1.1.2. Релятивные определения номинантов эмоций

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 

В «чистом» виде, как показывают результаты анализа, данный тип дефиниции не используется при лингвистической подаче базисных номинаций эмоций ни в немецком, ни в русском языках (исключение составляет Zorn). Составители филологических словарей, однако, обращаются к нему при толковании вторичных номинантов эмоций. Релятивный способ не указывает на родовую сему, и в этом состоит, по нашему мнению, его главный лексикографический недостаток. В релятивных определениях эксплицитно не фиксируется денотативная принадлежность толкуемого понятия, что может затруднять его «узнавание» читателем. Установленный факт корреспондирует с семасиологическим положением, согласно которому семантика слов-гипонимов (в нашем случае базисных номинантов эмоций) в отличие от семантики слов-гиперонимов (небазисных номинантов эмоций) более абстрактна, т.е. в ней обычно содержатся самые общие, неконкретные семантические компоненты (семы), в то время как в семантике гиперонимов наличествуют видовые характеристики дефинируемой единицы. Зато достаточно полную фиксацию получают видовые семы. Например, «Entsetzen – mit Grauen u. panikartiger Reaktion verbundener Schrecken» (DWB 1989, S. 439); «бешенство – крайняя степень раздражения» (ТС 1990, с. 44). В данном случае слову Entsetzen в правой части словаря даются синонимы Grauen, Schrecken и соответственно слову бешенство – синоним раздражение. Релятивный способ толкования (в его «чистом» виде) актуален для 9 номинантов эмоций немецкого языка (Entsetzen, Grauen, Hochgenuss, Vergnuegen, Rage, Gram, Kummer (по версии DWB 1989), Melancholie, Truebsinn (по версии DW 1992), и для 4 номинантов эмоций русского языка (ужас, бешенство, возмущение (по версии ТС 1995), тоска (ТС 1940).

Релятивный способ толкования номинантов эмоций менее продуктивен по сравнению с родо-видовым (точнее с комбинированным, т.е. родо-видовой + релятивный). Использование релятивного способа объясняется, на наш взгляд, главным образом его технологичностью – возможностью в сокращённом виде описать семантику дефинируемых языковых единиц, вербализующих те/иные понятия. Существенным же недостатком, как было отмечено выше, является то обстоятельство, что содержание толкуемого понятия эксплицируется далеко не всегда достаточно полно. Основывающаяся на релятивном способе толкования понятия словарная дефиниция включает в себя минимальное количество семантических дифференциальных признаков, которые далеко не всегда позволяют различать родственные эмоциональные феномены (на уровне языка – идеографические синонимы). В целом же релятивный способ репрезентации семантики номинантов эмоций имеет достаточно высокий индекс применения.

Здесь же хотелось бы указать на его чрезвычайно активное использование при дефинировании номинаций эмоций составителями первых толковых словарей. Так, в частности, автором «Словаря древнерусского языка» И.И. Срезневским предлагаются следующие максимально усечённые определения номинантам эмоций: «Печаль – огорчение, горе» (Срезневский 1989, т. 2, ч. 2, с. 921); «Отрада – утешенiе, успокоенiе, прощенiе» (Срезневский 1989, т. 2, ч. 1, с. 760). С позиций современного состояния лексикографии признать их удовлетворительными, естественно, нельзя.