1.3. Гипер-гипонимия номинантов эмоций

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 

Гипонимия является одним из типов парадигматических отношений семантики языка. Она представляет собой иерархическую организацию его элементов, основанную на родо-видовых отношениях (Новиков 1990а, с. 104). Гипонимия определяется как языковое выражение концептуальной организации мира, основанного на инклюзивных отношениях, при котором видовые понятия включены в более общие – родовые. Первые из них отражают меньший круг предметов/явлений действительности по сравнению со вторыми.

В отличие от родственного ей явления – синонимии – гипонимия «базируется на отношении несовместимости – свойстве семантически однородных языковых единиц, соотносящихся с понятиями, объёмы которых не пересекаются» (Новиков 1990а, с. 104).

Отношение инклюзивности в языке предполагает наличие слов (гиперонимов и гипонимов), обладающих разными объёмами содержания, разным количеством смысловых признаков. В семасиологии под гиперонимом принято понимать слово или словосочетание с родовым, более обобщённым значением по отношению к словам/словосочетаниям видового, менее обобщенного значения. Гипоним же, соответственно, представляет собой слово или словосочетание с более специальным, менее обобщённым значением по отношению к гиперониму.

Применительно к рассматриваемому материалу логично, по нашему мнению, предположить наличие статуса гиперонима у базисных номинаций эмоций, что в самом общем виде мы отмечали выше при характеристике способов их лексикографического определения. С тем чтобы подтвердить или же опровергнуть высказанную гипотезу, необходимо изучение метаязыка, с помощью которого даётся объяснение значениям слов, номинирующих эмоции. Здесь имеется в виду обращение к лексикографическим источникам немецкого и русского языков, в частности, к толковым словарям, интерпретирующих понятийный компонент ЭК. Располагая синонимическими рядами/парами номинантов эмоций, «стянутых», пользуясь формулировкой психолога Н.В. Витт (Витт 1983, с. 29-31; Витт 1984, с. 56), в определённые «эмоциональные зоны», попытаемся верифицировать предположение о гиперонимическом статусе базисных и, соответственно, гипонимическом статусе вторичных ЭК.

Общеизвестно и, как кажется, общепризнанно в логике и лексикографии утверждение о том, что при определении сущности того/иного понятия следует использовать в качестве его толкования понятие, имеющее более общее, более широкое значение и, соответственно, меньший объём. Данное требование, как показывает проведение специального анализа, в целом выполняется при толковании базисных номинаций эмоций в филологических словарях. Они дефинируются посредством широкозначных слов – Gemuetszustand, Gefuehl (Angst, Freude), seelischer Schmerz (Trauer); чувство (радость, гнев, печаль), ощущение (радость), состояние (страх, гнев, печаль), настроение (печаль). Исключение составляет всего лишь один концепт Zorn, дефинируемый иным способом – через синонимы Unwille и Aerger (DW 1989, S. 1787; DW 1992, S. 1470). Значения слов, выступающих здесь в качестве метаязыковых характеристик базисных концептов слов, действительно максимально обобщены, недостаточно конкретны. По отношению к указанным выше широкозначным лексемам слова, номинирующие базисные эмоции, являются гипонимами. Для иллюстрации этого утверждения приведём словарные дефиниции отмеченных гиперонимов: «Gemuetszustand – jeweiliger emotionaler Zustand eines Menschen» (HWB 1984, Bd. 1, S. 464); «Gefuehl – Tastempfindung, Tastsinn; Empfindungsvermoegen, Empfindlichkeit, seelische Empfindung, innere Anteinahme» (DW 1986, S. 528); «Schmerz –  peinigende seelische Empfindung» (DW 1992, S. 1131); «чувство – способность ощущать, испытывать, воспринимать внешние воздействия, а также само такое ощущение» (ТС 1995, с. 876); «состояние – физическое самочувствие, а также расположение духа, настроение» (ТС 1995, с. 740); «настроение – внутреннее душевное состояние» (ТС 1995, с. 387).

При сопоставлении семных наборов номинаций базисных концептов и слов, посредством которых они дефинируются, обнаруживаются количественные различия в самих определяемых лексемах и метаязыковых средствах. Количество сем, представленных в словах Gemuetszustand, Gefuehl, Schmerz, чувство, состояние, настроение, значительно меньше набора сем, содержащихся в словах, номинирующих базисные эмоции.

