. 30].

"any unlawful entry into, or remaining in, any building with the intent to commit a crime" [LLL].

the crime of breaking and entering into a structure for the purpose of committing a crime. No great force is needed (pushing open a door or slipping through an open window is sufficient) if the entry is unauthorized. Contrary to common belief, a burglary is not necessarily for theft. It can apply to any crime, such as assault or sexual harassment, whether the intended criminal act is committed or not. Originally under English common law burglary was limited to entry in residences at night, but it has been expanded to all criminal entries into any building, or even into a vehicle [LLD].

"(1) (in the classic sense) the act of breaking and entering another's house at night with intent to commit a felony (e.g., murder) or – in jurisdictions with statutes making petit larceny a misdemeanor – possibly petit larceny as well; (2) (in the modern AmE sense) the act of breaking and entering a building with intent to commit a felony (dropping the requirements that it be [a] a house [b] at night); or (3) (in the modern BrE sense) the offense either of entering a building, ship, or inhabited vehicle (e.g., a caravan) as a trespasser with the intention of committing one of four specified crimes in it (burglary with intent) or of entering it as a trespasser but subsequently committing one of two specified crimes in it (burglary without intent). The specified offenses in G.B. are, for burglary with intent: (1) stealing; (2) inflicting grievous bodily harm; (3) causing criminal damage; and (4) rape. And for burglary without intent (1) stealing or attempting to steal; and (2) inflicting or attempting to inflict grievous bodily harm" [MLU, p. 122].

Британский закон о краже от 1968 года гласит: "(1) A person is guilty of burglary if – (a) he enters any building or part of a building as a trespasser and with intent to commit any such offence as is mentioned in subsection (2) bellow; or (b) having entered a building or part of a building ads a trespasser he steals or attempts to steal anything in the building or that part of it or inflicts or attempts to inflict on any person therein any grievous bodily harm. (2) The offences referred to in subsection (1) (a) above are offences of stealing anything in the building or part of a building in question, of inflicting on any person therein any grievous bodily harm or raping any woman therein, and of doing unlawful damage to the building or anything therein" [Cremona 1989, p. 179-180].

Согласно примерному уголовному кодексу США "a person is guilty of burglary if he enters a building or occupied structure, or separately secured or occupied portion thereof, with purpose to commit a crime therein, unless the premises are at the time open to the public or the actor is licensed or privileged to enter. It is an affirmative defense to prosecution for burglary that the building or structure was abandoned" [The American Criminal Justice Process 1989, p. 83-84].

Анализ приведенных дефиниций указывает на разноэквивалентность термина burglary в британской и американской юридических терминосистемах. Кроме того, он позволяет проследить изменение объема и содержания понятия "burglary" с развитием правовой науки как в Британии, так и в США. Значение лексемы burglary в общем языке определяется следующим образом: "crime of illegally entering a place and stealing things" [IDE, p. 176]. Сравнивая данную дефиницию с первой из приведенных дефиниций термина burglary, мы можем сделать вывод, что терминологическое значение уже общеязыкового, так как обозначаемое термином burglary понятие конкретизировано по времени суток, в которое совершено соответствующее деяние ('at night') и по месту вторжения ('building'). Вторая из приведенных дефиниций термина burglary формулирует более широкое значение, по сравнению с первой, так как предполагает не только незаконное вторжение в здание, но и незаконное пребывание в нем с целью совершить преступление. Конкретизация преступления по времени суток и конкретизация вторичного преступного деяния отсутствуют ('crime'). Согласно третьей дефиниции термин burglary обозначает более широкое понятие, так как предполагает больший набор объектов вторжения ('structure'). На разноэквивалентность термина burglary в Британии и США указывает четвертая дефиниция. Согласно данной дефиниции в настоящее в американской терминосистеме термин burglary предполагает достаточно узкий набор объектов вторжения ('building') и не конкретизирует вторичные преступные деяния ('felony'). Аналогичный британский термин предполагает широкий набор объектов вторжения ('building', 'ship', 'inhabited vehicle') и конкретизирует вторичные преступные деяния ('stealing', 'inflicting grievous bodily harm', 'causing criminal damage', 'rape', 'stealing or attempting to steal', 'inflicting or attempting to inflict grievous bodily harm'). Британский закон о краже от 1968 года (Theft Act 1968) также предусматривает широкий набор вторичных преступных деяний, но объект вторжения более конкретен ('building', 'part of a building'). Согласно примерному уголовному кодексу США, так же как и согласно третьей из приведенных дефиниций термина burglary, объектом вторжения может быть не только здание, но и сооружение ('structure'). При этом, в примерном уголовном кодексе США подчеркивается, что сооружение должно быть пригодным для нахождения в нем людей: "(1) "occupied structure" means any structure, vehicle or place adapted for overnight accommodation of persons, or for carrying on business therein, whether or not a person is actually present. (2) "night" means the period between thirty minutes past sunset and thirty minutes before sunrise" [The American Criminal Justice Process 1989, p. 83].

