КАК ВОЗНИКАЮТ ВОЗДУШНЫЕ ТЕЧЕНИЯ

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 
136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 
153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 
170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 
187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203 
204 205 206 207 208 209 210 211 212 213 214 215 216 217 218 219 220 
221 222 223 224 

Воздушный океан находится в непрерывном движении. Оно порождает на земном шаре все явления погоды. Главная причина движения воздуха — неодинаковое распределение атмо­сферного давления. Атмосферное давление не остается всегда одним и тем же — оно непре­рывно изменяется: то повышается, то пони­жается, редко, правда, отклоняясь более чем на 50 мб от своей средней величины 1013 мб (на уровне моря).

Постараемся выяснить, почему меняется дав­ление и почему оно неодинаково над разными частями земного шара. Солнечные лучи неоди­наково обогревают земной шар, так как они под разными углами падают на земную поверх­ность (см. стр. 222). Больше всего тепла получает экватор, меньше всего — полюсы. Поэтому тро­пический пояс играет роль постоянного нагре­вателя атмосферы — здесь больше тепла полу­чается от Солнца, чем отдается в мировое про­странство. Полюсы — постоянные холодильни­ки, непрерывно отдающие тепло, а получают они его сравнительно мало.

Между нагревателем и холодильником долж­но обязательно возникнуть движение воздуха. Сделаем такой опыт. В два сосуда (А и Б), соединенных внизу и наверху трубками, нальем воду до уровня середины верхней труб­ки и затем один из сосудов (А) начнем на­гревать, а другой (Б) обложим льдом. Вода в сосуде А расширится, и уровень ее станет выше, чем в сосуде Б; она потечет по верхней трубке из А в Б. Но тогда окажется, что общий вес и давле­ние на дно всего столба воды в сосуде Б больше, чем в сосуде А, и по нижней трубке вода начнет течь из сосуда Б в А.

Так между нагрева­телем и холодильником установится круговая циркуляция воды.

Этот опыт показывает, что течение направ­лено от места с более сильным давлением столба воды к месту с менее сильным давлением. На­верху более сильное давление совпадает с теп­лом, а внизу,— наоборот, с холодом. Посмотрим, что же наблюдается в атмосфере. Если подсчи­тать за много лет среднее атмосферное давление на уровне, например, 10 км в северном полу­шарии, то самое высокое (для этого уровня) давление окажется на экваторе, самое низ­кое — на полюсе, а вдоль параллелей давление почти не меняется. Обычно на географическую карту наносят величины давления для данного уровня и по этим величинам проводят линии одинакового давления — изобары (от гре­ческих слов «изо» — равный, «барос» — тя­жесть, вес). Средние изобары на уровне 10 км проходят почти точно вдоль параллелей: вдоль экватора располагается полоса самого высокого давления, и отсюда давление равномерно убы­вает к полюсам. Полюс находится в центре са­мого низкого давления.

Таким образом, давление в атмосфере на­верху распределяется так же, как и в верхних

частях наших сосудов,— оно убывает от тепла к холоду.

Если посмотрим на карту среднего давления атмосферы для земной поверхности, полного совпадения с результатами нашего опыта мы уже не найдем. Действительно, на полюсе дав­ление повышенное, а на экваторе — понижен­ное, но в промежутке между ними давление в среднем от экватора повышается к тропикам, затем понижается к умеренным широтам и вновь возрастает к полюсам. Изобары здесь уже вовсе не проходят по широтам, а замыкаются вокруг отдельных центров повышенного и пониженного давления. Если же мы просмотрим ежедневные карты давления, то на всех уровнях (а особенно у земли) увидим крайне изменчивую день ото дня картину — движущиеся, образующиеся и вновь исчезающие центры высокого и низкого давления, которые не подчиняются никаким видимым порядкам и законам.

Обратимся теперь к воздушным течениям: подтверждают ли они наш опыт? Оказывается, что почти во всей толще атмосферы ветры дуют вовсе не от высокого давления к низкому (т. е. перпендикулярно к изобарам), а вдоль изобар: в северном полушарии они оставляют высокое давление справа, а низкое — слева (по ходу движения потока), в южном полушарии — на­оборот. Только в самом нижнем, приземном слое атмосферы поток отклоняется в сторону более низкого давления, и именно те ветры, кото­рые мы непосредственно ощущаем, дуют под углом к изобарам. Причина этого — отклоняющее действие вращения Земли.