Раздел 1. Краткий обзор подходов к пониманию и описанию эмоций в психологии

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 

В процессе эволюции человека появилась особая форма проявления отражательной функции мозга – эмоции (от лат. еmoveo ‘возбуждаю’, ‘волную’), которые являются средством оценки внутренних метаболических потребностей живых существ и их удовлетворения. Они отражают индвивидуальную значимость для человека внешних и внутренних стимулов, ситуаций, событий, т.е. того, что его волнует и вызывает те или иные переживания.

В жизни человека практически нельзя выделить ни одного состояния, которое не переживалось бы субъективно (Судаков 1999). Эмоции пронизывают всю жизнь человека – от инстинктивных порывов до высших форм социальной деятельности. Мир эмоций разнообразен.

В психологии эмоции определяются как переживание человеком своего отношения к чему-либо (к настоящей или будущей ситуации, к другим людям, к самому себе и т.д.). Все поступки человека связаны с ощущениями самого себя и своего отношения к окружающему миру. Человек как субъект практической и теоретической деятельности, который по­знает и изменяет мир, не является ни бесстрастным созерцателем того, что проис­ходит вокруг него, ни таким же бесстрастным автоматом, производящим те или иные действия наподобие хорошо слаженной машины. Действуя, он не только производит те или иные изменения в природе, в предметном мире, но и воздей­ствует на других людей и сам испытывает воздействия, идущие от них и от своих собственных действий и поступков, изменяющих его взаимоотношения с окру­жающими; он переживает то, что с ним происходит и им совершается; он отно­сится определенным образом к тому, что его окружает. Переживание этого от­ношения человека к окружающему составляет сферу эмоций. Как определил С.Л.Рубинштейн, эмоции выражают состояние субъекта и его отношение к объекту (Рубинштейн 2002). Они позволяют каждому живому существу надежно оценивать свое состояние  и воздействие факторов окружающей среды, а также предвидеть эти воздействия.

Помимо этого узкого значения термин «эмоция» используется и в широком смысле, когда  имеется в виду целостная эмоциональная реакция личности, включающая не только психический компонент – переживание, но и специфические физиологические изменения в организме, сопутствующие этому переживанию.  В этом случае можно говорить об эмоциональном состоянии человека. Эмоции имеются и у животных, однако у человека они приобретают особую глубину, имеют множество оттенков и сочетаний.

Часть эмоций принято относить к группе «основных», или «базовых» – например, гнев, страх, печаль, и др. Противопоставляют также положительные эмоции (например, радость) и отрицательные (гнев, горе, страх).

Как правило, потребности субъективно неприятны. Отрицательные эмоции стимулируют субъекта, испытывающего ту или иную потребность, к ее удовлетворению. Удовлетворение же  потребности  оценивается положительной эмоцией. Положительная эмоция позволяет также относительно быстро оценивать удовлетворение потребности. Она как бы награждает субъекта за успех. Субъективно приятно любое достижение результата и наоборот. Чем труднее путь к достижению цели, тем сильнее выражена положительная эмоция. При этом речь идет естественно не только о биологических, но и  социальных  потребностях.

Хотя большинство эмо­ций являются полярными: удовольствие – неудовольствие, веселье – грусть, радость – печаль и т.п., в сложных человеческих чувствах они нередко образуют противоречивое един­ство. Смешанными эмоциями, когда в одном и том же переживании сочетаются и положительные, и отрицательные оттенки (например, можно получать удовольствие от страха в «комнате ужасов»; в ревности страстная любовь уживается со жгучей ненавистью и т.п.), продуктивно занимался П.В. Симонов (ср. Симонов 1975).

Одна и та же причина может вызывать разные эмоции. Это зависит от индивидуальных вкусов, интересов, нравственных установок и опыта, а также от темперамента людей и, наконец, от ситуации, в которой они оказываются. Например, опасность у одних вызывает страх, а у других – радостное, приподнятое настроение.

Наличие напряжения, возбуждения или противоположных им состояний вносит в эмоции существенную дифференциацию. Эмоции традиционно делят на стенические, повышающие жизнедеятельность организма, и астенические – ослабляющие ее. Сильная эмоция может в результате «шока» дезорганизовать деятельность человека и оставить его на некоторое время в таком подавленном состоянии, в котором он не может сделать что-либо, требующее какого-то напряжения и сосредоточения. И вместе с тем иногда необычное чувство, охватившее человека, может вызвать такой подъем всех его сил и сделать его способным на такие достижения, до которых он никогда бы не поднялся без этого чувства. Радость, порожденная каким-нибудь значительным для личности переживанием, может вызвать прилив сил, при котором любая работа будет делаться легко.

