Введение

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 

Диссертационное исследование посвящено комплексному сопоставительному анализу объективации концепта удивления в русском и английском языках. Тема работы находится на перекрестке важнейших дисциплинарных областей современной лингвистики: эмотиологии, лингвокультурологии, лингвоконцептологии, этнопсихолингвистики – и обращена к рассмотрению вербализованных представлений о внутреннем мире человека как носителя определенной культуры в рамках антропоцентрической парадигмы гуманитарной науки.

Актуальность данного исследования объясняется необходимостью углубленного изучения способов отражения эмоций в языке как элементе целостного этнического самосознания говорящего коллектива в условиях прогрессирующего межкультурного диалога с целью решения многочисленных задач лингвопедагогики.

Представляя собой одну из фундаментальных эмоций, удивление выступает в качестве родовой характеристики homo sapiens, поскольку оно предваряет человеческое познание и стимулирует его развитие. Являясь неотъемлемым компонентом духовной культуры, эмоция удивления, при всей своей универсальности, проявляет в разных языках определенную специфику вербализации, обусловленную присущей говорящим субъективностью интерпретации окружающей действительности, что представляет несомненный интерес для лингвистики.

Нарушение вероятностного прогноза, лежащее в основе удивления, делает перспективным исследование его языковой объективации с точки зрения установления особенностей так называемой «каузальной атрибуции», составляющей основное содержание социальной перцепции этноса (Стефаненко 2000). В связи с этим выявление специфики языковой реализации удивления необходимо для выяснения характера восприятия и интерпретации причинно-следственных связей происходящего, который варьируется в каждом языковом коллективе в зависимости от их соотнесения с локусом контроля.

Эмоция удивления имеет достаточно широкий репертуар разноуровневых средств языковой объективации, которые неоднократно привлекали внимание отечественных и зарубежных лингвистов. В последние десятилетия они анализировались в следующих направлениях:

– изыскивались способы адекватного толкования удивления с помощью метаязыка (Иорданская 1970; Апресян–Апресян 1993; Вежбицкая 1996);

– предпринимались попытки классификации и сопоставления лексических и фразеологических единиц со значением удивления на материале английского, немецкого, польского и английского, русского языков соответственно (Kryk-Kastovsky 1997; Рассказова 1998);

– изучались существительные и глаголы удивления в английском и немецком языках (Коротких 1987; Смагина 1998; Колаян 1999);

– выявлялась специфика текстовой реализации удивления в английском языке (Адамчук 1996);

– описывались просодические и кинесические средства выражения удивления в сценической речи на материале английского языка (Корлыханова 2000);

– удивление интерпретировалось как особый вид субъективной модальности и оценки, средства реализации которых изучались на материале русского, английского и испанского языков (Вольф 1987, 1988; Малышева 1990; Воркачев 1990, 1992) .

Вместе с тем, по нашим данным, комплексный анализ средств объективации удивления до сих пор не проводился, что и предопределило выбор темы диссертации.

Объектом данного сопоставительного исследования является эмоциональный концепт удивления, вербализованный посредством лексических и фразеологических единиц в русском и английском языках.

Предмет исследования составляют универсальные и специфические характеристики языковых средств, реализующих значение удивления.

Цель данной работы состоит в выявлении, классификации, сопоставительном описании лексико-фразеологических средств объективации удивления в русском и английском языках.

В соответствии с поставленной целью выдвигаются следующие задачи:

– создать обобщенный семантический прототип удивления в научном сознании на основе философских и психологических исследований;

– изучить реализацию концепта удивления в одной из сфер бытования – религиозном дискурсе;

– выделить языковые единицы, реализующие в своей семантической структуре значение удивления, и структурировать элементы соответствующего концептуального поля;

– описать базовые семантические, синтагматические и этимологические признаки ядерных элементов в обоих языках;

– установить характер отношения удивления с другими абстрактными концептами;

– определить ассоциативные связи концепта удивления;

– выявить специфику внешнего выражения удивления в исследуемых лингвокультурах;

– провести сопоставительную интерпретацию русских и английских паремий, объективирующих удивление.

