5. Модификации значения ядерных адмиративов

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 

При употреблении в составе междометных речений и вводно-парентетических конструкций ядерные адмиративы приобретают эмотивную функцию: Что за удивление!, Удивительно(!), Удивительное дело(!), Изумительно(!), (It’s) Surprising / Amazing / Astonishing (ly enough), (It’s) Wonderful(!) и т.п.:

«– Я знала, что у тебя худо не будет. Да и Лида раз уж взяла, то своего не упустит… Она кандидат? – Защищает. – Удивительно! Лидка – кандидат наук. Везде преуспела» (Ласкин, 19). «Удивительно, как шел ей этот бант и синее платье, и тоненькая коралловая нитка на шее!» (Каверин, 149). «Удивительно, но факт: за все время своего существования программа «Впрок» постоянно ругающая производителей плохих товаров, судилась всего один раз» (7 Дней 1999: №15, 18). «Я не отходила от плиты. Удивительное дело, сколько же может съесть человек на свежем воздухе» (Львова, 61). «Иногда Ксения встречалась с ним взглядом и торопливо отворачивалась. – И как это я тебя раньше не приметил? – преградив ей дорогу, однажды спросил он. – Удивительное дело!» (Евдокимов, 14). «– А на голове попрыгать не надо? – зло усмехнулся он… – Так, так, отлично, спасибо… Изумительно! Великолепное сходство!» (Железняк, 123). «Most of the staff were spending Christmas with their families, but the moles, surprisingly enough, were setting off to Austria for winter sports and were almost gay with this unwonted excitement» (Reed, 69). «Wonderful how they know weather, these old salts» (Christie 1989, 224). «“It’s amazing”, Ward remarked to Rossiter three months later. “The size of his room still staggers me. It almost gets larger every day”» (Ballard, 285). «Astonishing how the mind can put aside what it does not wish to consider; amazing how we could have forgotten what we didn’t want to know» (Pohl, 144–145).

Эмотивную функцию реализуют и предикаты удивления при их использование в ПМК:

«– А про Софрона этого я всегда говорила, что он растяпа. Удивляюсь, как это вы, писатель, его сразу не раскусили!» (Паустовский, 461). «–… Сегодня вот сердце дрогнуло, да зря. Зря обидел я Нюсю, – вздохнул он. – Удивляет только одно, как же ты мог любить? Ведь мучение это, а не любовь» (Железняк, 158). «– … Дипломы за красивые глазки не дают. Инженер – значит паши. А то только командовать умеют! … – И что ты за человек, удивляюсь, – вздохнул тогда Димка» (Железняк, 85). «“That is my secret… Oh, I do not pray. But wonder...”» (Tranter, 80). «“Doctor Jonson! I am surprised!”» (Urdang, 607). «Rossiter lifted one eyebrow. «I’m amazed. It must be the ceiling then» (Ballard, 275). «I am astonished at human gullibility, because I think that I know that people believe things that are obviously false, or at least unproven» (Stirling*).

Некоторое приращение эмотивности создается при употреблении ядерных адмиративов в отыменных словосочетаниях, представляющих собой нарративные КМК, где однако адмират и субъект речи совпадают: «В Москве на другой день я пошел на работу. Я заранее знал, что будет неминуемый треп об указе, знал, кто будет высказываться, а кто помалкивать. Но, к удивлению моему, помалкивали почти все» (Аржак, 62). «Я знал, что больше никогда в жизни не увижу ни этого пульмана…, ни водителя Нипо, но, к своему удивлению, не испытывал особого огорчения, – впереди были новые дороги и встречи» (Паустовский, 589–590). «…Мне показалось, что это не реклама, а какая-то кулинарная программа. Каково же было удивление, как пишут в старых романах, когда съемка закончилась и оказалось, что это реклама!» (ТВ-Парк 1999: №7, 10). «Но каково же было мое удивление, когда, спустившись с вышки, я увидел в избе только одну Евгению!» (Абрамов, 27). «Григорий Васильевич меня поздравил и вдруг говорит: “Я хочу, чтобы вы у меня в «Цирке» снялись”. Понимаете мое удивление?» (ТВ-Парк 1999: № 36, 61). «Представляете мое удивление, когда ни на следующем, ни на других концертах я этого мужчину больше не видела...» (Ротару*). To my surprise his eyes twinkled suddenly» (Christie 1989, 93). «To my utter amazement, Poirot was now standing right inside the coal-bin, to the utter ruin of his neat light suit» (Christie 1993, 74) «To my astonishment it was Thora Gray who entered» (Christie 1980, 87) . «I praised our colored cook, and asked him where he managed to raise the chicken. He says, “I took that one out of the wagon”. Imagine my surprise, he had taken my trained trick hen. Alas, poor Yorick! » (Rich*), «“The revolver. It was your revolver…” “…I swear to you that it was put back in my drawer. Greatest surprise I ever had in my life when I found it there…”» (Christie 1989, 274).

