Экономика интересует?

ahmerov.com
загрузка...

2.2. Концепт «путешествие» в китайской и русской паремиологии

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 

Будучи культурным концептом, «путешествие» обладает ценностными характеристиками: понимание необходимости путешествия, положительная оценка увиденного и увиденного в путешествии, отрицательная оценка трудностей и опасностей в пути. Ценностные характеристики «путешествия» как культурного концепта можно установить, обратившись к анализу выраженных в языке оценочных суждений по поводу данного концепта. Эти суждения выражаются в паремиологическом фонде – пословицах и поговорках, которые являются одним из предметов изучения лингвокультурологии.

О пословицах и поговорках образно пишет В.П.Аникин, отмечая, что они представляют собой «мудрые советы, наставления, ценные и тонкие наблюдения над природой, общественными отношениями людей, их обычаями, характером и свойствами», переданные от поколения к поколению (Аникин, 1961:7). Пословицы и поговорки умны и метки. Они учат людей, как правильно вести себя.

К.Д. Ушинский отмечает, что в пословицах «отразились все стороны жизни народа: домашняя, семейная, полевая, лесная, общественная; его потребности, привычки, его взгляды на природу, на людей, на значения всех явлений жизни» (цит. по: Прохорова, 1997:355).

Заслуживает внимания и мнение М.А. Шолохова: “Величайшее богатство народа – его язык! Тысячелетиями накапливаются и вечно живут в слове несметные сокровища человеческой мысли и опыта. И, может быть, ни в одной из форм языкового творчества народа с такой силой и так многократно не проявляется его ум, так кристаллически не отлагается его национальная история, общественный строй, быт, мировоззрение, как в пословицах” (Шолохов, 1957:3-4).

Мы также разделяем точку зрения В.П. Аникина о том, что «пословицы вмещают в свои предельно краткие формулы социально-исторический и житейско-бытовой опыт народа как целого, многотысячного коллектива. Знание пословиц позволяет нам судить об отразившейся в них истории народа, о народном языке и о национальном характере» (Аникин, 1961:8). Национальное своеобразие афористического фольклора, прежде всего, выражается в присущем каждому народу особом взгляде на действительность, в особом исторически складывавшемся восприятии мира, в характере социальных и поэтических обобщений (там же, 12). Иначе говоря, изучение паремиологического фонда позволяет нам проникнуть в глубину народного сознания, в комплекс моральных ценностей и культурных установок того или иного этноса.

В аспекте сакрального и профанного отношения к миру все нормы поведения подразделяются на этические (моральные) и утилитарные. Моральные и утилитарные нормы поведения могут быть выделены на основании паремиологических единиц языка. Нормы поведения актуализируются в первую очередь тогда, когда возникает выбор между той или иной поведенческой стратегией. В первом случае акцентируются интересы других людей, во втором случае – интересы индивида. Наряду с утилитарными и моральными нормами существуют и субутилитарные и суперморальные нормы поведения. Субутилитарные нормы поведения усваиваются в раннем детстве и никогда прямо не формулируются в пословицах. Суперморальные нормы поведения не объясняются, а признаются высшими ценностями.

Моральные нормы поведения одномерны: критике подвергается тот, кто проявляет недостаток морального качества (нельзя быть слишком добрым, излишнее ответственным, чересчур трудолюбивым). Утилитарные нормы поведения характеризуются двухмерным измерением: осуждению подвергается как избыточное проявление качества, так и недостаточное проявление этого же качества. Избыточное проявление качества осуждается с моральных позиций: чрезмерная осторожность граничит с трусостью, чрезмерная экономность граничит со скупостью. Нарушение утилитарных норм – демонстрация несостоятельности и причинение вреда себе.

Моральные и утилитарные нормы характеризуются определенным сходством и различием как внутри одной и той же этнокультуры, так и в разных этнокультурах. Культурные доминанты могут быть выделены при сравнении этнокультур по количественным отношениям ценностно-маркированных суждений. Значительное число паремиологических единиц на определенную тему свидетельствует об актуальности  этой темы для ценностной картины мира данного этноса.

