ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНИКИ СТРОЯТ БРОНЕПОЕЗДА

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 

Первые месяцы Великой Отечественной войны показали, что бронепоезда могут эффективно применяться в борьбе с врагом.

Они прикрывали сосредоточение и развертывание наших войск, участвовали в обороне железнодорожных линий, по которым двигались эшелоны и поезда с воинскими грузами, защищали железнодорожные узлы от налетов фашистской авиации, вступали в бои с прорвавшимися частями и десантами противника.

В боевое формирование бронепоезда обычно входили бронепаровоз, две крытые и две открытые артиллерийские бронеплощадки и четыре двухосные контрольные платформы. На крытых бронеплощадках устанавливались две пушки, четыре бортовых станковых пулемета в шаровых установках. На открытых бронеплощадках имелись полуавтоматические зенитные пушки. В середине бронеплощадок размещались реактивные установки. На двухосных контрольных платформах находился аварийный комплект материалов и противопожарного инвентаря: рельсы, шпалы, скрепления, ящики с песком, лопаты, путевой инструмент, подъемные башмаки.

Команды бронепоездов формировались в основном из добровольцев-железнодорожников, овладевших несколькими железнодорожными и военными профессиями.

В числе первых дорог, освоивших выпуск бронепоездов в суровом 1941 году, были Одесская, Юго-Западная, Ленинская, Сталинская, Октябрьская, Северо-Донецкая, Южно-Донецкая, Горьковская и ряд ремонтных заводов НКПС.

Немецко-фашистские войска подошли к Одессе. В городе пожары; рвутся бомбы и снаряды на железнодорожных путях. В это время на заводе имени Январского восстания начинают строить бронепоезда. За дело взялись рабочие и инженеры локомотивных депо Одесса-Товарная и Одесса-Сортировочная.

Однако с такой работой столкнулись впервые. Многие и в глаза бронепоезда не видели. Но это затруднение не остановило железнодорожников. Пригласили старого мастера Г. Г. Колягина. В гражданскую войну он участвовал в сооружении бронепоезда «Имени Худякова». Того самого, которым командовал А. Г. Железняков.

Отыскав старые снимки, Г. Г. Колягин посоветовался с моряками, имевшими дело с броней, ветеранами, участвовавшими в строительстве бронепоездов в революционные годы, и приступил к делу. Доставлены на завод листы корабельной брони. В цехе уже стоят вагоны, маневровый паровоз серии Ов. Конечно, слабы у него паровая машина, тормоза, рессорное подвешивание, малопроизводителен паровоздушный насос… И все же этот локомотив самый подходящий, можно сказать, единственный, который можно использовать для такой цели. Ведь, если одеть броней тяжелый магистральный паровоз, нагрузку от него выдержит не всякий путь на прифронтовых дорогах. А этот легкий, только нужно устранить недостатки.

Трудностей — не перечесть. Не хватало материалов, запасных частей, инструмента, приспособлений. Много чего не хватало. Искали, изготавливали сами, приспосабливали то, что имелось. И вот на заводских путях выстроились бронеплощадки и бронепаровоз. Не только к реверсу, даже у части орудий и пулеметов встали железнодорожники. Бронепоезд, которому был присвоен номер 22, передали частям Красной Армии.

Вскоре бронепоезд вступил в бой. В штабе 95-й Молдавской дивизии команда получила приказ: выдвинуться от станции Дачная до третьей путевой будки и ударом в тыл уничтожить прорвавшиеся сюда части немецко-фашистских войск. Станция Дачная рядом с Одессой. Теперь она стала тылом врага и туда нужно прорваться сквозь огненный заслон гитлеровцев. Появление в тылу фашистских войск стальной крепости на колесах было полной для них неожиданностью. Команда бронепоезда, воспользовавшись растерянностью во вражеских войсках, массированным огнем уничтожила живую силу и технику.

Бои идут за каждый пригородный поселок, хутор. Железнодорожники доставляют к самой передовой боеприпасы, продовольствие, вооружение. И продолжают строить бронепоезда, которые сразу же вступают в бой.

С начала войны и до эвакуации Одесского оборонительного района, а это произошло 16 октября 1941 года — было построено четыре бронепоезда. Их команды, сформированные в основном из железнодорожников, показывали образцы мужества и героизма.