При несовпадении субъекта оценки и субъекта речи именные словосочетания выполняют чисто дескриптивную функцию: «Комната его, к удивлению, оказалась просторной и сравнительно чистой…» (Терц, 201). «Однажды ГИБДДешник Сидоров простудился и вместо аспирина выпил слабительное. Каково же было его удивление, когда он, напрягшись во время дутья в свисток, пощупал свои галифе» (Ёжикофф*). «Сначала Норато подумал, что это резвятся дельфины, однако к его вящему изумлению, из этого места один за другим вылетели три дисковидных серых объекта и на огромной скорости скрылись за горизонтом!» (Аномалия 1992: №12, 3). «Word of the dolls was speaking, and to her astonishment several people came in to ask about them» (Warrington, 26). «He wrote a film script that year, working secretly in her absence. It succeeded, and all to her amazement, made money» (Spark, 27). «Miss Twye was soaping her breasts in the bath, when she heard behind her a meaning laugh, and to her amazement she discovered a wicked man in the bathroom cupboard» (Ewart, 107).

Специфичным для русского языка является способность глаголов удивления вводить прямую речь в нарративных контекстах: «– Зачем тебе? – удивилась Ксения. – Это наше, бабье дело» (Евдокимов, 15). «Я непонимающе посмотрел на Евгению: о чем, собственно речь? – Как? – страшно удивилась она – Да разве ты не слыхал…, как муж в нее из ружья стрелял?..» (Абрамов, 30). «– Мишель, не надо хамить, – нормально – не лениво – сказала Кэт. – А кто хамит? – удивился Мишель» (Шукшин 1984, 192). «Кабинет они оба додумались подогнать под деревянную избу… – Во дурные деньги-то! – изумлялись односельчане…» (Шукшин 1985, 582). «–Всю жизнь, – тяжело глотая, сказал Гриша. – Ну! Так же так-то? – изумился Тимофей. – Где силы брал?» (Железняк, 158). «Отошли от чайной далеко уже, когда услышали сзади возглас: “Э-э!” Их догонял ухажер. – Ты глянь! – изумился Павел. – Идти хочет» (Шукшин 1984, 92).

Активность глаголов удивления указывает на наличие «экспрессивно-эмоционального русского духа» (Шаховский 2001: 17), связанного с отсутствием стабильности, которое предопределилось неравномерностью исторического развития государства, его нечётким ритмом и разной скоростью в отдельные временные интервалы, а также бытующей несбалансированностью в сферах общественной жизни (Сухарев–Сухарев 2000: 306).

Номинативные адмиративы имеют способность выражать семантическое отрицание удивления – оправданный вероятностный прогноз: Неудивительно, что, Ничего удивительного, Что здесь удивительного?, Чему тут удивляться?, Не удивлюсь, если, No / Small surprise / wonder, Unsurprisingly, What wonder!, It is not surprising that, It wouldn’t surprise me, I shouldn’t be surprised и т.п.: «Неудивительно, что сегодня Алания Морисет – это не просто имя популярной певицы» (ТВ-Парк 1999: №44, 59). «– Светка, у тебя все твои рассказы оканчиваются одним и тем же. – Ничего удивительного, такова жизнь…» (Львова, 222). «Нищета, возведенная в абсолют, дает им свободу, о которой мы не можем и мечтать. Поэтому не удивляет даже некоторое чувство превосходства над ними. И в чем-то я им даже завидую» (Семья 2000: №15, 5). «No surprise, then, when the next day… Albie announced his assault on the Occupations teacher…» (Roth, 255–256) «No wonder those picnickers in the Park had stared at her. She looked as if she had been sleeping rough for a week» (Warrington, 160). «No wonder they looked cheerful and motherly and had time and energy to chat in the lane as they wheeled their bicycles beside the mothers» (Reed, 47). «Small wonder the girl had held her tongue, and played her part consistently» (Chistie 1980, 188) “No wonder Frederick was driven to suicide with all these women chasing him!” (Spark, 99). «I shouldn’t wonder if parents don't turn out to be my hobby when I grow up» (Shaffer, 101). «…He talked, to me last night and 1 didn’t understand one word he said… That doesn't surprise me» (Shaffer, 130). «It is not surprising that Mrs. Blair is coming here, we have very high-profile standards. Most of them clutched garish-colored ice-lollipops in their sticky hands, and it was not surprising that by the long hot spell continued they grew increasingly fractious and inattentive at school» (Reed, 146). «“No one,” continued Mrs. Crossley raising her voice a trifle, “but no one can imagine what I went through with him. It’s not surprising that he’s still so highly-strung”» (Reed, 32). «Anyway, they only got her in ten thousand bail. Don’t worry, I will spring her tonight – it wouldn’t surprise me she’s home already» (Сapote, 176). «“Do you think she’s actually found of this blackguard?” “Er – I shouldn’t be surprised. Yes, I really believe so” (Clarke, 62). «“It wouldn’t surprise me if General Dreedle were behind the whole thing”, General Pecket confessed at last» (Heller, 94). «Turning to the newspapers, we note that, unsurprisingly, these changes in the popular perception of Classics are reflected there, too» (The Times: 18.04.01, 10). «Kathleen does not like the photograph, I don’t wonder» (Spark, 204).