В русском и китайском языках можно найти много пословиц и поговорок, значение которых связано с концептом «путешествие». Наше исходное предложение состоит из следующих моментов: 1) отобранные нами русское и китайские пословицы и поговорки на эту тему характеризуются определенным сходством и различием, 2) основные различия  выражаются оценочными характеристиками, 3) путешествие как концепт обладает следующими характеристиками: опасность, тяжесть, ценность, ощущение чужбины и т.д.

Мы предлагаем выделение нормативных комплексов (аксиом поведения), предложенные В.И. Карасиком (2000:3), с некоторыми изменениями, продиктованными материалами исследования.

1. Этические (моральные) нормы поведения:

 1) Аксиомы взаимодействия:

- Надо иметь хорошего спутника в поездке;

В дороге и ворога назовешь родным отцом; В дороге  и родной отец товарищ (должен помогать); В дороге и отец сыну товарищ; Одному ехать – дорога долга; Умный товарищ – половина дороги; В игре да в попутье людей узнают.

Xing yao hao ban, zhu yao hao lin (букв. Ходить – нужен хороший спутник; жить – нужен хороший сосед); zai jia kao fu mu, chu men kao meng you (букв. Дома рассчитываешь на родителей; в поездке – на друзей); zuo chuan tong ming, zou lu tong xin (букв. Ехать на лодке – одна судьба; ходить – одно сердце).

В вышеперечисленных китайских паремиологических единицах более явно акцентируется коллективизм, а в русских пословицах на первый план выходит важность спутника. Это объясняется тем, что у китайцев ярко выражается высокая степень зависимости индивида от группы, коллектива. Это связано с необходимостью строительства гигантских сооружений для защиты от стихийных бедствий в древние времена. В связи с этим необходимость тяжелого труда и обусловила исключительную роль общины и коллективного труда в стране.

Кроме того, отметим, что типичной спецификой китайской пословицы является dui ou (букв. Пара + парность; знач. параллельный стиль или симметрическое построение ее частей). Она отражает специфику мышления китайского народа (единство противоположности) и эстетическое воззрение их (парность). Поэтому во время праздника Весны наклеивают на дверях chun lian (букв. Весна + надписи; знач. Новогодние парные надписи); на день рождения подносят shou lian (букв. Долголетие + надписи; знач. надписи, специально написанные для дня рождения); а для покойных в прощальном зале кладбища вешают wan lian (букв. Чтить + надписи; знач. траурные парные полотнища с изречениями). Китайцы с древних времен стали считать, что все в мире находится в движении и постоянно изменяется в результате столкновения двух противоположных космических сил – инь и ян. Эту концепцию можно рассматривать как gang rou bing ji, bian zai qi zhong (букв. Твердость и нежность противопоставляются, изменение <бывает> внутри них).

- Надо быть смелым;

Распутья бояться, так и в путь не ходить; Дорожному путь не угроза.

Yi tiao he shi guo, liang tiao he ye shi guo (букв. Одну реку проплывешь, и две реки тоже проплывешь); zhi yao mai kai liang jiao, na pa qian li tiao tiao (букв. Выставить две ноги, и не стоит беспокоиться о далеком пути на тысячу ли. «Ли» - мера длины, равная 0,5 километра); xing chuan yao zou ding tou feng, wei gan bu she bu luo peng (букв. Ехать на лодке надо с встречным ветром, мачта не сломается – не убрать парус); xian shan bu jue xing lu ke, e shui ye you bai du ren (букв. <И> в труднопроходимых горах есть прохожие, в отвратительной воде – паромщики); bu zou wei xian lu, na neng deng gao feng  (букв. Не пройдя опасные дороги, как можно подняться на высокий пик).

Очевидно, китайских паремиологических единиц из этой группы гораздо больше, чем русских. В русском языковом сознании трудности связаны с распутьем, а в китайском языке трудности ассоциируются с большими реками, встречным ветром, высокими горами, опасными и далекими дорогами.

2) Аксиомы жизнеобеспечения:

- Надо узнавать дорогу во время путешествия;

Не ищут дороги, а спрашивают; На дороге стоит, а дороги спрашивают; Язык до Киева доведет; Спрос все укажет.

Chu men bu ren lu, liang yan hei da hu (букв. Выходить из дома, не зная дороги, оба глаза полутемны); chu men zui shi lu (букв. Выходить из дома, рот – дорога); bi zi xia mian quan shi lu (букв. Под носом – дорога); xing lu neng kai kou, tian xia sui bian zou (букв. В пути можешь открыть рот и везде обойти); xing qian li lu, wen qian li hua (букв. Пройти дороги за тысячу ли, спросить и слова на тысячу ли); lu zai kou bian (букв. Дорога находится на губах); tiao tiao da lu tong bei jing (букв. Все дороги ведут в Пекин).

