3.3. Кинесическое поле удивления

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 

Языковые единицы, репрезентирующие внешнее проявление удивления, образуют поле дескриптивных или кинесических адмиративов. Трудности, испытываемые при их выделении, главным образом связаны с семантической диффузностью и многозначностью большинства кинетических проявлений эмоций, а также с контекстуальной размытостью (Крейдлин 2001: 229).

Кинемы удивления, как и любой другой эмоции, являются симптоматическими жестами, занимающими промежуточное положение между жестовыми движениями (утилитарными и физеологическими по своей природе) и коммуникативными жестами, передающими информацию намеренно (Крейдлин 1998: 174–175, 181). С жестовыми движениями их сближает соматический характер эмоций, а с коммуникативными жестами – конвенциональная связь эмоций и их жестовых проявлений. По органу произведения адмиративные кинемы можно разделить на пять групп:

а) мимические – лицо;

б) кранеальные – голова;

в) мануальные – рука;

г) корпоральные – тело;

д) фонационные – звукопроизводящие органы.

Адмиративы первой группы описывают следующие индикаторы удивления:

1) Изменение формы глазной щели:

а) расширение – смотреть большими / широко раскрытыми глазами, распахнуть / открыть глаза, делать большие глаза; big / wide / -eyed, one’s eyes widening;

б) сужение – сощуриться, зажмуриться; to screw up / narrow one’s eyes;

в) округление – смотреть круглыми глазами, делать круглые глаза; round-eyed, to round one’s eyes, to gaw.

Движения глазных яблок:

а) вверх – поднимать / обращать глаза вверх / к небу; закатывать глаза (под лоб); to roll up one’s eyes;

б) экзофтальм или выступ из глазницы – выкатить / вытаращить / таращить / выпучить / вылупить глаза; глаза на лоб лезут / полезли, глаза вылезают из орбит; to pop one’s eyes – pop-eyed; to goggle – goggle-eyed, to peel one’s peepers.

Вариации взгляда:

а) направленный на адмирант и зафиксированный в этом положении – вскидывать / поднимать глаза, пристально посмотреть / воззриться / уставиться / глазеть / пялиться / вытаращиться / вылупиться; смотреть как баран на новые ворота / как гусь на зарево / во все глаза / как зачарованный / как завороженный, переглядываться , посмотреть друг на друга; to look up, to stare , to gape – agape, to look blank, to gawk, to be all eyes, to look at each other;

б) по сторонам – осмотреться, оглядеться, посмотреть вокруг, дикие /безумные глаза; to look round , wild eyes;

в) сбоку – смотреть исподлобья, to look sullenly.

Движение бровей:

а) по направлению вверх – поднимать / приподнимать / вскидывать / взметать брови, взмахивать бровями, повести бровью / бровями, брови ползут / поднимаются вверх; to raise / lift one’s brows;

б) сведение – сдвинуть / нахмурить брови, нахмуриться; to knit / bend one’s brows, to frown;

5) Соединение век – моргать / мигать / хлопать глазами, глазами хлоп; to blink.

6) Открытый рот, вызывающий удлинение лица – открыть / раскрыть / растянуть / разинуть рот / варежку, челюсть отвалилась, лицо вытянулось; to open one’s mouth – open-mouthed, one’s face fell;

7) Улыбка или невольное искажение черт лица – улыбнуться, скривить губы; to smile, to grimace;

Тремор лицевых мышц – лицо задергалось; one’s face was working;

Изменение цвета кожных покровов:

а) гиперемия – покраснеть; to blush, to flush;

б) побледнение – побледнеть, сделаться белым как стенка; to become (as) white (as the sheet);

в) цианозпосинеть, лицо сделалось серым; to become blue in the face;

Вторая группа кинесических адмиративов репрезентирует движения головы:

а) из стороны в сторону – качать / трясти / мотать головой; to shake one’s head;

б) поворот к одному плечу – наклонять голову набок / вбок / к плечу;

в) поворот вокруг – оглянуться; to turn round.