Исследователи сходятся в том, что эмоции способны существенно изменять субъективное состояние человека. Например, более тонко начинает работать интеллектуальная сфера: если в состоянии покоя мышление нередко бывает шаблонным, стереотипным, то в моменты эмоционального подъема приходит вдохновение, озаряют открытия, переживается радость творчества. Кроме этого активнее становится память, четче воспринимается воздействие окружающей среды и т.д. Эмоция – это состояние высшего подъема духовных и физических сил человека (Косицкий 1985).

Еще Спиноза правильно определял эмоции как состояния, которые «увеличи­вают или уменьшают способность самого тела к действию, благоприятствуют ей или ограничивают ее».

 Радостное чув­ство, порожденное успехом, обычно вызывает всплеск энергии и способствует дальнейшей успеш­ной деятельности, а печаль, уныние, наступающие при неладящейся работе, в свою очередь могут привести к упадку энергетического потенциала.

Противоположность положительного и отрицательного динамического эффекта эмоционального процесса не следует превращать в чисто внешнее их противо­поставление. Принимая деление эмоций на два класса: стенические (возбуждающие) и астенические (угнетающие), некоторые ученые связывают первые с положительными эмоциями, а угнетающие – с отрицательными (Рибо 1901). Однако подобные утверждения не выдерживают критики: факты их совершенно опровергают. По И.Канту, деление эмоций на эти две группы имеет лишь относительное значение, поскольку одно и то же чувство в зависимости от его силы и от конкретных условий реализации может быть и «стеническим», и «астеническим». Эмоция, как положительная, так и отрицательная, может в зависимости от ситуации, индивидуальных особенностей восприятия, культурной специфики иметь как астеническую, так и стеническую направленность. Приведем несколько иллюстраций.

Стенический страх заставил лермонтовского Гаруна бежать быстрее лани, а астенический страх приводит людей и животных в оцепенение (что тоже имеет биологический смысл: не выделяться из фона, казаться неживым – см. Дружинин 1999)

Горе принадлежит по праву к группе угнетающих душевных движений, и однако оно оказывает большее влияние на изобретательность, чем всякое другое. Грустное настроение и даже глубокая печаль доставляли поэтам, музыкантам, живописцам и ваятелям наилучшие их вдохновения (Рибо 1901).

Наряду с возбужденной  радостью (радостью – восторгом, ликованием) существует радость покойная (растроганная радость, радость – умиление) и напряженная радость, исполненная устремленности (радость страстной надежды и трепетного ожидания). Точно также существует напряженная грусть, исполненная тревоги, возбужденная грусть, близкая к отчаянию, и тихая грусть – меланхолия, в которой  чувствуется  разрядка и успокоенность. Реальные взаимоотношения эмоций чрезвычайно многообразны и противоречивы. Сплошь и ря­дом выступающее противоречие – положительного, адаптивного и сти­мулирующего начала с одной стороны, и отрицательного, дезорганизующего – с другой, связано, в частности, с многообразием эмоций и стереотипностью перифе­рического физиологического механизма эмоциональности.

Существует еще целый ряд оснований, по которым принято различать эмоции: по их интенсивности и длительности, по степени осознанности причины их появления. Соответственно, кроме собственно эмоций выделяются еще такие понятия, как настроение, и аффекты.

Интенсивность эмоции напрямую связана с  уровнем активации орга­низма и во многом определяется успешностью расшифровки сигналов, поступающих из внешней среды. В свою очередь, степень успеха по анализу этих сигналов зависит от умственного развития человека и от его способности интегрировать различные элементы поступающей информации (Годфруа 1999).

Обычно эмоция возникает из-за неожиданности события, к которому мы не успели подготовиться, не могли собрать всю информацию, необходимую для адекватной реакции. Пешеход, выскочивший прямо перед нашей машиной, неожиданный резкий звук. Подобные события способны вызвать активацию организма и мобилизовать все способ­ности для быстрого приема дальнейших сигналов, что, в свою очередь, позволяет реаги­ровать наилучшим образом. И вызывает соответствующие эмоции.

Обычно эмоция не возникает, если мы встречаем данную ситуацию с достаточным запасом нужных сведений. Когда повторяется уже знакомый нам резкий звук или когда мы заранее замечаем пешехода, организму уже незачем приходить в состояние активации.

Так или иначе, ведущую роль в субъективной дифференциации эмоций играет оценка ситуации. При этом нужно иметь в виду не просто анализ внешних условий, а, скорее, оценивание индивидом возможностей удовлетворения своих потребностей, которые зависят как от внеш­них, так и от внутренних условий.

Различные эмоциональные состояния являются прямым следствием оценки перспективы в плане удовлетворения потребности. Если удовлетворение маловероятно, возникает  отрицательная эмоция; в противополож­ном случае, когда перспективы удовлетворения потребности благоприятны, преобладает позитивный эмоциональный фон. Именно такое определение эмоций доминирует в когнитивно-ориентированных теориях.

