5. Модификация поведения и эмоционально-психологического состояния собеседника в структуре коммуникативного поведения

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 

Проблема управления поведением, деятельностью человека является предметом изучения различных наук – философии, математики, социологии, психологии, лингвистики. Внимание различных наук к этой проблеме объясняется сложностью структуры процесса управления поведением (Тарасов, 1979).

Многие исследователи выделяют функцию воздействия на поведение людей в качестве варианта коммуникативной функции языка (Леонтьев, 1974, Сорокин, Тарасов, Шахнарович, 1979)

Внимание лингвистических наук сосредоточено на описании вербальных способов побуждения к действию. По нашему мнению, возможно выделение ситуации модификации поведения и эмоционально-психологического состояния (далее состояния) собеседника как отдельного объекта изучения, поскольку это одна из наиболее распространенных ситуаций в любой коммуникативной культуре. Особенностью ситуации модификации поведения и состояния собеседника является ее нелокализованность во времени и пространстве, в отличие, например, от типичных ситуаций «в магазине» или «у врача».

До сих пор не существует комплексного описания этой коммуникативной ситуации, хотя в современной лингвистической литературе уделяется значительное внимание директивным речевым актам как основному способу воплощения побудительной интенции, тесно связанной с ситуацией модификации поведения. Суть побуждения – сделать так, чтобы адресата совершил некоторое действие (Формановская, Акишина, Акишина, 1989). Исследователи рассматривают разнообразные варианты реализации побудительной интенции в прагматическом и семантико-синтаксическом плане (Беляева, 1985, 1987, 1992, Гуляр, 1993, Цурикова, 1992, Егорова, 1995, Шеловских, 1995, Почепцов О.Г., 1985, Формановская, 1984, Дорошенко, 1989, Яковлева, 1994, Эвансон, Цурикова, 1995 и др.).

Существование класса директивных речевых актов не вызывает сомнения у исследователей. Однако  высказываются различные мнения относительно объема входящих в этот класс речевых единиц. В отечественной лингвистической литературе имеется несколько попыток классификаций различных типов директивных речевых актов.

Диапазон высказываний, реализующих побудительную интенцию, по мнению некоторых исследователей, включает в себя не только императивные и вопросительные конструкции, но и утверждения (Моделирование языковой деятельности в интеллектуальных системах, 1987).

Оригинальную классификацию речевых актов, модифицирующих поведение собеседника, предлагает Т. Б. Гуляр (Гуляр, 1993). В отдельную группу выделяются речевые акты убеждения, поскольку они затрагивают эмоционально-психологическую и интеллектуальную сферы личности.

Поведение же индивида можно изменить, используя повелевание или побуждение. Речевой акт повелевания не оказывает влияния на картину мира адресата. Он может быть как эксплицитным, так и имплицитным. Говорящий может повелевать в категоричной либо в некатегоричной форме. Повелевание по степени интенсивности можно градуировать от приказа до просьбы.

Отличие побуждения от повелевания состоит в постепенности достижения цели, то есть побуждение не является однократным способом воздействия. Говорящий использует не единичную реплику, а несколько высказываний, объединенных одной коммуникативной задачей. Такая совокупность высказываний уже не является речевым актом, а подчиняется законам построения единицы более высокого уровня – дискурса. Поэтому можно говорить о существовании двух речевых способов модификации поведения адресата: речевом акте повелевания и побудительном дискурсе как совокупности высказываний, объединенных общей коммуникативной целью. Речевой акт повелевания предполагает единичное достижение или недостижение цели, в то время как побудительный дискурс позволяет говорящему корректировать свою стратегию, опираясь на реакции адресата.

Классификации и описанию различных типов директивных речевых актов на материале английского языка посвящена работа Е.И. Беляевой (Беляева, 1992). Интерес к классу директивных речевых актов в современной прагматике продиктован тем, что именно этот тип речевого акта используется в общении с целью побуждения адресата к определенному действию. Четкая иллокутивная направленность директивных речевых актов не позволяет подвергнуть сомнению существование директивов как особого класса. Автор  определяет директивный речевой акт как выражение волеизъявления говорящего, направленное на то, чтобы слушающий совершил определенное действие.

Директивный речевой акт (как и любой речевой акт вообще) можно анализировать с точки зрения его семантических, синтаксических и прагматических характеристик.

Семантический аспект директивных речевых актов – называемое действие, которое предстоит совершить слушающему.

Синтаксический аспект изучения директивных речевых актов включает в себя различные способы выражения пропозиции и коммуникативной интенции говорящего (прямой или косвенный, эксплицитный или имплицитный, конвенциональный или неконвенциональный), а также различные синтаксические структуры, которые могут быть использованы для передачи целостного значения высказывания.

Прагматические характеристики директивного речевого акта  - это совокупность коммуникативно релевантных факторов социально-психологического плана, а также собственно коммуникативные факторы, влияющие на выбор формы высказывания. Сюда относятся распределение социальных ролей между коммуникантами, соотношение их социальных статусов, характер межличностных отношений, сфера общения, распределение собственно коммуникативных ролей и т.д.

