1. Предмет и задачи эмотиологии

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 

Наметившееся в последние десятилетия изменение парадигмы гуманитарного знания в сторону антропоцентризма ознаменовалось формированием на стыке существующих наук новых исследовательских областей, направленных на изучение человека в его многообразии взаимоотношений с окружающим миром. Одним из результатов такой антропоцентрической переориентации явилось образование эмотиологии, получившей специфическое преломление в языкознании в виде лингвистики эмоций.

Как известно, эмоции представляют собой психические реакции, которые оценивают характер воздействия на человека внешних факторов и тем самым служат одним из главных механизмов регуляции его деятельности, направленной на освоение действительности и удовлетворение актуальных потребностей (Наумова 1999: 9; ПС 1999: 427).

Реализуя родовой и видовой опыт реагирования на различные ситуации, эмоции способны обобщаться, храниться и передаваться посредством естественного языка (СФ 1996: 64, 91; ПС 1999: 427), что позволяет рассматривать их в качестве предмета изучения лингвистики. В соответствии с этим, эмотиология занимается вопросами «вербализации, аккумуляции, структурации и межпоколенной трансляции знаний об эмоциях» (Шаховский 2001а: 13), зафиксированных в языке (В. И. Шаховский, Ю. Д. Апресян, В. Ю. Апресян, Л. Г. Бабенко, Л. Е. Вильмс, А. А. Водяха, Л. В. Ермакова, Е. С. Ильюшина, Н. А. Красавский, И. В. Кривошеева, Е. Ю. Мягкова, З. Д. Фомина, В. Н. Цоллер, A. Foolen, В. Kryk-Kastovsky, R. Dirven, M. Osmond и др.).

Изучение этого предмета сопряжено с определенными сложностями, поскольку эмоции являются наиболее сложной и противоречивой областью психологической науки: «всякий раз, как предпринимается попытка оседлать эмоции, вновь и вновь приходится удивляться тому, как трудно подвести их под какую-либо общую предметную область; запрячь в логику той или иной парадигмы…» (Дорфман 1997: 138). Так, прежде всего, различают широкое и узкое понимание эмоций. В первом случае их возникновение связывается с присущим всем живым организмам свойством отражения внешнего мира, а во втором – эти психические процессы рассматриваются как «реакция на специфические условия, которая проявляется в переживаниях, поступках, внешности, ощущениях; на их базе выстраиваются социальные отношения» (Камалова 1998: 230–231).

Кроме того, в психологии остаётся нерешённой проблема разделения эмоций и чувств. Обычно первые интерпретируют как отношение к удовлетворению физиологических потребностей, а чувства – как производные образования, развивающиеся в процессе взаимодействия с интеллектом человека, и их отличие от эмоций определяется степенью участия корковых и особенно второсигнальных процессов (Лук 1972: 9; ПС: 429).

Диффузность границ эмоций и чувств не позволяет создать их исчерпывающую классификацию и тем самым является основой для целостного представления в лингвистике в качестве формы отражения отношения человека к предметам и явлениям окружающего мира, способа оценки их личностной значимости для него (Шаховский 1987: 23–24).

До недавнего времени лингвистическое изучение эмоций обычно проводилось в следующих направлениях: а) средства номинации, дескрипции и выражения эмоций; б) связь эмотивности с категориями оценки, экспрессии и модальности; в) эмотивная потенция и валентность языковой единицы; г) контекст актуализации эмоций; д) соотношение авербальных и вербальных средств выражения эмоций; е) стилистическая дифференциация эмотивных средств; ж) лексикографическое толкование эмоций; з) сопоставительное и транслатологическое изучение эмоций; и) прикладные аспекты (См. Шаховский 1995: 49–52).

В процессе эмотиологических исследований была установлена способность психических переживаний отражать «все социальные (в том числе и культурные) конвенции через ситуативные (в том числе и культурные) аспекты» (Шаховский 2001: 13), а также обнаружены наличие концептуального каркаса эмоций и связанная с ним возможность представить их через весь языковой и экстраязыковой видовой контекст. Всё это позволило эмотиологам разработать новую область лингвистического анализа – концептологию эмоций, направленную на выявление специфики их освоения и материализации в языковом сознании (ЯС).