Бронепоезд «За Родину» под командованием лейтенанта М. Р… Чечельницкого вступил в бой с врагом на подступах к Одессе. Огнем орудий были накрыты батареи противника, но бронепоезд получил повреждение, разбит путь. На неподвижный бронепоезд обрушился шквал огня, артиллерия противника била прямой наводкой. На помощь команде бронепоезда пришли путейцы и вагонники. Они с оружием в руках вместе с командой отогнали врага, а затем исправили путь, поврежденную снарядом бронеплощадку и бронепоезд снова вступил в бой.

На Киевском вагоноремонтном заводе за десять дней построили бронепоезд «Литер А». Команду его сформировали в основном из железнодорожников. По восемь раз в день «Литер А» участвовал в отражении атак на участке Яблонец — Новоград-Волынский.

Тем временем на заводе, несмотря на бомбежки и пожары, строительство бронепоездов продолжалось. Готова еще одна крепость на колесах — «Литер Б». В ее команду вошли две девушки с Юго-Западной дороги — Таня Диденко и Оля Гаркавец.

Оба бронепоезда сражались рядом, прикрывали отход наших войск. Когда фашисты захватили станцию Боярка, для выяснения обстановки туда отправилась в одежде крестьянской девушки Таня Диденко. Она увидела станцию, забитую поездами с воинскими грузами, быстро вернулась и доложила об этом командованию.

Ночью бронепоезда «Литер А» и «Литер Б» совершили дерзкий налет на станцию. Огнем пушек и пулеметов уничтожили сотни гитлеровцев, взорвали несколько складов. Взметнувшееся над станцией Боярка пламя было видно на десятки километров.

Бронепоезд в боевом рейде. 1941 год

Разведчицу Таню Диденко на Юго-Западной считали первой девушкой, включенной в боевую команду бронепоезда.

Железнодорожники Белорусской были уверены, что первой девушкой в крепости на колесах стала воспитанница депо Гомель Полина Маргацкая. А было это так.

На небольшой станции вблизи Гомеля скопились отходящие в глубь страны эшелоны. Прикрывал отход наших частей и эвакуацию грузов бронепоезд «Клим Ворошилов». И вдруг он замер. К бронепаровозу бросилась Полина Маргацкая. Она увидела, что машинист убит, смертельно ранен командир. Нет связи с бронеплощадками. Полина встала за реверс и, наблюдая за полем боя, начала маневрировать самостоятельно. Уцелевшие боевые расчеты открыли огонь по врагу. Вот уже горят подбитые танки, залегла пехота. Ожила станция, и двинулись на восток составы с грузами. За последним эшелоном отошел бронепоезд.

После этих событий Полина Маргацкая так и осталась машинистом-воином. Она водила свой бронепоезд в бой под Москвой, Ростовом-на-Дону, участвовала в обороне Сталинграда. Когда наступил перелом в войне, бронепоезд «Клим Ворошилов» вместе с передовыми частями двигался на запад, громил отступающего врага. И не раз в огненные налеты вела его Полина Маргацкая. Ордена Отечественной войны II степени и Красной Звезды были наградой за ее ратный труд.

Но вернемся на Украину, где на решающих направлениях продолжали героически сражаться бронепоезда. Часть из них построена на месте, другие прибыли с востока. Они сдерживают натиск врага, прикрывают наши части, дают им возможность закрепиться. Иной раз ценой жизни всей команды бронепоезда. Таких примеров немало.

В июле 1941 года в Гребенку прибыл с запада бронепоезд, паровоз которого был сильно поврежден. Восстанавливать его не стали. Посчитали, что потребуется сложное оборудование, много времени. И он остался стоять в депо. Некоторое время спустя сюда прибыл бывший машинист этого депо, а теперь — старший сержант саперного подразделения К. И. Черных. Осмотрел бронепоезд и решил, что если как следует взяться, можно своими силами подготовить его к бою. С заключением опытного железнодорожника, который в свое время ремонтировал локомотивы, а потом 17 лет водил поезда, согласились и ремонтники, и паровозники. Ему и поручили руководить работами.

Исправить все повреждения не удалось. Не хватило времени. Немецко-фашистские войска подошли к Гребенке, но паровоз «ожил». Из артиллеристов и пулеметчиков, выходивших из окружения, была сформирована команда и К. И. Черных повел бронепоезд на боевые позиции.

Первая от Гребенки станция — Лазорки — уже занята врагом. По дороге вдоль стальной колеи движется колонна автомашин, идут отряды автоматчиков. И этот ощетинившийся стволами пушек и пулеметов бронепоезд захватчики приняли за свой. Но грянул залп орудий, застрочили пулеметы: горят и взрываются автомашины, падают фашисты. За считанные минуты очищена от них вся прилегающая к пути полоса.