Различия в трактовках термина burglary являются еще одним подтверждением региональной дифференциации правового концепта CRIME в США: "some states define burglary as "breaking and entering", while others merely require "unlawful entry with intent to commit a crime" [Newman, Anderson 1989, p. 674]. Согласно данной дефиниции в некоторых штатах США термин burglary синонимичен термину breaking and entering, который имеет следующее определение: "the criminal act of entering a residence or other enclosed property through the slightest amount of force (even pushing open a door), without authorization" [LLD]. Таким образом, можно сделать вывод, что в некоторых штатах США, для того, чтобы деяние квалифицировалось как burglary, совершения вторичного преступного деяния не требуется. Термин burglary в одном из современных значений синонимичен термину housebreaking. Данный термин является ложно ориентирующим, поскольку его внешняя форма предполагает только вторжение в жилище (house + breaking), однако в действительности значение термина шире: "unlawfully breaking into any building, public or private, at any hour, and committing a felony [inside], or, having committed a felony [inside], breaking out" [MLU, p. 408]. Следует отметить, что термин burglary в своем классическом значении также предполагает вторжение только в жилище (см.: четвертую из приведенных дефиниций термина burglary). Как указывалось выше, сужение и расширение терминологических значений – это два не противоречащих друг другу процесса, направленных на облегчение оперирования юридическими терминами и на достижение соответствия юридической терминологии современным требованиям. Оба этих процесса оказали влияние на семантику термина burglary, и различия в его дефинициях представляют собой интерпретационные признаки правового концепта CRIME. Кроме того, тот факт, что термин burglary изначально соотносился только с вторжением в жилище, а внешняя форма термина housebreaking также предполагает вторжение только в жилище, можно объяснить традиционно бережным отношением британцев к дому, домашнему очагу, что нашло отражение в британском общем праве.

Наряду с терминами-существительными и их синтаксическими дериватами в лексико-семантическую группу "offenses against property" входят глагольные, адъективные и адвербиальные термины, образованные от основ терминов-существительных, рассмотренных выше (to defraud, to deceive, to steal, to thieve to embezzle, to rob, to misappropriate, to burglarize, to burgle, fraudulent, deceptive, burglarious, larcenous, thievish, fraudulently и др.). Термин to defraud имеет следующее определение: "to use deceit, falsehoods or trickery to obtain money, an object, rights or anything of value belonging to another" [LLD]. Очевидно, что лишение лица чего-либо принадлежащего ему посредством мошеннических действий напрямую связано с обманом. При этом термины to defraud и to deceive не являются синонимичными. Термин to deceive соотносится с обманом лица, осознанным или неосознанным, независимо от последствий обмана. Термин to defraud соотносится с причинением какого-либо вреда посредством обмана [MLU, p. 251].

В нашем материале зафиксировано два примера, в которых глагольный термин to defraud является терминоэлементом терминов-словосочетаний, образованных согласно схеме n + to defraud. При этом происходит конкретизация значения терминоэлемента-существительного, количество соотносимых с термином деяний ограничивается только мошенническими деяниями (intent to defraud, scheme or artifice to defraud). Термины определяются соответственно:

"the specific intent to deceive or cheat, ordinarily for the purpose of causing some financial loss to another, or bringing about some financial gain to one's self. It is not necessary, however, to prove that the United States or anyone else was in fact defrauded so long as it is established that the person acted "with intent to defraud";

"a scheme or artifice to deprive another of the intangible right of honest services. Any plan or course of action intended to deceive others, and to obtain, by false or fraudulent pretenses, representations, or promises, money or property from persons so deceived" [LLL].

Термины to burglarize и to burgle являются синонимами, при этом термин to burglarize принадлежит американской юридической терминосистеме. В американском варианте английского языка (в общем языке) семема глагола to burgle не свободна от шутливых коннотаций, в то время как в британском варианте подобные коннотации отсутствуют. По-видимому, этим объясняется тот факт, что в американских судебных заключениях термин to burglarize употребляется примерно в тридцать раз чаще, чем термин to burgle [DOL, p. 30; MLU, p. 122]. Данные факты подтверждают прямую связь общеязыковых значений и значений соответствующих лексем и словосочетаний в юридической терминологии, и, как следствие, взаимовлияние правового и обыденного концепта CRIME.

