У ИСТОКОВ ОКТЯБРЯ

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 

Партия всегда глубоко верила в боевой дух и классовое самосознание железнодорожного пролетариата, высоко ценила его революционные традиции. Как один из передовых и сплоченных отрядов рабочего класса России железнодорожники прошли большой путь борьбы с самодержавием, с жестоким произволом власти помещиков и капиталистов.

Ядро железнодорожного пролетариата составляли рабочие мастерских и депо. Эти рабочие и были застрельщиками боевых политических выступлений против царизма. В гуще масс действовали члены местных социал-демократических организаций.

В июне 1898 года ссыльные марксисты П. А. Красиков и Л. Н. Скорняков, по совету В. И. Ленина, создали в Красноярске революционный кружок, куда входили рабочие железнодорожных мастерских и строители железнодорожного моста через Енисей.

В железнодорожных мастерских станции Чита марксистский кружок в том же 1898 году организовал Емельян Ярославский.

В Тифлисе в 1900 году и позднее в Ревеле (Таллине), работая токарем железнодорожных мастерских, активно участвовал в революционном движении М. И. Калинин. В Тифлисе, где Михаил Иванович отбывал политическую ссылку, он стал одним из организаторов забастовки железнодорожников, а в Ревеле, куда был сослан после тюремного заключения, создал нелегальный марксистский кружок и подпольную типографию.

Соратник В. И. Ленина Г. М. Кржижановский в 1900–1901 годах вел пропаганду марксизма среди железнодорожников станции Тайга, где, по окончании срока ссылки в Восточную Сибирь, работал помощником начальника участка службы тяги. Позднее, устроившись помощником начальника первого участка тяги Самаро-Златоустовской железной дороги, продолжал свою пропагандистскую работу. Затем в Киеве в 1905 году он возглавлял забастовочный комитет Юго-Западных железных дорог.

Марксистский кружок в главных вагонных мастерских Московско-Курской дороги (ныне завод имени Войтовича) был создан при участии А. И. Ульяновой, М. Т. Елизарова, работавшего в управлении дороги, и видных московских марксистов М. Н. Лядова и С. И. Прокофьева.

Активную деятельность среди ростовских железнодорожников вел член Донецкого комитета РСДРП профессиональный революционер-ленинец С. И. Гусев.

Активным участником рабочего движения в России был и слесарь Харьковских вагонных мастерских, стойкий большевик М. К. Муранов. В 1912 году он избирался депутатом 4-й Государственной думы от рабочей курии Харьковской губернии. Думскую деятельность Муранов сочетал с нелегальной революционной работой в Петербурге, Харькове и других городах. В. И. Ленин высоко ценил деятельность М. К. Муранова. Он писал: «Правдистские газеты и работа «мурановского типа» создали единство 4/5 сознательных рабочих России».5

М. И. Калинин

Г. М. Кржижановский

Героическая борьба железнодорожников ярко запечатлена в летописи революционного движения. Со страниц «Искры», большевистских листовок и прокламаций зримо предстают бурные события тех суровых лет.

1900-й год. Харьковские железнодорожники вместе с рабочими промышленных предприятий города идут в рядах первомайской демонстрации, которая переросла в политическую стачку, парализовала весь железнодорожный узел. Только после удовлетворения требований об освобождении арестованных участников демонстрации рабочие приступили к работе.

В предисловии к брошюре «Майские дни в Харькове» В. И. Ленин писал: «… Сказка о том, будто русские рабочие не доросли еще до политической борьбы, будто их главное чело — чисто экономическая борьба, лишь понемногу и потихоньку дополняемая частичной политической агитацией за тдельные политические реформы, а не за борьбу против всего политического строя России, — эта сказка решительно опровергается харьковской маевкой».6

6 и 7 августа бастовали работники депо и железнодорожных мастерских Тифлиса. Четыре тысячи рабочих стойко противостояли отрядам полиции и жандармерии, пытавшимся сломить их волю, вынудить их прекратить забастовку. Это мужественное выступление железнодорожников против вопиющего социального угнетения и жестокого насилия, хотя и было подавлено войсками, оставило глубокий след в сознании людей. Оно послужило прологом к еще более массовым выступлениям рабочих во многих районах России.

