3.1. Репрезентация концепта PUNISHMENT терминами punishment, penalty и их дериватами

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 

В начале мы рассмотрим особенности репрезентации концепта PUNISHMENT терминами punishment, penalty и их дериватами. Термин punishment имеет следующую дефиницию: "some pain or penalty warranted by law, inflicted on a person, for the commission of a crime, or for the omission of the performance of an act required by law, by the judgment and command of some lawful court" [LLL]. Термин punishment является дериватом глагольного термина to punish: "to make someone suffer for a crime which he has committed" [DOL, p. 194].

В дефиниции термина punishment употреблен термин penalty, определяемый следующим образом:

"in criminal law, a money fine or forfeiture of property ordered by the judge after conviction for a crime" [LLD];

"punishment (such as fine) which is imposed if something is not done or if a law is not obeyed" [DOL, p. 175].

Согласно приведенным дефинициям, правовое понятие "penalty" уже понятия "punishment", поскольку объединяет только имущественные наказания ('fine', 'forfeiture of property'). Выявляются семы, указывающие на то, что наказание возможно, только если оно предусмотрено законом ('law') и только по решению суда ('lawful court'). Тем не менее, термин penalty может соотноситься и с другими видами наказаний ("a penalty of five years' imprisonment") [DOL, 15]. Таким образом, соотнесение термина penalty только с имущественными санкциями можно рассматривать как периферийный интерпретационный признак концепта PUNISHMENT.

Фреймовая связь концептов CRIME и PUNISHMENT приводит к тому, что большинство выявленных нами признаков правового концепта CRIME выявляются и в правовом концепте PUNISHMENT. Например, признак 'necessity of conviction' выделяется в обоих концептах. Выявленный в концепте CRIME признак 'subjective-objective perception' является следствием "состязания" личных мнений юристов-профессионалов, а также неспециалистов в области юриспруденции. "Состязание" личных мнений расценивается как положительный момент при определении соразмерного преступлению наказания. Следовательно, данный признак проецируется и на концепт PUNISHMENT. То же самое можно сказать о признаках 'circumstance' и  'defense'.

Санкции возможны не только за противоправное действие, но и за противоправное бездействие ('omission', 'something not done') Анализ второй дефиниции термина penalty показывает, что он предполагает санкции не только за преступные, но и за другие противоправные деяния ('law not obeyed'). Выше мы отмечали наличие общих признаков у концептов CRIME, TORT и CONTRACT вследствие особенностей исторического развития англо-американского права. Также можно говорить, о наличии общих признаков санкций за совершение преступления, деликта, нарушение договорных обязательств, вследствие тех же особенностей. Например, термин penalty, как термин договорного права, имеет следующее определение: "an amount agreed in advance if payment or performance is not made on time, such as a "late payment" on a promissory note or lease, or a financial penalty for each day a building contractor fails to complete a job" [LLD].

Санкции, предусмотренные гражданским правом, имеют целью не столько наказать правонарушителя, сколько возместить ущерб потерпевшему. Но некоторые санкции гражданского права имеют карательный характер. Примером может служить санкция, соотносимая с термином punitive damages. Термин punitive damages не является дериватом термина punishment или penalty. Тем не менее, схожесть внешних форм терминов punishment, penalty и punitive, обусловленная их общими латинскими корнями, оправдывает анализ термина punitive damages в контексте рассматриваемой лексико-семантической группы. Термин определяется следующим образом:

"the purpose of punitive damages is to punish a defendant and to deter a defendant and others from committing similar acts in the future" [LLL];

"damages which punish the defendant for the loss or harm caused to the plaintiff or heavy damages awarded to show that the court feels the defendant has behaved badly towards the plaintiff" [DOL, p.194].

В первой дефиниции содержится указание на одну из функций наказания – функцию устрашения и сдерживания ('deterrence'). Вторая дефиниция подтверждает наличие признака 'subjective-objective perception' у концепта PUNISHMENT и указывает на наличие общих признаков у концептов PUNISHMENT и MORALITY ('feeling', 'bad behavior'). Так или иначе, наличие общих признаков у обыденного концепта MORALITY и правового концепта CRIME обусловливает наличие общих признаков у обыденного концепта MORALITY и правового концепта PUNISHMENT.

Карательное возмещение убытков (punitive damages) является следствием деяний, определяемых как quasi-criminal, то есть содержащих в своем составе как признаки преступления, так и деликта. Несмотря на то, что карательное возмещение убытков происходит по гражданскому иску, оно имеет много общего со штрафом за нетяжкое преступление. Карательное возмещение убытков практикуется и в Британии и в США [WEAL, V. 8, p. 234].

