НА ЗАРЕ СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 

Уже с первых дней становления Советской Республики транспорт — в центре внимания и забот Коммунистической партии и Советского правительства. За годы империалистической войны транспортное хозяйство, и без того отсталое, пришло в крайний упадок. Еще больше обострилось положение в период хозяйничания Временного правительства. За 9 месяцев 1917 года среднесуточная погрузка на железных дорогах составила 19 500 вагонов — на 22 процента меньше, чем в 1916 году. В октябре дороги грузили в среднем 16 627 вагонов в сутки. Дело близилось к полному параличу железных дорог, а следовательно, и всей экономической жизни в стране.

За два месяца до победы революции в брошюре «Грозящая катастрофа и как с ней бороться» Ленин писал: «России грозит неминуемая катастрофа. Железнодорожный транспорт расстроен неимоверно и расстраивается все больше. Железные дороги встанут. Прекратится подвоз сырых материалов и угля на фабрики. Прекратится подвоз хлеба».16

М. Т. Елизаров — первый народный комиссар путей сообщения (1917–1918)

Вот почему одной из первейших и главных задач революции было — всеми силами приостановить разруху транспорта.

Только величайшая революционная энергия, беззаветный героизм, исключительная выдержка могли приостановить разорение транспорта. И партия с первых же дней революции поднимает, организует, сплачивает и вдохновляет железнодорожников на этот героический труд.

7 ноября вечером в Петрограде открывается II Всероссийский съезд Советов. Он принимает исторические декреты о мире и о земле, формирует первое рабоче-крестьянское правительство, обращается с воззванием «К рабочим, солдатам и крестьянам». И тут же принимает особое обращение «Ко всем железнодорожникам».

Народным комиссаром путей сообщения был назначен стойкий большевик Марк Тимофеевич Елизаров. Он разработал ряд мер по организации управления на железнодорожном транспорте, которые, в частности, предусматривали, что контроль за деятельностью администрации и инспектирование должны осуществлять дорожные комитеты. При этом полная ответственность за организацию работы и движения на транспорте возлагалась на технический персонал и никто не имел права вмешиваться в их распоряжения.

М. Т. Елизарову пришлось выдержать нелегкую борьбу с саботажем царских чиновников. «Нужно было огромное знание дела, огромная выдержка и большие связи в железнодорожном мире, чтобы собрать хотя бы небольшие командные силы. Это сделал Марк Тимофеевич», — писал в своих воспоминаниях сподвижник, а затем преемник Елизарова В. И. Невский.

Саботаж железнодорожных чиновников возглавлял и направлял Всероссийский исполнительный комитет железнодорожного профессионального союза (Викжель), который был избран в июле, в дни корниловщины, после того, как большевики ушли в подполье. Верховодили в нем меньшевики и эсеры. Он-то и пытался захватить в свои руки управление железнодорожным хозяйством — предъявлял Советской власти требования и ультиматумы, действуя якобы от имени железнодорожников, и даже угрожал остановкой движения на всей сети дорог.

Наиболее сознательная и революционная часть железнодорожников повела решительную борьбу с Викжелем. Состоявшийся в январе 1918 года Чрезвычайный Всероссийский съезд железнодорожников объявил Викжель распущенным и избрал новый центральный орган — Всероссийский исполнительный комитет союза железнодорожников (Викжедор) в составе 40 человек, из них 25 членов большевистской партии. Викжедор избрал из своей среды коллегию НКПС. В ее состав вошли видные деятели большевистской партии — А. С. Бубнов, В. И. Невский, А. Г. Рогов и другие.

В сложных условиях создавались новые органы управления транспортом. Опираясь на пролетарские массы железнодорожников, они повели беспощадную борьбу с саботажниками, дезорганизаторами, лодырями и шкурниками. Это была борьба с мелкобуржуазной стихией распущенности за революционный порядок, за пролетарскую организованность и дисциплину. Обстановка требовала неимоверных усилий для спасения промышленных центров от голода, и железнодорожники вступали в продовольственные отряды, участвовали в заготовке хлеба, формировали и сопровождали продовольственные поезда, вылавливали мешочников и спекулянтов.

