Французские эквиваленты русского концепта «тоска»

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 

Смысловой потенциал французских эквивалентов концепта «тоска»

Изучение трансляции концептуального содержания из одной лингвокультуры в другую требует предварительного анализа возможностей ментально-лингвальных комплексов взаимодействующих лингвокультур. В нашем случае речь идёт об анализе смыслового потенциала французских эквивалентов концепта «тоска», основываясь на котором, можно делать выводы об особенностях трансляции русского концепта «тоска» во французскую лингвокультуру.

Опираясь на данные словарных источников (Гак, Ганшина, 1993; Щерба, Матусевич, 1993; DEHF, 1996; DLF, 1995; DUF; LLF, 1979; NDS, 1996; RDA, 1995; RDAALF, 1980; RDLF, 2000; Ripert, 1995), а также переводы русских авторов на французский язык, мы констатируем факт отсутствия в лексической системе французского языка лексемы, способной абсолютно точно и со всей полнотой передавать смыслы, заключённые в содержании русского концепта «тоска». Соответственно, речь может идти исключительно о частичной эквивалентности французских языковых единиц русской лексеме тоска. (Мы не говорим о нулевой эквивалентности, поскольку очевидно, что данное концептуальное содержание передаётся средствами французского языка; свидетельство этому – наличие переводов художественной литературы вообще). Частичная эквивалентность лексем французского языка, способных передавать смыслы русского концепта «тоска», осложняется дробностью смысловой структуры самого русского концепта. Придерживаясь тезиса о калейдоскопической природе концепта, мы условно выделяем следующие эмотивные смыслы в содержании концепта «тоска»:

‘томление’;

‘грусть’;

‘печаль’;

‘скука’;

‘уныние’;

‘хандра’;

‘тревога’;

‘тоска по Родине’;

‘сожаление об утраченном’;

‘стремление к чему-либо, пока не происходящему’;

‘тоска по любимым, близким людям’;

Эти смыслы, как мы пытались уже показать в нашей работе, по-разному актуализируются в русском контексте. В зависимости от того, какой смысл доминирует в высказывании, переводчик или транслятор подбирает наиболее подходящий эквивалент. Однако можно говорить и о системных соответствиях двух языков – французского и русского: каждому из эмотивных смыслов русского концепта можно найти французскую вербальную оболочку (‘томление’ → tourments (m, pl), angoisse (f); ‘грусть’ → tristesse (f); ‘печаль’ → chagrin (m); ‘скука’ → ennui (m), ‘уныние’ → abattement (m), tristesse (f), idées (f, pl) noires; ‘хандра’ → spleen (m), cafard (m); ‘тревога’ → anxiété (f), angoisse (f), inquiétude (f); ‘тоска по Родине’ → nostalgie (f), mal (m) du pays; ‘сожаление об утраченом’ → regret (m) de qch; ‘стремление к чему-либо, пока не происходящему’ → désir (m) de qch; ‘тоска по любимым, близким людям’ → s’ennuyer de qn. Естественно, что здесь всё вариативно – концепт калейдоскопичен. И потому уже приведённые языковые единицы, заимствованные нами из словарных источников, в реальных текстах-переводах, межкультурной коммуникации в целом могут дополняться / заменяться иными единицами (douleur (f), désespoir (m), détresse (f), trouble (m), agitation (f), amertume (f), affliction (f), cœur (m) lourd (gros), langueur (f), humeur (f) noire и др.):

«… что тут гибель способностей, может быть блестящих, добровольное любование своею тоской…» (Достоевский. Идиот) → «… il se perdait chez elle des peut-être éclatants, et que cette complaisanse pour son propre désespoire…» (пер. Г. Ару); «Положив себе дожить до девяноста, Сталин с тоскою думал, что лично ему эти годы не принесли радости..» (Солженицын. В круге первом) → «Staline songeait avec amertume que ces années ne lui offraient aucune joie…» (пер. Л. Мартинэ).

Осознавая размытость границ того, что называется содержанием концепта, в качестве французских эквивалентов русского концепта «тоска» мы рассматриваем ограниченное число французских концептов. Критерием для отнесения того или иного концепта к данной группе эквивалентов при этом является либо выделение словарём слова-термина этого концепта как возможного переводного эквивалента русского слова тоска, либо частое использование слова-термина данного концепта в текстах-переводах на французский язык (т.е. то, что являет собой результат интеркультурной трансляции концептуального содержания).

