ЗАКЛЮЧЕНИЕ

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 

В результате выполненного исследования мы пришли к следующим основным выводам.

1. Лингвокультурный концепт «путешествие» является сложным ментальным образованием, имеющим множественное обозначение и выражение в языке. Этот концепт можно отнести к типу непараметрических, нерегулятивных, непредметных событийных концептов. Вместе с тем отдельные характеристики данного концепта связаны с регулятивными и предметными концептами.

В китайской лингвистике концептологическое изучение языка, по нашим данным, пока еще не получило развития. Вместе с тем есть все основания утверждать, что такое изучение языка именно в китайской лингвокультуре является весьма перспективным, поскольку по способу языкового обозначения в китайском языке концепты детально зафиксированы в идеографических иероглифах. Иероглиф по своей сути представляет собой картинку, выражающую ту или иную идею и благодаря своей иконической природе более детально характеризует внутреннюю форму концепта. Иероглиф отражает национально-культурную специфику мировидения китайцев, основные характеристики которого могут быть сформулированы как целостное, прямое и практическое отражение реальности в сознании.

2. Путешествие как социокультурный феномен находит многочисленные манифестации в языке, главным образом выражаясь в семантике лексических единиц. Модель лексического описания способов путешествия в китайском и русском языках построена на следующих признаках путешествия: 1) субъект, 2) цель, 3) среда, 4) скорость, 5) оценка, 6) дополнительные действия. Специфика признаков концепта «путешествие» при сопоставлении русской и китайской лингвокультур заключается в следующем: 1) в китайском языке четко выделяется категориальный класс путешественников, чего нет в русском языке; 2) в китайском языке осуждается праздная прогулка, а в русском языке – действие без цели; 3) в китайском языке выделенные в данной работе дополнительные признаки в составе концепта «путешествие» раскрываются более детально, чем в русском, поскольку эти признаки прямо выражают культурно-исторические традиции, и поэтому их можно понять в более глубоком историко-культурном смысле, не обращаясь к специальной энциклопедической литературе.

Различия по отношению к путешествию в китайской и русской культурах состоят, в основном, в историческом прошлом.

Во-первых, в китайской лингвокультуре подчеркивается необходимость путешествий, в основе этой необходимости лежит чувство долга, в то время как в русской лингвокультуре необходимость путешествий осмысливается в неразрывной связи с оценкой этих путешествий, то есть, на первый план выдвигается мотивация.

Во-вторых, в традиционной китайской культуре путешествие ассоциативно связано с идеями мучения, горя, в русской культуре на первый план выходит идея испытания себя в путешествии, в противоборстве с природной стихией (в частности, это прослеживается в том, что путешествие по морю практически не представлено в языковой репрезентации исследуемого концепта в китайской лингвокультуре и вариативно представлено в соответствующей репрезентации этого концепта в русской лингвокультуре). В  общем плане это связано с тем, что в китайской культурной традиции нет жесткого противопоставления человека и природы, человек мыслится как органичная часть природы (tian ren he yi – буквально: небо и человек объединяются в одно).

В-третьих, в традиционной китайской культуре понятие «путешествие» связано с социальным статусом путешественника, а в русской культуре – с образом действия. Детальная конкретизация социального статуса человека (путешествующего и не только путешествующего) укоренена в традиционной китайской культуре, это заложено в китайской этике, построенной на принципе уважения старших по возрасту или по должности. Детализация образа действия, в свою очередь, является специфической характеристикой русской модели мира и относится не только к концепту «путешествие».

В-четвертых, в традиционной китайской культуре путешествие в некоторой степени рассматривается как способ самоусовершенствования в нравственных отношениях, а в русской культуре   как способ освобождения от физического утомления.

Признак удовольствия от путешествия выдвинулся на первый план при осмыслении данного концепта в сравниваемых культурах сравнительно недавно. По всей видимости, такое оценочное изменение концепта «путешествие» связано с возрастанием значимости идеи досуга, отдыха, развлечений в современной жизни, что объясняется высоким уровнем развития производства, сокращением числа работающих в сфере непосредственного производства материальных благ, и переключением значительной части населения к занятости в сфере досуга. Эта тенденция носит всеобщий характер и соответствует идеям глобализации.

Наиболее общие черты различия в отношении к путешествию в китайской и русской лингвокультурах объясняются, на наш взгляд, идеями конфуцианства в Китае (в основе этих идей лежит необходимость соблюдения установившихся норм жизни и повиновение старшим по возрасту и должности), в русской лингвокультуре отношение к путешествию строится, главным образом, на обыденном понимании этого события.

3. В китайской лингвокультуре концепт «путешествие» более значим, чем в русской, что подтверждается его более многочисленной репрезентацией в языке и его глубоким историко-культурным содержанием, зафиксированном в семантике соответствующих лексических и паремиологических единиц.

Лексема «путешествие» в русском языке характеризуется пространственным действием (выход за пределы постоянного местожительства), а в китайском языке характеризуется способом жизнедеятельности (зарабатывать на жизнь, выполнять служебные поручения, развлекаться).

Различие в нормативных комплексах по отношению к путешествию в русской и китайской лингвокультурах на основании анализа паремиологических единиц состоит в том, что в китайской культуре подчеркивается “скромность путешественника в пути”, “старость как опытность”, “настойчивость и неуклонность путешественника в пути”, чего нет в русской лингвокультуре.

4. Важной характеристикой концепта является связанность с другими концептами культуры. Специфика концепта «путешествие» в русской и китайской лингвокультурах состоит так же в его связях с другими концептами.  Русский концепт «путешествие» связан с концептами «Отдых», «Удовольствие», «Море», «Спорт», а китайский концепт «lu xing» связан с концептами «Гадание», «Долг», «Дао (путь)», «Привязанность к родине». Заслуживает внимание то положение, что в нашем исследовании имплицированы смешанные культурные концепты: «Удовольствие и необходимость», «Путь и  дом», «Чужбина и родина» и пр.

5. Данные, полученные в результате социолингвистического эксперимента, в основном подтвердили и в некоторых аспектах частично уточнили выявленные ранее характеристики концепта «путешествие» в русской и китайской лингвокультурах.

Таким образом, культурный концепт «путешествие» представляет собой сложное образование, в котором могут выделены определенные признаки, частично совпадающие и частично расходящиеся в русской и китайской лингвокультурах, находит непосредственное подтверждение в нашем исследовании.

Выполненная работа, мы надеемся, может послужить началом описания культурных концептов в русской и китайской лингвокультурах в сопоставительном плане. Данная диссертация открывает перспективы для дальнейшего исследования других  концептов в русской и китайской лингвокультурах, позволяет определить типы существующих концептов,  выявить общие и отличительные характеристики русской и китайской картины мира, способствуя осмыслению такой актуальной проблемы лингвистики, как взаимоотношение языка и культуры.