Мирный труд народа был прерван внутренней контрреволюцией и иностранной интервенцией. Война оказалась неизбежной. Все надо было поставить на военные рельсы. Требовалось подчинить работу транспорта, связывающего воедино фронт и тыл, всецело интересам защиты завоеваний революции.

В обращении Совнаркома к народу «Социалистическое отечество в опасности!» одна из задач железнодорожников в военное время была сформулирована так: «Железнодорожные организации и связанные с ними Советы обязаны всеми силами воспрепятствовать врагу воспользоваться аппаратом путей сообщения; при отступлении уничтожать пути, взрывать и сжигать железнодорожные здания; весь подвижной состав — вагоны и паровозы — немедленно направлять на восток в глубь страны».

Железнодорожники так и действовали. Они не только старались своевременно доставлять людские резервы и вооружения на фронт, но и всеми доступными средствами срывать вражеские операции. Разбирали пути, устраивали в тылу врага заторы поездов, пускали под откос его эшелоны. Когда требовала обстановка, совершали настоящие подвиги. Машинист депо Батраки, например, пустил свой паровоз на вражеский состав. На захваченных врагом магистралях оказывалось массовое сопротивление белогвардейским властям.

Героическое сопротивление отрядов Красной гвардии и частей молодой Красной Армии остановило наступление немецких войск на Петроград. 3 марта 1918 года был подписан Брестский мир. Создались условия для перехода к мирному строительству.

В брошюре «Очередные задачи Советской власти» В. И. Ленин приковывает внимание к жгучим проблемам мирного строительства, к проблемам восстановления нормальной экономической жизни. На первом плане: как организовать строжайший учет и контроль производства и распределения продуктов, как повысить производительность труда, как втянуть массы в общественную работу, пробудить их сознательность, как по-новому организовать труд, наладить трудовую дисциплину.

В начале 1918 года В. И. Ленин предложил перенести столицу государства из Петрограда в Москву.

Организация переезда правительства была ответственным заданием для железнодорожников. Нарком путей сообщения поручил исполкому Николаевской железной дороги подготовить пассажирский состав для членов ЦК РКП(б), ВНИК и Совнаркома. Поздно вечером 10 марта правительственный поезд отошел от платформы «Цветочная площадка» и вечером следующего дня прибыл в Москву. Железнодорожники с честью выполнили почетное и ответственное задание. Четко действовали они в пути следования, когда возникла опасная неожиданность. На станции Малая Вишера стоял эшелон с бандой вооруженных анархистов, которые решили задержать поезд. Но этому замыслу помешали красногвардейцы-железнодорожники. Комиссар узла Яковлев быстро собрал отряд красногвардейцев, снял с постов дежурных слесарей депо, смазчиков, кочегаров, стрелочников и всех вооружил винтовками. По прибытии поезда железнодорожники сплошной цепью загородили его со стороны платформы, направив винтовки на подходивших бандитов. Комиссар узла моментально вызвал коменданта поезда и Бонч-Бруевича. Через минуту латышские стрелки, охранявшие поезд, выкатили пулеметы на платформу. Бандиты не ожидали такого отпора, половина из них была разоружена.

Летом 1918 года «левые» эсеры спровоцировали в ряде городов антисоветские мятежи. Железнодорожники вместе с рабочими промышленных предприятий столицы активно участвовали в разгроме мятежа в Москве. Были приняты меры по защите станций, путей и поездов. 1300 работников транспорта взяли под свою охрану средства связи НКПС. Когда центральный городской телеграф и телефон были захвачены мятежниками, Советское правительство поддерживало связь со страной через железнодорожный телеграф. Чтобы не дать возможности мятежникам выбраться из Москвы, железнодорожники с 7 по 9 июля прекратили отправление всех без исключения пассажирских поездов.

Железнодорожники делали все, что в их силах, чтобы отстоять завоевания Великого Октября.