КАЗАХСКАЯ СОВЕТСКАЯ СОЦИАЛИСТИЧЕСКАЯ РЕСПУБЛИКА

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 

Алма-Ата. Площадь Ленина.

Казахстан — вторая по величине респуб­лика, после Российской Федерации, его пло­щадь — 2715 тыс. км2, это почти одна восьмая часть всей территории СССР. Казахстан дает стране самую дешевую руду и металл. Уголь Экибастуза также из самых дешевых в стра­не. На полуострове Мангышлак создана третья нефтяная база нашей Родины. В Казахстане вырабатывается много электроэнергии. Рес­публика дает ежегодно свыше 25 млн. т хлеба. Здесь много разнообразных полезных ископаемых. Да, недаром говорят, что Казахстан — сундук со сказочными сокровищами.

А теперь в путь. Посмотрим, что же это за удивительный край — Казахская Советская Социалистическая Республика.

Север Казахстана — лесостепь и степь. То холмистая, то плоская равнина с плодородными

черноземными или каштановыми почвами тя­нется на тысячи километров. Куда ни кинешь взгляд — всюду до самого горизонта ковыль, типчак, полынь или же бескрайние посевы пше­ницы, как море.

Но вот неожиданность: небольшой гори­стый «остров» среди степей. Причудливые фор­мы гор и скал напоминают башни, сфинксов, всадников. Холмы и горы поросли прекрасным сосновым лесом. Покрытые лесом склоны гор спускаются в степь, как крутой берег в море. В горах есть глубокие скалистые ущелья, чаши озер с живописными берегами отражают безоблачное небо. В этих местах расположен широко известный курорт Боровое, где каждый год отдыхают тысячи трудящихся.

А южнее этого волшебного оазиса снова степь, весной пестреющая разноцветными тюль­панами, синими ирисами, пламенными мака­ми и седая, выжженная осенью.

Центральную часть Казахстана занимает Казахская складчатая страна, или Казахский мелкосопочник. На сотни километров тянутся невысокие холмы и отдельные горные кряжи —остатки древней горной системы.

От Каспийского моря до Джунгарского Алатау широким поясом лежат песчаные и глинистые пустыни. Здесь за весь год выпа­дает не более 100—150 мм осадков, летом их почти не бывает, песок раскаляется до 70°. Одна из пустынь — Бетпак-Дала — равнина, покрытая щебнем или песками, поросшая со­лянками и голубоватой полынкой. В небольших низинах растут тамариск, типчак. Ночью, когда спадает жара, среди барханов закипает своя жизнь. Судить о ней можно утром по тысячам следов, покрывающих песок, как рябь от дож­девых капель: тут, например, бегали тушкан­чики и куда-то спешил ежик, здесь проползла змея...

Все чаще в пустыне Бетпак-Дала слышны голоса людей и шум моторов. Идет наступление на бесплодные пески. Вот артезианский коло­дец, около него несколько домиков. Это живот­новодческая база. Здесь же, на кажущейся бесплодной почве, зеленеет житник, суданка, кукуруза — корм скоту.

На востоке и юго-востоке вдоль границ республики до 5 тыс. м над уровнем моря под­нимаются величественные горные хребты, по­крытые вечными снегами,— южные цепи Алтая, хребты Тарбагатай и Джунгарский Алатау, северные цепи Тянь-Шаня.

Южные склоны предгорий Тянь-Шаня без­лесны. Весной они пестреют цветами, но уже к середине лета всю растительность выжигает солнце. Северные склоны заросли кустами ши­повника, барбариса, боярышника вперемежку с дикими яблонями и абрикосами. Выше чуть приметные тропы тесно обступают тянь-шаньские ели. Пахнет смолой и грибами. Еще вы­ше — на 2,5—3 тыс. м над уровнем моря яркая зелень альпийских лугов до самой осени украшена голубыми незабудками, желтыми и трехцветными фиалками, синими генцианами, нежными серебристыми эдельвейсами... Над альпийскими лугами скалы и каменистые рос­сыпи. У самых вершин клубятся облака, осле­пительно сверкают вечные снега и ледники.

