Экономика интересует?

ahmerov.com
загрузка...

V.2. ЭТИКА В МЕДИЦИНСКОМ ЭКСПЕРИМЕНТЕ ПРИ ИСПОЛЬЗОВАНИИ ЖИВОТНЫХ - ГАРАНТИЯ БОЛЬШЕЙ БЕЗОПАСНОСТИ ВАКЦИН

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 

Гарантией надежности результатов, показателем целесообразности, осмысленности, буквально «небесполезности» участия животных в эксперименте, является обеспечение условий их содержания, питания, отвечающих требованиям международных «ПРАВИЛ ПО ПРОВЕДЕНИЮ ЛАБОРАТОРНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ» (Good Laboratory Practice - GLP) и нормам, принятым Управлением по контролю пищевых продуктов и лекарственных средств (Food and Drug Administration -FDA), а также высокий морально-этический статус исследователя.

Соблюдение норм ЭТИКИ является одним из основных принципов для всех государств, использующих животных в научных разработках, контроле и экспертной оценке лекарственных и косметических средств, пищевых продуктов и добавок к ним, красителей и многочисленных изделий народнохозяйственного значения. Каждая страна несет ответственность за соблюдение принципов гуманности при обращении с подопытными животными (5,14-17).

Содержание лабораторных животных давно превратилось в самостоятельную область биологии. Её представителем на международном уровне является Международный совет по лабораторному делу (15-17). Наша страна не принимает участия в работе этого Совета.

Регламентационные меры по контролю и использованию экспериментальных животных отличаются не только от страны к стране, но имеют свои оттенки в разных штатах или провинциях (15). В одних государствах руководствуются законами, пресекающими жестокое обращение с любой категорией животных, в других - законы содержат положения особой строгости, касающиеся обращения с экспериментальными животными. В третьих - дополнительно предусматривается осуществление инспекционного контроля за соблюдением национального законодательства как об условиях содержания (помещение) и питания, необходимых для получения достоверных результатов (например, рацион питания при изучении онкопрепаратов или другое «меню» - при генетических, иммунологических исследованиях,

оценке безопасности лекарственных препаратов целенаправленного действия и проч.), так и о количестве животных, используемых в эксперименте.

В GLP регламентированы требования не только к содержанию и питанию животных, но и к их генетическому профилю, суточным биоритмам, климатическим условиям, уровню загрязнения окружающей их среды. Все это, а также условия ежедневного ухода за лабораторными животными, способствует получению чистого эксперимента, гарантирующего достоверность исследования.

Спектр различных воздействий на лабораторных животных чрезвычайно велик, что требует постоянного контроля в ходе экспериментальных исследований. Следует предусмотреть обеспечение эксперимента всем необходимым для проведения адекватных гигиенических мероприятий, исключающих возможность контаминации животных посторонними агентами. Контаминантами могут быть инфекционные агенты или химические вещества. Именно поэтому необходимо строгое соблюдение барьерного контакта, когда обслуживающий персонал обязан (!) принимать душ, а затем надевать стерилизованную одежду. Лица, работающие в клинике экспериментальных животных, не должны покидать помещения, а, покинув, вновь входить внутрь в течение одного и того же дня только после повторного принятия душа и смены спецодежды. Для работников наших вивариев все перечисленное звучит как отрывок из научно-фантастического романа!

Наши экспериментаторы и обслуживающий персонал, работающий непосредственно с животными, не понимают (как правило!), что достоверный адекватный ответ может быть получен только в том случае, если животные будут здоровы!

К примеру, результаты не могут быть интерпретированы, если неизвестны точные исходные (до эксперимента!) характеристики генетического и микробиологического статуса подопытных

ЖИВОТНЫХ.

Без знаний генетического статуса невозможно обеспечить повторяемость результатов. Генетическая характеристика должна определять каждую породу животных, включенных в опыт.

Микробиологические показатели - контроль за отсутствием бактериальных или/и вирусных контаминантов. При содержании животных в обычных условиях (типа наших вивариев) совершенно неизбежно носительство ими Micoplasma pulmonis. Этот Микроорганизм разрушает эпителий дыхательных путей. Последнее исключает нормальное функционирование легких, что, в свою

очередь, препятствует правильному ходу любого эксперимента. Для того чтобы гарантировать отсутствие контаминации многочисленными бактериями и вирусами, должен проводиться постоянный еженедельный контроль не только животных, но и самого помещения, в котором они содержатся. Ничего подобного не существует ни в вивариях предприятий, производящих вакцины, ни в институте - ГНИИСКе, вроде бы контролирующем их безопасность...