Сегодня даже в психоаналитическом лагере все отчетливее раздаются голоса в пользу понимания эмоции как результата когнитивной оценки условий удовлетворения потребности, или исходов действия. Примером психоаналитической концепции, интерпретирующей эмоциональные переживания как результат когнитив­ной оценки, может служить теория Р. Холта.

 Он основывает свою теорию на понятии «желание», введенном еще З.Фрейдом (см. Фрейд 1992). Желание связано с когнитивно-аффективным состоянием неудовлет­воренности. Речь, по сути дела, идет об оценке (сознательной, подсознательной или бессознательной) рассогласования между тем, что воспринимается, и тем, что центрально генерируется; между сущест­вующим состоянием и потенциальным. Малое или умеренное рассогласование вызывает удовольствие и интерес, а силь­ное и неожиданное рассогласование – испуг и неудовольствие. Различные степени рассогласования между существующим и желаемым связаны с различными эмоциями.

Рассматривая теории, интерпретирую­щие эмоцию как результат когнитивной оценки ситуации, необходимо отметить концепцию Д. Шехтера, четко изложенную в работе (Хекхаузен 1986). Эта концепция предлагет различать два основных фактора, или ком­понента, эмоций: физиологический и ког­нитивный. По его мнению, физиологическое возбуждение не определяет однозначно тип возникающей эмоции. Изменение уровня активации (собственно физиологический компонент эмоции) обладает лишь общей энергети­ческой функцией. Для возникновения эмоции определенного качества, опреде­ленной субъективной окраски необходима когнитивная интерпретация ситуации.

Теория Шехтера получила дальнейшее развитие в работе (Вилюнас 1976). Если по Шехтеру нейрофизиологический компо­нент возбуждения абсолютно неспеци­фичен по отношению к качеству пережи­ваемой эмоции: на фоне возбуждения в зависимости от когнитивной оценки ситуации может возникнуть какая угодно по качеству субъективного переживания эмоция, то Валинс предположил, что качество эмоции неко­торым образом все-таки зависит от физио­логического возбуждения, а точнее – от восприятия человеком собственного физиологического состояния, хотя способ­ность субъекта к распознаванию и дифференцирование паттернов физиологичес­кого состояния весьма несовершенна. Такая точка зрения подкрепляется данными о специфичности пат­тернов физиологического возбуждения для разных эмоций.

Наиболее последовательный подход к эмоции как к оценке ситуации реализо­ван в серии работ по теории эмоциий П.В. Симонова (Симонов  1966; 1975). По его мнению, эмоция – это функция двух факторов: моти­вации, или потребности, с одной стороны,  и разности между информацией, необходимой для удовлетворения данной потребности, и инфор­мацией, доступной субъекту – с другой. Речь идет об информации прагматической, по сути дела о средствах удовлетворения потребности.

Зависимость возникновения или невозникновения эмоции от коли­чества информации, которой располагает субъект, можно было бы выразить следующим образом:

Э = a – b,

где Э – эмоция, a – необходимая информация, b – имеющаяся информация.

Формула позволяет понять, что отрицательные эмоции возника­ют, когда субъект располагает недостаточным количеством инфор­мации, а положительные, когда информация оказывается в избытке. Это становится особенно очевидным в случае эмоций, связанных с удовлетворением какой-либо потребности. Отрицательные эмоции возникают чаще всего из-за неприятной информации и особенно – при недостаточной информации. Что касается положительных эмоций, то они возникают при получении достаточной информации, особенно тогда, когда она оказалась лучше ожидаемой.

Из-за постоянного несоответствия действительности текущим потребностям живые существа отдают предпочтение тем ситуациям, в которых, судя по имеющейся информации, удовлетворение потребности наиболее вероятно. Кроме того, необходимо отметить, что положительная эмоция чаще возникает от уверенности в том, что потребность может быть удовлетворена, чем от самого ее удовлетворения.

Сегодня уже не возникает никакого сомнения в том, что эмоции влияют на познавательные процессы. Верно не только то, что когнитивные процессы (когнитивная оценка ситуации) влияют на эмоциональные переживания, но и то, что эмо­ции, в свою очередь, оказывают влияние на познаватель­ные процессы. Например, известно, что лучше запоминается та информанция, которая соответствует настроению.

В качестве некоторой обобщающей концепции упомянем теорию дифференциальных эмоций Томкинса в изложении К. Изард (1980) В отличие от большинства других теоретических концепций эта теория эмоций пытается понять не только механизмы и особенности функционирования эмоций вообще, но и разобраться в специфике отдельных эмоциональных переживаний. Отсюда ее название.