Здесь национальная специфика паремиологических единиц состоит не только в местных реалиях (Язык до Киева доведет <по-русски>, Все дороги ведут в Пекин <по-китайски>), но и в том, что в китайском языке прямо указан источник информации – рот, губы, язык.

Весьма интересной областью для сопоставления культурного концепта «путешествие» является понятие «Дао», которое буквально означает путь, дорога. Этим словом обозначают также и другие понятия: правило, порядок, смысл и закон. Дао является теоретическим ядром даосизма, созданного Лаоцзы. Дао вечно единое, неизменное, непреходящее. Дао считают матерью Поднебесной:

Человек следует (законам) земли. Земля следует (законам) неба. Небо следует (законам) Дао, а Дао следует самому себе.

Иначе говоря, Дао – это единственный объективный закон, которому подчинен весь мир.

Путешествие – это пространственное действие с определенными целями. В глубоком смысле путешествие – это открытие и развитие жизни, т.е. переход пределов времени и пространства. Иными совами, путешествие – развитие пространства существования, поиск внешнего мира, переход самого себя и своей жизни. Путешествие – признание и стремление к таким отношениям, как сливаются человеческая жизнь с жизнью вселенной, небо (природа) с человеком, путешествие с Дао. Дао для Лаоцзы и Чжуанцзы – это всеобъемлющий путь идеала. Под единственным руководством Дао все в мире – луна, солнце, звезда, гора, река, трава, дерево, животное, правитель, подчиненный, народ, находится в движении в результате столкновения друг с другом в рамках инь-ян и усин (пять стихий – основных элементов природы по древнему китайскому учению – металл, дерево, вода, огонь, земля), и в конечном счете присоединяется к смутному и естественному верху идеала – Дао. Таким образом, слияние путешествия с Дао представляется выражением и проявлением слияния неба (природы) с человеком, точнее самой высшей степенью неба с человеком, верхом идеала устремления путешествия к Дао.

- Не надо часто останавливаться в поездке;

Плохая стоянка лучше доброго похода.

Bu pa man, jiu pa zhan, zhan yi zhan, liang li ban (букв. Не бойся медленно идти, только бойся останавливаться; остановишься – два с половиной ли); yi zhan zou san li, yi xie zou san chun (букв. Остановиться – пройти три ли, отдохнуть – пройти три села); xie jian mo xie chang, zou lu mo zou man (букв. Не надо долго отдыхать, опустив ношу; не надо торопливо идти во время дальней поездки); shi li bu wen fan, er shi li bu wen dian (букв. В десяти ли не спрашивай о еде, в двадцати ли не спрашивай о гостинице); ri ri xing, bu pa wan li lu, shi shi zuo, bu pa shi bu cheng (букв. Каждый день идешь – не бойся стен тысяч ли, все время работаешь – не бойся сотен тысяч дел); xing bai li, ban qiu shi (букв. Идти сто ли, половина – девяносто ли).

Здесь видно яркое различие в восприятии мира русского и китайского народа. Китайцы вообще считают, что нельзя часто останавливаться в пути, пока не доберешься до цели. По их мнению, если люди часто отдыхают, то душевные силы покидают их, они отстают от других, что вредно для дальнейшей работы. Это связано с национальным характером китайского народа. Основные черты китайского менталитета – трудолюбие, терпеливость, выносливость, упорство, настойчивость, выдержка, спокойствие. Часто говорят, что русским свойственно лениться, не доводить начатое дело до конца (Этнопсихологический словарь, 1999:230). Думается, что это – поверхностное суждение. Дело в том, что в русском характере заложено ироническое отношение к прямому нравоучению, и те парадоксальные пословицы и поговорки, которые приводятся в словарях, порой представляют собой шутливое переворачивание правильных норм поведения. Часто в качестве примера приводят поговорку «Дурака работа любит», имея в виду, что русские не любят работать. Нужно помнить о том, что в России очень долго людям приходилось работать на барина при крепостном праве. А подневольный труд никому не может нравиться. В качестве шутки приводится поговорка: «Лучше сидеть, чем стоять, и лучше лежать, чем сидеть», но у этой поговорки есть продолжение: «Лучше умереть, чем лежать». Применительно к концепту «путешествие» в русском языковом сознании соотношение движения и отдыха хорошо схвачено в пословице «Дорогу осилит идущий». Это значит, что отдыхающий в пути не сумеет достичь цели. У этой пословицы, впрочем, есть и второй смысл, как это и свойственно многим паремиологическим единицам: Дорогу осилит идущий, а не бегущий, то есть нужно трезво рассчитывать свои силы, чтобы преодолеть трудности в пути. Вместе с тем нужно отметить, что в русском языковом сознании идея необходимости не столь глубоко укоренилась, как в китайском. Упорный труд китайского крестьянина, выращивающего рис в тяжелейших условиях, стал образцом поведения. Поэтому и идея необходимости преодоления трудностей в пути выражена более последовательно в китайской лингвокультуре, чем в русской.

