«ЗА ТРИ МОРЯ»

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 
136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 
153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 
170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 
187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203 
204 205 206 207 208 209 210 211 212 213 214 215 216 217 218 219 220 
221 222 223 224 

Среди старинных землепроходцев и море­плавателей, побывавших в далеких странах, почетное место занимает замечательный рус­ский путешественник, тверской купец Афа­насий Никитин. Он побывал в Индии за 30 лет до Васко да Гамы и проник в такие районы страны, где до него не бывал ни один европеец. Как же забросила судьба Афанасия Никитина на берега Индийского океана?

Осенью 1466 г. из Москвы на родину воз­вращался посол Ширванского ханства.

Услышав в Твери (ныне Калинин) о воз­вращении посольства, Афанасий Никитин с другими купцами решил присоединиться к ка­равану посла и поехать в Ширван торговать. Ширванское ханство лежало на юго-западных берегах Каспийского моря. Оно включало города Баку, Дербент и Шемаху. Ханство вело большую торговлю со многими странами Востока.

Снарядив два корабля, Никитин с товари­щами поплыл в Нижний Новгород (ныне Горький), где, дождавшись посла, двинулся вниз по Волге. Путешествовать с посольством было удобнее и безопаснее. У посла была охрана, ему давали грамоты на беспрепятствен­ный проезд, предоставляли лоцманов. В то время граница Русского государства прохо­дила по Оке и пересекала Волгу чуть южнее Нижнего Новгорода. Дальше лежали земли, захваченные татарами.

Около Астрахани на караван судов напал отряд татарского хана Касима. В стычке было убито несколько человек, четырех татары взяли в плен. Имущество и товары многих купцов, в том числе и Никитина, были раз­граблены.

Приключения на этом не окончились. Во время плавания по Каспийскому морю (оно называлось Хвалынским) корабли за­стигла буря. Один из кораблей был выброшен на берег у г. Терки (ныне Махачкала). Русские купцы, плывшие на нем, попали в плен к местным жителям — кайтакам. Афа­насий Никитин, находившийся на корабле посла, благополучно достиг Дербента. Почти целый год провел он в Ширванском ханстве, пока не выручил товарищей из плена. Неко­торые из освобожденных решили вернуться на родину, другие остались в Шемахе. Сам

Никитин отправился в Баку, а затем в Персию (Иран). Он не мог вернуться на родину без товаров и без денег — для торговли он взял много товара в долг. Его могли бы привлечь

- к суду как должника.

Никитин был грамотным, предприимчивым и смелым человеком. Он решил попытать счастья в других странах. Поработав в Баку на нефтяных промыслах и заработав немного денег, он переправился на южный берег Каспия в персидский город Чапакур. Двигаясь по древнему караванному пути, Никитин дошел до Бендер-Абаса на берегу Персидского залива. Оттуда переправился в г. Ормуз, лежащий на острове у входа в залив.

Этот город был в те времена одним из самых богатых в Азии. Здесь пересекались торговые пути из Индии, Китая, Египта и Малой Азии. Об Ормузе говорили: «Мир — кольцо, а Ор­муз— драгоценность в нем».

Здесь Никитин пробыл целый месяц. Все его поражало: тропическая жара, сильный знойный ветер, ежесуточные приливы и отли­вы моря, верблюды, навьюченные бурдюками с пресной водой, обычай покрывать коврами и циновками раскаленные камни мостовых и многое другое.

В Ормузе Никитин узнал, что отсюда в Индию вывозятся породистые лошади, которые там очень ценятся. Купив коня, Никитин 9 апреля 1469 г. поплыл в Индию. Трудным и опасным было это шестинедельное плавание по бурному Аравийскому морю. Плыл Никитин на небольшом судне — таве, по­строенном без гвоздей.

Высадился он в индийском городе Чауле (южнее современ­ного Бомбея) Отсюда нача­лись его почти трехлетние стран­ствия по стране. Все, что его интересовало, Никитин заносил в дневник: о темнокожих длин­новолосых жителях, о том, что богатые люди и «князья» оде­ваются роскошно, а простой народ ходит почти нагим; о пышных выездах султана в со­провождении тысячного войска и 300 наряженных в золоченые покрывала слонов; о тяжелой до­ле индийских крестьян, разоряе­мых бесконечными налогами и поборами.

Он и сам вызывал всеобщее любопытство. За ним ходили толпами, с интересом разгля­дывали его необычную одеж­ду, белый цвет лица, русые волосы...

Афанасий Никитин побы­вал во многих городах нагорья Декан. Два месяца он прожил в Джуннаре. Здесь он застал начало периода летних муссонов, принесших относительную прохладу. Это время года Никитин назвал «зимой», отметив, что «всюду вода да грязь». Ливень продолжался, по словам Никитина, «день и ночь четыре месяца». Наблюдательный пу­тешественник заметил, что расположение звезд на небе в Индии иное, чем над Русью. Он подружился со многими семьями индийцев. Это помогло ему подметить особенности обы­чаев и нравов населения. Ему бросились в глаза страшная разобщенность между мусуль­манами и индуистами, деление населения на религиозные секты, не признающие друг друга.

В Бидаре Никитин выгодно продал коня. Однажды друзья пригласили его на красочный праздник «ночи бога Шивы» в г. Парват. Ни­китин очень точно и подробно описал этот праздник, на котором собиралось до 100 тыс. человек. Много интересного в этом городе увидел Никитин. Особенно большое впечат­ление произвели на него замечательные архи­тектурные сооружения, созданные индийским народом.

Никитин собрал интересные сведения и о тех районах Индии, где ему самому не удалось побывать: о крупном приморском городе Каликуте, об о-ве Цейлон, месте добычи драго­ценных камней и рынке слонов. Слышал русский путешественник и о далеких странах Востока — о стране Шабот, «где родится шелк и жемчуг» (Индокитай), о стране Чин и Мачин, откуда привозят фарфор (Китай).

Все чаще вспоминает Никитин о родной земле. Нет в мире страны, подобной ей, воскли­цает он. В начале 1472 г. из приморского города Дабула Никитин отправился в обратный путь. Целый месяц буря трепала корабль. В октябре 1472 г. Никитин достиг черномор­ского города Тробзона (Трапезунда). Впереди лежало третье море, которое он должен был пересечь. Первым было Каспийское, или Хвалынское, вторым — Аравийское море (Индий­ское). Договорившись с моряками, Никитин переправился на берег Крыма. Корабль зашел в Балаклаву, затем в Гурзуф и закончил плавание в Кафе (Феодосия). Эти города были в то время генуэзскими колониями и вели большую торговлю с Русью, Польшей, Литвой. В Кафе Никитин встретил русских купцов. Вместе с ними он отправился на родину. В дороге, недалеко от Смоленска, Никитин умер в конце 1472 г.

Так закончилось беспримерное путешествие Никитина «за три моря». Тетрадь с записями Никитина его попутчики передали в Москву главному дьяку Ивана III Василию Мамыреву, а тот распорядился включить их в летопись. «Хожение за три моря» Афанасия Никитина — замечательное географическое произведение XV в., один из лучших источников по истории средневековой Индии.

В 1955 г. в г. Калинине на берегу Волги был открыт памятник отважному русскому путешественнику.