В горах водятся олени (маралы), косули, горные козлы и архары. Снежные барсы высле­живают козлов и горных индеек — уларов. Красноногие горные куропатки — кеклики — кричат по утрам на скалах, а в ельниках гнез­дятся тянь-шаньские тетерева. В кустарниковых зарослях таятся фазаны. В прозрачной воде горных речек видно, как по дну, перево­рачивая клювом камешки, бегает бурая птичка-водолаз — оляпка. Особенно оживленно в меж­горных долинах осенью, когда сюда прилетают зимовать с севера птицы. В Казахстане их 480 видов.

Самая крупная река республики — Иртыш (низовья его относятся к РСФСР). Он судоходен всюду. На Иртыше построена Усть-Каме­ногорская ГЭС. Ее железобетонная плотина имеет однокамерный шлюз с перепадом в 42 м. Перед плотиной образовалось Малое Иртыш­ское море длиной 37 км. На притоке Иртыша стоит мощная Бухтарминская. ГЭС. Озеро Зайсан изменило свои контуры. Оно стало огромным водохранилищем, откуда вода поступает к тур­бинам Бухтарминской ГЭС.

Вода, пожалуй, единственное из жизнен­ных благ, которым природа обделила Казах­стан. На его огромной территории рек немного. Сейчас в республике сооружается большой канал Иртыш — Караганда. Он протянется на 450 км от села Ермак на Иртыше через Экибастуз до Караганды. Ширина канала будет 40 м, а глубина — 7 м. Это целая искусственная ре­ка. В будущем намечается провести воду дальше — до Джезказгана.

Вторая по величине река республики — Сырдарья. Быстро текут ее мутные воды во вре­мя половодья. Сырдарья может оросить 1 млн. 200 тыс. га казахстанских земель. В поливном хозяйстве республики она занимает первое место. На ней сооружено огромное Чардаринское водохранилище и Чардаринская ГЭС. Река богата рыбой: водятся в ней сазан, судак, сом.

Мутные воды Амударьи и Сырдарьи прино­сили из пустынь в Аральское море за год мил­лионы тонн разных солей. Но вода в Аральском море слабосоленая, так как половина этих со­лей оседала. В Аральском море много рыбы. Здесь ловятся сазан, лещ, язь, судак, жерех, осетр, шип, севрюга, усач.

Через горы и степи течет река Или. Щеб­нистая пустыня и пески местами подходят к самой воде. А там, где речная долина разда­лась в стороны и протоки разбежались среди островов, над водой нависают ветви тугайных зарослей. У берегов Или растут саксаульные леса.

У Или много притоков. Энергетические ре­сурсы этой реки таковы, что только в нижнем ее течении можно построить пять ГЭС общей мощностью несколько сот тысяч киловатт. Самая крупная ГЭС сооружается недалеко от Алма-Аты, в Капчагайском ущелье. Строитель­ство будет закончено к 1970 г.

В дельте Сырдарьи и по притокам Или оби­тают ондатры — водяные крысы с ценным ме­хом. Самое большое ондатровое хозяйство — Балхашское. Ондатра дает половину всех до­ходов от пушнины в Казахстане.

Большое значение для земледелия респуб­лики имеют и реки Чу, Талас, Лепса, Аксу.

В Казахстане несколько тысяч озер. Самые крупные из них Балхаш, Зайсан, Алакуль, Маркакуль. Юго-западная часть Казахстана омывается водами Каспия, южная граница республики проходит через Аральское море.

Каких только птиц нет на прибрежных отмелях и в заливах Балхаша! Серые и белые цапли стоят на одной ноге у берега. Рядом бродят белые колпицы с клювом в виде ло­паты. В узком проливчике, где вода перели­вается из одной проточки в другую, ловят рыбу пеликаны. По отмелям, как хлопья пены, белеют чайки и крачки. На фоне воды и зелени тростников далеко видны белоснежные лебеди, черные бакланы, утки, гуси и другие водопла­вающие птицы.

В Заилийском хребте Тянь-Шаня на высоте около 2000 м соперничает красотой с яркой голубизной южного неба озеро Большое Алмаатинское. В ясную погоду при разном осве­щении оно меняет окраску и становится то го­лубым, то светло-изумрудным, то аквамариновым или бирюзо­вым. Из этого озера вытекает речка Большая Алмаатинка. На ней создан каскад ГЭС, даю­щих электроэнергию столице Казахстана.