Далее проанализируем словарные дефиниции базисных и небазисных номинантов эмоций на предмет выявления в них гиперонимического и, соответственно, гипонимического статуса. С этой целью необходимо как минимум рассмотрение метаязыковых средств тех номинаций небазисных эмоций, которые входят в синонимические ряды базисных обозначений эмоций.

Начнём наш краткий анализ с номинанта эмоции Angst. Из синонимичных ему 10 слов 6 даётся определение через Angst. К их числу относятся Scheu, Beklemmung, Furcht, Schrecken, Schauder, Panik. Исключение составляют Schreck, Grauen, Grausen, Entsetzen, дефинируемые, как правило, через широкозначные слова Gemuetserschuetterung (Schreck), Reaktion (Entsetzen), либо же через синонимию – Grauen = Furcht, Entsetzen; Grausen = Entsetzen, Furcht.

Слово Freude выступает в качестве метаязыкового средства при определении 8 лексем (из 12). Это – Entzuecken, Gefallen, Genuss, Lust, Seligkeit, Spass, Vergnuegen, Wonne. Исключение составляют Behagen, Glueck, Glueckseligkeit, Hochgenuss, значение которых раскрывается, главным образом, через широкозначные слова Gefuehl (Behagen), Gemuetsverfassung (Glueck), Zustand (Glueckseligkeit). В одном случае значение номинанта эмоции лексикографами описывается через синонимию: Hochgenuss = Genuss.

Через номинант эмоции Zorn даётся определение 6 синонимичным ему словам (из 10) – Entruestung, Grimm, Ingrimm, Jaehzorn, Koller, Wut. При дефинировании номинантов эмоций Aufgebrachtheit, Furor, Rage, Raserei используются иные метаязыковые средства – слово Wut.

Слово Trauer выполняет функцию описания семантики всего 2 слов, обозначающих вторичные эмоции, входящие в одноимённый синонимический ряд. Это – Truebsal и Wehmut. Большинству же лексем (6) из данного ряда даются дефиниции либо через широкозначные слова Gemuetszustand (Melancholie, Schwermut), Stimmung (Traurigkeit), Schmerz (Kummer, Truebsal), Gemuetsverfassung (Truebsinn), либо через синонимы (Gram).

Четырём членам синонимического ряда страх лексикографическое определение в двух случаях даётся через одноимённый базисный номинант эмоции (боязнь, ужас). Два других вторичных номинанта эмоций дефинируются посредством широкозначного слова чувство (опасение, трепет). Слово отрада, входящее в синонимическую пару радость, толкуется через соответствующий базисный номинант эмоции (отрада = радость).

Синонимический ряд гнев в русском языке имеет следующие толкования. Через базисный номинант гнев определяется значение 4 слов, обозначающих эмоции (бешенство, возмущение, раздражение, ярость). Лексема негодование дефинируется через синонимию (возмущение, недовольство).

И, наконец, рассмотрим способы лексикографической интерпретации слов, формирующих синонимический ряд с доминантой печаль. Она выступает метаязыковым средством описания семантики вторичных номинантов эмоций – уныние, грусть. Значение же слова тоска определяется через синонимию (тревога, уныние).

Проведённый анализ дефиниций слов, лингвистически оформляющих базисные и вторичные ЭК, подтверждает гипотезу о гиперонимическом лингвистическом статусе первых и, соответственно, гипонимическом статусе вторых. Слова, обозначающие базисные ЭК в обоих языках, дефинируются с помощью более широкозначных слов, являющихся, по сути, их гиперонимами. Объём их содержания минимален, что выражается в семном наборе, которым они располагают. Слова, вербализующие базисные концепты, правомерно при этом рассматривать как гипонимы по отношению к дефинируемым их словам (Gemuetszustand, Gefuehl, Schmerz, чувство, состояние, настроение). Здесь следует указать на установленный факт их использования в качестве метаязыковых средств описания семантики некоторых слов, номинирующих также и вторичные ЭК, в особенности в немецком языке (Schreck, Grauen, Grausen, Entsetzen, Hochgenuss, Melancholie, Schwermut, Traurigkeit, Kummer, Truebsal, Truebsinn, опасение, трепет). Большинство же номинаций вторичных эмоций определяется лексикографами через слова, обозначающие базисные эмоции как в немецком, так и, в особенности, в русском языках. Здесь мы считаем уместным привести некоторые статистические данные, подтверждающие сделанный вывод о гиперонимическом лингвистическом статусе слов, вербализующих базисные ЭК. В немецком языке из 38 (т.е. общего числа всех анализируемых слов, называющих вторичные эмоции) 22 дефинируются через базисные номинанты эмоций. Соответственно, в русском языке из 13 слов, обозначающих вторичные эмоции, 9 определяются посредством использования в качестве метаязыкового описания их семантики базисных номинантов эмоций.