Более того, в отчетных документах об изучении качества любой продукции следует сообщать о возможных непредвиденных дополнительных воздействиях на подопытных животных из окружающей среды, о каких-то изменениях в стандартном уходе за ними.

ЗАКОНЫ. Самым давним примером специального законодательства по регламентации экспериментов с использованием животных считается закон Великобритании - о недопустимости жестокого обращения с животными. Этот закон, действующий в настоящее время, составлен на основе рекомендаций Королевской комиссии по практике использования «живых животных» (15, с. 5) в научных экспериментах. Ко времени вступления его в силу в 1876 г. бактериология была в начале пути, о вирусах ещё никто не говорил, экспериментальная фармакология только зарождалась, а фармацевтической промышленности не было на горизонте. Поэтому в те времена закон был направлен на обеспечение контроля за чисто физиологическими экспериментами. В современных условиях этот же закон регулирует выдачу разрешений не только на проведение самого эксперимента, но и на проведение его в определенном помещении, соответствующем требованиям по освещенности, очистке воздуха, подаче воды и пр. Назначаются инспекторы от правительства, контролирующие соблюдение положений закона и выдачу различного рода удостоверений на право ставить эксперимент на животных.

Несколько по-иному выглядит так называемая «общенациональная саморегуляция» - система, принятая Канадским советом по вопросам обращения с животными. Совет учрежден в 1968 г. в качестве постоянного комитета при Ассоциации университетов и колледжей Канады. В состав этого Совета входят представители 15 организаций, причём два члена - представители Канадской Федерации общества гуманности. Совет назначает при различных организациях комитеты по вопросам обращения с животными в эксперименте и контролирует их работу, периодически направляя группы экспертов для посещения всех учреждений,

использующих животных в целях научных исследовании и экспертиз.

В Швеции принята система регламентации, занимающая по своей структуре промежуточное положение между прямым правительственным контролем, по типу Великобритании, и добровольной саморегуляцией, действующей в Канаде. В каждом университете Швеции созданы комитеты по вопросам этики, которые находятся в ведении Государственного управления сельским хозяйством.

В 60-70-е годы в ряде других европейских стран были приняты законы, строго регламентирующие не только количество мышей, крыс, кроликов, морских свинок и других животных в одном опыте, но и количество болевых воздействий, в том числе в форме уколов, оказанных на одного мышонка в процессе эксперимента. Разумеется, такие подходы оправдываются не только одним этическим отношением к животным, но и получением достоверных экспериментальных данных.

В США, KgoMe использования «МЕЖДУНАРОДНЫХ РЕКОМЕНДАЦИИ» (15,16), в 1987 г. вышел закон, предписывающий применение альтернативных моделей (AM) для замены ими лабораторных животных в токсиколого-гигиенических исследованиях (18). Более того, проблемой гуманизации экспериментов на животных занимается Конгресс США, образовавший «Комиссию по изучению возможностей замены экспериментов на животных». Расходы на поиски альтернативных моделей и альтернативных биологических моделей (АБМ) составляют от 7 до 10 млн. долларов в год (19). В результате в этой стране в медико-биологических исследованиях и практической медицине в 50-70% случаев используют AM и АБМ (18).

Дело в том, что Международный Совет Медицинских Научных Организаций (CIOMS) разработал и опубликовал в начале 1985 г. вышеупомянутые «МЕЖДУНАРОДНЫЕ РЕКОМЕНДАЦИИ» (15,16). В них сформулированы основные этические правила содержания животных, обращения с ними, замена их на определенных этапах АБМ. Не отдавая предпочтения ни одной из имеющихся систем регламентации, существующих в разных странах мира, основы этических норм предусматривают следующие положения:

- использование животных для научных целей в принципе нежелательно; необходимо пользоваться банками данных, наработанными в достаточном количестве, чтобы извлекать из них Давно установленное;

- следует применять методы, не требующие использования животных, среди них -- биологические системы in vitro, математическое и компьютерное моделирование;

- моральный долг экспериментатора - гуманно относиться к подопытным животным и постоянно изыскивать способы получения того же результата без привлечения животных;

- животным, предназначенным для медико-биологических исследований, следует обеспечить наилучшие из возможных условия содержания. Тем самым достигается большая достоверность результатов, следовательно, и большие гарантии безопасности любой продукции для здоровья человека.

Но даже идеальное соблюдение международных требований (GLP, GCP, GMP) к использованию экспериментальных животных не может обеспечить полной безопасности для здоровья человека ни пищевых продуктов, ни лекарственных средств, ни детских игрушек, ни зубной пасты, ни мыла и всего прочего (15, 16, 22-26). Прежде всего, потому, что большинство болезней человека возникает и протекает совершенно отлично от таких же болезней животных, даже если они имеют одно и то же название. Возникновение травм, влияние патогенных агентов, повреждений от токсических воздействий на человека существенно отличаются от таковых у животных. Это установлено при изучении патогенеза человека (20-26).