В местах, где нет озер и рек, совхозы и населенные пункты нередко пользуются только под­земными водами. Количество артезианских колодцев растет с каждым днем.

С присоединением Казах­стана к России, начавшимся в 30-х годах XVIII в., отдельные казахские ханства стали объ­единяться, они получили надеж­ную защиту от нападений сосед­них государств. Началась ломка

Полиметаллическая промышленность Казахстана производит свинца и цинка столько, сколько не дает ни одна из других республик СССР. На снимке: рабочие Ачисайского полиметал­лического комбината.

патриархального уклада жизни казахов. Ожи­вилась торговля с Россией и странами Сред­ней Азии. Русские крестьяне-переселенцы освоили новые земли, развили хлебопашество. Все больше казахов, исстари занимавшихся кочевым скотоводством, перенимая у пересе­ленцев передовые формы хозяйства, стали за­ниматься земледелием и перешли к оседлому образу жизни. Начал развиваться капитализм. Казахский народ приобщался к великой рус­ской культуре и революционному движению, неуклонно разраставшемуся в России.

Но бедняцкому населению жилось очень тяжело. В царской России с бесправных ка­захов брали огромные налоги. Русские купцы и помещики почти задаром скупали у населе­ния шерсть, кожи, сало, скот и баснословно наживались на этом. Местные богачи — баи — нещадно эксплуатировали бедняков. Защиты искать было не у кого.

Казахстан многие годы считался местом ссылки. В его степях десять лет отбывал сол­датчину украинский поэт Тарас Шевченко. На полуострове Мангышлак, где служил поэт, есть теперь город Шевченко. Сосланный в Ка­захстан Ф. М. Достоевский рассказал о жизни казахов в «Записках из мертвого дома».

Прогрессивная русская культура оказала большое влияние на лучших представителей казахской интеллигенции Чокана Валиханова и Ибрая Алтынсарина. Чокан Валиханов, пу­тешественник, этнограф, географ и историк, всю жизнь защищал интересы тружеников. Он писал докладные записки царской администра­ции, рассказывал правду о жизни казахов и требовал облегчить их положение. Ибрай Алтынсарин — выдающийся педагог и обществен­ный деятель — переводил на казахский язык произведения И. А. Крылова, Л. Н. Толстого, К. Д. Ушинского, составил учебники для казахов.

Позднее великий казахский поэт и мысли­тель Абай Кунанбаев, народные певцы — акы­ны — Суюмбай, Джамбул и другие будили в своем бесправном народе ненависть к угнета­телям, призывали к борьбе за освобождение от гнета эксплуататоров.

В годы первой мировой войны (1914—1917) царские власти у казахов беспощадно отбирали скот. Целые селения были разорены и обрека­лись на голод и нищету. А когда в 1916 г. нача­лась мобилизация на тыловые работы, казахи, как и другие народы Средней Азии, не выдер­жали царского произвола и подняли восстание. В Тургайской области восстанием руководили народный герой Казахстана Амангельды Иманов, Токаш Бокин и Алибий Джангильдин (см. т. 8 ДЭ, ст. «Восстание в 1916 г. в Сред­ней Азии и Казахстане»).

Восстание слилось с Февральской револю­цией, свергнувшей царизм. Но лишь Великий Октябрь полностью освободил казахов от им­периалистического и феодально-байского гнета.

Отгремела на земле Казахстана граждан­ская война. Особенно упорно сопротивлялись белогвардейцы в Семиречье. Весной 1920 г. они были окончательно разгромлены Красной Армией под руководством М. В. Фрунзе. В городе Верном (теперь Алма-Ата) установление Советской вла­сти произошло при участии Дмитрия Фурмано­ва; ныне одна из лучших улиц Алма-Аты носит его имя.

26 августа 1920 г. Советское правительство издало декрет за подписями В. И. Ленина и М. И. Калинина об образовании Автономной Казахской Советской Социалистической Рес­публики (тогда она еще называлась Киргиз­ской, так как прежде казахов неверно назы­вали киргизами) в составе РСФСР. В 1936 г. республика стала союзной.