- Надо получить информацию в пути у опытного;

Xiang zhi shan zhong lu, xu wen guo lai ren (букв. Хочешь узнать дорогу в горах, спроси тех, кто ходил по ней); xiang zhi hai shang shi, dang wen lao shao gong (букв. Хочешь узнать дело на море, спроси старого паромщика).

Здесь весьма интересной областью для сопоставительного изучения концепта «путешествие» является концепт lao (букв. Старый, старость). В китайской культуре lao играет важную роль, свидетельством чего являются следующие китайские пословицы: lao jiang chu ma, yi ge di lia (букв. Старый офицер выходит на позицию – один за двоих), lao ma shi tu (букв. Старый конь узнает дорогу), jiang hai shi lao de la (букв. Имбирь старый оказывается острым). “Старый” значит “опытный”, и он должен пользоваться уважением. Поэтому в китайской культуре в пути получать информацию надо у старого паромщика, в поликлинике надо обращаться за помощью к старому врачу, в учебном заведении за знаниями надо походить к старому учителю. Кроме того, идея “на практике можно приобрести настоящие знания” также важна в китайской культуре. И поэтому в китайском языке есть пословица “Хочешь узнать дорогу, спроси тех, кто ходил по ней”. Слово «опыт» переводится на китайский язык как jing yan (букв. Пройти + испытать). Только человек, который действительно что-то прошел, имеет право говорить об этом. Отсюда видно, что характер китайцев характеризуется в определенной степени консервативностью. Такое явление не типично в русской культуре.

3) Аксиомы контакта:

- Надо помнить своих, уезжая в далекий путь;

Выйду в путь – слезки текут, вспомню своих – и тошно по ним; Избным теплом недалеко уедешь.

Li xiang yue yuan, xin li jia yue jin (букв. Чем дальше уедешь от родины, тем ближе сердце к дому).

- Надо любить родной дом;

В гостях хорошо, а дома лучше; Хороша Москва, да не дома; Наш городок – Москвы уголок; За морем теплее, а у нас светлее; Незачем далеко, и здесь хорошо; Зачем далеко, и здесь хорошо.

Qiong jia nan she, shu tu nan li (букв. Бедную семью трудно бросить, знакомую землю трудно покинуть); jin wo, yin wo, bu ru zi jia de qiong wo (букв. Золотое гнездо, серебряное гнездо, хуже, чем свое бедное гнездо); que yuan zai jia xiang dui pin, bu yuan tian ya jin rao shen (букв. Хоть дома сидеть один на один бедно, а не на краю света золото окружает тело); li dao nan duan dong liu shui, tian ya nan ge jia xiang qing (букв. Острым ножом не разрежешь воду, текущую на восток; край света не порвет узы любви к родине); shu gao qian zhang, ye luo gui gen (букв. Дерево имеет высоту в тысячу чжан, листья падают и возвращаются к корню. «Чжан» - мера длины, равная 3,33 метра); shui liu qian li gui da hai, ren xing qian li gui gu xiang (букв. Вода течет за тысячу ли и впадает в море; человек едет за тысячу ли и возвращается на родину); juan niao si lin, ren lao si jia (букв. Птица устает и скучает по лесу, человек стареет и скучает по родному дому); jing cheng sui yun le, bu ru zao huan jia (букв. В оживленном городе хотя весело, но лучше рано возвращаться домой).