«Angoisse»

Одним из наиболее активных в этой группе французских эквивалентов русского концепта «тоска» является французский концепт «angoisse». Его слово-термин происходит от лат. angustia (‘узость’, ‘теснота’) и фиксируется письменными источниками XII века. В современном французском языке angoisse – это чувство беспокойства, тревоги, порождаемое ожиданием опасности, неприятности: «Durant trois mois, sa mère en angoisse pria au chevet de son lit…» (Flaubert. La légende de Saint-Julien l’hospitalier). Иногда angoisse определяется также как страх, боязнь (appréhension): «… vous comprenez cette angoisse de ma dernière heure!» (Feval. Le bossu). Видимо, на основе этого признака французский концепт «angoisse» сближается с немецким «Angst» и берётся на вооружение французской экзистенциальной философией. Cловари свидетельствуют также, что чувство, которое французы называют angoisse, сопровождается следующими физиологическими проявлениями: у испытывающего angoisse появляется тахикардия, ему становится трудно дышать, человек сильно потеет: «… Hyppolite, qui suait d’angoisse entre ses draps…» (Flaubert. Madame Bovary). Относительно внутренней формы концепта «angoisse» следует заметить, что, вероятнее всего, она связана именно с физиологическим аспектом: данные этимологии, соотносящие французскую лексему angoisse с латинскими angustia и angere (‘сжимать’), дают нам основания полагать, что свою вербальную этикетку французский концепт «angoisse» получил именно вследствие большой роли физиологических проявлений, сопровождающих данное чувство, для говорящих на французском языке.

Пользуясь методом концептуального моделирования (Фесенко, 1999), можно выяснить не только этнокультурные различия концептуализации, того или иного феномена в разных лингвокультурах, но и различия ментальностей, свойственных разным лингвокультурам. Построим концептуальную модель соотношения русского концепта «тоска» и французского «angoisse»:

Русский концепт

Смыслы русского концепта

Смысловые соотношения

Смыслы фран­цуз­ско­го концепта

Французский концепт

«Тоска»

‘томление’

 

‘malaise psychique’

« Angoisse »

‘грусть’

‘печаль’

‘inquiétude’

‘скука’

‘уныние’

‘хандра’

‘malaise physique’

‘тревога’

‘тоска по Родине’

‘appréhension’

‘сожаление об ут­ра­чен­ном’

‘стремление к чему-либо, пока не происходящему’

‘inquiétude métaphysique née de la réflexion sur l’existence’

‘тоска по близким, любимым людям’

Как видно из нашей таблицы, концепт «тоска», обладая в целом большим количеством эмотивных смыслов, приблизительно совпадает с концептом «angoisse» по содержанию в двух смыслах: ‘томление’ / ‘malaise psychique’ и ‘тревога’ / ‘inquiétude’. Другие смыслы концепта «тоска» – ‘грусть’, ‘печаль’, ‘уныние’, ‘хандра’, ‘тоска по Родине’ и т.д. – не находят себе эквивалентов среди смыслов французского концепта «angoisse». В то же время такие смыслы концепта «angoisse», как ‘malaise physique’ и ‘appréhension’ не находят своего отражения в смыслах концепта «тоска». Тоска для русского человека не сопровождается неприятными физическими ощущениями и не передаёт страх или боязнь чего-либо, как это свойственно тому чувству, которое говорящие на французском языке называют angoisse. Angoisse для французов – это не грусть, не печаль, не уныние и т.д., и уж тем более не объединение всех этих эмотивных смыслов. Таким образом, через опору на концепт «angoisse» (а точнее его содержание) во французскую лингвокультуру могут быть транслированы только смыслы ‘томление’ и ‘тревога’. При этом во французском контексте, в силу различия языковых сознаний, эти смыслы будут поняты не как ‘томление’ и ‘тревога’, а как ‘malaise psychique’, ‘inquiétude’.

«Tristesse»

Французское слово tristesse происходит от латинского tristis (‘печальный, грустный’), письменные источники используют его уже в X веке. В наше же время слово tristesse продолжает сохранять своё изначальное значение – ‘тяжёлое и продолжительное эмоциональное состояние, переживание, беспокойство, которое не позволяет радоваться чему-либо’: «Une tristesse vague l’oppressait» (Maupassant. La dot); «Jeanne ressentait une vraie tristesse de ce départ» (Maupassant, Une vie); «… après ces tristesses qui m’ont fait tant de mal, oh ! bien du mal…» (Balzac. Les chouans). В современном языке оно имеет также другие значения – ‘момент, когда испытывают tristesse (‘грусть’): «Une des tristesse de ma vie» (RDLF, 2000); «Je secouai avec la poussière des rues toutes les tristesses de la journée…» (Daudet. Contes du lundi), характеристика того, что выражает или вызывает tristesse: «Elle leva les mains, fit une moue adorable à cette salle vide et obscure, d’une tristesse de la maison en deuil» (Zola. Nana).