Эмоциональная окрашенность лексемы to burgle в американском варианте английского языка (общий язык), и неизбежность ассоциаций терминологического значения с общеязыковым приводят к низкой частотности термина to burgle, поскольку, как отмечалось выше, максимальная доступность терминологического значения неспециалистам является положительной характеристикой юридического термина. Вместе с тем, "юридический термин принципиально не может быть экспрессивным, так как право, в лице его представителей, которые должны быть беспристрастными, выступает в роли верховного арбитра между добром и злом, правомерным и неправомерным" [Хижняк, 1997, с. 17].

Термин  fraudulent является зависимым элементом терминов-словосочетаний (fraudulent misrepresentation). Термин likely to deceive соотносится с действием, которое, учитывая обстоятельства его совершения, может ввести в заблуждение или способствовать обману разумного человека ("if the nature of the action, considering all of the surrounding circumstances at the time it is made, would probably mislead or  deceive a reasonable person of ordinary prudence" [LLL]. Адъективный терминоэлемент likely ("expected to happen; probable") в составе термина likely to deceive подчеркивает, что для того, чтобы обман стал предметом судебного разбирательства, должно быть доказано наличие двух его элементов: эффективности, то есть факта, что объект обмана действительно был обманут, и действенности, то есть того, что противоправное деяние было совершено именно посредством этого обмана [IDE, p. 823; Cremona 1989, p. 163-164].

Субъекты соответствующих противоправных действий соотносятся с терминами thief, embezzler, robber, burglar, shoplifter, housebreaker, trespasser и др. Необходимо отметить, что деяние, соотносимое с термином trespass, является деликтом, а не преступлением, о чем свидетельствует следующая дефиниция: "tort of interfering with the land or goods of another person" [DOL, p. 244]. Другая дефиниция сформулирована иначе: "an unlawful act committed with violence to the person, property or relative rights of another. Every felony includes a trespass, in common parlance, such acts are not in general considered as trespasses, yet they subject the offender to an action of trespass after his conviction or acquittal [LLL]. Согласно данной дефиниции любое тяжкое преступление включает в себя причинение вреда, которое может стать предметом гражданского иска. Кроме того, термин trespass изначально соотносился также с фелониями, миздиминорами и незаконным лишением владения недвижимостью [см.: MLU, p. 889]. Именно с этим связан тот факт, что субъект деяния, соотносимого с термином burglary, соотносится с термином trespasser (см.: четвертую и пятую дефиниции термина burglary). К тому же, это является еще одним подтверждением наличия общих признаков у концептов CRIME и TORT.

Ниже мы рассмотрим особенности репрезентации правового концепта CRIME терминами, соотносимыми с противоправным уничтожением собственности и причинением ей ущерба. В британской юридической терминосистеме все подобные деяния в настоящее время соотносятся с термином criminal damage. Термин был впервые употреблен в британском законе о преступном ущербе от 1971 года (Criminal Damage Act 1971). До принятия этого закона употреблялся термин malicious damage [см.: MLU, р. 545]. Отказ от употребления термина malicious damage, по-видимому, связан с тем, что он является ложно ориентирующим, и значение лексемы malice в общем языке существенно отличается от терминологического. Значение лексемы malice в общем языке определяется следующим образом: "the wish to harm other people" [IDE, p. 857]. Очевидно, что ядерной семой в  составе семемы лексемы malice в общем языке является сема 'wish to harm'. Терминологическое значение лексемы malice не предполагает осознанное намерение лица совершить недостойный поступок. В британской и американской юридических терминосистемах термин malice соотносится с намерением лица совершить поступок, классифицируемый как противоправный, вне зависимости от личных мотивов субъекта деяния. Поэтому многие правоведы предлагают отказаться от употребления термина malice, полагая, что термины уголовного права не должны требовать перевода на общий язык [см.: MLU, p. 544].

В американской юридической терминологии терминам criminal damage и malicious damage соответствуют термины criminal mischief и malicious mischief. Термин malicious mischief  определяется как "misdemeanor of intentionally destroying or damaging another's property". Руководствуясь теми же соображениями, какими руководствовались составители британского закона о преступном ущербе от 1971 года (Criminal Damage Act 1971), составители примерного уголовного кодекса США (Model Penal Code) заменили термин malicious mischief термином criminal mischief, и он в настоящее время употребляется в нескольких штатах [MLU, p. 545]. Это подтверждает стремление юридической терминологии к относительной доступности непрофессионалам, а также значимость признака 'subjective-objective perception' для правового концепта CRIME.

