Штундизм

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 

Эта секта, появившаяся у нас в шестидесятых годах XIX столетия, значительно распространилась сначала на юг, а затем проникла в другие места Европейской России и в Сибирь. Начало штундизму, или “братству штунды,” было положено в первой половине XVIII столетия в Германии, где он особой секты не составлял. Члены этого братства собирались для чтения Слова Божия и благочестивых размышлений в особые послеобеденные часы, преимущественно по праздничным дням, и отсюда получили название штундистов (от немецкого слова stunde — час); но, естественно, что собиравшиеся для благочестивых бесед последователи разных вер привносили и свои вероисповедные особенности: лютеранин — лютеранство; кальвинист — кальвинство; анабаптист — свое учение о перекрещивании.

            Обычай устраивать штундовые собрания был занесен в Россию немецкими колонистами, поселившимися в 1817 г. в черноморских степях. Первым насадителем штундизма среди природного русского населения был реформатский пастор (с 1824 г). немецкой колонии Рорбах, Херсонской губ. Карл Бонекемпфер. Первые из русских, принявшие штунду и сделавшиеся главными распространителями оной, были крестьяне Херсонской губ.: Михаил Ратушный и Иван Рябошапка (служившие у немцев-штундистов),- затем крестьяне Киевской губ.: Яков и Павел Цибульские, Герасим Балабан, Яков Коваль и др. В восьмидесятых годах прошлого столетия штундизм охватил уже весь юг и центральные губернии России.

            Впрочем, в это время штундизм еще не принял определенной сектантской организации. В нем царило еще несогласие и относительно вероучения, и относительно культа. Многие из увлекшихся лжеучением штунды еще не разрывали тогда своих отношений с Православной Церковью, хотя уже и относились весьма критически к учению и установлениям ее. Штундисты выделились в отдельную секту и разорвали всякую связь с Православной Церковью только тогда, когда слились с баптистами, от которых и получили свою вероисповедную систему и свой богослужебный строй. Как символ своей веры, они приняли во всей полноте “изложение веры,” составленное в 1849 г. на первой генеральной конференции немецких баптистов в г. Гамбурге. Это изложение отпечатано в 1906 г. на русском языке. Приняв баптистское вероучение и устройство общины, штундисты отказались от первого названия и стали называть себя русскими баптистами, а в литературе ради точности они обыкновенно называются штундобаптистами.

            Возникнув на почве протестантизма, штундобаптизм разделяет все заблуждения последнего. Штундобаптисты считают за единственный источник богопознания книги Св. Писания Ветхого и Нового Завета и предоставляют каждому последователю своей секты неограниченную свободу в понимании и толковании Св. Писания. Они отвергают таинства, обряды и посты, содержимые Православной Церковью, почитание креста, поклонение св. мощам и иконам, призывание Божьей Матери, ангелов и святых, поминовение умерших. Хотя штундобаптисты отвергают православную иерархию, но из числа своих членов они избирают старцев (пресвитеров), учителей (проповедников) и служителей (дьяконов), которые при молитве рукополагаются старцами.

            Старцы председательствуют в собраниях общины и управляют ею, учители проповедуют в богослужебных собраниях; те и другие безразлично могут совершать крещение и вечерю (см. о ней ниже), и должности эти могут соединяться в одном лице. Служители являются их помощниками. Богослужение штундо-баптастов, не имея никакого установленного чина, состоит в чтении и толковании Св. Писания, а также пении песен из их сборников: “Гусли,” “Духовные песни,” “Голос веры” и др. Крещение у них совершается только над взрослыми и в отношении ко всем переходящим к ним из православия у них положено перекрещивание (анабаптизм).