Узы привязанности к родине существуют как в русской, так и в китайской культуре. Но отметим, что степень привязанности к родному дому в китайской культуре более глубокая, чем в русской. В традиционной китайской культуре особо подчеркивается привязанность, любовь путешественников к родине. Кроме вышеуказанных паремиологических единиц еще добавим стихотворение Ма Чжиюань «Осенние думы»:

      Черный ворон,

      и старое дерево с сухими плетьми.

      Мост

      вознес над потоком горбатое тело.

      Конь усталый.

      И западный ветер на древнем пути.

      И светило на запад готово сойти.

      И с надорванным сердцем

      стоит человек

      у земного предела.

(Китайская пейзажная лирика, 1984:211)

И знаменитое стихотворение Ли Бо «Думы тихой ночью»:

      У самой моей постели

      Легла от луны дорожка,

      А может быть, это иней?

      Я сам хорошо не знаю.

      Я голову поднимаю –

      Гляжу на луну в окошко,

      Я голову опускаю –

      И родину вспоминаю.

(Ли Бо и Ду Фу, 1987:49)

- Надо быть скромным;  

Chu men san bei xiao (букв. Отправляешься в путь, становишься младше на три поколения); san ren chu wai, xiao de er ku (букв. Три человека отправляется в дальний путь, и младший из них много страдает); duo jiao yi sheng ge, shao zou shi li po (букв. Больше назовешь человека старшим братом, меньше на десять ли идешь склоном).

В китайской культуре особо ценится скромность. Китайцы всегда ставят себя на более низкую степень. Преувеличение позиции партнера выражает вежливость и уважение. Такое выражение вежливости не свойственно русским.

4) Аксиомы ответственности:

- Надо отвечать за свое возвращение из поездки;

Каков поехал, таков приехал; Не хвались отъездом, хвались приездом; Без Бога ни до порога; Нужный путь правит, Бог пути кажет; Призывай Бога на помощь, а святого Николу в путь.

Ping an shi fu (букв. Безопасность <в пути> есть счастье); chu men you lu, jin men you tian (букв. Выходишь за порог – зависишь от дороги, а ступаешь на порог – зависишь от неба).

Приезд домой путешественника всегда очень важен. Каждый хочет, чтобы возвращение было благополучно. Но возвращение домой не всегда зависит от человека. Итак, к числу тематически релевантных объектов культурного концепта «путешествие» относятся концепты «Небо» и «Бог». Культ Неба зародился в Китае в середине периода Чжоу. Вначале он сосуществовал с культом тотемного первопредка династии Инь - Шанди, впоследствии сменил Шанди и стал единственной верховной божественной силой. Наместником Неба на земле был Сын Неба – чжоуский правитель. Ко времени Конфуция пошатнулась и вера в Небо. Конфуций приложил много усилий к тому, чтобы восстановить эту веру. В его учении Небу отведена особая роль; оно выступает в качестве высшей направляющей силы, от которой зависит судьба всех жителей Поднебесной, от простого общинника до правителя (Симоновская, Юрьев, 1974:24-26). Поэтому китайцы говорят “ступать на порог <возвращение> зависит от неба”. В связи с этим отметим, что в китайском языке существует достаточное количество лексических единиц, которые связаны с tian (букв. Небо): tian yi (знач. Веление неба), tian lun (знач. Естественные семейные отношения, определенные небом), tian li (знач. Моральные наставления, установленные небом), tian zi (знач. Сын Неба – император), tian zai (знач. Бедствия от неизвестной причины) и пр. А в русской культуре другое верование. Русские поклоняются, молятся  Богу, обращаются к нему со всевозможными просьбами.

2. Утилитарные нормы поведения:

1) Аксиомы безопасности:

- Не надо спешить, организуя путешествие;

Тише едешь, дальше будешь; Шибко ехать – не скоро доехать; Далеко идти – не беги, а близко – торопись; Не торопись ехать, торопись кормить; Не кнутом погоняй пешком. 

Yuan xing wu ji bu (букв. В дальней поездке не быстрых шагов); ji xing wu hao bu, ji shui nan mo yu (букв. Быстро идешь – нет спокойных шагов, в быстрой воде не поймаешь рыбы); xie jian mo xie chang, zou lu mo zou mang (букв. Не надо долго отдыхать, опустив ношу; не надо торопиться во время дальней поездки).