Бронепоезд прикрывал огнем наши части, которые, получив передышку, начали закрепляться. Вдоль железной дороги появились окопы, блиндажи. Фашистское командование вынуждено было стянуть к Гребенке крупные силы пехоты и танков. Бронепоезд и оборонительные позиции советских войск атаковали 29 самолетов противника. Они группами и в одиночку пикируют на путь, на окопы. Появились танки, а за ними пехота. Наши бойцы при поддержке бронепоезда отбивают одну атаку за другой. Все меньше остается людей, на исходе снаряды и патроны. Надо отходить. Но бронепоезду отходить некуда, защищаться тоже нечем. Путь с обеих сторон разрушен. К. И. Черных принимает решение — отправить команду на поддержку полевых частей. Сам поднимается в будку паровоза и подбрасывает уголь в топку. Из трубы поднимается черный дым. Тотчас со стороны противника раздается орудийный выстрел. Снаряд разрывается рядом на обочине. Константин Иванович не обращает на это внимания. Бронепоезд трогается назад, замирает на несколько секунд на месте и тут же мчится вперед к станции Лазорки. Затем над паровозом взметнулись огромные клубы дыма и пара. Эхо взрыва прокатилось по округе. Вздыбились и полетели под откос бронеплощадки. Погиб отважный машинист, но бронепоезд не достался врагу.

1 ноября 1941 года противник подошел к стенам Севастополя. Действовал лишь небольшой участок стального пути между станциями Мекензиевы Горы — Севастополь. Враг беспрерывно его бомбит и обстреливает. Железнодорожники упорно восстанавливают участок, доставляют на передовую боеприпасы, продовольствие и строят бронепоезд. И вот бронепоезд готов.

На бронеплощадках установлены 100-миллиметровые пушки, снятые с миноносца, восемь минометов, более десятка пулеметов, из которых четыре крупнокалиберных. Чтобы бронепоезд мог свободно маневрировать на горных участках, к нему прицепили два бронепаровоза. Назвали бронепоезд «Железняков». Командиром бронепоезда назначили Г. А. Саакяна, комиссаром — П. А. Прозорова. На митинг по случаю окончания строительства бронепоезда прибыли командующий Черноморским флотом Ф. С. Октябрьский, член Военного совета Н. М. Кулаков, секретарь Севастопольского горкома партии Б. А. Борисов. Спустя два дня бронепоезд нанес первый удар по фашистам.

Железнодорожники Крыма построили еще два бронепоезда — «Орджоникидзе» и «Смерть фашизму». Но они вскоре были повреждены, в строю остался лишь «Железняков». Замаскированный ветками, он совершает, один огневой налет за дугим и тут же скрывается в тоннеле. Фашисты прозвали этот бронепоезд «зеленым призраком». Образцы героизма и боевого мастерства показывали бойцы и командиры Л. Головин, И. Мячин, З. Лутченко, В. Новиков, Б. Малахов, В. Терещенко, И. Данилич, М. Казаков, машинисты М. Галанин, А. Ковалинский и многие другие.

Критическое положение создалось в районе станции Мекениевы Горы. 22 декабря 1941 года фашисты заняли эту станцию и сковали маневр бригады морской пехоты. Нужно было немедленно отбросить противника. Операцию по освобождению станции поручают команде бронепоезда. Часть ее «спешилась» и с автоматами двинулась навстречу врагу. В это время ворвался на станцию «Железняков» и обрушил на гитлеровцев шквал огня. Враг не ожидал такого натиска и отступил.

Станция снова в руках советских войск.

Кольцо вокруг Севастополя сжималось. Чтобы не быть отрезанным от своих частей, «Железняков» перебазировался в черту города. Хотя половина его команды ушла в морскую пехоту, он продолжал бить врага. К концу июня 1942 года бронепоезд совершил 140 огневых налетов на позиции гитлеровцев. Было уничтожено 1500 солдат и офицеров, сбито три самолета… Но уже стало намного трудней: нет воды в колонках для снабжения паровозов, подавать ее приходится ведрами, кончается топливо. Его едва хватает для одного бронепаровоза. Второй пришлось отцепить.

После очередного огневого налета на вражеские позиции Железняков» укрылся в тоннеле. И в это время тяжелая бомба врезается в скалу. Тоннель пробит, тысячи тонн породы обрушиваются на бронепоезд, раздавлена одна бронеплощадка, остальные вагоны засыпаны. Вместе с железнодорожниками команда разобрала завал, и «Железняков» снова пошел в бой. 30 июня 1942 года врагу удалось «запереть» бронепоезд в тоннеле. Выхода нет. Бойцы сняли вооружение и встали в ряды морской пехоты, продолжавшей отражать атаки немецко-фашистских войск.