Теория дифференциальных эмоций вводит понятие эмоциональной системы как совокупности элементов разного уровня с определен­ными иерархическими отношениями. На­пример, внимание может переходить в удивление, а удивление – в изумление. Другой принцип организации эмоцио­нальной системы – полярность некоторых эмоций: например, можно рассматривать как про­тивоположности радость и печаль, гнев и страх, интерес и отвращение, стыд и презрение.

Важным достоинством рассматриваемой теории является то, что она отвечает на вопрос о причинах возникновения эмоций и подходит к этому вопросу комплексно, называя в качестве основных детерминант эмоциональных переживаний следующие основные факторы:

1) результат восприятия субъектом окружающей среды;

2) индивидуальные свойства субъекта (па­мять, воображение, образное мышление, пантомимическая активность, деятель­ность эндокринной системы).

При обсуждении природы эмоций нельзя обойти вниманием понятие «мотивация». В науке принято рассматривать мотивацию и эмоции как совершенно независимые феномены. Однако последние данные говорят об обратном. Так, показано,  что в мозгу млекопитающих нервные структуры, ответственные соответственно за мотивацию и эмоции, расположены очень близко друг к другу (Годфруа 1999). Такие побуждения, как голод и жажда, программируют­ся в ядрах гипоталамуса, а центры эмоций, например, гнева, находятся в определенных участках лимбической системы, тесно связанной с ги­поталамусом.

А что сказать о любви, о стремлении к власти или о том чувстве, которое толкает альпиниста на новое восхождение? Что здесь имеет место: эмоции, потребности или некая потребность в эмоциях?

Между прочим, этимологически оба термина происходят от одного латинского глагола тоverе, что означает «двигаться»; в самом деле, если наши потребности толкают нас к действию, то наши эмоции тоже часто лежат в основе наших поступков.

Теории мо­тивации, включающие различные способы объясне­ния, предсказания и управления поведе­нием, значительно контрастируют между собой и порой кажутся несовместимыми. Хочется верить, что дальнейшее разви­тие теории эмоций  приведет к некото­рому синтезу подходов, поскольку при всех противоречиях между существующими теориями ясно прослеживается их взаимо­дополнительность. Каждая из них – это особая предметная область без значитель­ных пересечений с другими. Скорее всего, эти области отделены одна от другой не заборами, а пустыми, неисследованными территориями.

В завершение необходимо отметить, что развитие эмоций неразрывно связано с развитием личности в целом. Эмоции и чувства, которые появляются у человека на определенной стадии его развития, являются усложненным опытом и продолжением его же эмоций, характерных для предшествовавшей стадии. Эмоции не развиваются сами по себе, они не имеют собственной истории. Изменяются установки личности, ее отноше­ние к миру, складывающееся в деятельности и отражающееся в сознании, и вмес­те с ними преобразуются эмоции. При этом эмоции, специфичные для одного периода, не находятся в непрерывной связи с эмоциями предшествующего периода. Когда определенная эпоха в жизни человека отходит в прошлое и на смену ей приходит новая, то одновременно одна система эмоций сме­няется другой. В развитии эмоциональной жизни имеется, конечно, известная преемственность, а сам переход от чувств одного периода к чувствам последую­щего опосредован всем развитием личности (Рубинштейн 2002).

В свою очередь, одно какое-нибудь чувство, ставшее особенно значительным переживанием для данной личности, может,  как бы определить новый период в ее жизни и наложить на весь ее облик новый отпечаток.

Если считать, что эмоция или бесполезный пе­режиток, или дезорганизатор нашего поведения, то придется признать, что единственно целесообразным поведением будет подавление и преодоление эмоций. Но, как мы показали, роль эмоций далеко не всегда оказывается дезорганизую­щей или даже шоковой. Они могут быть также и мощным стимулом к деятельности, мобилизующим на­шу энергию.

Итак, было бы неверным стремиться к подавлению или искоренению эмоции. Необходимо развивать уме­ние регулировать их проявление. Желательно, чтобы деятельность, направленная на разрешение стоящих перед человеком задач, была эмоциональна – в том смысле, чтобы она мобилизовала нашу энергию. Конечно, эмоциональные факторы не могут быть единственным регулятором человече­ской деятельности. И все же надо признать, что эмоции – это мощный источник внутренней энергии, побуждающая сила преодоления трудностей. Они способствуют целенаправленной деятельности, а потому необходимы для нормальной жизнедеятельности.

Исследования в области эмоциональной сферы и каждой конкретной эмоции сопряжены с немалыми сложностями. Одна из первых трудностей при описании эмоций заключается в том, что эмоция проявляется одновременно и во внутренних переживаниях, и в  поведении, причем то и другое связано еще и  с физиологической мотивацией (Годфруа 1999). Для нашего исследования как раз физиологические корреляты эмоций представляют наибольший интерес, поэтому мы посвятим им весь следующий раздел литературного обзора.