Вероломное нападение фашистской Гер­мании прервало мирный труд народов Казах­стана, как и всей нашей страны. Сотни тысяч казахов вступили в ряды Советской Армии. Легендарной славой покрыла себя 8-я гвар­дейская дивизия генерала И. В. Панфилова, сформированная в Казахстане. Десятки тысяч воинов Казахстана за героические подвиги во время войны награждены орденами и медаля­ми, 369 из них присвоено высокое звание Ге­роя Советского Союза.

...Это было перед первой пятилеткой. Анг­лийский капиталист Уркварт обратился к Со­ветскому правительству с заявлением: «Не да­дите ли вы мне возможность поковыряться в Киргизской степи около Балхаша и дальше. Раньше чем через пятьдесят, а может быть, и сто лет вы этими местами все равно не зай­метесь. А я поищу и, может быть, что-нибудь найду». Сейчас смешно читать это. Но у англий­ского капиталиста были основания так говорить: до революции природные ресурсы Казахстана оставались почти неосвоенными, а о его полез­ных ископаемых знали очень мало.

Уркварта, конечно, в Казахстан не пусти­ли. Прошло не пятьдесят, а всего лишь несколь­ко лет, и советские люди сами открыли этот сказочный сундук с невиданными богатствами.

На карте Казахстана за годы Советской власти появилось много новых городов. Один из самых молодых — город Шев­ченко, столица нефтяников Мангышлака, выросший в пустынных прикаспийских степях (снимок слева). Караганда — город с пятьюстами тысячами жителей, немного постарше, но еще в 30-х годах на месте его был небольшой шахтерский поселок.

На снимке справа: Карагандинский драматический театр.

То и дело картографы наносили на карту вновь открытые месторождения руд, угля, нефти, газа. Сейчас известно более пяти тысяч месторождений!

Полезные ископаемые лежат не только в недрах гор, но и под поверхностью равнин, порой почти открыто. В недрах Алтайских гор есть свинец, цинк, медь, золото и редкие металлы. В Казахском мелкосопочнике — медь, марганец, железо, каменный уголь, золото. Горные хребты юга и юго-востока республики богаты полиметаллами и фосфоритами. На се­вере, в отрогах Уральских гор и в Тургайской впадине,— хром, никель, железо, бокситы, асбест, бурый уголь, золото и разные соли. Клады индустриального сырья открыли «зе­леную улицу» развитию промышленности. В Казахстане возникли крупнейшие промыш­ленные районы.

На западе республики, у Каспийского моря, где до Октября было всего два небольших про­мысла, забили новые фонтаны эмбинской нефти. По трубопроводам нефть пошла к перегонным заводам в Орск и Гурьев. Начало давать нефть богатейшее месторождение на полуострове Кас­пийского моря Мангышлак. К 1970 г. в Казах­стане будут добывать до 15 млн. т нефти, из которых 12,2 млн. т даст Мангышлак.

Будут построены и введены в действие пер­вые очереди заводов по переработке нефти в Павлодаре, Чимкенте и закончен газопровод Ташкент — Фрунзе — Алма-Ата.

Дымят химические заводы Джамбула и Ка­раганды, Каратау и Актюбинска. Богатейшие запасы минерального сырья (сульфитов, сер­ного колчедана, калийных солей, асбеста и др.) дали возможность развить в республике мощ­ную химическую промышленность. Большая химия Казахстана дает стране много новых видов продукции — пластические массы, синте­тические смолы, лаки, краски, фосфорные и азотные удобрения, ядохимикаты и др. За 1966—1970 гг. общий объем производства химических предприятий сильно увеличится. Выпуск минеральных удобрений возрастет до 2,2 млн. т.

Ночами горят яркие огни над шахтами третьей всесоюзной кочегарки — Караган­динского угольного района. Он дает 80% угля, добываемого в Казахстане. Несколько лет на­зад геологи открыли в Казахстане Убаганский угольный бассейн, не уступающий Караган­динскому. В Убаганском бассейне и Экибастузском месторождении уголь добывают от­крытым способом — в карьерах. Это в 3—4 раза дешевле, чем подземная добыча. К концу 1970 г. добыча угля в Казахстане увеличится в 1,5 ра­за и составит 68—69 млн. т.