По нашим данным, французский концепт «tristesse» активно используется при трансляции эмотивных смыслов русского концепта «тоска» во французскую лингвокультуру. Соотношение смыслов этих двух концептов можно представить в следующем виде:

Русский концепт

Смыслы русского концепта

Смысловые соотношения

Смыслы фран­цуз­ско­го концепта

Французский концепт

«Тоска»

‘томление’

 

‘état affectif pénible et durable, douleur morale’

« Tristesse »

‘грусть’

‘печаль’

‘скука’

‘уныние’

‘moment où l’on est triste’

‘хандра’

‘тревога’

‘тоска по Родине’

‘сожаление об ут­ра­чен­ном’

‘coractère de ce qui a l’air triste ou rend triste’

‘стремление к чему-либо, пока не происходящему’

‘тоска по близким, любимым людям’

Концептуальное моделирование показывает, что все смыслы французского концепта «tristesse» соотносятся со смыслами ‘грусть’ и ‘печаль’ в содержании изучаемого нами русского концепта. Как и в случае с концептом «angoisse», мы фиксируем здесь концептуальную асимметрию, которая, безусловно, определяет возможности интеркультурной трансляции данного концептуального содержания. Так, при трансляции во французскую лингвокультуру, содержание русского концепта «тоска» с помощью вербальных репрезентантов концепта «tristesse», реально выразить по-французски только два смысла концепта «тоска» – ‘грусть’ и ‘печаль’, остальные его смыслы концепт «tristesse» для говорящих на французском языке репрезентировать не способен.

«Chagrin»

Используемый в процессе трансляции во французскую лингвокультуру эмотивных смыслов русского концепта «тоска» французский концепт «chagrin» имеет в своём содержании следующие смыслы: ‘душевное переживание, огорчение’, ‘переживание, имеющее причину’: «Elle ne niait pas, elle l’aimait, puisqu’elle voulait lui éviter le chagrin d’une infidélité» (Zola. Nana); «Le chagrin des vaincus ajoutait à l’éclat de sa victoire» (Mérimée. La Vénus d’Ille). Следует заметить, что прилагательное chagrin этимологи фиксируют как появившееся в конце XIV века, но его внутренняя форма представляется двояко: в одном случае её связывают со словами cat (‘кот’) и grigner (‘сделать недовольную гримасу’), в другом – с корнем cap – (‘голова’) и словом grigner. Несмотря на расхождения этимологов, мы можем сделать важный для нас вывод: концептуальное содержание, стоящее за лексемой chagrin и её дериватами, претерпело некоторые изменения в ходе своего бытования во французской лингвокультуре (современные значения не содержат указаний ни на кота, ни на голову, ни на недовольную гримасу), но тем не менее, в своём этимологическом слое концепт «chagrin», на наш взгляд, сохраняет вещную коннотацию «лицо, недовольная гримаса». (Напомним, что этот слой открывается не всякому носителю языка, и не всяким носителем языка осознаётся).

Модель соотношения смыслов концептов «тоска» и «chagrin» показывает следующее:

Русский концепт

Смыслы русского концепта

Смысловые соотношения

Смыслы фран­цуз­ско­го концепта

Французский концепт

«Тоска»

‘томление’

 

‘peine morale, affliction’

« Chagrin »

‘грусть’

‘печаль’

‘скука’

‘уныние’

‘хандра’

‘тревога’

‘peine causée par un événement précis’

‘тоска по Родине’

‘сожаление об ут­ра­чен­ном’

‘стремление к чему-либо, пока не происходящему’

‘тоска по близким, любимым людям’

Смыслы концепта «chagrin» соотносятся со смыслами ‘грусть’ и ‘печаль’; на основе этого можно предположить связь французских концептов «tristesse» и «chagrin». Как и концепт «tristesse», концепт «chagrin» в русско-французском межкультурном диалоге транслирует смыслы ‘грусть’ и ‘печаль’, оставляя без внимания другие смыслы концепта «тоска».

«Anxiété»

Французский концепт «anxiété», согласно этимологическим данным, выделяется французским языковым сознанием уже в XIV веке. Лексема anxieux происходит от латинского anxius ‘боязливый, беспокоящийся, озабоченный’. Именно с таким содержанием начинает функционировать данный концепт, и его он проносит до наших дней. Сегодня слово anxiété имеет следующее значение: ‘беспокойство, волнение, вызванное ожиданием неприятного или опасного события’: «Elle passa les bras autour d’un arbre, et attendit l’aurore en de vives anxiétés, car elle entendait un bruit d’armes, de chevaux et de voix humaines» (Balzac. Les chouans); «L’amour! Il l’emplissait depuis deux années de l’anxiété» (Maupassant. Une vie).