            В воспоминание страданий и смерти Христа и в знак общения с Ним верующих штундобаптисты совершают “преломление хлеба” или “святую вечерю,” на которой должны присутствовать все члены этой секты, живущие в известной местности. По учению штундобаптистов, “святая вечеря” есть “благодатное установление,” которое “состоит в том, что определенным на то в церкви лицом, при изречении слов установления оного и после торжественной благодарственной молитвы, преломляется хлеб, который так же, как и вино, вкушается членами церкви.” Большей частью “святая вечеря” совершается у штундобаптистов по лютеранскому служебнику.

            Вообще, штундо-баптисты это — те же протестанты, различие между ними состоит только в том, что протестанты (лютеране) признают крещение младенцев необходимым, а русские штундобаптисты, как и их родоначальники баптисты, отрицают необходимость совершать крещение младенцев.

            Штундисты, не принявшие баптистского “вероизложения,” стали известны под именем “духовной штунды,” “младоштундистов,” “штундопашковцев” или “евангелических христиан.” Не имея для себя никакой опоры и руководясь только субъективным пониманием Евангелия, они пошли широким путем отрицания почти всего христианского вероучения. Свое отделение от штундобаптистов они выразили полным отрицанием и того небольшого подобия христианских таинств, которое удерживают штундобаптисты в своих обрядах крещения и причащения.

            Некоторые из младоштундистов увлеклись воззрениями духоборцев и графа Л. Толстого, вследствие чего стали совершенно равнодушными к религиозным вопросам, предпочитая им политику и переустройство русской государственной жизни.

            С 1905 г. штундизм под видами баптизма и евангельского христианства с поразительной быстротой стал распространяться по всему лицу земли русской от Юга и Кавказа до далеких окраин Сибири. Все так называемое “Евангельское движение в России,” появившееся сначала под именем штундизма, в 1907 г. на конференции в С.-Петербурге объединилось в один “Всероссийский Евангельский Союз,” который поставил себе задачей распространение “евангельского” учения в русском народе путем устной проповеди и “евангельской” печати и проведение этого учения в жизнь посредством просветительных и благотворительных учреждений.

            Детальную разработку этих задач взяли на себя “Союз русских баптистов” и “Евангельский христианский союз.” “Союз баптистов” выделил из себя: “распорядительный комитет,” “союзную школьную комиссию,” “союзную финансовую комиссию” (под управлением последней находятся кассы: союзная касса, ссудная касса — под постройку молитвенных домов и благотворительная касса). Миссионерское дело выделено в особое “миссионерское общество,” отделы которого образованы во всех губерниях. Миссионерское общество имеет свой фонд и управление, которое заботится об образовании молодых людей для проповеднического служения и назначает по своему усмотрению годовых, полугодовых и месячных проповедников.

            Для подготовления миссионеров немцами-штундистами открыты (в Лодзи и Ревеле) богословские семинарии, где науки преподаются на русском языке. В г. Харькове ими учреждено конфессиональное училище для детей-сирот. Для подготовки миссионеров они также устраивают периодические миссионерские курсы. Для просвещения детей ими всюду устраиваются детские молитвенные воскресные собрания, на которых дети приучаются к проповедничеству. В селах для взрослых сектанты открывают воскресные школы для обучения грамоте, а также “истинам веры.” Всякая штундистская община не менее 25 человек обоего пола имеет рукоположенного проповедника. Большие общины управляются церковными советами, во главе которых стоят пресвитеры, благовестники и дьяконы. Для поддержания в обществе дисциплины все постановления церковных советов авторизуются областными конференциями, которые устраиваются периодически.

            Во главе другого течения штундизма, слившегося с пашковцами, стоит “Евангельский союз.” Подобно союзу баптистов, он свое главное внимание обратил на миссионерское дело. В С.-Петербурге и Москве им открыты особые кружки (“Юношеский кружок евангельских христиан,” “Кружок верующих девиц” и т. п.), с целью объединения и укрепления “верующих” и воздействия в христианском духе на “неверующих” христиан; в разных частях городов этими кружками устраиваются каждый воскресный день так называемые “призывные собрания.”