В Кустанайской области обнаружены бо­гатейшие месторождения железной руды — Соколовско-Сарбайское, Лисаковское, Качарское, Аятское и налажена их разработка. Соколовско-Сарбайский горнообогатительный комбинат рассчитан на переработку 50—60 млн. т руды в год. Руда отсюда идет в Маг­нитогорск и на другие металлургические пред­приятия Урала и Казахстана, европейской части СССР и Сибири.

Как велико значение этих железорудных месторождений, видно из такого примера. По программе коммунистического строительства страна для создания материально-технической базы коммунизма должна выплавлять около 250 млн. т стали в год. Для этого потребуется примерно 400 млн. т железной руды. И это вполне выполнимо: только одна Кустанайская область Казахстана даст 100 млн. т руды в год! В недалеком будущем республика станет четвер­той металлургической базой страны.

В годы Отечественной войны в самом цент­ре Казахстана, в городе Темиртау, недалеко от Караганды, заработали мартены. Однако за послевоенные пятилетки промышленность Ка­захстана так выросла, что ее потребность в металле уже не удовлетворял один завод.

Продукция Гурьевского рыбоконсервного комбината известна далеко за предела­ми Казахстана. Белуга, которую вы видите на снимке, весит около 120 кг.

Недале­ко от старого Темиртау, там, где еще недавно ветер качал степные травы, вырос новый ги­гантский завод — Казахстанской Магниткой назвал его народ. Выплавка высококачествен­ного чугуна в Казахстане к концу пятилетки увеличится в 3 раза, стали — в 4 раза, выпуск проката — в 10 раз.

В глубине пустыни, в Джезказгане и При­балхашье, встали корпуса медеплавильных за­водов. Руды Джезказгана питают некоторые медеплавильные заводы Урала.

На Алтае и в горах Южного Казахстана со­здана полиметаллическая промышленность. Ее центры — Лениногорск, Усть-Каменогорск, Чимкент, где размещены свинцово-цинковые заводы. Полиметаллическая промышленность Казахстана производит свинца и цинка столь­ко, сколько не дает ни одна из других респуб­лик СССР. В отрогах Мугоджарских гор, не­далеко от границы с Оренбург­ской областью, вырос большой рабочий поселок Хромтау. Сво­им появлением он обязан круп­нейшим в СССР месторождениям хромитов. К 1970 г. объем про­дукции цветной металлургии в республике возрастет в 1,6 раза. Мощность всех электростан­ций дореволюционного Казах­стана не превышала мощности одного современного тепловоза. Ныне Казахстан по производст­ву электроэнергии уступает толь­ко РСФСР и Украине, на каж­дого его жителя в 1967 г. прихо­дилось почти 1900 квт-ч электро­энергии. К концу текущей пяти­летки электростанции республи­ки будут вырабатывать электро­энергии еще больше. Будут вве­дены в действие первые очереди строящейся Ермаковской и Джамбулской станций и расши­рятся две Павлодарские, Гурьевская и Петропавловская элек­тростанции.

Машиностроительная и гор­нообогатительная, деревообраба­тывающая и целлюлозная, ги­дролизная и хлопкоочиститель­ная, легкая и пищевая промы­шленность, строительная инду­стрия — все эти отрасли раз­виваются бурными темпами.

На высокогорных лугах пасутся большие отары тонкорунных овец. Овцеводство — главная отрасль животноводства

республики.

В Казахстане более 22 тыс. промышленных предприятий. По стоимости промышленной про­дукции республика стоит на третьем месте в Советском Союзе. 70% ее дает тяжелая инду­стрия. Заводы республики выпускают горно­шахтное, коксохимическое, гидротехническое оборудование, волочильные и прокатные станы, экскаваторы.

В 30-х годах к рельсам Турксиба, соединив­шим Сибирь со среднеазиатскими республи­ками, из дальних аулов на верблюдах приез­жали старики посмотреть на «шайтан-арбу» («чертову телегу»), как называли они первые паровозы. Теперь железные дороги перепоя­сали всю республику, и сеть их продолжает расти.