Стачки и демонстрации состоялись в Петербурге, Москве, Киеве, Баку, Батуми, Нижнем Новгороде, Одессе, Саратове и других городах. Особое значение имела Ростовская стачка. Тридцать дней продолжалась эта стачка, начатая в главных железнодорожных мастерских Владикавказской дороги. Кабальные условия труда, бесконечные обсчеэы и надувательства вызывали большое недовольство рабочих. Это недовольство 2 ноября 1902 года вырвалось наружу. Каждый день собирались многолюдные митинги рабочих. Об одном из них, состоявшемся 10 ноября, «Искра» писала: «… речи носили ярко политический характер… Митинг сопровождался возгласами массы: «Да здравствует политическая свобода, свобода стачек, сходок и собраний, слова и печати. Мы требуем справедливых законов и равенства всех перед законом».7

Власти 11 ноября бросили против участников стачки казаков. Было убито 6 и ранено 14 человек. С протестом против произвола властей выступил Донской комитет РСДРП. По его призыву забастовки солидарности провели железнодорожники Тихорецкой и Новороссийска.

В. И. Ленин относил Ростовскую стачку к действительно активным формам борьбы, рассматривал ее как важнейший этап в подготовке масс к штурму самодержавия, к вооруженному восстанию.

Непосредственным развитием и продолжением Ростовской стачки явилась демонстрация в Ростове 2 марта 1903 года. Она вызвала свирепые репрессии царского правительства. Трое ее участников приговорены к повешению, семеро — к тюремному заключению, ссылке, каторге.

В. И. Ленин, отмечая величайший героизм железнодорожных рабочих, указывал, что они «… доказали делом свою преданность свободе».8

Осенью 1902 года железнодорожники Красноярска провели мощную демонстрацию. Рабочие добились от губернатора распоряжения о немедленной выплате им задержанной заработной платы. Забастовку и с таким же успешным результатом провели рабочие Иркутского железнодорожного узла. Волна забастовок, стачек, «бунтов» прокатилась по всей Сибирской магистрали.

Весной 1903 года железнодорожники Томска участвовали в многотысячной демонстрации рабочих города с Красным знаменем и лозунгами «Долой царское самодержавие».

Высокую революционную активность проявили железнодорожники, как и весь рабочий класс России, в первой русской революции 1905 года. Этот год начался массовыми политическими стачками, забастовками, митингами протеста, в которых проявился взрыв народного возмущения «кровавым воскресеньем» 9 января в Петербурге, когда царские войска убили и ранили 4600 человек. Нарастая из месяца в месяц, массовые выступления охватили почти все дороги и к октябрю вылились во всеобщую железнодорожную забастовку.

В. И. Ленин отмечал, что проводить железнодорожные забастовки чрезвычайно трудно, ибо «… карательные поезда стоят в полной готовности: вооруженные отряды войска рассыпаны по всей линии, по станциям, иногда даже по отдельным поездам…».9 Железнодорожная забастовка неизбежно означала в большинстве случаев прямое и непосредственное столкновение бастующих с вооруженной силой. Владимир Ильич указывал: «… Из стачки неизбежно вырастет, и немедленно же, вооруженное восстание. Железнодорожная забастовка есть восстание…».10

О том, как развивались события, рассказывают документы.

Московский комитет РСДРП в бюллетене № 2 за октябрь 1905 года сообщал о стачке железнодорожников крупнейшего в стране узла:

К исходу 11 октября бастовало 14 дорог. А еще через два дня стачка распространилась на все дороги России. В ней участвовало свыше 750 тысяч железнодорожников. А всего, вместе с включившимися в стачку рабочими и служащими различных учреждений и предприятий, бастовало около двух миллионов человек.

Об этой стачке В. И. Ленин писал: «Российская всеобщая железнодорожная забастовка приостановила железнодорожное движение и самым решительным образом парализовала силу правительства».11

В стране назревало вооруженное восстание. Начали его рабочие Москвы. 7 декабря по решению Московского Совета рабочих депутатов, руководимого большевиками, была объявлена всеобщая политическая забастовка.

Железнодорожники приняли самое активное участие в декабрьских событиях. Еще 5 декабря общее собрание машинистов и помощников машинистов Нижегородской железной дороги постановило не перевозить войска, посылаемые правительством против рабочих и крестьян.12

В те дни в Москве проходила конференция делегатов 29 железных дорог. Она обратилась ко всем железнодорожным рабочим и служащим России с призывом присоединиться к политической забастовке московских рабочих.

8 декабря забастовали все железные дороги Московского узла, кроме Николаевской. В ночь на 10 декабря стачка в Москве переросла в вооруженное восстание. На улицах появились баррикады. Завязались ожесточенные бои с казаками и полицией. Девять дней длилась эта героическая борьба московских рабочих. Особым упорством отличалась она в районе Пресни. Здесь активное участие принимали дружинники мастерских Брестской дороги.