- Надо быть осторожным;

Домашняя дума в дорогу не годится; Дома рука и нога спит, в дороге и головушка не дремли; Пеши – без промешки, пешечком верней будешь; видя волну, не езди;

Xing chuan yao shi jiao, yang fan yao kan feng (букв. Ехать на лодке, надо знать подводные камни; распустить паруса, надо смотреть на ветер); qian liu san bu hao zou, hou liu san bu hao xing (букв. Впереди уступать три шага – легко идти; позади уступать три шага – легко идти); chi fan fang ye, zou lu fang die (букв. Во время еды остерегайся подавиться; во время ходьбы остерегайся упасть); ning zou feng dong bing bo yi cun, bu zou kai jiang bing hou yi chi (букв. Лучше идти по льду, который промерз, в толщину на один цунь, чем идти по льду, который протаял, в толщину на один чи. Здесь «цунь» - мера длины, равная 3,33см; «чи» - мера длины, равная одной трети метра); chi xi fan yao jiao, zou hua lu yao pao (букв. Есть кашу – надо помешивать; идти по скользкой дороге – надо бегать); yi bu deng bu shang gao shan, dan yi bu bu shen que cong xuan ya shang diao xia lai (букв. Одним шагом не поднимешься на высокую гору, но одним шагом из-за неосторожности упадешь с обрыва); zuo chuan zuo tou, zuo che zuo wei (букв. Едешь на лодке – сиди на носу; едешь на машине – сиди в конце); gua feng zou xiao xiang,xia yu zou da jie (букв. Ветер дует – иди переулком, идет дождь – иди большой дорогой); zai jia kao niang, chu men kao qiang (букв. Дома спать рядом с мамашей, в далеком пути спать рядом со стенкой); ye xing mo ta bai (букв. В ночной поездке не ступай на белое место); ning zou shi bu yuan, bu zou yi bu xian (букв. Лучше пройти десять шагов на дороге, чем сделать один шаг на краю пропасти); wei wan xian tou su, ji ming zao kan tian (букв. Не темнеет – устраивайся в гостиницу, петух кукарекает – смотри на небо).

В китайских пословицах более детально раскрываются типичные ситуации, в которых путешественникам надо проявлять осторожность: ехать на лодке, ходить пешком, ходить по скользкой дороге, подниматься на высокие горы и т.д.

- Надо быть предусмотрительным;

Хлеб в пути не тягость; Едешь на день, а хлеба бери на неделю; Иди в море на неделю, а хлеба бери на год; Без денег в город сам себе враг; в дорогу идти – пятеры лапти сплести; ночлега с собой не возят; На большом и малая ноша тяжела; лошадь с ходой в пути не товарищ; Нож в пути товарищ, топор дорогой товарищ; не помолившись богу, не ездят в дорогу; Попостись, помолись, да и в путь соберись.

Jiang hu zou de lao, liu yue dai mian ao (букв. Опытные бродяги даже в июне берут с собой ватное пальто); chu wai shi li, wei feng yu ji; chu wai bai li, wei han shu ji; chu wai qian li, wei sheng si ji (букв. Уходишь из дома на десять ли – думай о дожде и ветре; уходишь на сто ли – думай о холоде и жаре; уходишь на тысячу ли – думай о жизни и смерти); zou ping lu fang shuai jiao, shun shui chuan fang an jiao (букв. Идешь по ровной дороге – остерегайся, чтобы не споткнуться и не упасть; едешь на лодке по течению – остерегайся подводного камня); zao xia bu chu men, wan xia xing qian li (букв. Утренняя заря – не  выходи из дома, вечерняя заря – пройти за тысячу ли); chu men bu dai qian, dao chu re ren xian (букв. Выходить из дома без денег – вызывать отвращение везде) (букв. Дома нет денег – это не бедность, в пути бедность человека убьет); qiong jia fu lu (букв. Бедная семья – богатая дорога); yuan dao wu qing zai (букв. В дальней дороге нет легкой поклажи); chu men kan huang li (букв. Выходя из дома, смотреть в желтый календарь).

Русские пословицы учат нас, что в дорогу надо брать с собой хлеб, коня, лапти, топоры и деньги, а в китайских пословицах внимание акцентируется на изменение погоды (мороз и жара), на безопасность в дороге (жизнь и смерть).