Протяженность благоустроенных автомо­бильных дорог к концу пятилетки достигнет 35 тыс. км. Дальнейшее развитие получит воз­душный транспорт.

Но не только промышленность растет в рес­публике. С освоением целинных земель Казах­стан стал третьей житницей в Советском Союзе. На вновь освоенных землях созданы сотни зерновых совхозов, оснащенных передовой тех­никой.

Много внимания уделяют в Казахстане хлопчатнику. Его сеют на орошаемых землях на юге республики.

На всю страну известен колхоз «40 лет Ок­тября» Алма-Атинской области. Здесь замеча­тельные мастера возделывания кукурузы полу­чают свыше 58 ц отборного кукурузного зерна с гектара.

Площади посевов пшеницы, хлопчатника, кукурузы, риса и сахарной свеклы растут с каждым годом.

Широко развито в Казахстане садоводство. Огромные душистые яблоки — алма-атинский апорт — известны всей стране и за ее преде­лами.

Казахстан — крупнейшая животноводче­ская база нашей Родины. В 1968 г. на его нео­глядных пастбищах паслось свыше 7 млн. голов крупного рогатого скота и 33 млн. голов овец и коз. За всю свою историю Казахстан не имел такого количества скота. Республика в 1967 г. произвела 1 млн. т мяса, 1,7 млн. т молока, свыше миллиарда яиц, около 100 тыс. т шерсти.

Природа Казахстана порой сурова. Нелег­кую борьбу ведет человек со стихиями.

Много бед приносят распаханным землям ветры, пыльные бури. Во время такой бури над полями мчатся тучи пыли. Солнца не видно из-за мглы. Временами оно красным шаром проглядывает на миг и снова исчезает. Недаром пыльную бурю зовут «черным драконом»! Бешеный ветер слой за слоем уносит плодо­родную рыхлую почву. Нужны сотни лет, чтобы плодородие восстановилось естественным путем. А можно ли защитить поля от пыльных бурь?

С диким свистом и шумом несется по степи «черный дракон» и вдруг налетает на зеленую защитную полосу — одну, вторую, третью. Деревья скрестили ветви, словно взялись за руки, и гневно зашипели листвой прямо в лицо «дракону». Он прорвался дальше, но силу поте­рял. Ему уже не сдуть почву и не унести всхо­ды. Лесные полосы усмирили его мощь.

Посадки лесных полос в степях и саксауль­ников в пустынях намечены и уже ведутся в Казахстане. Задача ближайшего будущего — навсегда преградить путь пыльным бурям. Ко­нечно, кроме лесных полос, с ветровой эрозией помогают бороться разнообразные агротехниче­ские приемы.

Жаркое летнее солнце быстро высушивает почву в Южном Казахстане. Иногда ни одного дождя за все лето. Поэтому сеют хлопчат­ник, рис, пшеницу только там, где поля можно поливать. Вот почему в Казахстане ведутся огромные работы по расширению поливного земледелия. На самом юге Казахстана, на Сырдарье, создано целое искусственное море в 51 млрд. м3 воды — Чардаринское водохрани­лище. За пятилетку по левому берегу реки протянется огромный канал. Он будет орошать поля новых рисоводческих совхозов. В 1967 г. начали строить большое водохранилище в 70 км от Алма-Аты, там, где река Или мчится по узкому Капчагайскому ущелью. Плотина обра­зует огромное море — 170 км длиной, с объемом воды 23 млрд. м3. Здесь будет построена ГЭС, что позволит электрифицировать значительный участок Казахской железной дороги, разре­шить затруднения с энергоснабжением бурно развивающегося промышленного города Алма-Аты. Водохранилище даст возможность оросить сотни тысяч гектаров плодородных земель.

Бурная горная речка Чилик стремительно вырывается из каменного коридора гор через Бартугайское ущелье, в 150 км от Алма-Аты. В недалеком будущем восьмидесятиметровая пло­тина преградит ей путь. По большому каналу вода дойдет до столицы Казахстана и оросит десятки тысяч гектаров земель.