В дни героической обороны Севастополя отважно действовали многие железнодорожники. Машинист Георгий Прудников только что отвез на передовую боеприпасы и вернулся на станцию. Фашисты открыли по путям ураганный огонь. Загорелась группа вагонов, а тушить их нечем — нет воды. К тому же в этой группе еще не охваченная огнем цистерна, которая вот-вот взорвется. Машинист направляет свой паровоз к цистерне. Дымится одежда от близости огня. Но он с помощником раскручивает винтовую стяжку, отцепляет цистерну и увозит ее от горящих вагонов. За героические действия Г. Прудников награжден медалью «За отвагу».

Под огнем врага непрерывно подвозил боеприпасы защитникам осажденного города машинист А. Островский. Сотни железнодорожников восстанавливали разрушенный путь, поврежденные локомотивы и вагоны, а когда нужно было — брались за оружие.

Почти 250 дней стояли насмерть защитники осажденного города. Сковав в районе Севастополя крупные силы врага и нанеся ему огромный урон, герои-севастогюльцы нарушили планы немецко-фашистского командования и заставили его перенести сроки начала своего летнего наступления на юге.

Медали «За оборону Одессы «и «За оборону Севастополя» вместе с воинами Советской Армии с гордостью носят многие железнодорожники.

В конце июля — начале августа 1941 года в управлениях Северо-Донецкой и Южно-Донецкой дорог совместно со специалистами НКПС решался вопрос об организации строительства бронепоездов. Необходимо было наладить их поточное производство. Только так можно выполнить задачу, поставленную Государственным Комитетом Обороны. Проектно-сметную документацию, рабочие чертежи решили готовить своими силами в процессе строительства. Продумали организацию дела. Издается приказ о формировании вертушек, которые станут курсировать между мариупольскими (ныне ждановскими) заводами, изготовлявшими броневую сталь, и локомотивными, вагонными депо, сооружавшими бронепоезда. Предусмотрена и кооперация между транспортными предприятиями. Реконструировать и одевать в броню паровозы наметили в депо Дебальцево, тендеры к ним — в депо Попасная, а изготавливать бронеплощадки — в депо Красный Лиман. Отобрали лучшие паровозы серии Ов и начали готовить их к модернизации. Когда поступили первые партии броневых листов, локомотивы были уже подготовлены.

Одновременно начальники депо Дебальцево B. C. Курочка и Попасная П. А. Лакутин, мастера В. И. Маньковский, Л. К. Зайцев, В. С. Волков, В. И. Матвеев выделили лучших котельщиков, кузнецов, слесарей, организовали обучение их приемам обработки броневых листов, установке и монтажу вооружения и выполнению других операций. Многие сложные вопросы помогали решать новаторы (например, изготовление поворотных устройств на бронеплощадках).

Трудились люди самоотверженно. В Красном Лимане бригада И. Е. Курмаза работала ежедневно по 15–18 часов. Сутками не уходили домой ремонтники депо Дебальцево и Попасная.

Организаторами строительства бронепоездов стали начальники служб паровозного хозяйства Северо-Донецкой дороги 3. Л. Костенко и Южно-Донецкой В. Ф. Евсеев. Большую работу провел начальник политотдела Северо-Донецкой дороги Д. Т. Ованесов.

Первые бронепоезда передали Красной Армии в сентябре. Они тут же ушли на огневые рубежи.

В строительстве крепостей на колесах участвовал ряд промышленных предприятий. В течение нескольких недель в Донбассе было сооружено более 20 бронепоездов. Их повели в бой донецкие машинисты А. X. Притыкин, Г. С. Лопушняк, И. А. Сила, П. Н. Остапенко, Ф. И. Пилипенко, П. М. Вовк и другие. Эти бронепоезда громили врага под Москвой, Ленинградом, в Прибалтике. Но первые бои развернулись на путях Донбасса.