Многие страны относятся к методу, применение которого влечет гибель в эксперименте 50% животных (что предполагает в нашей стране - продукция «безопасна», в том числе вакцины!), не только как к антигуманному, но и антинаучному. Такой показатель совершенно недостаточен в качестве критерия безопасности (20-22). Кроме того, сделан вывод, что перенос на человека экспериментальных данных, полученных только на животных, приводит к существенным ошибкам, что этот метод в современных условиях (при достижениях науки и техники, молекулярной биологии) не имеет ни теоретической основы, ни практического обоснования и носит слишком произвольный характер (22,23, 27-29).

По существу, и ни одно инфекционное заболевание человека не протекает у животных, восприимчивых к конкретному микроорганизму, тождественно с его клиническим течением и развитием у людей (22). Не удаётся воспроизвести у животных точной модели таких инфекций, как дизентерия, брюшной тиф, грипп, скарлатина, коклюш и др. Туберкулез и бруцеллез, поражающие многие виды животных, протекают у каждого вида по-своему и не представляют

^чной копии клинических проявлений у человека. Даже при таком виде инфекционной патологии, вроде бы известной во всех отношениях, как гриппозная болезнь, механизм заболевания или не заболевания человека зависит в самой большой степени от индивидуальных защитных сил организма, условий заражения, отрицательных или положительных эмоций в быту, на работе, условий работы, питания - весь этот комплекс индивидуального восприятия нереально воспроизвести в эксперименте на животных (22-31).

Мы воспроизводим у животных только элементы болезней человека, некоторые их «составные части» - симптомы и синдромы, но не заболевание в целом (22-31).

Итак, согласно современным представлениям, все шире распространяется мнение о трудности определения безопасности (или опасности) для человека лечебного или профилактического средства на основании доклинических испытаний, проведённых только на животных. Нельзя исключить риск, связанный с последующим их применением, особенно для детей. Повторимся, что для процесса канцерогенеза существует длительный латентный период, который становится тем длиннее, чем слабее воздействие, изначально определяемое как нетоксичное в опыте на животных (30, 31). Такой подход особенно опасен для растущего, детского организма, потому-то и появилась настоятельная потребность в разработке и внедрении более чувствительных тестов прогнозирования опасности воздействия малых, так называемых нетоксичных доз патогенных факторов, во внедрении альтернативных биологических моделей, например, культуры клеток.

Разделяя точку зрения знаменитого Г. Селье, следует иметь в виду, что модель никогда не бывает, дай не может быть идентичной организму человека с его индивидуальными параметрами здоровья или нездоровья. К тому же общеизвестно: нет ни одного вида животных или таксономической группы, которые бы могли быть идеально пригодными для изучения болезней человека и прогноза отдаленных последствий, негативно влияющих на человека (13-31).

Невозможность моделирования у животных всех функций человека, множественности отклонений от нормального течения процессов, подчеркивал еще И.П. Павлов: «...если сведения, полученные на высших животных, относительно функций сердца, желудка и других органов, можно применить к человеку с большой осторожностью, то такую же величайшую сдержанность надо Проявить и при переносе сведений о высшей нервной

деятельности...», - цитирует известный отечественный патофизиолог, аллерголог А.Д. Адо, и заключает: «Эти слова особенно полезно вспомнить в наше время, когда неполноценное моделирование тех или иных процессов у животных приводит к легкомысленному заключению о механизмах развития болезни человека и об его лечении» (22, с. 212).

Что касается проверки безопасности вакцин, то здесь надо отметить не только «неполноценное моделирование», но и отсутствие полноценных моделей: несчастные мыши, кролики, морские свинки и т.д. находятся в отвратительных условиях отечественных вивариев, которые пока еще не стали для них клиникой экспериментальных животных, отвечающей международным требованиям. Но сложилась система: об этом не упоминается в научных статьях, монографиях (32), в отчетах продолжает звучать лживый фарс о «достигнутых успехах», например, в недавнем отчете, представленном в ООН (33, с. 68). Наряду с этим пока еще в нашей стране наблюдается абсолютное непонимание остроты этого вопроса.

Проблемам этики медицинского эксперимента в доклинических испытаниях с использованием лабораторных животных и привлечением альтернативных биологических моделей (АБМ) посвящена глава в недавно вышедшей книге: «Биоэтика: принципы, правила, проблемы» (5).