К 1970 г. решено освоить 300 тыс. га оро­шаемых земель и обводнить 38 млн. га пастбищ.

У подножия величественного хребта Заилийского Алатау и северных отрогов Тянь-Ша­ня раскинулась столица Казахстана — Алма-Ата, что в переводе на русский язык означает «отец яблок». Город находится примерно на широте Гагры, Владивостока, известных мяг­костью своего климата. Но Алма-Ата удалена от океана и почти не защищена от потоков се­верного арктического воздуха. Поэтому летом здесь бывает до 38° жары, а зимой иногда до 40° мороза.

Алма-Ата — город-сад. На каждого жителя, а их 673 тыс., приходится примерно по 45 де­ревьев. Город этот — один из красивейших в Со­ветском Союзе — расположен на склоне гор. Между нижней и верхней его границами раз­ница в высоте над уровнем моря 150 м. Местные жители говорят поэтому: «поднялся на три квартала», «спустился на квартал».

На Кустанайский элеватор во время уборки урожая днем и ночью поступает хлеб, собранный на быв­шей казахстанской целине.

Алма-Ата сравнительно молодой город, он основан в 1854 г. С тех пор как Алма-Ата стала столицей республики, город неузнаваемо изме­нился и вырос. Здесь появились большие зда­ния, красивые жилые кварталы, новые фабрики и заводы. Теперь в городе более двухсот школ, десятки вузов, институтов, Академия наук рес­публики.

В столице издается около двадцати газет и журналов. Академический театр оперы и балета и Русский театр драмы, Театр юного зрителя, филармония, консерватория, киностудия раз­вивают традиции народного искусства. Круп­нейшее культурно-просветительное учреждение республики — Центральный музей Казахстана размещен в бывшем соборе высотой 56 м. Это вторая в мире по высоте деревянная построй­ка. Башня сооружена так искусно, что совер­шенно не пострадала от землетрясения в один­надцать баллов в 1910 г.

Казахский народ создал свой героический эпос, песни, удивительные сказки, прекрасную музыку. Но в дореволюционное время на тысячу человек приходилось менее двадцати грамотных, а среди женщин грамотных почти не было. Теперь в Казахстане неграмотность уже давно ликвидирована.

До Октября в Казахстане не было ни одного высшего учебного заведения. В 1967г. на 10 тыс. жителей приходилось более 90 студентов вузов, намного больше, чем в европейских капиталисти­ческих странах.

Каждое лето свыше 100 тыс. ребят отдыхает в пионерских лагерях. К услугам республи­канских спортсменов десятки стадионов, лыж­ных, туристских и альпинистских баз, большое число спортплощадок и плавательных бассей­нов. А крупнейший в СССР высокогорный каток и горнолыжная станция близ Алма-Аты известны спортсменам всего мира.

Все советские люди помогают расцвету Казахской ССР. Другие республики шлют ей машины, оборудование, специалистов. Еже­годно сюда на ударные стройки коммунизма приезжают новоселы со всех концов нашей Родины.

Население Казахстана за годы Советской власти увеличилось более чем вдвое: в 1913 г, в Казахстане было 5 млн. 565 тыс, жителей, а в 1968 г.— 12 млн. 812 тыс.

Может быть, так начинается путь в науку...

Люди сорока национальностей живут и работают сегодня в Казахстане: казахи, рус­ские, украинцы, чеченцы, уйгуры, буряты и др.

История знает два Казахстана. Один дорево­люционный — край нужды и бесправия, край от­сталого кочевого скотоводства, неграмотности, бескультурья. Другой — преображенный Октяб­рем. По объему промышленного производства ны­нешний Казахстан равен 101 дореволюционному.

Сегодняшний Казахстан — это важнейшая в стране база цветной металлургии, угольной промышленности, зернового хозяйства и живот­новодства. Он занимает третье место в стране по валовой стоимости продукции промышленности.

Казахстан — край, куда полсотни лет назад завозили керосин, подковы и гвозди,— теперь вывозит свою продукцию в 70 стран мира! Это яркое свидетельство того, какой громадный путь пройден за пятьдесят советских лет, ка­кие могучие силы пробудил в народе Великий Октябрь.