Наиболее организованной была дружина рабочих мастерских Московско-Казанской дороги. В разгар боев в нее влились рабочие Перовских железнодорожных мастерских, Люберецкого тормозного завода. Днем дружинники вели бои, а ночью, передвигаясь в специально оборудованном поезде, который вел машинист А. В. Ухтомский, контролировали весь участок от Москвы до Коломны. «Власть» дружины вскоре распространилась и на весь прилегающий район, за исключением части Каланчевской площади (Николаевский вокзал был занят войсками). Несколько раз пытались дружинники овладеть этим вокзалом. Но силы были неравные, недоставало оружия и боеприпасов.

Когда все дороги из Москвы захватили каратели, Ухтомский сумел вывезти дружину, развив скорость поезда до 90 верст в час. Все дружинники были спасены. Но самого Ухтомского на следующий день каратели схватили в Люберцах и расстреляли. Он погиб как герой.

А. В. Ухтомский — машинист паровоза Московско-Казанской железной дороги, участник революционного движения в России, член стачечного комитета Московско-Казанской дороги, руководитель боевой дружины в 1905 году

Навеки сохранила история революционной борьбы подвиги железнодорожников. В. И. Ленин писал: «Голутвино, Люберцы и другие станции русской ж.-д. сети недаром приобрели уже всенародную революционную известность».13

Вооруженные восстания происходили в Харькове, Ростове. Екатеринославе, Мотовилихе, Сормове, Севастополе, а также в Грузии, Латвии, Финляндии — во многих крупных рабочих центрах и железнодорожных узлах. В разных местах возникали так называемые «республики», где власть брали в свои руки восставшие. Так образовалась и маленькая «Рузаевская республика». И хотя просуществовала она менее двух недель, а территория и власть ее не простирались дальше выходных семафоров станции и околиц железнодорожного поселка, крохотная эта республика тоже оставила след в истории героической борьбы против царского самодержавия.

Волны кровавого террора прокатились тогда по всей железнодорожной сети. С невероятной жестокостью подавляло царское правительство все очаги восстания. Особенно усердствовали карательные экспедиции на Московско-Казанской дороге, они считали ее самой «бунтарской». Шесть рот пехоты, два орудия и команда с пулеметами обрушились на подмосковные станции Сортировочная, Перово и Люберцы. Кроме Ухтомского, в Люберцах было расстреляно еще более 10 железнодорожников. В Голутвине после жестоких издевательств было расстреляно 27 человек, на станции Ашитково — трое, в их числе начальник станции Виноградов, именем которого и называется сейчас эта станция.

Волна террора прокатилась и по железным дорогам Сибири. 18–19 января 1906 года в Чите начались аресты революционных рабочих. На станции Мысовая царские палачи расстреляли активного участника революции, члена Иркутского и Читинского комитетов РСДРП И. В. Бабушкина и Григоровича (А. А. Костюшко-Валюжанича), возглавлявшего читинскую рабочую боевую дружину. Свыше 40 человек сослали на каторгу. Значительную часть рабочих железнодорожных мастерских уволили.

На железных дорогах страны воцарился жестокий жандармско-полицейский режим. За один лишь 1906 год было изгнано 20 тысяч революционных рабочих. Царское правительство, усиленно очищавшее транспорт от всех «неблагонадежных», направляло сюда верных ему людей, засылало провокаторов, всячески поощряло черносотенцев из «Союза русского народа» и «Союза Михаила Архангела».

Но как ни свирепствовала реакция, революционный дух передовых железнодорожников она не сломила. После временного затишья большевики развернули на дорогах большую работу по восстановлению и собиранию сил.

Годы первой революции в России стали школой революционного воспитания рабочих-железнодорожников, закалили их и подготовили к новым классовым битвам за победу социалистической революции.

К началу 1917 года подпольные большевистские организации действовали на всех крупных узлах. Благодаря их самоотверженной работе подготовлено активное участие железнодорожников в Февральской революции. 27 февраля все вокзалы Петрограда — в руках восставших. По железнодорожному телеграфу переданы телеграммы о победе над царизмом. На местах они послужили сигналом к выступлениям. Разрушая старый аппарат власти, железнодорожники создавали на станциях и узлах Советы рабочих депутатов, то есть органы власти, опирающиеся «прямо на революционный захват, на непосредственный почин народных масс снизу…».14