Интересно, что русские перед отъездом молятся Богу, а китайцы смотрят в желтый календарь. В желтом календаре указано, на какой день падает удача, а на какой – неудача. Люди пытаются предугадать, нужно ли ехать в определенный день. Отметим, что в провинции Хэнань Китая распространяется такая пословица “yao chu zou, san liu jiu; yao hui jia,er wu ba” (букв. Хотите ехать – третье, шестое, девятое <число>; хотите вернуться домой – второе, пятое, восьмое <число>). Там считается, что цифры 2, 3, 5, 6, 8, 9, 10 – счастливые.

- Надо вести себя так, как принято в чужих местах;

Chu men wen lu, ru xiang wen su (букв. Отправляешься в дальний путь – узнай дорогу; придешь на новое место – узнай обычай); chu men san li di, zong suan wai lai ren (букв. Отходишь от дома на три ли и считаешься себя приезжим); ren xing qian li, chu chu wei jia (букв. Человек едет за тысячу ли, каждое место есть его дом); li jia san li yuan, bie shi yi xiang feng (букв. Уходить из дома на три ли, там другой обычай).

Китайские пословицы более подробно рассказывают, что путешественникам надо узнать местные обычаи и их принять, надо адаптироваться к новой среде обитания. Такая норма поведения для русских не типична. Причина состоит в том, что русские легко адаптируются к окружающему образу жизни, быстро привыкают к окружающему образу жизни. Без особого морального и психологического волнения и напряжения воспринимают они и переезды в другие края, довольно легко переносят разлуку с родными и близкими (Этнопсихологический словарь, 1999:229). Разумеется, степень этой адаптации различна у разных людей. Многое зависит и от того, с каким национальным стереотипом поведения сравнивается типичный китаец или русский. Например, китайцы труднее привыкают к новым местам проживания, чем русские, но русские более консервативны, чем американцы.

- Надо избегать трудности и опасности поездок;

Говорила мне своячинка, что на дороге бывает всячинка; Дорожному бог простит, путнику посты разрешены.

Chu de men duo, shou de zui duo (букв. Часто отправляешься в далекий путь, много горя хлебнешь); li jia yi li, bu ru wu li (букв. Выйти из дома даже на один ли уже тяжелее, чем дома сидеть); zai jia qian ri hao, chu men pian shi nan (букв. Хорошо тысячу дней дома, трудно даже короткое время в пути); xing bian tian xia lu, chi bian tian xia ku (букв. Пройти все дороги под небом, страдать от всех потерь под небом); chu men peng dao pi mian yu, xing chuan yu dao ding tou feng (букв. Выйти из дома – встретить противный дождь, ехать на лодке – встретить встречный ветер); xing chuan zou ma san fen ming (букв. Ехать на лодке и ехать верхом –  <лишь> одна третья судьбы <в руках путника>).

В китайских пословицах раскрывается идея, что далекая поездка связана с горем, тяжестью, с потерей. Поэтому китайцы боятся далекой поездки, осторожно относятся к путешествию. По сравнению с русскими китайцы более субъективно относятся к поездкам. Действительно, от путешествия всегда веет опасностью. Это объясняется тем, что в древние времена транспорт был не развит, меры общественного обеспечения не усовершенствованы. Поэтому “на дороге бывает всячинка” – грабеж, убийство и др. Вместе с тем, изображая трудности, предстоящие путешественнику, Н.М. Пржевальский говорил: «Не ковром будет постлана ему дорога, не с приветливой улыбкой встретит его дикая дорога, и не сами полезут ему в руки научные открытия. Нет. Ценою тяжелых трудов и много различных испытаний, как физических, так и нравственных, придется заплатить даже за первые крохи открытий».

2). Аксиомы благоразумия:

- Надо путешествовать;

Печка нежит, а дорога учит.

Du wan juan shu, xing wan li lu (букв. Прочитать десять тысяч книг, пройти дорогу за тысячу ли).

- Нельзя понять жизнь, не испытывая трудностей в дороге;

Кто в море не бывал, тот горя не видел; кто на море бывал, тот и страху видел; Кто в море не бывал, тот досыта богу не маливался; Не видавши моря, не видал и горя; Хорошо море с берегу; Море что горе: красно со стороны; На море погоду видишь, да едешь - сам себе убивец; Край земли, конец моря – везде много горя; Близко видно, да далеко мигать; Близко видно, да ногам обидно.