Закон о преступном ущербе от 1971 года (Criminal Damage Act 1971) гласит "(1) A person who without lawful excuse destroys or damages any property belonging to another intending to destroy or damage any such property or being reckless as to whether any such property would be destroyed or damaged shall be guilty of an offence. (2) A person who without lawful excuse destroys or damages any property, whether belonging to himself or another – (a) intending to destroy or damage any property or being reckless as to any property would be destroyed or damaged; and (b) intending by the destruction or damage to endanger the life of another or being reckless as to whether the life of another would be thereby endangered; shall be guilty of an offence. (3) An offence committed under this section by destroying or damaging property by fire shall be charged as arson" [Cremona 1989, p. 192].

Очевидно, что закон предусматривает три деяния: причинение обычного преступного ущерба в первом подпункте, причинение опасного ущерба во втором подпункте и поджог в третьем подпункте. Первое деяние наказывается десятью годами тюремного заключения, два последних – пожизненным заключением. Наличие в составе любого преступного деяния элементов преступлений, соотносимых с терминами лексико-семантической группы "offenses against person", предопределяет тяжесть данного деяния. Согласно данному закону, причинение ущерба собственности считается преступным, если ущерб причинен без законного оправдания ('lawful excuse'), то есть лицо имеет право на уничтожение или порчу чужой собственности для защиты своей, или собственности другого лица. Обвиняемый должен быть убежден в том, что собственность нуждается в немедленной защите, и что средства защиты, избранные им, разумно необходимы в сложившихся обстоятельствах. При этом не имеет значения, является ли убеждение оправданным, или нет. Определяющим является тот факт, что деяние не содержит в своем составе элемент 'dishonesty'  [Cremona 1989, p. 192-193]. Это подтверждает значимость частных характеристик конкретного деяния для правового концепта CRIME, существенность таких его признаков как 'circumstance' и  'defense'.

Примерный уголовный кодекс США (Model Penal Code) гласит: "a person is guilty of criminal mischief if he: (a) damages tangible property of another purposely, recklessly, or by negligence in the employment of fire, explosives, or other dangerous means listed in Section 220.2 (1); or (b) purposely or recklessly tampers with tangible property of another so as to endanger person or property; or (c) purposely or recklessly causes another suffer pecuniary loss by deception or threat". Пункт 220.2 (1) предусматривает следующие способы уничтожения собственности, причинения ей ущерба, а также вреда физическим лицам: посредством взрыва (explosion), использования огня (fire), воды (flood), посредством обвала снега (avalanche), обрушения здания (collapse of building), использования ядовитого газа (poison gas), радиоактивного материала (radioactive material),  любой другой деструктивной силы, вещества или средства, способного причинить вред физическим лицам или ущерб собственности. Все подобные преступные деяния также соотносятся с термином causing catastrophe [The American Criminal Justice Process 1989, p. 83].

Таким образом, можно сделать вывод, что деяния, соотносимые с термином criminal mischief , как и деяния, соотносимые с термином criminal damage, содержат в своем составе элементы преступлений, соотносимых с терминами лексико-семантической группы "offenses against person". Степень тяжести конкретного преступления зависит от формы виновной воли: намерения (intent) и неосторожности (recklessness).

Согласно британскому закону о преступном ущербе от 1971 года (Criminal Damage Act 1971), принцип законного оправдания не распространяется на поджог (arson) и деяния, подвергающие риску жизнь физических лиц [Cremona 1989, p. 193]. Термин arson имеет следующие дефиниции:

"notifiable offence of setting fire to a building" [DOL, p. 15];

"at common law, the malicious burning of someone else's dwelling house; or (2) under any of various statutes, the malicious burning of someone else's or one's own dwelling house or of anyone's commercial or industrial property" [MLU, p. 76].

"the felony crime of intentionally burning a house or other building. Historically, arson meant just the burning of a house, but now covers any structure. A death resulting from arson is murder" [LLD].

"the intentional damaging or destruction or attempted damaging or destruction by means of fire or explosion of property without the consent of the owner, or of one's own property or that of another by fire or explosives with or without the intent to defraud" [Newman, Anderson 1989, p. 11].