Цель и задачи настоящей работы определили выбор следующих методов анализа:

– дискурсный анализ, раскрывающий содержание концепта в научном и религиозном сознании;

– полевой метод, являющийся базовым для системного представления лексических единиц общего семантического пространства;

– дефиниционно-компонентный анализ, используемый для синхронного описания ядерных элементов концептуального поля удивления;

– этимологический анализ, применяемый с целью изучения концепта в диахронии, установления механизма его формирования;

– контекстуальный анализ, позволяющий выявить специфику функционирования языковых средств в тексте;

– интерпретативный анализ, устанавливающий характер преломления концепта в языковом сознании на основе различных средств его реализации;

– сопоставительный метод, определяющий сходство и различие в концептуальных полях удивления русского и английского языков.

Материалом исследования явились тексты художественной и публицистической прозы русскоязычных и англоязычных авторов ХХ века, а также переводы Нового Завета. Корпус сплошной выборки составил около 10000 примеров. Источником языкового материала послужили толковые, ассоциативные, этимологические, фразеологические, паремиологические словари, привлекались тексты религиозного и научного характера.

В качестве методологической основы исследования следует рассматривать базовые положения лингвистики эмоций (В. И. Шаховский, Н. А. Красавский, А. А. Камалова и др.), концепции «языковой картины мира» и «языкового сознания» (Г. В. Колшанский, Ю. Д. Апресян, Е. С. Кубрякова, В. Н. Телия, С. Е. Никитина), лингвокультурологической концептологии (Д. С. Лихачев, Ю. С. Степанов, С. Х. Ляпин, В. И. Карасик, В. И. Шаховский, Н. А. Красавский, С. Г. Воркачев и др.), теорий поля (Ю. Н. Караулов, Г. Н. Скляревская) и субъективной модальности (Е. М. Вольф, С. Г. Воркачев и др.).

Научная новизна работы заключается в применении концептологического и полевого подходов к рассмотрению объективации удивления в языке, установлении базовой смысловой структуры, синтагматических связей, переводческих эквивалентов и этимологического значения его номинантов; в определении лексических, метафорических и фразеологических средств вербального выражения удивления; выявлении единиц, описывающих его внешнее проявление; изучении специфики паремиологической интерпретации удивления в русском и английском языках, исследовании дискурсной реализации концепта.

Теоретическая значимость диссертационного исследования состоит в развитии основных положений лингвистической эмотиологии, лингвокультурологии и теории поля применительно к концепту удивления в русском и английском языках.

Практическая ценность данной работы заключается в возможности применения выводов и материалов исследования в теории и практике перевода, при подготовке лекционных и практических занятий по общему и сопоставительному языкознанию, лексикологии, стилистике; при разработке тематики дипломных и курсовых работ, магистерских диссертаций; при обучении межкультурной коммуникации. Материалы исследования активно используются автором в процессе преподавания курса «Лексикология современного английского языка» для слушателей дополнительной квалификации «Переводчик в сфере профессиональной коммуникации». Полученные результаты также могут послужить основой к составлению двуязычного эмотивного словаря удивления.

Апробация работы. Основные положения и выводы диссертационного исследования были изложены на научном аспирантском семинаре «Проблемы лингвоконцептологии» (Краснодар, КубГТУ), на заседаниях кафедры научно-технического перевода КубГТУ (Краснодар), на международных конференциях: «Проблемы современной лексикографии» (Харьков, ХЛО, май 1999), «Перевод: язык и культура» (Воронеж, ВГУ, апрель 2000), «Язык в мире и мир в языке» (Краснодар, КубГУ, апрель 2001), «Global English for Global Understanding» (Москва, МГУ, май 2001),а также на международном симпозиуме молодых ученых «Лингвистическая панорама рубежа веков» (Волгоград, ВГПУ, май 2000), на Второй Международной школе-семинаре по когнитивной лингвистике (Тамбов, ТГУ, сентябрь 2000), на Всероссийской научно-методической конференции «Языковые и культурные контакты различных народов» (Пенза, ПГПУ, ПДЗ, июнь 1999, июнь 2000, июнь 2001), на Всероссийской научно-практической конференции «Инновационные процессы в высшей школе» (Краснодар, КубГТУ, октябрь 1999, сентябрь 2000, сентябрь 2001), на региональной научно-практической конференции молодых ученых «Развитие социально-культурной сферы Северо-Кавказского региона» (Краснодар, КГУКИ, июнь 2000).

В работе приняты следующие сокращения терминов:

ЯС – языковое сознание;

ЯЛ – языковая личность;

ЭК – эмоциональный(е) концепт(ы);

АО – адмиративная оценка;

ПМК – прямомодальный контекст;

КМК – косвенно-модальный контекст.

ГЛАВА 1

Эмоциональный концепт удивления и подходы к его изучению