Прагмалингвистические особенности заголовков СМИ

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 

Стремление обработать постоянно растущий объем социально значимой информации в условиях «информационного бума» вынуждает реципиента искать пути решения этой задачи, совершенствуя и интенсифицируя процессы, связанные с получением и обработкой информации.

Из-за недостатка времени реципиент производит классифицирование и отбор информации на уровне заголовка, ограничиваясь потреблением информации на упрощенном, сжатом, но на доступном и достаточном уровне, который обеспечивает получение необходимого объема социально значимой информации.

Отбор информации происходит при восприятии заголовка. По мнению ученых, исследующих процессы, связанные с функционированием современных медиа-систем и спросом на их продукцию, более 80% реципиентов ограничиваются исключительно «потреблением» заголовков [Вартанова, 1999]. Располагая исключительно важными в этих условиях фундаментальными характеристиками (оформленность, целостность и связанная с ней категория перцептивности, формальная и смысловая завершенность, адресованность, информативность, модальность, интерпретируемость и интертекстуальная ориентация), заголовки по праву заняли ведущее положение в системе функционирования массово-информационного дискурса.

Современный человек живет в условиях постоянного речевого воздействия, оказываемого на него субъектами ценностей. Необходимость оказывать влияние на ценностные представления совокупности индивидов в процессе их социализации и инкультурации в данном социокультурном пространстве обусловила появление специальных алгоритмированных процедур и инструментов речевого воздействия, используемых в процессе коммуникации.

Под речевым воздействием понимается регуляция деятельности одного индивида другим посредством речи. Посредством языковых средств возможно побуждать индивида к началу, продолжению, изменению вида или прекращению какой-либо деятельности. Мы, таким образом, отождествляем речевое воздействие вообще со всеми видами речевого общения. Научный анализ позволяет в каждом акте речевого общения увидеть процесс достижения некоторой неречевой цели, которая в итоге соотносится с регуляцией деятельности коммуникантов.

Под речевым воздействием, в широком смысле, мы понимаем воздействие на индивидуальное и коллективное сознание и поведение, осуществляемое разнообразными речевыми средствами. Это любое речевое общение, взятое в аспекте его целенаправленности, целевой обусловленности, это речевое общение, описанное с позиции одного из коммуникантов.

В узком смысле, под речевым воздействием мы понимаем использование особенностей устройства и функционирования языка с целью построения сообщений, обладающих повышенной способностью воздействия на сознание и поведение адресата или адресатов сообщения.

Речевое воздействие в настоящее время следует в первую очередь связывать с функционированием средств массовой информации, во всяком случае, существует достаточно четко формулируемый социальный заказ на анализ проблем речевого воздействия в структуре СМИ. Анализ изучения проблем речевого воздействия позволяет сделать вывод о том, что в последние годы существует отчетливая тенденция смещения центра исследовательских интересов на проблемы массовой информации, массового речевого воздействия, когда его объектом является некоторая совокупность людей.

Обращение к проблемам речевого воздействия в наше время произошло под влиянием нескольких факторов. Это, во-первых, появление и разработка средств связи и особенно СМИ (пресса, радио, телевидение, интернет), усиление влияния на сознание людей наглядной агитации и рекламы, расширение их функций; во-вторых, постоянно растущая необходимость целенаправленного формирования общественного мнения; в-третьих, эволюция способов освоения культуры, увеличение доли вербальных способов получения новых знаний, произошедшее из-за того, что СМИ «перехватили» значительную часть просветительских функций, ранее принадлежавших семье и школе.

Такой вид речевого воздействия отличает, прежде всего, то обстоятельство, что оно обычно используется в структуре социальных отношений, когда коммуникантов связывают отношения равноправия, а не формальные или неформальные отношения субординации. Отсюда следует еще одна существенная характеристика речевого воздействия в системе СМИ: объект речевого воздействия, будучи не связанным отношениями субординации с субъектом и обладая известной свободой выбора своих действий, изменяет свою деятельность только в том случае, когда это отвечает его потребностям.

В научной литературе термин «речевое воздействие» часто соотносится с понятием перлокуции, введенным Дж. Остином. Модель речевого акта, предложенная им, включает иллокуцию – коммуникативную цель (намерение, установку), локуцию – произнесение высказывания и перлокуцию – результат речевого воздействия на слушающего. Главным новшеством трехуровневой схемы речевого действия Дж. Остина считается понятие иллокуции, так как только оно, по мнению исследователей, «фиксирует такие аспекты акта речи и содержания высказывания, которые не улавливаются ни формальной семантикой, ни риторикой в ее традиционном понимании» [Кобозева, 1986:14]. Однако необходимо отметить, что сам Дж. Остин особо указывал на значимость перлокуции для успешного осуществления коммуникации. Ученый подчеркивал, что «иллокутивный акт может состояться только тогда, когда нам удается воздействовать на аудиторию», и он «не может считаться успешно осуществленным, если ... не приводит к определенному результату» [Остин, 1986:96].