В сочетании с предлогом на русский номинант удивление образует адвербиальный фразеологизм на удивление, эквивалентный английскому словосочетанию to a wonder и выражающий положительную оценочную квалификацию:

«До Москвы мы долетели на удивление быстро, Светлана почти всю дорогу спала, я дремала после пережитых волнений» (Львова, 41). Мой будущий сын вел себя на удивление покладисто, словно понимал, что наша будущая жизнь и благосостояние зависели от моей работы» (Львова, 160). «Вечером вместе с сыном прочитали акафист, усердно молились. На ночь помазала рану маслом от батюшки, забинтовала. Утром, развязала бинт и удивилась – опухоль спала, укус подсох. Впоследствии рана зажила на удивление всем нам. Это благодаря молитвам нашего дорогого батюшки Феодосия ...» (Ильинская, 192).

Значение положительной оценки развивают и русские номинативные прилагательные / наречия удивительный/о, изумительный/о: «Знаете, ни с чем не сравнимое ощущение, когда просыпаешься и тебе улыбается это удивительное создание…» (ТВ-Парк 2000: № 20, 50). «Старец Сампсон всегда поражал меня… Одно только общение с ним было удивительным – настолько он был необыкновенным человеком! От него исходила удивительно духовная сила …» (Старец иеросхимонах Сампсон, 36). «Я хочу рассказать об одном удивительном человеке, увлеченном и преданном любимому делу» (Знамя труда: 23.12.1999, 12). «“Приходи скорей!” – Марии Щербатовой… казалось, что впервые в жизни она написала такие удивительные слова…» (Паустовский, 502). «Юра не помнит, о чем они в тот раз говорили, но, когда прощались, Таня вдруг посмотрела так, точно увидела его впервые, и сказала: “Знаешь, Юра, ты … удивительный!”» (Овалов, 99). «Стариковское дело – спокойно думать о смерти. И тогда-то и открывается человеку вся сокрытая, изумительная, вечная красота Жизни. Кто-то хочет, чтобы человек напоследок с болью насытился ею. И ушел» (Шукшин 1984, 33). «Однажды – мне было лет тринадцать – я сама пришила ухо хомяку. Ухо ему кошка отгрызла. Я взяла иголку, аккуратно завязала ему мордочку бинтиком, чтобы не кусался. Ухо прижилось изумительно» (ТВ- Парк 2000: №22, 50).

В контексте также часто положительно окрашиваются английские адмиративы amazing/ly: «“Do you mean to say you were able to tell him that?” I demanded. Caroline is really amazing. “Why not?” asked my sister triumphantly.» (Christie 1980, 110). «”… I’ve always remembered Doc in my prayers. Please stop smirking!.. I do say my prayers.” “I’m not smirking. I’m smiling. You’re the most amazing person”» (Capote, 163). «This amazing offer is for seven nights in one of the lovely resorts on the shores of Lake Garda in northern Italy…» (The Sun: 20.11.99, 65). «THE HOUSE OF THE FUTURE!!! Colossal – amazing – revolutionary See How Your Grandchildren Will Live! Q. Teal, Architect» (Heinlein, 120). «They went amazingly fast on the Moon» (Leinster, 101). «When she goes out, it is not to gather in information, but to spread it. At that, too, she is amazingly expert» (Christie 1980, 17).

Как свидетельствуют полученные данные, ядерные адмиративы испытывают в контексте определенные модификации, заключающиеся в приобретении эмотивной функции, развитии отрицательного значения, а также способности выражать положительную оценку и тем самым нейтрализовывать в какой-то степени концептуальную асимметрию.