В общем языке лексемы punishment  и penalty имеют следующие значения соответственно:

"causing (someone who has done something wrong or committed a crime) to suffer, by hurting them, forcing them to pay money, sending them to prison, etc." [IDE, p. 1147];

"a penalty is a punishment, or the usual punishment, for doing something that is against a law" [IDE, p. 1044];

В общем языке лексема punishment, в отличие от лексемы penalty, предполагает наказание не только за противоправные, но и за любые другие недостойные деяния. Как общеязыковые, так и терминологические значения анализируемых лексем предполагают страдания субъекта наказания. При этом общеязыковое значение лексемы punishment предполагает, что сущность любого наказания состоит в причинении страдания. Согласно первой из приведенных выше дефиниций термина punishment, имущественные наказания не воспринимаются как причинение страдания ('pain or penalty'). По-видимому, это связано с тем, что имущественные потери возможны не только как наказания за преступления, но и в других жизненных ситуациях. Все другие наказания, применяемые в настоящее время в Британии и США, возможны только как таковые. Поэтому неимущественные воспринимаются как более суровые и причиняющие действительные страдания. Однако дефиниция термина to punish подобного разграничения не предполагает. Поэтому противопоставление имущественных наказаний и остальных наказаний можно считать интерпретационным периферийным признаком правового концепта PUNISHMENT.

Как указывает Хьюго Бедо, "наказание, по природе своей, причиняет страдания, оно неприятно, часто мучительно, и, в любом случае, состоит в лишении субъекта какой-либо ценности и заставляет его испытывать трудности" (перевод мой. – К.Д.) [см.: Bedau 1986, p. 186]. Таким образом, можно сделать вывод, что ядерным признаком правового концепта PUNISHMENT является признак 'suffering imposed by law'.

Традиционно выделяют четыре цели или функции уголовного наказания:

функция устрашения или предупреждения (deterrence). Преступник наказывается, чтобы убедить других людей воздержаться от преступной деятельности, и в этом проявляется общее предупреждение преступлений. Наказание также имеет целью заставить субъекта воздержаться преступной деятельности в дальнейшем, и в этом состоит частное предупреждение преступлений;

защитная функция (protection) состоит в том, что преступник изолируется от общества c целью обезопасить граждан от дальнейших преступлений субъекта;

исправительная или воспитательная (reformation) функция имеет целью изменить преступника к лучшему;

карательная функция (retribution) представляет собой месть общества за антиобщественный поступок [crimoutline \\ www.nvo.com/mikelaw/nss-folder/crim/crimoutline.html; Crime and punishment \\www.stthomasmore.tameside.sch.uk/AC-revision/Crime%20and%20punishment.html].

Можно сделать вывод, что признаки ''deterrence', 'protection', 'reformation' и 'retribution' являются одними из центральных признаков правового концепта PUNISHMENT.

Если термины-словосочетания на основе терминов crime и offense, соотносимые с противоправными действиями, обобщенно называют группы противоправных действий, то синтаксические дериваты терминов punishment и penalty соотносятся с конкретными видами наказаний. Термин death penalty имеет следующие дефиниции:

"sentence of a criminal to be executed" [DOL, p. 66];

"the sentence of execution for murder and some other capital crimes" [LLD].

Термин capital punishment определяется следующим образом:

"punishment of a criminal by execution" [DOL, p. 33];

"execution (death) for a capital offense" [LLD].

В словаре Б. А. Гарнера термин capital punishment назван эвфемистичным синоним термина death penalty [MLU, p. 249].

Выше мы указывали, что вследствие общей тенденции к гуманизации наказаний применение смертной казни предельно ограничено как в Британии, так и в США. Подобное объясняется крайней суровостью данного вида наказания.

В США есть прецедент отмены верховным судом смертного приговора лицу, которое совершило убийство в возрасте пятнадцати лет. Основная масса американских правоведов полагают, что, принимая во внимание восьмую поправку к конституции США, следует отказаться от приведения в исполнение смертных приговоров, если лицо совершило преступление в возрасте до шестнадцати лет [Burnham 1995, p. 312]. В большинстве штатов лицо, не достигшее восемнадцати лет, не может быть казнено (в пяти штатах – семнадцати лет, в одном (Флорида) – шестнадцати лет). Однако смертные приговоры несовершеннолетним преступникам выносятся, с целью приведения их в исполнение в будущем. По информации американского информационного центра, ведущего статистику смертных приговоров (Death Penalty Information Center), с 1976 года по 2004 год в США было казнено 918 человек. Из них лишь 22 – за преступления, совершенные в несовершеннолетнем возрасте. Есть основания полагать, что приговоренных несовершеннолетних преступников было значительно больше, поскольку по данным на 29 февраля 2004 года, 72 несовершеннолетних преступника (все мужского пола) приговорены к смертной казни в США [Death Penalty Information Center // www.deathpenaltyinfo.org]. Исходя из этого, мы выделяем признак 'specification of an object of a punishment' у концепта PUNISHMENT. В данном случае, объект конкретизирован по возрастному признаку. Кроме того, различия в возрасте, в котором лицо может быть казнено, позволяют говорить о наличии признака 'subjective-objective perception' и о региональной дифференциации правового концепта PUNISHMENT в США.