Попасная, 16 ноября 1941 года. Фронт приближается к станции. Слышны выстрелы орудий, разрывы снарядов. Не считаясь с потерями, противник рвется к важному железнодорожному узлу. Бронепоезда № 6 и 11 помогают частям Красной Армии удерживать позиции в 10–15 километрах от станции. Через мост, что в южном парке, «одиннадцатый» то и чело уходит в огневые налеты, «шестой» держит оборону около станции Роты. Отойти для пополнения углем, водой, боеприпасами бронепоезда могут только по этому мосту. А он уже тминирован на случай вражеского прорыва. Для обороны моста, пока не вернутся бронепоезда, сформировали отряд. Но фашисты уже вблизи станции. От артиллерийского огня, разрывов бомб полыхает угольная эстакада, горит локомотивное депо. Все меньше остается защитников моста, вот-вот гитлеровцы ворвутся на него. Когда всякая надежда, казалось, была уже потеряна, раздался долгожданный стук колес. На врага обрушился ураганный огонь пушек и пулеметов бронепоездов. И он отступил.

В этом бою был серьезно поврежден паровоз бронепоезда № 11. Его отправили в депо, где еще не справились с пожаром. Как тут начинать ремонт? А бой идет. Вместо бронированного пришлось поставить между бронеплощадками обычный, ничем не защищенный, паровоз. И снова на огневую позицию…

В конце ноября 1941 года особенно тяжелая обстановка сложилась на одном из направлений главного удара войск противника.

Бои шли на подступах к Сентяновке. Здесь вела заградительные и восстановительные работы 28-я отдельная железнодорожная бригада под командованием полковника Н. В. Борисова. Ей пришлось оборонять участок Сентяновка — Водопровод и удержать его до подхода основных стрелковых подразделений. По приказу командования бригады был создан сводный батальон, куда вошли главным образом бойцы восстановительных подразделений. Ему выделили бронепоезда № 2, 6 и 11. Исключительно трудным оказался день 21 ноября. Серьезные повреждения получили бронепоезда. Погибли командир сводного батальона С. Н. Марков и комиссар батальона П. И. Векшин. Гитлеровцы захватили станции Светланово, Шипилово, Сифонная.

Но вот в район боев прибыло подкрепление — войсковая часть и приданный ей бронепоезд. К этому времени удалось отремонтировать несколько бронеплощадок и паровоз одного бронепоезда. Вновь заговорили его пушки и пулеметы. Вражеские войска не выдержали, начали отступать. Были отбиты у врага все железнодорожные станции, занятые накануне. За этот бой орденом Красная Звезда были награждены машинисты И. Д. Губин и И. К. Солощенко, правительственных наград удостоены также составитель поездов Г. А. Юраш, бригадир пути Н. Т. Пехтерев, начальники станций Сифонная С. Ф. Выгуляр, Водопровод — П. Д. Воробьев и другие. 28-ю бригаду преобразовали в 1-ю отдельную гвардейскую железнодорожную бригаду.

Под огнем врага фронтовой Донбасс трудился: давал уголь, металл, военную продукцию. К новому 1942 году донецкие горняки и железнодорожники решили послать в Москву сверхплановый маршрут угля. Все знали, как нуждается в топливе столица, только что отбившая натиск врага. Грузили уголь в вагоны по ночам под прикрытием бронепоездов на станциях Должанская, Антрацит, Семейкино, Мануиловка. Погрузка прошла успешно. 30 декабря 1941 года поезд отправился в путь и благополучно прибыл в Москву.

В начале 1942 года враг пытался перерезать железнодорожную линию, по которой доставлялся уголь из Донбасса, и захватить Купянский узел. 26 января бомбардировщики совершили несколько массированных налетов на станцию. Из 41 пути уцелел один, убито и ранено более 200 человек, выведено из строя 13 паровозов, 639 вагонов. Но враг не продвинулся ни на шаг. На его пути вместе с частями Красной Армии встал 66-й дивизион бронепоездов. Не удалось фашистам задержать надолго отправку топлива: через несколько часов по восстановленным путям пошли поезда с донецким углем.

Железнодорожники не только строили и формировали бронепоезда, укомплектовывали значительную часть команд, но и заботились о содержании их в исправности, своевременной экипировке.

Осенью 1941 года ремонт бронепоездов, участвовавших в боях в районе Донбасса, организовали в сборочном цехе Ворошиловградского паровозостроительного завода (завод в основном был эвакуирован). Здесь же развернули и строительство бронепоездов.

Для переоборудования паровозов и вагонов, монтажа брони, установки вооружения из депо Попасная, Красный Лиман, Дебальцево и других предприятий дороги прибыли ремонтники. Возглавляли боевой коллектив начальник сборочного цеха И. М. Шахрай и руководитель отдела ремонта и эксплуатации службы паровозного хозяйства Северо-Донецкой дороги М. И. Колтунов.

Вскоре из ворот завода вышли первые бронепоезда. Они участвовали в боях не только в Донбассе, но и на Северном Кавказе, и под Сталинградом.