Со смыслами русского концепта «тоска» концепт «anxiété» соотносится, как концепт «angoisse»:

Русский концепт

Смыслы русского концепта

Смысловые соотношения

Смыслы фран­цуз­ско­го концепта

Французский концепт

«Тоска»

‘томление’

 

‘trouble psychique causé par l’imminence d’un événement fâcheux ou dangereux’

« Anxiété »

‘грусть’

‘печаль’

‘скука’

‘уныние’

‘хандра’

‘тревога’

‘тоска по Родине’

‘сожаление об ут­ра­чен­ном’

‘стремление к чему-либо, пока не происходящему’

‘тоска по близким, любимым людям’

Его смысловое содержание имеет в качестве содержательных эквивалентов два смысла русского концепта «тоска» - ‘томление’ и ‘тревога’. Помимо этого, данный концепт сближается с концептом «angoisse » на основе наличия у концепта «anxiété» такой смысловой составляющей, как ‘физиологические проявления’ (у концепта «angoisse» она также присутствует).

При передаче на французском языке содержания концепта «тоска», с помощью вербальных репрезентантов концепта «anxiété» могут быть выражены только смыслы ‘томление’ и ‘тревога’.

«Ennui»

Французский концепт «ennui» начинает складываться в языковом сознании носителей французского языка в начале XII в. Исследователи, изучавшие его, полагают, что его слово-термин восходит к латинскому ĭnŏdiare (‘ненавидеть’). Именно на этой основе базируется один из активных на сегодняшний день смыслов данного концепта – ‘докучливость, назойливость, надоедливость’: «Mais je vous ennuie sans doute avec mes histoires et ce n’est pas pour les écouter que vous voilà ici» (Dumas fils. La dame aux camélias). Однако другие смыслы, в частности ‘скука’, которые фигурируют во французской лингвокультуре только с XIII века, на наш взгляд, не связаны с приведённой выше этимологией: «Comme je m’ ennuie ! se disait-il, comme je m’ ennuie; il se trouvait à plaindre de vivre dans ce village, avec Homais pour ami et M. Guillaumin pour maître» (Flaubert. Madame Bovary). Помимо уже выделенных смыслов, концепт «ennui» обладает также смыслами ‘неприятность’ «… votre compassion ne peut pas porter remède à mes ennuis…» (Sand. La mare au diable), ‘томление’ «Puis elle remontait, fermait la porte, étalait les charbons, et, défaillant à la chaleur du foyer, sentait l’ennui plus lord qui retombait sur elle» (Flaubert. Madame Bovary), ‘тоска по близким, любимым людям’ «Je vous en écris si long, parce que je m’ennuie» (Mérimée. Colomba).

Сравнительную картину смысловых потенциалов русского концепта «тоска» и французского «ennui» даёт возможность представить концептуальное моделирование:

 

Русский концепт

Смыслы русского концепта

Смысловые соотношения

Смыслы фран­цуз­ско­го концепта

Французский концепт

«Тоска»

‘томление’

 

‘impression de vide, sentiment désagréable’

« Ennui »

‘грусть’

‘печаль’

‘lassitude morale, absence d’intérêt pour toute chose’

‘скука’

‘уныние’

‘хандра’

‘sentiment désagréable de l’absence de qn’

‘тревога’

‘тоска по Родине’

‘сожаление об ут­ра­чен­ном’

‘стремление к чему-либо, пока не происходящему’

‘sentiment désagréable provoqué par un souci ou une contrariété’

‘тоска по близким, любимым людям’

Только часть смыслов французского концепта «ennui» в определённой степени близка соответствующим смыслам русского концепта «тоска»: ‘томление’, ‘скука’, ‘тоска по близким, любимым людям’. Концепт «ennui» не несёт других смыслов, близких смыслам концепта «тоска», но имеет смысл, не находящий отражения в смыслах данного русского концепта – ‘неприятность, досада’. Из этого следует сделать вывод, что французский концепт «ennui», как и рассмотренные нами ранее эквиваленты русского концепта «тоска», находится с этим русским концептом в отношениях концептуальной асимметрии, которую непременно должен учитывать транслятор культурных кодов – будь то переводчик, билингв или человек, изучающий иностранный язык.