Схожая тенденция наблюдается при анализе количества казненных женщин. По данным на 1 апреля 2004 года, 51 женщина приговорена к смертной казни в США. Это составляет 1,46 % всех приговоренных. С 1976 года было казнено 10 женщин [Death Penalty Information Center // www.deathpenaltyinfo.org]. Таким образом, признак концепта PUNISHMENT 'specification of an object of a punishment' конкретизирует субъекта и по признаку пола.

Помимо рассмотренных терминов-словосочетаний на основе терминов punishment и penalty в нашем материале зафиксирован еще один термин-словосочетание – corporal punishment. Термин имеет следующее определение: "punishing a criminal by beating him" [DOL, p. 59].

В Британии со времен династии Тюдоров до французской революции широко переменялись телесные наказания (главным образом, избиение кнутом). Кнутом били, например, за бродяжничество и мелкую кражу. До середины XVIII века телесные наказания осуществлялись публично. Часто они служили заменой смертной казни, что соответствует общей тенденции гуманизации наказаний. К 1820 году публичные телесные наказания уже не применялись. Однако телесные наказания слуг и детей в доме не считались противозаконными [Briggs 1996, p. 79-80, 159]. Официально телесные наказания в школах были запрещены только в 1987 году [The Education (Abolition of Corporal Punishment) (Independent Schools) Regulations 1987 \\ www.hmso.gov.uk/cgi-bin/search.pl?DB=hmso-new].

Общественная мораль оправдывает право общества наказывать преступника. При этом развитие обыденной культуры может отставать от развития правовой культуры (противление отмене смертной казни) или, наоборот, опережать его (неприменение установленных законом наказаний за адюльтер в США, неприменение телесных наказаний в школах Британии до официальной отмены). Это также подтверждает наличие общих признаков у обыденного концепта MORALITY и правового концепта PUNISHMENT.

В нашем материале также наличествуют еще один глагольный и адъективные дериваты терминов punishment и penalty. Термин punishable имеет два значения: "liable to punishment", если относится к существительному, соотносимому с лицом, и "entailing punishment", если относится к существительному, соотносимому с преступлением [MLU, p. 718]. Термин penal имеет значение "referring to punishment" [DOL, p. 175]. Он выступает в качестве терминоэлемента в ряде терминов-словосочетаний, которые конкретизируют широкое понятие "penal" по различным признакам. Термин penal code ("set of laws governing crime and punishment") конкретизирует понятие "penal" по составляющим права, регулирующим юридическую трактовку преступлений и наказаний. Термин penal colony определяется как "prison camp in a distant place, where prisoners are sent for long periods" и конкретизирует понятие "penal" по характеристикам пенитенциарного учреждения [DOL, p. 175].

Следует отметить, что термин  penal colony в настоящее время не употребляется. В XVII веке в Британии возникла практика транспортации осужденных в североамериканские и вест индийские колонии. Данный вид наказания, также как и телесные наказания, часто служил заменой смертной казни. Наибольшее распространение транспортация получила в период с 1788 по 1867 год. Осужденные транспортировались, главным образом, в Австралию. Когда в Австралию хлынул поток свободных колонистов, австралийцы начали выражать недовольство тем, что их колония воспринималась британским правительством как тюрьма. Постепенно количество транспортируемых уменьшалось, и последний корабль с осужденными отправился в Австралию в 1867 году [Briggs 1996, p. 80-81, 162-167].

В современном праве пенитенциарные учреждения соотносятся с термином penal institution ("place (such as a prison) where convicted criminals are kept"). Синонимичные термины penal laws и penal system ("system of punishments relating to different crimes") конкретизируют понятие "penal" по составляющим права, регулирующим соотношение существующих видов наказания и преступлений. Термин penal servitude ("punishment with imprisonment with hard labour") является устаревшим в связи с отменой каторжных работ. Глагольный термин to penalize имеет значение "to punish or to fine" [DOL, p. 175]. В данной дефиниции проявляется интерпретационный периферийный признак правового концепта PUNISHMENT, заключающийся в противопоставлении имущественных и остальных наказаний.