Крепости на колесах нередко прикрывали железнодорожные узлы и станции от воздушных налетов. Для этого строились специальные зенитные поезда. Вот один из боевых эпизодов.

В начале 1942 года на небольшой станции под Ельцом разгружались наши войска и техника. Разведка противника обнаружила это, и станцию стали бомбить. Прекратилась выгрузка.

Наше командование перебросило сюда зенитный бронепоезд. Поставили его в тупик и замаскировали. Вскоре показалась четверка «юнкерсов». Летели медленно на высоте 300–400 метров, не опасаясь обстрела. Вдруг грянули залпы из орудий бронепоезда. Два самолета были сбиты, остальные повернули назад. Ни одна бомба не упала на станцию.

Налеты после этого не прекратились, но большого урона от них не было. Теперь самолеты шли на высоте нескольких километров, прицельное бомбометание стало вести труднее. Но зенитчики бронепоезда и на большой высоте не раз доставали-фашистских стервятников.

Свой первый бронепоезд коллектив депо Москва-Пассажирская Ленинской железной дороги построил, когда немецко-фашистские войска были под Москвой. По 30–40 часов не покидали рабочие места котельщик Ф. А. Старостин, слесарь И. С. Илюхин, сварщик И. А. Зайцев и многие другие. Для строительства этого бронепоезда потребовалось 14 дней, а следующий создали уже за 10 дней. Самоотверженный труд коллектива высоко оценили военное командование и руководство НКПС. В телеграмме, направленной в депо, говорилось: «Народный комиссариат путей сообщения с удовлетворением отмечает вашу патриотическую инициативу… На строительстве бронепоездов вами проявлено большое упорство, настойчивость и сметка… Под командованием капитана Ананьева и лейтенанта Голованца они наносят сокрушительные удары по немецко-фашистским ордам на подступах к Москве. НКПС надеется, что и третий бронепоезд «Железнодорожник Ленинской» будет выпущен из строительства в установленный срок…».

Построенный железнодорожниками бронепоезд перед отправкой на фронт

Об эффективности действия бронепоездов свидетельствуют такие цифры: бронепоезд под командованием капитана Ф. Д. Малышева за две недели боев под Москвой уничтожил 12 фашистских танков, 24 броне- и автомашины, более 750 солдат и офицеров противника.

Построили бронепоезд и в небольшом депо Москва-Бутырская. Работали после вахты, рейса, в ночное время. Деньги на постройку собрали железнодорожники Ярославской дороги. Этот бронепоезд и второй, сооруженный в депо Ярославль, образовали 54-й дивизион бронепоездов, предназначенный для отражения налетов вражеской авиации. Повели дивизион на боевые позиции московские и ярославские машинисты Е. Е. Алексеев, И. П. Миронов, К. А. Носов, Н. Н. Морозов. Немало железнодорожников встало у орудий, пулеметов.

Москвичи провожают бронепоезд «Советский железнодорожник» на фронт

Дивизион участвовал в отражении воздушных налетов на Москву, прикрывал Брянский, Орловский и другие важнейшие узлы, освобождал Крым.

Строили бронепоезда и в других депо Московского узла. Котельщики, слесари, электромонтеры соревновались за право пойти в команду бронепоезда.

Летом 1942 года гитлеровцы стремились вывести из строя Таганрогский железнодорожный узел, затруднить эвакуацию населения и предприятий. Врага сдерживал бронепоезд № 59. Но в самый напряженный момент боя в котле паровоза не хватило воды, оголился потолок огневой коробки, выплавились контрольные пробки. Бронепоезд встал. Машинист-инструктор.3. Шанько понимал: если бронепоезд выйдет из боя, фашиты ворвутся в узел. Шанько забросал углем огонь, залез в топку и быстро заменил расплавленные пробки. После этого он еще несколько раз водил бронепоезд в бой. Продвижение фотивника удалось задержать. Враг смог пройти лишь тогда, когда бронепоезд был выведен из строя. Погиб и машинист Шанько. Мужественному патриоту здесь установлен памятник.

Бронепоезда, построенные в паровозных и вагонных депо Новороссийск, Ставрополь, Тимашевская, громили врага на юдступах к Ростову-на-Дону и на других участках. Бронепоезд «Народный мститель», построенный краснодарцами, только в одном бою уничтожил 16 танков и сотни гитлеровцев.

Крепости на колесах сыграли важную роль в обороне Ленинграда. Они преграждали путь наступающим фашистским частям, совершали огневые налеты, атаковали вражеские укрепленные позиции во время наступательных операций наших войск.

