2. Классификация способов модификации поведения собеседников по характеру требуемого действия

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 

Как было сказано выше, поведение человека в обществе обеспечивается как его физической, так и психической активностью, поэтому модификации в конкретной ситуации могут быть подвержены оба вида активности, либо один из них, тот, который неадекватен ситуации или определенным социальным нормам, которыми руководствуются члены данной социальной группы. Исходя из этого, мы сочли необходимым классифицировать фактический материал не только по прагматической функции, которую выполняет высказывание в конкретной ситуации, но и по характеру действия, каузируемого говорящим.

В результате анализа фактического материала выяснилось, что по характеру предицируемого действия все высказывания распадаются на две большие группы:

1.         Высказывания, направленные на то, чтобы адресат совершил какое-либо физическое действие.

2.         Высказывания, цель которых – модификация эмоционально-психологического состояния адресата.

Внутри этих групп были выделены более мелкие подгруппы. Так, высказывания, целью которых было совершение адресатом какого-либо физического действия, можно разделить на:

1.1.      Высказывания, побуждающие адресата к совершению определенного физического действия в одиночку.

1.2.      Высказывания, побуждающие адресата к совместной с говорящим деятельности.

1.3.      Высказывания, побуждающие адресата к общению и регулирующие процесс общения как особый вид деятельности. Понимая общение как один из видов деятельности, мы сочли необходимым обособить высказывания, побуждающие к общению и регулирующие процесс коммуникации, в силу того, что общение как деятельность специфично, поскольку для его осуществления используются не только невербальные, но и языковые средства.

1.4.      Высказывания, побуждающие адресата изменить характер деятельности или прекратить какую-либо деятельность.

Побуждение к адресата высказывания к действию может быть продиктовано двумя мотивами:

желанием говорящего изменить ситуацию, исходя из своих собственных интересов либо их интересов адресата. Побуждение к действию в этом случае, как правило, не сопровождается выражением негативных эмоций. Анализ фактического материала показывает, что для реализации коммуникативной цели говорящий может использовать  любой функциональный вариант директивных речевых актов, ассертивные и комиссивные речевые акты.

Повернитесь-ка в профиль. /распоряжение/ (Инин, «Не хочу жениться или новый Пигмалион»)

Бабушка, а может, составите компанию? /предложение/ (Брагинский, Рязанов, «Родственники»)

Есенина знаешь? Спой Есенина. /просьба/ (Шукшин, «Там, вдали»)

Держись за гриву, Петька! Крепче держись, не отпускайся! /совет/ (Шукшин, «Там, вдали»)

Я все объясню после урока! – прекратил вопросы Соломатин. /комиссив/ (Брагинский, «Учитель пения»)

Юрий Григорьевич, вас просит Людмила Прокофьевна! /констатив/ (Брагинский, Рязанов, «Сослуживцы»)

в случае нарушения адресатом каких-либо поведенческих норм говорящий может стремиться привести поведение собеседника в соответствие с этими нормами и правилами. Коррекция поведения адресата может осуществляться говорящим и в том случае, если действия адресата не совпадают с ожиданиями и желаниями говорящего. Для успешного осуществления этой коммуникативной цели существенным условием является более высокий или равный социальный статус говорящего, поскольку желание скорректировать поведение адресата тесно связано с открытым выражением негативных эмоций говорящего. В данном случае говорящий, как правило, прибегает к использованию не только директивных и ассертивных (мораль, намек) речевых актов, но и к экспрессивам, а в ситуации общения взрослых с детьми (например, в школе, в семье или в общественных местах) российские коммуниканты используют речевой акт замечания.

Если человек на работе, он не имеет права оскорблять посетителя. /мораль/ (Брагинский, Рязанов, «Зигзаг удачи»)

Еще одно слово, и следующая тарелка полетит вам в голову! /угроза/ (Брагинский, Рязанов, «Ирония судьбы, или С легким паром»)

Ты что, рехнулась? Ты зачем ходишь с закрытыми глазами? /недоумение/ (Брагинский, «Почти смешная история»)

А ты молчи! – прикрикнула на нее мать. – Прижми хвост и помалкивай. Без тебя как-нибудь разберемся. /распоряжение/ (Шукшин, «Точка зрения»)

Павлик, я была бы тебе очень признательна, если бы ты руку поднимал. /замечание в школе/ (Устная речь)

Наверное, вам было бы удобнее достать шпаргалку, чем каждый раз туда залезать. /замечание студенту вуза/ (Устная речь)

Модификация эмоционально-психологического состояния адресата может осуществляться с целью:

2.1.      собственно модификации эмоционального состояния собеседника;

2.2.      профилактики ожидаемых негативных эмоциональных реакций адресата в ответ на определенные действия говорящего.

Группа высказываний, направленных на изменение эмоционально-психологического состояния собеседника, воздействует на внутренний мир адресата, что, естественно, обязан учитывать говорящий. Качественный состав этой группы существенно отличается от группы высказываний, побуждающих адресата к совершению какого-либо действия, и различия в выборе языковых средств объясняются в основном приоритетом личностного фактора над прочими социально-психологическими составляющими процесса общения.

Диапазон речевых актов, воздействующих на состояние адресата значительно уже по сравнению с многообразием речевых актов, направленных на побуждение адресата к действию. Основными способами модификации эмоционально-психологического состояния собеседника в российской коммуникативной культуре являются речевые акты совета и просьбы, причем для коррекции негативных эмоций используется, как правило, совет, если причиной этих эмоций является какое-либо событие или посторонний человек, и просьба – если в этих эмоциях виноват говорящий. Кроме того, речевой акт просьбы используется для профилактики отрицательных эмоций. В этом случае совет выражается с помощью императивной конструкции, а речевой акт просьбы оформляется в речи косвенно, с помощью вопросительных конструкций, которые одновременно выполняют функцию запроса об информации.

Проиллюстрируем это на примерах:

Коррекция негативных эмоций речевыми актами совета и просьбы:

Анна, не переживай, плюнь! (Розов, «В день свадьбы»)

Ты не волнуйся, все пройдет. (Розов, «В поисках радости»)

Не унывай. (Шукшин, «Там, вдали»)

Вы успокойтесь, сядьте! (Брагинский, Рязанов, «Убийство в библиотеке»)

Нервы! – сказал Мешков. – Надо взять себя в руки. (Брагинский, «Почти смешная история»)

Вася, не сердись на меня! (Брагинский, Рязанов, «Притворщики»)

Ленуська, ну успокойся, маленькая. (Розов, В поисках радости»)

Профилактика негативных эмоций речевым актом просьбы:

Ты не рассердишься, если я не пойду? Как-никак, понимаешь, брат приехал. Надо устраивать, неудобно. (Розов, «В добрый час!»)

- Андрей, ты не рассердишься?

- На что?

- Только, пожалуйста, не обижайся, ладно? (Розов, «В добрый час!)

Таким образом, диапазон средств, используемых для модификации эмоционально-психологического состояния собеседника, достаточно узок. Он сводится к двум речевым актам: совета и просьбы.