Третья группа отображает разнообразные мануальные кинемы. Общими для обеих лингвокультур являются следующие:

а) сведение плеч – пожать плечами; to shrug one’s shoulders;

б) движение вверх – вскидывать / воздевать руки; to throw up one’s hands;

в) хватательные – обхватить / обнимать / сжимать / стискивать голову / виски руками, схватиться руками за голову, схватиться / ухватиться / взяться за щеку / за руку, схватить за руку; to clutch / grasp at one’s head, to clutch at smb's hand;

г) хлопание себя по голове или ногам – ударить / бить / хлопать себя руками / кулаком по голове / бедрам; to smack one’s palm on one’s head;

д) почесывание затылка (типично мужской жест) – почесать затылок; to scratch one’s head;

е) прикрывание руками глаз / лица / головы – закрыть глаза / лицо руками; to bury one’s head in one’s hands;

ж) выпадение предметов из ослабевших рук – выпадать; to drop;

з) приложение пальца к виску – покрутить пальцем у виска; to put one’s finger to one’s temple.

Специфичным для русской культуры являются такие мануальные жесты:

а) разведение рук – развести руками;

б) всплескивание руками, присущее женщинам и имеющее театральное значение – всплеснуть руками;

в) тремор – руки задрожали;

г) потирание глаз / висков – потереть глаза / виски;

д) взмах – замахать руками;

е) кресное знамение, совершаемое православными при переживании опасности – перекреститься.

Адмиративные единицы четвертой группы являются средствами дескрипции корпоральных кинем:

вздрагиваниявздрогнуть; to start, to give a start;

резких движений тела –

а) по направлению вверх – вскочить, подпрыгнуть, вскинуться, приподняться; to hop, to jump, to spring to one’s feet;

б) назад или в сторону от адмиранта – отстраниться, отшатнуться, попятиться (назад), как пружиной отбросило, броситься вон, метнуться в сторону; to jump / start back;

в) вниз – упасть, как подкошенный, так и сел; to go down like a nine-pin;

г) вперед, характерное лишь для русской культуры – податься вперед;

прекращения двигательной активностиостановиться как вкопанный; to be stock-still, to stand transfixed, to stop dead (in one's tracks);

замедления темпа движений, зарегистрированного в русских примерах – замешкаться.

Адмиративы последней, пятой группы объективируют следующие пар лингвистические средства передачи удивления, характерные как для русской, так и для английской лингвокультур:

поднятие или снижение голосового тона – охать, ахать, воскликнуть, вскрикнуть, зареветь, громко заговорить, прошептать; to exclaim, to expostulate, to ejaculate, to cry, to whisper;

прекращение речевой деятельности – воцарилось молчание, silence fell;

смехзасмеяться, усмехнуться; to laugh, to grunt, to chuckle;

свист – свистнуть, присвистнуть; to whistle.

Только в русских примерах были выделены такие кинемы, как:

а) замедление речевого темпа – протянуть, промычать;

б) покашливание – кашлянуть;

в) стон – простонать;

г) шумное дыхание – засопеть;

д) икота – икнуть;

е) насморк – высморкаться, вытереть нос.

Выявленный корпус кинесических адмиративов позволяет выявить следующие универсальные характеристики удивления:

а) потребность в получении максимальной информации об объекте удивления – мимические и кранеальные кинемы;

б) ощущение беспомощности – мимические, кранеальные и мануальные жесты;

в) когнитивное напряжение – сведение бровей, почесывание затылка, сужение глазной щели;

г) сомнение в истинности происходящего – моргание, потряхивание головой, кручение пальцем у виска;

д) ощущение дискомфорта – искажение черт лица;

е) потребность в защите – движение тела назад и в сторону;

ж) переживание абсурдности происходящего – улыбка и смех;

з) потребность в активных действиях – движения тела вверх;

и) потребность в сокрытии своего переживания – прикрытие лица / глаз / рта руками.

Значительное количественное превосходство языковых единиц, описывающих внешнюю манифестацию удивления, в русском языке, а также более разнообразный репертуар мимических, кранеальных, мануальных, корпоральных и звуковых проявлений свидетельствует о большей степени кинетичности русской лингвокультуры, нормы которой поощряют более выразительное и «эксгибиционистское» эмоциональное поведение (Вежбицкая 1999: 540) по сравнению с английской, особенно британской. Последней, как известно из этнопсихологии, присущ культ самоконтроля, выражающийся в рассмотрении эмоциональной сдержанности в качестве главного достоинства человеческого характера (Сухарев–Сухарев 2000: 133; Галевская 2001: 34), а открытости в проявлении чувств как признака невоспитанности: «Слова “Умей держать себя в руках” как ничто другое выражают девиз этой нации. Чем лучше человек умеет владеть собой, тем он достойнее. В радости и в горе, при успехе и неудаче человек должен оставаться невозмутимым хотя бы внешне, а еще лучше – и внутренне…» (Cухарев–Сухарев 2000: 133).