Через синонимию даются дефиниции 8 номинантам вторичных эмоций в немецком языке и 2 в русском языке. При этом, однако, следует отметить, что нередко синонимия как способ лексикографической репрезентации семантики анализируемых слов выступает совместно и с широкозначными лексемами (Stimmung, Gefuehl и т.п.), и с лексемами, обозначающими базисные эмоции (см. Beklemmung, Entsetzen и др.).

Следовательно, использование метода компонентного анализа на основе словарных дефиниций, фиксирующих семантические признаки номинантов эмоций немецкого и русского языков, позволяет сделать утверждение о гиперонимическом статусе базисных номинаций (значит, и соответствующих концептов) и гипонимическом статусе вторичных обозначений эмоций (и, следовательно, концептов). Полученные в ходе исследования когнитивной структуры ЭК данные, на наш взгляд, иллюстрируют иерархический принцип смысловой организации такого фрагмента языковой картины мира, как человеческие эмоции.

Выводы

Для немецкой и русской концептосфер, представляющих собой сложное структурно-смысловое лексическое объединение, характерны все основные типы семантических отношений языка – синонимия, градация, антонимия и гипер-гипонимия.

Сопоставительный семантический анализ ядерной части ЭК – значений номинаций эмоций – позволяет сделать вывод об их строгой иерархической структурно-смысловой организации в эмоционально-когнитивном поле двух лингвокультур. Базисные номинации эмоций, судя по результатам компонентного дефиниционного анализа, выступают в функции метаязыка: с их помощью даются определения так называемым вторичным номинантам эмоций. Базисные обозначения эмоций имеют статус гиперонима по отношению к небазисных номинациям эмоций. Базисные номинанты эмоций сами выступают в функции гипонимов по отношению к ряду широкозначных языковых единиц (Zustand, состояние, настроение и т.п.), через которые им даются лексикографические определения. Номинации вторичных эмоций состоят в отношениях эквонимии или эквонимии-градации друг к другу внутри соответствующих синонимических рядов.

Одним из критериев лингвистической классификации ЭК на базисные и вторичные может быть такой тип семантических отношений, как гипер-гипонимия. Лин­гвистический статус гиперонима у определённого слова может служить основанием для его отне­сения к классу базисных концептов.

Семный набор базисных номинаций эмоций в обоих языках по сравнению с семным набором вторичных номинаций более редуцирован, что объясняется их гиперонимическим статусом. Для значения номинантов вторичных эмоций свойственны многочисленные видовые семные характеристики, конкретизирующие означаемое.

Применение метода компонентного дефиниционого анализа показывает, что небазисные номинанты эмоций в русском языке по сравнению с немецким имеет значительно более свёрнутую семантическую запись. Для первого из них актуальны 9 семных групп, в то время как для второго 14. Видовых семы «условия появления чувства, эмоции», «объект эмоции», «процессуальность, длительность переживания эмоции», «нечёткость психических переживаний», «осознанность эмоций» не указаны в содержательной структуре номинантов эмоций русского языка. Сем, актуальных для значения русских, но не актуальных для значения немецких обозначений эмоций, не зафиксировано, что, вероятно, не в последнюю очередь может быть объяснено в целом более высоким уровнем толковых немецкоязычных словарей. Специфической особенностью содержательной структуры номинаций эмоций русского языка следует признать высокий индекс использования в качестве метаязыкового средства знаково-оценочной семы (скорбно-озабочённое, нерадостное, счастливый и т.п.), что, по всей видимости, объясняется психолого-культурной склонностью русского этноса, в частности, такими его элитарными представителями, как лексикографы, к жанру «моралите».

Относительно высокая плотность синонимичности (идеографической) вербальной эмоциоконцептосферы обоих языков свидетельствует, на наш взгляд, о психологической, культурной ценности эмоций для немецкого и русского этносов. Количественное превосходство субстантивных синонимичных слов, обозначающих эмоции в немецком языке, обусловлено, по нашему мнению, его субстантивным строем.

Контрарная антонимичность рассматриваемой концептосферы немецкого и русского языков – её не менее важное системное свойство. Слова, оязыковляющие концепты эмоций, как правило, противопоставляются  друг другу опосредованно, через мезонимы, что говорит о плавности перехода одного означаемого в другое. Границы между ними, как показывают наши наблюдения, не непроходимы, а прозрачны.