2. Метафорическая сочетаемость ядерных адмиративов

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 

В процессе контекстуального анализа мы также провели исследование метафорической сочетаемости ядерных номинантов, отображающей специфику образного уподобления концепта в русской и английской лингвокультурах.

Во многих контекстах данная эмоция ассоциируется с содержимым контейнера – человеческого тела: «Совершенство ее формы наполняет нас … удивлением…» (Паустовский, 578). «…Деяния Природы в мире мертвой и одушевленной материи наполняют нас изумлением и представляют для нас недосягаемые образцы конструктивных решений…» (Лем*). «It filled him with amazement. He had never seen so many books» (Maugham, 236). «It was the action of Teeka which filled him with the greatest wonder» (Tales of Tarzan*).

В случае изумления, вызывающего иммобилизацию, этим содержимым является не специфицированная по своему составу жидкость, которая застывает при понижении температуры и делает тем самым контейнер неподвижным: «А короткохвостик срывает яблоки, ставит их на Землю и бьет, бьет... И в глазах застыло изумление, губы его шевелятся, и кажется, что сейчас, вот сейчас будет произнесено самое первое слово самого первого языка на Земле: “Почему?”» (Лазаревич*). «Astonishment froze him rigid» (Fitzgerald 1983: 92).

В английском ЯС эта жидкость часто приобретает свойства вина или воды, выпиваемых из глубокой емкости: « Fisсher stood beaming benevolently and drinking deep of the astonishment… of the girl» (Chesterton, 59).

Уподобление эмоций текучему веществу, наполняющему человека, его тело и душу, которые принимают при этом форму сосуда, происходит под влиянием библейских мифологических представлений чувства как жидкости и переживания чувств в образе чаши (См. Арутюнова 1999: 389).

В силу своей кратковременности удивление мыслится как проблеск света в темном пространстве – глазах: « В глазах женщины промелькнуло удивление, но тут ее губы тоже вздрогнули в ответной улыбке и вдруг сквозь ее тридцатилетнее лицо проступили черты совсем юной девушки ...» (Самухина*). «I noticed the swift gleam of surprisе which showed in the lawyer’s eyes» (Christie 1980, 152).

Сочетаемость ядерных адмиративов также указывает на значимость антропоморфной метафоры, с помощью которой происходит уподобление концепта удивления субъекту действия, что, прежде всего, объясняется «психологической предрасположенностью homo loquens сопоставлять действия эмоций с человеческими поступками» (Красавский 2001: 59): «... В ее глазах проскользнуло удивление и даже испуг» (Железняк, 100–101). «Но в самый неподходящий момент … приходит удивление: неужто серьёзный человек, учёный, специалист по манипуляции сознанием, купился на такую дешёвую наукообразную чепуху? Да не может такого быть!» (Калугин*). «A sort of surprise stirred her in her entranced state» (Lawrence, 154–155). «And amazement came upon them all…» (Luke: 4, 36).

Общим для обеих лингвокультур является воплощение удивления в образе атакующего субъекта, при этом проявляющего в английском ЯС большую активность: «... И всегда что-то похожее на удивление и сомнение охватывает вас: как этот прекрасный, блистающий всеми красками, звучащий и движущийся мир, столь волшебно родившийся прямо на ваших глазах, – неужели и он, подобно обыкновенным книгам, тоже имеет последнюю страницу?» (Павловский, 654). «Когда я смотрю на себя в зеркало, меня охватывает ... изумление и счастье» (Радов*). «For amazement had seized him and all his companions because of the catch of the fish they had taken» (Luke: 5, 9). «Astonishment at his action robbed Mr. Bunting of speech» (Greenwood, 152). «We clattered by – I too taken by surprise to stop my cab until we were well past and round a corner» (Wells, 19). «She said, “Anton. Is there something wrong?” Viluekis was not caught so entirely by surprise as to admit any such thing» (Asimov, 30).

На значимость манипулятивной природы удивления для английского ЯС, а следовательно, на его прагматизм и объективность, указывает представление удивления в образах инструмента захвата и орудия удара: «... Mr. Wade kissed her… She flung her arms round him. Mr. Wade staggered. “Oh!” he said. “Did you hate it very much?” said Madeleine. “No, of course not… It just took me by surprise”» (Christie 1989, 311). «Look, education – being educated … It's something quite different like setting off on an expedition into the jungle. Gradually, most of the things you know disappear. The old birds fly out of the sky and new ones fly in you've never seen before – maybe with one wing each. Yes, it's as new as that. Every thing surprises you. Trees you expected to be just a few feet high grow right over you, like the nave of Wells Cathedral … Anyway, if you had seen all this before, you wouldn't have to go looking… I think education is simply the process of being taken by surprise…» (Shaffer, 71). «And they were all seized with astonishment, and began glorifying God…» (Luke: 5, 26). «Her beauty was so dazzling, that the Giant being wonder-struck, wide opened his single eye» (Crimean Legends*). «The wayfarer, perceiving the pathway to truth, was struck with astonishment. It was thickly grown with weeds» (Crane*). «He loved Ernestina. He thought of the pleasure of waking up just on such a morning, cold, gray, with a powder of snow on the ground, and seeing that demure, sweetly, dry, little face asleep beside him - and by heavens (this fact struck Charles with a sort of amazement) legitimately in the eyes of God and man beside him» (Fowles, 91).

Пассивность восприятия русской ЯЛ проявляется при уподоблении удивления месту, куда можно прийти самому или привести кого-то: « “Они мне коня много давали – я просил за дровами?..” Филипп прямо в изумление приходил от таких слов. “Да ты что, Егор…?! Вот дак раз!…”» (Шукшин 1984, 114). «Бывает и так, что русские после резких возражений неожиданно принимают предложения партнеров, приводя их в изумление» (Сухарев–Сухарев, 314).

Метафорическая сочетаемость ядерных адмиративов показывает общие для обеих лингвокультур ассоциативные связи удивления с жидкостью, светом и действиями человека. При этом английская ЯЛ воспринимает данную эмоцию более активно и динамично, чем русская, акцентируя присущее удивлению свойство функционировать в качестве средства манипулятивного воздействия.