1.4. Основные стратегии и способы искажения действительности

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 

Вполне объяснимым является интерес и многочисленные попытки разобраться в многообразии видов и форм лжи и обмана.

Все классификации лжи и обмана, которые встретились нам, сильно разли­чаются в зависимости от подхода к изучаемому феномену, аспекта рассмотре­ния, а также от способа разграничения понятий лжи, обмана, неправды (Гак, За­катов, Мелитан, Ратинов и Адамов, Розеншток-Хюсси, Щербатых).

Поскольку исказить правду можно двояко - скрыв ее или сказав неправду, на самом общем уровне мы будем различать ложь как активную, состоящую из заведомо ложного сообщения, и как пассивную, заключающуюся в умолчании. Различие этих видов лжи, как считает В.И.Свинцов, «очевидно и поддается про­зрачному формальному выражению» (Свинцов, 1983: 71). Если факт Ф имел место, то «обычная» ложь описывается так: Икс сообщает Игреку, что Ф не было, а в случае лжи умолчанием ничего не сообщается (Ф замалчивается).

В Чернобыле ведь было тоже самое...: три дня не говорили людям, что они уже облучены и продолжают облучаться... Тоже ложь... Куда ни кинешь - ложь... (Игнатьев).

Не вызывает сомнений, что молчание, являясь коммуникативно значимым, может выступать в двух ипостасях: «молчание для говорения» и «молчание вмес­то говорения» (Богданов, 1990: 8). Последнее, в основе которого лежит за­малчивание всей информации (полная пассивная ложь) или ее элементов (частичная пассивная ложь), Л.Н.Толстой называл отрицательной ложью (Толстой, 1985: 106), а В.И.Свинцов предлагает именовать полуправдой (Свинцов, 1990: 54).

Сокрытие информации в форме ответов типа «не знаю»/ «I don’t know», именуемые в юридической литературе запирательством, семантически эквива­лентны пассивной лжи. Активная ложь подразделяется на ложь, целиком состоящую из вымысла, и частичную ложь. В объем последней могут входить полуправда (смешение действительных фактов с ложными), клевета, инсинуация (завуалированная клевета), диффамация (подтасовка фактов, придание им лож­ного смысла) и прочее. По критерию подготовленности ложь и обман могут де­литься на спонтанные (ситуативные) и заранее подготовленные. К разновиднос­тям лжи исследователями относятся также лесть и хвастовство (Berger, 1979).

Вероятно, собственно  акциональной разновидностью обмана можно наз­вать лишь притворство и шулерство, поскольку, как мы уже упоминали, боль­шинство модусов обмана сочетает в себе действие и коммуникативное поведе­ние. Это относится к разнообразным формам создания ложного впечатления. К примеру, имидж - целенаправленно формируемый образ-представление, кото­рый наделяет объекты дополнительными положительными качествами.  Само­презентируясь, субъект пытается создать привлекательный образ себя в глазах окружающих его людей, выставляя в зависимости от ситуации одну или несколько «картинок для других», маскирует свои слабости сконструированным, новым «Я-образом», во внешнем проявлении которого присутствуют наиболее ценимые людьми черты. Создание имиджа, реализуемое с помощью вербальных и невербальных средств как на уровне межличностного взаимодействия, так и в социальном контексте, намеренно продуцируемо и поддерживаемо в общест­венном мнении.

В связи с имиджем нельзя не сказать о специфическом виде обмана -жен­ском притворстве, включающее в свое понятие «чуть ли не все точки конти­нуума перехода от сознания к бессознательному» (Знаков, 1997: 47). Притворст­во (рretending) как разновидность женского обмана с одной стороны, нельзя счи­тать тождественным злонамеренной лжи (как это в юмористической форме по­казала Челандзия), но, с другой стороны, как пишет Лернер, «pretending потен­циально является наиболее серьезной формой обмана, потому что оно может привести скорее к жизни по лжи, чем к ее высказыванию ..., незаметно вплета­ется в структуру ткани повседневной жизни и т.о. ведет к построению ложного «я» (Lerner, 1993: 122).

Следование социальным нормам и правилам,  по большей части неписа­ным, позволяет разделить ложь/обман по признаку конвенциональность /неконвенциональность. К конвенциональным (ритуализированным) видам лжи можно отнести:

а) стереотипизированные фразы, функционирующие как важные стратегии в социально цементирующей языковой игре, которую Бронислав Малиновский назвал фатическими. На вопрос How you feelin’ today? (How you doing?) предла­гается ответ Fine, thanks, and yourself?, независимо от действительного положе­ния дел.

б) Вежливость можно различать по признаку искренность/неискренность как актуальную (искреннее выражение уважения) и формальную (внешне демонст­рируемое уважение). Это разграничение находит свое отражение в лек­сике английского языка: polite - courteous, где «первое слово в большей мере обозначает внешний аспект поведения, а второе слово - гармонию внешнего проявления и внутреннего доброго расположения к человеку» (Карасик, 1992: 76).

Тактичность и формальная вежливость являются теми конвенциональ­ными видами лжи, которые могут содержать квант неискренности или же абсо­лютно не соответствовать истине. «Жаркое великолепно»,- говорит гость, даже если хозяйка оказалась не на высоте (пример Экмана, 1993: 20). А.К.Секацкий утверждает, что «настоящая культурность предполагает владение всем спектром модусов лжи», в число которых входят такт, деликатность, вежливость (Секацкий, 1995(а): 37).

По стратегии внедрения ложь можно подразделить на прямую и непрямую ложь. Следуя стратегиям прямой лжи, говорящий может использовать либо собственно произнесение ложной информации (активная, полная  ложь) или стратегию опущения фактов (активная, частичная ложь).

Более привлекательны в стратегическом плане непрямые виды лжи, общая схема которых подразумевает имплантацию адресату некоего суждения, час­тично/полностью соответствующего действительности, с целью вызвать ложные умозаключения. К непрямым стратегиям лжи относится и введение в заблужде­ние посредством произнесения правдивой информации, общая схема которой такова: Х говорит У-у Р, где Р = правда, с намерением, чтобы У поверил, что Р - ложь.

На следующем этапе мы обратимся к различным аспектам лжи и обмана, отражающим свойства и признаки обманного действия.