            В 1905 г. в С.-Петербурге основаны “Христианский студенческий союз” и “Кружок курсисток.” Эти организации, помимо деятельности среди товарищей, устраивают для рабочих собрания на фабриках и заводах; для детей рабочих устраиваются воскресные школы. Для гимназистов, реалистов и прочей учащейся молодежи сектанты устраивают особые собрания. К городским юношеским организациям примкнуло немало молодежи из провинции; в некоторых пунктах последней организованы особые кружки. Для приготовления миссионеров “Евангельский союз” также устраивает периодические миссионерские курсы. Пропаганда штундизма ведется в России весьма планомерно и систематически. В городах, местечках и больших селах сектантские миссионеры с хором певчих устраивают миссионерские наезды и открывают “призывные собрания,” оповещая предварительно население афишами и небольшими печатными объявлениями; они организуют летучие отряды проповедников с хором певчих и посылают их на пароходы (особенно при усиленной навигации, во время Нижегородской ярмарки); они командируют особых благовестников по два, которые ходят из села в село и, поселившись в какой-либо местности, пропагандируют в частных домах; из городов сектанты двинули целую армию проповедников в села; горожане часто приезжают на места своих прежних жительств и пропагандируют среди своих родных и знакомых, обильно снабжая их своей литературой.

            Особенно вредными пропагандистами являются книгоноши библейского общества и проповедники штундизма под видом странников. Сектанты стараются поместить своих проповедников всюду: в разных общественных учреждениях, где бывает много служащих, на фабриках, заводах, в разных мастерских, артелях столяров, маляров, портных, кузнецов, железнодорожных бригад и т. п. На интеллигентные семьи сектанты действуют чрез горничных, кухарок, лакеев, дворников и кучеров. Наибольшим злом являются сектантские молитвенные собрания, особенно “призывные собрания,” предназначенные специально для православных.

            Сектантские проповедники выходят с проповедью на базары и ярмарки с Евангелием в руках и завязывают религиозные споры, произносят обличительные проповеди, а потом приглашают слушателей к себе на собрания. Молитвенные дома штундисты обставляют прекрасно: по стенам вывешены изречения Св. Писания; для молящихся поставлены рядами скамьи. При входе на собрание гостям дают в руки Евангелие и “Гусли” (сборник песен), во время проповеди и пения указывают, как ими пользоваться. Во время молитвы-импровизации сектанты предлагают всем “преклонить колена.” Пение у штундистов поставлено весьма хорошо: в больших общинах оно сопровождается аккомпанементом фисгармонии. Иногда употребляется граммофон.

            Немало людей совращается в штундизм вследствие оказываемой сектантами православным денежной помощи. Для этой цели на юге учреждена особая “Центральная касса помощи православным.” При устной пропаганде сектанты в то же время распространяют в народе в огромном количестве штундистскую литературу, которою и наводняют православные приходы. У сектантов издается несколько журналов: “Христианин,” “Братский листок,” “Баптист,” “Радостная весть,” “Сеятель,” “Ежедневное Библейское чтение.” Штундисты имеют свои книгоиздательства на севере и на юге; немало распространяется ими изданий Гамбургского международного трактатного общества.

            Сектантами издается “отрывной календарь,” по внешнему виду не отличающийся от других подобных изданий; но на оборотной стороне его листков печатаются тенденциозные заметки, направленные против православия. Для постоянной поддержки в членах общины воодушевления и для подъема религиозного духа штундисты установили почти непрерывное посещение общин иногородними, иногда и иностранными проповедниками.

            В настоящее время ни один православный приход не застрахован от вторжения в него незваных гостей — сектантов. Планомерность, поразительно упорная настойчивость и энергия, с какой ведется пропаганда, показывают, какой серьезный, сильный и опасный враг Православной Церкви — штундизм. В лице его наше сектантство мобилизует все свои силы, чтобы дружным натиском поколебать вековые устои Православной Церкви.