Бронепоезд «Красноармеец», построенный рабочими Ленинградского узла, постоянно наносил удары противнику. Командир бронепоезда Пыленок, комиссар Ковригин, командиры бронеплощадок быстро и точно определяли местонахождение батарей, обстреливающих город. Едва вражеские пушки подавали «голос», как «Красноармеец» выезжал на боевую позицию и обрушивал на них уничтожающий огонь. Фашисты пытались поразить бронепоезд ответным огнем, но «Красноармеец» быстро менял позицию.

В январе 1943 года, когда наши войска перешли в наступление, в боях также участвовал бронепоезд «Балтиец», построенный в электродепо Ленинград-Балтийский. Его разведчики — бывшие железнодорожники П. И. Крешук, С. П. Максимов, А. Н. Никонов — подобрались к левому берегу Невы в районе Шлиссельбурга и ведут наблюдение. Позиции врага сильно укреплены: несколько рядов проволочных заграждений, доты и дзоты, лабиринты ходов сообщений, перед самым берегом в лед вморожены металлические пики. Эту оборону предстоит взломать нашим войскам.

По сигналу разведчиков бронепоезд открыл беглый огонь по позициям фашистов. Разрывы накрыли окопы, укрепления, черная мгла нависла над всем берегом. Вот поднялись в атаку наши цепи, огонь перенесен в глубь обороны. И тут ожили неприятельские огневые точки. Свинцовый дождь заставил лечь на лед наши наступающие войска. Командир бронепоезда Н. А. Шпортко приказал снова открыть огонь по передовым позициям противника, к залегшим цепям двинулись бойцы бронепоезда. Едва огонь снова перенесли в глубь обороны, они поднялись в атаку и увлекли за собой залегшие роты. В рукопашном бою враг был сломлен, наступление развивалось успешно.

Железнодорожники города на Неве строили не только бронепоезда. Летом 1942 года начальника Октябрьского вагоноремонтного завода А. И. Григорьева вызвали в Смольный.

— На некоторых заводах, — сказали ему, — стоят в ремонте боевые суда. Орудия с кораблей сняты. Надо сделать так, чтобы они действовали, стреляли по врагу. Есть идея установить их на железнодорожные платформы. Поручаем вашему заводу воплотить эту идею в жизнь. И как можно скорее!

Задание было выполнено в срок. Первые пробные залпы батарея на колесах произвела в августе 1942 года непосредственно с заводской территории. Направлены они были на передовые позиции фашистов, что находились за Пулковскими высотами.

— Прими, фашист проклятый, наш подарочек!

— Ты нас обстреливаешь, а теперь — мы тебя! — так говорили рабочие, когда испытывали батареи на колесах. А доставили они врагу немало хлопот. С самых разных участков прифронтовой полосы била по фашистам артиллерия на железнодорожном ходу.

Четыре дивизиона бронепоездов подготовил и отправил в дйствующую армию коллектив Томской дороги. Трудностей здесь было тоже немало, но людей объединяло неудержимое стремление оказать как можно большую помощь фронту.

Экипаж бронедрезины, возглавляемый старшим сержантом В. Кучанским, занимает свои места перед отправкой в разведку. Ленинградский фронт 1942 год

Один из бронепоездов, получивший имя «Лунинец», подготовили ремонтники локомотивного депо Тайга. Им пришлось переделывать всю систему рессорного подвешивания паровоза, усилить тормоза, заменить паровоздушный насос, колосниковую решетку. Только справились с этим, новые более серьезные трудности: крепкая броневая сталь Кузнецкою завода не поддается обычным методам обработки, a из нее надо сделать несколько крупных поковок. Все операции кузнецы И. Коровников и Е. Липовцев выполнили вручную.

К этому времени построили еще один бронепоезд — «Железнодорожник Алтая». Из этих двух бронепоездов сформировали 49-й отдельный дивизион. Многие паровозники и вагонники подали заявления с просьбой зачислить их в команды бронепоездов. Отбор был строгий. Повели дивизион на фронт машинисты И. Токарев, П. Хурсик, М. Шипачев, А. Михайлов. Бронепоезда участвовали в боях с немецко-фашистскими захватчиками под Воронежем, на Курской дуге, на Правобережной Украине.

Однажды на станции, где набирал воду «Лунинец», фашистские самолеты разрушили три звена пути. Машинист П. Хурсик попросил командира дать ему людей для восстановления пути. Группа из 16 человек быстро привела путь в порядок. В это время бронепаровозом управлял машинист М. Шипачев. Маневрируя, он спасал поезд от нападавших сверху фашистских стервятников.