Chu men fang zhi zai jia hao(букв. Выйдешь из дома, узнаешь, как дома хорошо); zai jia bu zhi chu men de ku (букв. Люди, которые дома сидят, не знают мучений людей в дальней поездке); bu pa shan debu zhi shan gao, bu xia hai de bu zhi shui shen (букв. Человек, который не взбирался на гору, не знает, что гора высока; человек, который не спускался в море, не знает, что вода глубока); bu zou gao shan,za hui xian ping di de hao (букв. Не пройдя высокие горы, как можно узнать, что ровное место хорошо); wang shan zou dao ma (букв. Увидишь горы, лошадь упала из-за ходьбы); da hai hai er lian, yi tian bian san bian (букв. Лицо моря как лицо у маленького ребенка, за весь день изменяется три раза); da hai wu fen san chi lang, you feng shang tian tang (букв. Без ветра на море бывает волна в три чи, <если> подует ветер – <человек> пойдет в рай. «Чи» - мера длины, равная одной трети метра); jia zhong you kou bo xi zhou, ning si bu ken shang lang tou (букв. Дома  жидкую кашу кушать, лучше умереть, чем пойти на волны).

В русской лингвокультуре море является своеобразным мерилом трудностей поездок. В русском языке среди отобранных единиц много пословиц связано со словом “море”, а в китайском языке таких изречений очень мало. Это связано с географией, историей, экономической обстановкой Китая. Китай исторически является сельскохозяйственной страной. Китаю долгое время было свойственно мелкое единоличное крестьянское хозяйство: люди производили все необходимое для себя и довольствовались тем, что имели. Оказала свое влияние и конфуцианская идеология, ориентировавшая на довольство минимумом в условиях повседневной реальности. Об этом в «Люй-ши чунь цю» написано, что «Древние мудрые правители руководили своим народом благодаря тому, что прежде всего это был народ, который занимался земледелием; земледелие – это не только извлечение пользы из земли, но и обогащение духа народа. Народ, занимая земледелием, становится простым, а простых легко использовать… Народ, занимаясь земледелием, становится устойчивым, а когда он устойчив, тогда мало личных устремлений; когда же мало личных устремлений, то утверждаются общие законы и все силы идти на одно. Когда род занимается земледелием, то производство всех вещей обильно; когда производство обильно, (люди) переселяются с трудом, а когда переселяются с трудом, то люди умирают на своих (исконных) местах и нет среди них колебаний (Древнекитайская философия, 1973:307-308). Кроме того, до средневековья Китай был могущественной и передовой страной. Его земледелие, торговля, ткацкая промышленность, техника, наука, культура были на высоком уровне, чем привлекали иностранцев к себе. Таким образом, у китайцев отсутствует мотивация к далеким заморским  поездкам, и в результате у них мало практики на море. 

Подведем некоторые итоги.

1. В проанализированных пословицах и поговорках в русском и китайском языках чаще представлены такие характеристики путешествия, как трудность, опасность, тяжесть. Различие заключается в том, что в китайских паремиологических единицах раскрывается идея, что путешествие связано с мучением, горем. Такая идея не типична для русских паремиологических единиц.

2. Наиболее существенные лингвокультурные различия в китайской и русской паремиологии применительно к концепту «путешествие» связаны, как показывает проанализированный материал, с разной степенью актуализации путешествий по суше и по морю. В русском языке среди отобранных единиц много пословиц связано со словом “море”, в китайском языке таких изречений почти нет.

3. Специфика концепта «путешествие» в китайской лингвокультуре скрыта в понятии «Дао». Дао есть универсальный закон, которому подчиняется весь мир. Такая идея не встречается в русской культуре.

4. В китайской паремиологии четко раскрываются идеи, что “Следует узнать дорогу у старых людей”, “Путешественнику следует быть скромным”,  “Нельзя часто останавливаться в пути”. Такая идея не очень типична для русской культуры.

5. Проанализированный материал показывает, что китайцы подчеркивают опасности в пути, стремясь предусмотреть и преодолеть их, в то время как русские любят рисковать и рассматривают риск как испытание себя.