Положение о том, что любая коммуникация сопровождается воздействием, в настоящее время разделяется большинством ученых. Практически всеми признается, что в процессе общения передача определенной информации происходит не просто так, а ради достижения поставленной цели. И если запланированная цель достигнута, то можно говорить об осуществлении воздействия, об успешности коммуникации, о положительном прагматическом эффекте.

В психологии выделяется два основных вида воздействия – внушение и убеждение. Под убеждением понимают обычно метод воздействия на сознание личности через обращение к ее собственному критическому суждению. Основу метода убеждения составляет отбор, логическое упорядочение фактов и выводов согласно единой функциональной задаче, то есть убеждающее воздействие реализуется путем логического, рационального доказательства истинности. Проблема внушающего воздействия издавна привлекала внимание ученых. Этому были достаточно веские социальные причины. Интерес к данной проблеме не ослабел до сих пор, но «психологическая природа внушения и поныне до конца не выяснена, хотя в распоряжении современной науки имеется громадное число бесспорных фактов и павловское учение о высшей нервной деятельности, дающее внушению исчерпывающее физиологическое объяснение» [Шерковин, 1973:196]. Тем не менее, несмотря на разногласия, внушение, как правило, связывается с некритическим восприятием и усвоением информации.

Большое внимание проблемам внушающего воздействия уделялось в работах известного историка и психолога Б.Ф. Поршнева, который пришел к выводу, что «всякая речь, обращенная к другому или другим, есть внушение» [Поршнев, 1979:156]. Суть внушения, то есть словесного заражения, по Поршневу, состоит в том, что «если налицо полное и безоговорочное доверие ... то человеческие слова у слушающего вызывают ... те самые представления, образы и ощущения, какие имеет в виду говорящий, а полная ясность и безоговорочность этих вызванных представлений с той же необходимостью требует действий, как будто эти представления были получены прямым наблюдением и познанием, а не посредством другого лица» [Поршнев, 1979:155]. В то же время ученый указывает и на то, что, хотя всякий говорящий внушает, далеко не всякое словесное внушение приемлется как таковое, ибо в подавляющем большинстве случаев имеется встречная психическая активность, называемая в науке контрсуггестией, или противовнушением, которая содержит в себе способы защиты от речевого воздействия.

Итак, с точки зрения Б.Ф. Поршнева, всем людям, хотя и в разной степени, свойственна некритическая внушаемость, главным фактором которой является авторитет внушающего в глазах внушаемого, складывающийся из уверенности внушающего в успехе своего воздействия и готовности внушаемого поддаться воздействию, то есть его доверию и отсутствию каких-либо настораживающих факторов. Однако на практике настороженность, та или иная доза недоверия почти всегда налицо. И в социальной жизни огромную роль играет обход сопротивления внушаемого посредством снятия его сомнений, посредством убеждения и разъяснения. Иначе говоря, внушение в той или иной пропорции соединено с убеждением, разъяснением. Практически аналогичного мнения придерживается Ю.А. Шерковин: «В практике массовой коммуникации убеждение дополняется внушением, которое в отличие от убеждения определяется не только и не столько содержанием информации, сколько ее внешней формой, выразительностью, подчеркивающей смысловую значимость и эмоциональную окраску сообщений, а также престижем источника» [Шерковин, 1973:184]. Наблюдения ученого приводят его к выводу о необходимости выделить в отдельную группу смешанный тип внушающего и убеждающего воздействия.

Отметим также и то, что в научной литературе явление воздействия иногда трактуется как убеждение, структурным элементом которого является внушение. Так, например, М.И. Скуленко, полагая, что «механическое перенесение выводов психологии в теорию публицистики не совсем правомерно» [Скуленко, 1986:42], осмысливает убеждение как сплав мыслей и чувств. С такой точкой зрения мы не можем согласиться и, опираясь на работы психологов, считаем, что внушение как вид воздействия осуществляется преимущественно с опорой на эмоции, чувства объекта воздействия, убеждение же – с опорой на его разум. Соответственно, и в речевом воздействии можно использовать как методы логически обоснованного убеждения читателя, так и способы эмоционального воздействия на аудиторию. Повышение эффективности речевого воздействия наблюдается в случае, когда текст обращен не только к логической стороне человеческого мышления, но и к области чувств, то есть когда текст построен методами и внушения, и убеждения. Смешанный тип воздействия является наиболее эффективным хотя бы потому, что внушение, почти всегда сталкивающееся с некоторой настороженностью аудитории, оказывается подкрепленным вескими аргументами.