Для  реализации любого речевого акта необходимо соблюдение некоторых условий успешности, которые включают в себя не только наличие некоторого пропозиционального содержания, но и предварительные условия, условие искренности, а также существенное условие (Серль, 1986). Опираясь на  выделенные Дж. Серлем условия, необходимые для осуществления речевого акта обещания, Е. И. Беляева предлагает набор условий, необходимых для успешного использования  директивов (Беляева, 1992). Помимо пропозиции, которая содержит предикацию каузируемого действия, условия успешности совершения директивных речевых актов могут быть охарактеризованы следующим образом:

1. Подготовительные условия: слушающий способен совершить требуемое действие, кроме того, он не станет выполнять действие без вербального побуждения. Условие искренности: говорящий действительно хочет, чтобы адресат выполнил каузируемое действие.

2. Существенное условие: попытка говорящего побудить адресата к действию (Беляева, 1992).

По сути, эти условия могут быть отнесены не только к директивам, но и к высказываниям других классов (напр., вопросам, ассертивам), выполняющим в определенных ситуациях побудительную функцию.

Директивные речевые акты в различных ситуациях могут выполнять различные функции (например, просьбы, приглашения, совета или приказа). Конкретный тип директива может определяться тремя параметрами социального характера: обязательность выполнения действия для адресата, приоритетность позиции одного из коммуникантов (т.е. соотношение ролей, описанное Л. П. Крысиным), а также бенефактивность (т. е. выгодность) действия для говорящего. На основе вышеперечисленных характеристик Е. И. Беляева выделяет три основных типа директивов (Беляева, 1992):

Прескриптивы.  Выполнение действия, обозначенного в этом типе ДРА, обязательно для адресата, поскольку говорящий находится в приоритетной позиции.

Реквестивы. Директивы этого типа побуждают адресата совершить некоторое действие в интересах говорящего. Позиция адресата приоритетна по отношению к позиции говорящего, поэтому адресат вправе принять решение о выполнении или невыполнении необходимого действия.

Суггестивы. К этому типу относятся речевые акты, выражающие совет. Набор значений перечисленных выше признаков для данного типа ДРА таков: приоритетность позиции говорящего, необлигаторность и бенефактивность действия для адресата.

Внутри каждого из трех типов ДРА выделяются разновидности, которые, наряду с признаками принадлежности к данному типу, содержат ряд признаков, дифференцирующих эти разновидности внутри каждого типа.

Так, прескриптивными директивными речевыми актами являются приказ и его негативная форма запрещение, собственно побуждение, разрешение, инструкция, предписание, заказ и требование. Приказ и запрещение выделяются на основании того, что используются в ситуациях со строго регламентированными социальными позициями говорящего и адресата. При этом невыполнение адресатом действия наказуемо.

Дифференцирующий признак для собственно побуждений – целесообразность действия. Нередко для объяснения этой целесообразности говорящий эксплицирует причины, по которым данное действие должно быть совершено адресатом. Используя речевой акт инструкции, говорящий основывается на превосходстве своей энциклопедической компетенции в определенной области, а также на том, что адресат заинтересован получить от него информацию о своих действиях. Предписание является вариантом инструкции, однако источником побуждения является какой-либо законодательный орган или инстанция. Речевой акт заказа употребляется в стандартной (конвенциональной) ситуации общения. Выполнение  действия является служебной обязанностью адресата.

Требование является разновидностью прескриптивного речевого акта, основанной   на  пресуппозиции   нежелания  адресата  выполнять  действие.

К классу реквестивных речевых актов относятся просьба (ядерный вид реквестивов) и ее разновидность – мольба, а также приглашение. Мольба основана на пресуппозиции отсутствия желания адресата совершить действие, а также на наличии у говорящего сильной мотивации для побуждения адресата к действию. Речевой акт приглашения используется, если говорящий заинтересован в прибытии адресата в определенное место.

Речевой акт совета составляет ядро суггестивов. Помимо него к этому классу относятся речевые акты предложения и предупреждения. Предложение является побуждением адресата к совместной деятельности с говорящим. Предупреждение – это косвенный речевой акт, в пропозиции которого содержится информация о возможных неприятных последствиях для адресата.

В работах по исследованию речевого этикета как системы регулятивных правил общения Н. И. Формановская классифицирует просьбу, совет, приглашение, предложение, требование, приказ, мольбу, упрашивание как особые тематические группы внутри системы этикета. Это означает, что существуют некоторые требования и устойчивые формы выражения для каждой из обозначенных групп. Следование требованиям этикета в процессе общения должно приводить к наиболее эффективным результатам и предотвращению конфликтов (Формановская, 1984,1987).

На наш взгляд, вышесказанное не описывает ситуацию модификации поведения или состояния собеседника в достаточном объеме, поскольку ее невозможно свести ни к этикетным формам общения, ни к реализации побудительной интенции. Несомненно, побуждение к совершению действия либо его изменению, усилению или прекращению – это, как правило, доминирующая  цель из целого иерархического ряда целей, к достижению которых может стремиться говорящий в ситуации модификации поведения и состояния собеседника. В комплексе коммуникативных целей в ситуации модификации поведения и состояния собеседника помимо побуждения к действию можно выделить такие составляющие, как выражение эмоционально-оценочного отношения к поведению адресата, в некоторых ситуациях говорящий может одновременно запрашивать информацию о поведении собеседника. В каждой конкретной ситуации говорящий может делать коммуникативный акцент на одну из перечисленных целей. В связи с этим интенция говорящего в данной ситуации может быть выражена не только директивными речевыми актами. По нашему мнению, существуют иные, недирективные способы управления поведением собеседника, как это будет показано ниже. Директивность – наиболее вербально экономный, и потому наиболее распространенный способ модификации поведения адресата.