Предисловие

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 

То, что первое издание моей «Истории Византийских императоров» разошлось в довольно короткий срок, несмотря на его очевидные недостатки, стало для меня пусть и косвенной, но лестной оценкой читателями моих трудов. Это также показало, что подобного рода литература является сегодня чрезвычайно востребованной российской публикой. Вообще, нельзя не заметить, что ренессанс византинистики в последние годы — явное свидетельство духовного оздоровления нашего общества. Предложение издательства «Вече», известного тем, что предоставило возможность публиковать свои труды многим замечательным современным русским учёным, дало мне возможность выпустить книгу вторым изданием.

Как и любое сочинение, касающееся изложения более чем тысячелетней истории существования блистательной христианской державы, «История Византийских императоров» допускает возможность восполнения некоторых фактологических лакун и добавления исторического материала из источников, к которым у меня ранее не было доступа. Как заметит внимательный читатель, в результате дополнений пятитомник значительно увеличен в объёме; отдельные же ошибки первого издания, по счастью, устранены. Практически полное отсутствие корректуры и научной редакции при подготовке первого издания (увы, обычная картина для нашего времени) в значительной степени скрадывает впечатление от некоторых (надеюсь на это) достоинств ранее представленного на суд читателя труда. Это обстоятельство тем более требовало их устранения, что и удалось сделать.

Сразу же отмечу, что исправления и дополнения никоим образом не отразились на основных научных положениях, которым я остаюсь верен. Речь идёт об оценке положения Византийских императоров в Церкви и государстве и тех политических институтов, которые постепенно распространились по всем государствам христианской цивилизации и сформировали её портрет. Отдельные критические замечания на этот счёт, ставшие мне известными по публикациям в журналах и в сети Интернет, не показались мне убедительными. Равно как и оценки общего рода о том, что будто бы мои выводы противоречат церковному учению и устоявшейся практике церковнополитических отношений.

Следует сказать, что с подобными замечаниями, не имеющими в действительности никаких исторических оснований, и существующими исключительно благодаря субъективным пристрастиям отдельных читателей и исследователей, сталкивался уже замечательный русский канонист и историк Церкви Н.С. Суворов, чьи суждения я не только разделяю в полной мере, но по возможности и развиваю. Легко допускаю, что моим оппонентам нельзя отказать в чистоте помыслов и мотивов. Однако наука — историческая, политическая, правовая, должны апеллировать к фактам, а не к умозрительным фикциям.

Надо сказать, наши учёные нередко готовы не замечать очевидного, или беззастенчиво играть логикой, чтобы только уйти от самих собой напрашивающихся выводов и суждений. Так у нас появляются «шедевральные» теории о византийском «цезаропапизме» как явлении, будто бы исказившем существо церковного строя и отношения Церкви с государством. К сожалению, в стремлении опорочить самые славные и возвышенные картины своего прошлого мы по-прежнему не имеем себе равных в мире.

В действительности же, зачастую эти опусы представляют собой не что иное, как очевидное проявление идеологии «папизма» — пожалуй, самого страшного врага Православной Церкви, могильщика «симфонии властей». На протяжении веков Церковь успешно боролась с досаждавшими её ересями, но в итоге оказалась расколотой двумя папами — Римским и Константинопольским. Напрасно также полагают, что «папизм» является визитной карточной Римско-католической церкви. На самом деле, восточный «папизм», имеющий и сегодня в России многих сторонников, не менее характерен для Греко-восточной церкви. Об этом довольно много писалось и ранее, и сегодня.

Конечно же, бороться с «папизмом» и с осквернением памяти православных императоров, чьими трудами при соработничестве Святых Отцов и Учителей была создана Кафолическая Церковь и сохранена чистота православного вероучения, является прямой обязанностью каждого честного исследователя. Не уклонился от этой задачи и я, хотя посчитал за лучшее не вступать в заочную дискуссию с оппонентами и утомлять читателя наукообразными формулами, а просто описывать церковную и политическую жизнь так, как она сложилась. Вдумчивый читатель, способный чувствовать эпоху, вполне может прийти к самостоятельно выводам.

В завершении, как обычно, я хотел бы поблагодарить мою жену Наталью Величко за её многолетнее терпение моих писательских трудов, а также всех, кто помогал мне при издании данного сочинения, в первую очередь протоиерея Валентина Асмуса, Наталью Алексеевну Нарочницкую и Алексея Ивановича Леушкина.