На фоне описанных выше типов воздействия справедливым выглядит утверждение авторитетного исследователя языка газеты В.Г. Костомарова, что «любая ... массовая информация должна быть эмоционально-заражающей, а не только содержательно рационалистической» [Костомаров, 1971:257]. Правда, указанное требование объясняется ученым не использованием внушающего и убеждающего видов воздействия, а тем, что текстам массовой коммуникации присуще единство организующе-воздействующей и информационно-содержательной функций, языковая реализация которого заключается в последовательном соотнесении стандартов и экспрессем, в постоянном чередовании нейтральных и оценочных языковых единиц, маркированных и немаркированных компонентов речи. Поскольку концепция В.Г. Костомарова является общепризнанной, закономерно, что диалектическое единство воздействующей и информативной функций рассматривается как своеобразие газетно-публицистическсго стиля, а языковая реализация воздействующей функции связывается исключительно с явлением экспрессии, выражаемым стилистически отмеченными компонентами речи.

Мы считаем, что воздействие может достигаться использованием как экспрессивных, так и нейтральных речевых средств. Наша точка зрения основывается на том, что любое речевое поведение является целенаправленным и во всяком речевом акте осуществляется воздействие. Поэтому даже в ходе подачи, казалось бы, чисто фактуальной информации происходит не только сообщение каких-либо сведений, фактов, но и преследуется достижение некоторой цели. Предположение о несправедливости весьма распространенного мнения о том, что воздействие передается только через экспрессивный способ изложения материала, подтверждается исследованиями теории речевого воздействия, в частности концепцией Л.А. Киселевой [1978], где убедительно доказано, что для успешной реализации планируемого эффекта воздействия могут использоваться не только языковые прагмемы (маркированные, экспрессивные компоненты языка), но и информемы, то есть нейтральные, немаркированные языковые средства. Информемы могут употребляться и в сочетании с прагмемами, и самостоятельно. В последнем случае это выглядит как осуществление чисто информативной функции. Такое «информативное высказывание» приобретает большой потенциал внушаемости: оно создает у адресата впечатление объективности, непредвзятости и, следовательно, истинности мнения субъекта. Воздействие через информирование очень эффективно в случае отрицательного отношения адресата к воздействию.

Мы уже указывали, что воздействие – объективная характеристика любой коммуникации. В сфере же массовой коммуникации, и в заголовках СМИ в частности, данный компонент общения обладает особой значимостью, поскольку воздействие на мнения, установки и поведение людей определяется как основная задача, возлагаемая на средства информации.

Имплицитность – понятие, без которого невозможно полное осознание воздействия, которое оказывает на реципиента заголовок СМИ. Воздействие на массовую аудиторию, более чем какой-либо иной вид общения должно опираться на заранее сформированные установки восприятия сообщения, позволяющие с большой вероятностью прогнозировать реакцию реципиента, так как отсутствие оперативной обратной связи лишает возможности учитывать эту реакцию. Следовательно, эффективное воздействие, осуществляемое через СМИ, должно строиться таким образом, чтобы содержать оптимальное число постоянных, заранее прогнозируемых элементов деятельности адресанта и реципиента. По соотношению и совместимости содержания конкретного типа речевого акта с речевой направленностью тезиса аргументирования можно выделять аргументацию явную и скрытую. В последнем случае аргументирующий, по тем или иным причинам не желая обнаружить перед адресатом тезиса, пытается имплицитно добиться требуемого воздействия.

Возникает естественный вопрос – какие типы речевых актов выражают нацеленность аргументации явно, а какие могут использоваться только в скрытой аргументации. Существенна связь аргументирования с воздействием на модель мира адресата и на процесс принятия решений. Анализ с этой точки зрения функций воздействия позволяет выделить две основные группы речевых актов, наиболее приспособленных к явному аргументированию (точнее, к введению тезиса в явной аргументации).

Первая группа – «эпистемическая» – ограничена речевыми актами утверждения, предположения, выражения мнения, которые ориентированы на модель мира и знания адресата.

Вторая группа – «императивы» в широком понимании – включает речевые акты, непосредственно затрагивающие процесс принятия решений: приказа, совета, рекомендации, обращения, призыва.

При необходимости сокрытия истинной цели коммуникации тезис аргументации может вводиться речевыми актами, влияющими в определенной степени на представления адресата, однако не соотносимыми прямо с его решениями и не акцентирующими характер действий адресанта. Здесь также находят широкое применение намеки.

Таким образом, заголовки СМИ предусматривают дополнительные мыслительные операции читающего, например, к ним можно отнести: восстановление какого-либо пропущенного уровня (из-за неполноты синтаксической конструкции), извлечение дополнительной информации с учетом контекста, фоновых и прагматических знаний, определение нереализованных в данном тексте потенций высказывания, выявление «дополнительных» смыслов.

Особое место в прагматической зоне слова занимает коннотация, то есть те ассоциации, которые носитель языка связывает с данным словом. Оценочность языковой единицы часто является результатом действия такого коннотативного значения, а не ее основной семантики. Коннотация, не входя непосредственно в лексическое значение слова, одновременно дает реципиенту определенный оценочный образ описываемого предмета и тем самым способствует эффективной передаче оценки без употребления специальных оценочных слов и выражений, а значит – результативному воздействию на потребителя медиа-продукции.

По наблюдениям над языком СМИ функцию воздействия, в том числе имплицитного, могут выполнять как лексические, так и синтаксические, графические и фонетические средства.