КАТАСТРОФЫ ИЛИ НЕПРЕРЫВНОЕ РАЗВИТИЕ?

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 
136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 
153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 
170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 
187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203 
204 205 206 207 208 209 210 211 212 213 214 215 216 217 218 219 220 
221 222 223 224 

В начале Прошлого века учение о катастро­фах, изменявших строение земной коры, имело много сторонников. Геологи еще не представ­ляли себе громадных периодов времени, в тече­ние которых формировались земная кора и орга­нический мир. Например, наслоения вулкани­ческих горных пород они приписывали одному катастрофическому извержению.

Ярым сторонником вулканических катаст­роф на Земле был ученик Вернера геолог Лео­польд фон Бух (1774—1853). Сперва он с увлечением искал факты, подтверждавшие учение Вернера о происхождении кристалли­ческих горных пород из осадков в морях. Для этого Бух предпринял путешествие в Италию. Там он сразу же нашел обилие горных пород, образовавшихся в результате вулканических извержений. Вернер объяснял вулканические явления подземным пожаром залежей камен­ного угля, поэтому Бух настойчиво искал от­ложения угля близ Везувия, но не нашел их. В Центральной Франции он обследовал Потух­шие вулканы, образовавшиеся непосредственно на граните. Так как каменный уголь залегает среди осадочных пород, то, конечно, его не оказалось и в этом районе. Эта неудача заста­вила Буха усомниться в справедливости уче­ния Вернера.

Тогда из поклонника Вернера Бух стал его ярым противником и развивал идею о ката­строфических изменениях земной поверхности во время вулканических извержений.

Происхождение гор Бух объяснял дейст­вием вулканических сил, поднимавших зем­ную кору, которая выгибалась вверх прямыми складками. По его мнению, в течение очень коротких промежутков времени возникли длинные ряды вулканов, извергавших огром­ные количества лавы, пепла и камней. Спус­каясь по склонам вулканов, расплавленные каменные массы сминали в складки прилега­ющие осадочные земные слои. Между перио­дами усиленной вулканической деятельности наступали периоды покоя. Одни из таких пери­одов — наша эпоха.

Не все геологи были сторонниками гипо­тезы катастроф. Некоторые из них считали, как и М. В. Ломоносов, что сил природы, дей­ствующих в наше время, достаточно, чтобы разрушать горы, осушать моря, изменять облик планеты. Первым, кто развивал эти идеи, был английский геолог Чарлз Лайель

(1797—1875). Он внимательно изучал проис­ходящие в наше время разрушения горных пород под действием воздуха, влаги и смены температур. Лайель наблюдал, как продукты разрушения переносятся текучими водами и от­лагаются на дне обширных водоемов. Он утверждал, что земные слои могли образоваться под действием геологических сил той же интенсивности, что и теперь, а следовательно, нет никакой надобности допускать какие-то ката­строфы в истории Земли.

Как наблюдатель Лайель проявлял громадное упорство, разби­раясь в каждом геологическом явлении, какие бы затруднения ни встречались при этом.

Наконец, собрав большое количество дан­ных наблюдений, Лайель начал писать свой труд «Основные начала геологии», давший но­вое направление науке о Земле. Однако, рабо­тая над этой книгой, он увидел, что все-таки многое ему самому еще неясно. Тогда Лайель приостановил работу и отправился в путе­шествие по Франции, Италии и Сицилии.

Из представления о катастрофах в истории Земли следовало, что органическая жизнь сме­нялась резко и внезапно. Чтобы опровергнуть эту гипотезу, Лайелю нужно было доказать постепенный переход окаменелостей одних ви­дов в другие. Он поехал в Апеннинские горы, чтобы изучить молодые отложения.

Там Лайель открыл пласты, содержавшие раковины не только вымерших, но и совре­менных моллюсков. В нижних слоях заклю­чались только вымершие формы, а в средних встречались и современные. Наконец, в самых верхних пластах было больше современных, чем вымерших, форм организмов. Так Лайель подтвердил, что смена форм живых существ в течение недавнего геологического периода происходила постепенно, а не внезапно, в ре­зультате каких-либо катастроф.

Изучая вулканические отложения в окрест­ностях вулкана Этны, Лайель открыл, что мощность наслоений вулканического пепла, от­ложившегося в течение исторического времени, невелика. Между тем вулканические наслое­ния окрестностей Этны имели огромную мощ­ность. Значит, они накапливались в течение больших промежутков времени. При этом Лайель, конечно, полагал, что интенсивность дей­ствия вулкана Этны и в далеком прошлом была такая же, как и в наше время.

Леопольд фон Бух считал, что вулканы воз­никают под давлением снизу, поднимающим земные слои. Лайель опроверг это заблужде­ние знаменитого геолога. Осматривая вулканы в Италии и Франции, он изучил строение коль­цеобразных валов, окружающих кратеры дей­ствующих вулканов. Оказалось, что они состо­ят не из приподнятых слоев осадочных пород, а из чередующихся наслоений песка и вулкани­ческого пепла. Следовательно, они не были приподняты давлением снизу, как полагал Бух.

Возвратившись из Италии, Лайель уже окон­чательно убедился, что не катастрофы изменяли строение земной коры, а силы, действующие и в наше время. «С древнейших времен до наших дней,— писал он,— не действовали ни­какие другие причины, кроме тех, которые ныне действуют, и действие их всегда проявля­лось с той же энергией, какую они проявля­ют ныне».

Когда книга Лайеля вышла в свет, она про­извела огромное впечатление на ученых. Моло­дые геологи и инженеры сразу же перешли на его сторону и стали руководствоваться в своих работах соображениями Лайеля. Гео­логи старого поколения долго не соглашались с ним, но и они через несколько лет были вынуждены сдаться.

В геологии восторжествовало учение о том, что в геологическом прошлом действовали силы природы, по своей интенсивности не превос­ходившие тех, которые наблюдаются и ныне. Оно получило название актуализма. Идея актуализма подтвердилась и исследо­ваниями гениального английского ученого Чарлза Дарвина (1809 — 1882).

Дарвин создал эволюционное учение о раз­витии органического мира в результате есте­ственного отбора наиболее приспособленных к данным условиям видов животных и растений. Изучая фауну и флору различных стран, он пришел к заключению, что одни организмы приспосабливаются к данной среде и раз­виваются, а другие, не обладающие этой спо­собностью, вымирают. В результате приспособ­ления развиваются те или иные органы и одни виды превращаются в другие (см. т. 4 ДЭ).

Изменение видов растений и животных происходит в течение длительных периодов. По­этому, как и Лайель, Ч. Дарвин был защит­ником идеи актуализма. Он утверждал, что геологические периоды занимали огромные про­межутки времени, в течение которых только и могло появиться такое разнообразие и богат­ство органического мира.