Самолеты врага обрушились на мост. Одна из бомб попала в устой моста. К станции прорвались фашистские танки. Была дана команда личному составу покинуть поезд и самостоятельно переправиться на другой берег. Паровозная бригада решила проехать мост и тем самым спасти бронепоезд. Когда она повела поезд на мост, береговой пролет начал обваливаться, но все же удалось благополучно проследовать на другой берег.

Бронепоезд за мостом. На нем всего три человека и те на бронепаровозе. А с левой стороны прорвались танки, пехота… Но вот справа показались разведчики дивизиона, за ними — команда бронепоезда и тут же заговорили пушки стальной крепости, ураганный огонь обрушился на фашистов. Взять станцию им так и не удалось.

Бронепоезда «Лунинец» и «Железнодорожник Алтая» затем перебросили к Воронежу, где шли кровопролитные бои. При их поддержке армейским соединениям удалось остановить наступление врага.

Фашистское командование разработало операцию уничтожения бронепоездов, главная роль в которой отводилась авиации. Во время очередного огневого налета над бронепоездами появились 36 самолетов противника, в основном штурмовики «Юнкерс-87». Им удалось разбить путь, лишить возможности отхода бронепоезду «Железнодорожник Алтая». Но команды бронепоездов ведут ответный огонь из всех зенитных пушек и пулеметов. Несколько самолетов повреждено и скрылось. Остальные атакуют. «Лунинец» продолжает отстреливаться.

На «Железнодорожнике Алтая» осталась всего одна зенитная установка, разбит котел, сброшены с рельсов несколько бронеплощадок. Погибли командир бронепоезда И. Реунов, старший машинист И. Токарев, вся локомотивная бригада, отделение разведчиков. Лишь когда стемнело, закончился этот поединок. Фашисты недосчитались нескольких самолетов. Своему командованию они сообщили о полном уничтожении дивизиона. Последующие события опровергли это сообщение.

… Всю ночь трудились команды бронепоезда и железнодорожники, ремонтируя паровозы, площадки и путь. Утром дивизион снова вышел на боевое задание. Лишь у одного бронепоезда среди площадок стоял обычный, как его тогда называли «черный», паровоз. Повел его в бой машинист Г. Астафьев.

Работники Московского метрополитена решили часть своей тработной платы передать на строительство бронепоезда. Общий взнос метрополитеновцев составил 706 тысяч рублей. Доложили об этом в Государственный Комитет Обороны и попросили построить на собранные деньги бронепоезд. Поступила телеграмма Верховного Главнокомандующего:

Сбор средств на строительство бронепоездов начался на многих магистралях. Конечно, железнодорожники вместе со всеми трудящимися делали также взносы на танковые колонны, эскадрильи самолетов.

13 января 1943 года «Гудок» опубликовал рапорт Верховному Главнокомандующему Вооруженными Силами СССР от специалистов аппарата НКПС. Они внесли на строительство бронепоезда «Советский железнодорожник» 1020 тысяч рублей. Железнодорожники Московско-Донбасской дороги передали в фонд обороны 2281 тысячу рублей, Октябрьской — 3335 тысяч, управления военно-восстановительных работ — 1279 тысяч рублей. К февралю 1943 года в общей сложности железнодорожники передали в фонд обороны, в том числе на сооружение бронепоездов, 160 238 тысяч рублей деньгами и 6381 тысячу рублей — облигациями госзаймов.

Бронепоезд «Московский метрополитен»

Вскоре бронепоезд «Московский метрополитен» был сооружен и участвовал в боях на Курской дуге, где подбил шесть танков, подавил 10 артиллерийских и минометных батарей, сбил четыре самолета противника, уничтожил сотни немецких солдат и офицеров.

Летом 1943 года бронепоезд перебросили на юг. Он участвовал в боях за освобождение многих станций на Харьковском направлении. В районе станции Сажное бронепоезд оказался отрезанным от наших войск, с обеих сторон был поврежден путь. Почти сутки продолжались атаки танков противника, налеты штурмовиков. Прямой наводкой била по паровозу и площадкам артиллерия, но истекающая кровью команда отбивала одну атаку за другой. Часть команды погибла. Оставшиеся в живых продолжали сражаться. В электродепо «Северное» в ознаменование бессмертного подвига команды бронепоезда «Московский метрополитен» установлена мемориальная доска. Там же на мраморном обелиске высечены фамилии метрополитеновцев, погибших на фронтах Великой Отечественной войны.