Глава 1. Вождь национальной партии

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 

Что же произошло, и почему Зенон так торопливо искал спасения на родине? В высших кругах Империи было много лиц, не считавших Зенона достойным преемником св. Льва I Великого. Сердцем организующегося заговора была тёща императора, царица Верина. Ещё раньше, понимая, что рано или поздно вопрос о наследнике престола станет актуальным, она подыскивала приемлемую для себя кандидатуру, и делала ставку на своего брата Василиска (по-гречески, «царёк» ). Но после его поражения в войне с вандалами, когда всему римскому обществу открылись его продажность и вероломство, она поспешила поменять фаворита и втайне надеялась сделать царём своего возлюбленного — патриция Патрикия.

Тем временем, спасённый сестрой, Василиск жил частной жизнью в Гераклее, но как и ранее не оставлял честолюбивых замыслов. Поняв, что царица Верина желает использовать его в собственных целях, Василиск сделал вид, будто смирился с предназначенной ему ролью тарана, но предпринял ряд секретных действий, могущих помочь ему самому после свержения Зенона. В первую очередь, он сошёлся с Теодорихом Косым, обещавшим ему помощь в борьбе за императорскую диадему. Затем тайно связался с исаврийским военачальником Иллом, в ту пору сражавшимся с готами, но под вымышленным предлогом вернувшимся со своей армией в Константинополь. После Василиск сделал ещё одно удачное приобретение — он расположил к себе Армата, молодого готского военачальника, внука консула Плинты и полководца Арматия, командовавшего ещё при св. Феодосии Младшем армией в Ливийской войне. Красавец и ловкий делец, Армат сумел втереться в доверие к Верине и убедил её содействовать Василиску, который, отобрав власть у Зенона, якобы передаст её в руки Патрикия.

Когда, уверенная в собственной победе, Верина убедила Зенона добровольно оставить царский трон, к столице подошли войска Илла и его брата Трокунда. Не став дожидаться появления Патрикия, они собрали народ на Военном поле и там провозгласили к вящей радости населения, чрезвычайно недовольного исаврами, царём Василиска . Новый император тут же назначил своего сына Марка кесарем, а жену Зинониду августой. Патрикия новый царь вскоре умертвил, обвинив в организации беспорядков. Верина оказалась обманутой — собственная интрига сработала против неё. Понимая, какая участь ожидает её, она бросилась в церковь, но вряд ли её пощадили, если бы не предусмотрительный Армат, спасший царицу во имя собственных замыслов. Он помог ей укрыться, а затем вывез в безопасное место. Как только Верина оказалась вне опасности, она немедленно снеслась с Зеноном и организовала ему широкую поддержку, главным образом, денежными средствами, в которых исавр испытывал большой недостаток.

Оценки императора Василиска, выставленные ему современниками и историками, далеко не самые высокие. Рассказывали, что хотя он и являлся удачливым полководцем, но был «тяжёлого ума»  и легко предавался обманщикам. Являясь богатым человеком, как и вся римская аристократия, тем более, состоящая в родстве с царской фамилией, он не брезговал взятками, и жадность его к деньгам была просто невероятная. Сразу же по приходе к власти Василиск установил небывалые налоги, так что «у всех пролились слёзы» .

О личной жизни семьи Василиска также едва ли можно сказать нечто положительное. Показателен такой факт. Будучи женат на Зинониде, ставшей теперь царицей, Василиск предоставил свободный доступ к ней Армату. Через короткое время у Зинониды и Армата возникли близкие отношения, и царица решила помочь своему любовнику подняться по карьерной лестнице. Ласками она уговорила своего ни о чём не подозревающего мужа предоставить их родственнику приличную должность, что вскоре и произошло. Став эпархом столицы, тот легкомысленно упивался богатством и почётом, наряжался Ахиллесом и при этом отличался какой-то болезненной жестокостью.

А что же свергнутый царь? Участь его печальна. «Я бежал, я скитался, я не мог найти успокоения в бедах моих у тех, от которых надеялся получить облегчение в моей горькой доле» , — круг за кругом неслось в голове Зенона, когда волей судьбы ему пришлось искать спасения. Бегство на родину не прибавило ему шансов. Не желающий мириться с тем, что где-то ходит Зенон — вечный и живой упрёк Василиску в узурпации престола, новый царь направил полководцев Илла и Трокунда в Исаврию, чтобы захватить и казнить Зенона. Вступив в эту горную местность, они осадили Зенона в одной из крепостей, и уничтожение его казалось вопросом дней. Единственным утешением Зенону в эти дни была память о счастливых предсказаниях св. Даниила Столпника, согласно которым ему надлежало вновь вернуться на царство, и неоднократные видения святой мученицы Феклы, покровительницы Исаврии, в которых она побуждала его идти походом на Константинополь и обещала ему свои святые молитвы.

В это время произошло событие, совершенно перечеркнувшее слово и клятвы верности Василиску со стороны исавров. Новый царь решил сделаться популярным на волне ненависти константинопольцев к исаврам, пришедшим на смену готам, но столь же нелюбимым национальной партией и греками, как и бывшие прежде них германцы. Впрочем, объективно, у него и не было большого выбора — исавры сидели на всех важнейших постах, и управлять государством в таких условиях было крайне нелегко. Поэтому Василиск спокойно «пропустил» страшное истребление исавров в Константинополе, последовавшее сразу после его воцарения, а затем и более мелкие стычки, неизменно заканчивавшиеся убийством горных варваров.

Получившие известия из столицы о происходящих событиях, щедро подкреплённые деньгами Верины, Илл и Трокунд не стали сомневаться и перешли на сторону своего соплеменника. Предполагают также, что и часть столичной аристократии, видя, как быстро Василиск умудрился испортить со всеми отношения, тайно приказала полководцам вернуть эксцаря обратно. Как ни покажется странным, но на время сошлись интересы и германской, и национальной партии: обе были недовольны Василиском. Ободрённый случившимся, Зенон собирал исавров в поход на Константинополь и, в поисках союзников, направил послание Теодориху, в котором просил того помощи. Впрочем, Илл решил подстраховаться и оставил в Исаврии, где, видимо, его влияние было выше, чем у Зенона, в заложниках брата последнего Лонгина, который оставался в руках Илла до 485 г.

Когда Василиск понял, что значительная часть армии перешла на сторону Зенона, он собрал в один кулак остатки других легионов, расквартированных во Фракии, дворцовые полки и поручил командование ими Армату. С хитрого германца он взял клятву святым крещением в том, что тот не изменит ему и не перейдёт на сторону Зенона, и у царя были все основания рассчитывать, что Армат победит исавров. Наступавшие друг навстречу другу войска встретились близ Никеи и, хотя готская армия Армата численно превосходила войска Зенона, он согласился принять посольство исавров и затем вступил с ним в соглашение. По его условиям Армат получал пожизненный титул магистра армии (главнокомандующего), а его сын объявлялся кесарем. Поступок германца не может быть извинён, но, объективно говоря, дело Василиска в Константинополе было уже проиграно — население взбунтовалось и не желало видеть его своим царём.