"a criminal offense occurring when a person intentionally sets fire to or burns something. Under common law, the malicious burning of the house owned by another person; under statutes, the house need not be one owned by another person. Any willful or malicious burning or attempt to burn, with or without intent to defraud, a dwelling house, public building, motor vehicle, or aircraft, personal property of another, etc. Some jurisdictions define "arson" as the intentional setting of a fire to a building in which people live; others include as "arson" the intentionally setting of a fire to any building. At common law an offence of the degree of felony; and is defined by Lord Coke to be the malicious and voluntary burning of the house of another, by night or day. In order to make this crime complete, there must be, 1st, a burning of the house, or some part of it; it is sufficient if any part be consumed, however small it may be. The house burnt must; belong to another; but if a man set fire to his own house with a view to burn his neighbor's, and does so, it is at least a great misdemeanor, if not a felony. The burning must have been both malicious and willful. The offence of arson at common law, does not extend further than the burning of the house of another. By statute this crime is greatly enlarged in some of the states, as in Pennsylvania, where it is extended to the burning of any barn or outhouse having bay or grain therein; any barrack, rick or stack of hay, grain, or bark; any public buildings, church or meeting-house, college, school or library" [LLL].

Примерный уголовный кодекс США (Model Penal Code) гласит: "a person is guilty of arson, a felony of the second degree, if he starts a fire or causes an explosion with the purpose of: (a) destroying a building or occupied structure of another; or (b) destroying or damaging any property, whether his own or another's, to collect insurance for such loss. It shall be an affirmative defense to prosecution under this paragraph that the actor's conduct did not recklessly endanger any building or occupied structure of another or place any other person in danger of death or bodily injury" [The American Criminal Justice Process 1989, p. 82].

Анализ приведенных дефиниций показывает, что с развитием англо-американского права понятие "arson" претерпело изменения, сходные по своему характеру с изменениями, которые произошли с понятием "burglary". В частности, объекты соответствующего деяния варьируются от конкретного ('someone else's dwelling house'), до любого неодушевленного объекта ('something'). Наличие в дефинициях термина arson терминов других лексико-семантических подгрупп (murder, bodily injury, intent to defraud) подтверждает тот факт, что части концепта CRIME находятся во фреймовых связях, и ассоциированы друг с другом в сознании носителей юридического терминологического подъязыка. Кроме того, можно говорить о региональной дифференциации правового понятия "arson" в США ('some of the states'; 'pennsylvania').

В англо-американском праве также употребляется видовой термин houseburning определяемый следующим образом: "the common law misdemeanor of intentionally burning one's own house that is within the city limits or that is close enough to other houses that they might be in danger of catching fire. The term applies only when no one else is actually damaged by the fire" [MLU, p. 76]. Можно предположить, что цель подобного деяния состоит в получении страхового возмещения за потерю собственности. Термин arson в одном из своих значений также предполагает данную цель ('to collect insurance for such loss'). Это является еще одним подтверждением существенности признака 'illegal interest' для англо-американского правового концепта CRIME.

Адъективные термины arsonable, arsonous не являются синонимичными и определяются соответственно:

"(of property) of such nature as to give rise to a charge of arson if maliciously burned (a building is arsonable)";

"of or relating to arson (arsonous conduct)" [MLU, p. 76].

Субъект соответствующего деяния соотносится с термином arsonist.

Итак, признак 'deceit' проявляется в значениях многих терминов лексико-семантической группы offenses against property, что подтверждает его значимость для англо-американского правового концепта CRIME. Также выявляются общие признаки концептов CRIME и CONTACT ('deceit', 'injury'). Это говорит об их фреймовой связи и объясняется тем, что англо-американское контрактное право, как уголовное и деликтное базируется на традициях общего права. Тот факт, что практически любое противоправное деяние направлено на получение той или иной выгоды  как материальной, так и нематериальной, обусловливает наличие признака 'illegal interest' у концепта CRIME.

Признак 'specification of an object of a crime', в случае если объект преступления неодушевлен, конкретизирует объект по его материальной ценности (денежный эквивалент), неизменным, объективным характеристикам (оружие, средство передвижения, почта), изменяемым характеристикам (товар), местонахождению до кражи (жилище, средство передвижения, магазин, торговый автомат). Признак 'specification of a subject of a crime' конкретизирует субъект преступления по следующим признакам: род деятельности (работающий по найму), занятие преступной деятельностью, сопутствующей другой преступной деятельности (скупка, продажа краденого), наличие обязательств, нарушенных в осуществление преступления (фидуциарное обязательство), склонность к преступной деятельности (неоднократное повторение деяния).

Сужение и расширение значений терминов лексико-семантической группы "offenses against property", как и сужение и расширение значений терминов других лексико-семантических групп, свидетельствуют о развитии правового концепта CRIME и стремлении юридической терминологии соответствовать современным требованиям.