3.3.1 Система социальных оценок

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 

Адресант, останавливая свой выбор на том или ином оценочном слове, находится под влиянием двух факторов, отражающих объективную идеальную норму словоупотребления, установившуюся для аналогичного предмета речи в данном речевом сообществе, и субъективную идеальную норму, т. е. личное представление адресанта об оценочных характеристиках предмета речевого решения, выбор которого он осознает, оценивает и допускает, т. к. связан прагматическими целями высказывания (Стернин 1979: 101). Сопоставляя индивидуальное впечатление от референта с обеими указанными выше нормами, адресант выносит суждение об отклонении качеств оцениваемого адресата от уровня нормы в ту или иную сторону и осуществляет оценочную предикацию. В различных коммуникативных ситуациях верх берет либо общественная (маркированная признаками коммуникативной гармонии), либо личная форма оценки (допускающая социальную дисфункцию). Субъективность качества оценочных суждений, привносимых в высказывание с оценочными словами, проявляется также в зависимости от объема категоричности и коммуникативной толерантности, заложенных в объективную норму оценки, представляющей коммуникативный и речевой образец (Муравьева 2002: 34).

Лексика социального статуса может содержать в себе раскрытие социальной значимости личности «вовне и вовнутрь» (Карасик 2002а: 31). В социальном статусе внешние аспекты сводятся к выражению общих черт всех представителей той или иной общности, а внутренние представляют собой характеристику индивида в зависимости от качества выполнения социальных ролей. Внешние аспекты социального статуса, в большей мере, связаны с системой социальных оценок и отражают социальный статус в нормативном плане. Внутренние аспекты статуса раскрывают индивидуальные характеристики человека и строятся при помощи системы соответствий утилитарным нормам. Социальная оценка – это обобщение, заложенное в предмете речи, преподносимое от имени всех: маркиз (высший свет), бондарь (член цеха по изготовлению бочек), судья (тот, кто судит, высказывает мнение, дает оценку), взяточник (тот, кто подкупаем), вор (асоциальный тип, опасный для всех человек). Индивидуальная оценка – это та или иная степень качества оцениваемого предмета речи: боров (толстый неповоротливый человек), тряпка (отсутствие характера, т. е. личное качество человека), слюнтяй (безвольный человек), холуй (подхалим, низкопоклонник).

Обобщающие типы социальных и индивидуальных оценок применяются не только для искажения социальной значимости отдельной личности, но также используются и для характеристики социальных отношений в современной публицистике (ср.: 1) инфантилизация культуры и общества в целом; атмосфера вседозволенности; стиль деградирующего демократического общества; наступление царства вульгарности; фаза варварства; дистрофия общества; зло общества; спорадическое извращение действительности; 2) примитивные позывы; желание делать то, что хочется, немедленно и не сдерживая себя; культура попы (жопы); культура немедленного получения желаемого; зловонное отправление потребностей; извращенность; скверные манеры; примитивизм ; грубость; дурной вкус; ампутация души; понос сознания (СР, 24.06.03)).

Изменение стилистического статуса целого разряда слов, маркированных ранее как идеологически и цензурно запрещенные, произошло в постсоветский прериод ввиду общей тенденции к огрублению речи и детабуизации грубопросторечной, бранной, обсценной лексики и фразеологии, что было обусловлено событиями и процессами в общественно-политической, духовной, экономической жизни (Кестер-Тома 1993: 17).

Сниженные способы общения, установившиеся в современной речевой коммуникации, отражают дифференциацию социально-культурных групп населения, микрогрупп, разного рода социальных коллективов. Поэтому соответственно наблюдается пестрая мозаика речевых манер, способов выражения мыслей и эмоций, тактик и стратегий диалогов, построения письменных и устных текстов, употребления слов. В этом «океане» речи находят, в свою очередь, отражение специфические, «свои» утилитарные нормы речевого поведения каждой из социально-культурных групп населения и микрогрупп, в том числе и способы выражения приличия/неприличия (Бельчиков 2002: 71).

В речи предметом оценки чаще всего являются лица, участвующие в коммуникативном контексте непосредственно или через свои признаки и действия. Нередко то или иное оценочное слово или выражение, даже не относящееся к какому-либо лицу, косвенным образом все равно его характеризует, ср., «Неужто кусок не дерет тебе рта? Кукушка мать у тебя. После таких слов Яшка долго не мог уснуть…» (Куракин 1968: 9), где оценочное «кусок не дерет рта» выражает индивидуальную оценку, т. е. «дармоед», а «Кукушка мать у тебя» – социальную оценку, что означает «брошенный матерью».

Оценка, выносимая в речи, может отражать точку зрения субъекта, непосредственно участвующего в коммуникативном контакте, или коллективного субъекта, представленного в речи в виде социальной оценки. В таком случае индивидуальная оценка выражает утилитарные нормы: неодобрение, необдуманность, неоправданность, ненормальность и т. д., а общественная оценка – утилитарные речевые стереотипы, ставшие моральными нормами антиповедения: позор, бесчестье, порок, бесславие и т. д.