6. Борьба за освобождение народов Африки

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 
136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 
153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 

Африка наряду с островными колониальными владениями Англии, Соединенных Штатов, Франции, Португалии и некоторых других империалистических держав остается в наше время последним крупным оплотом колониализма. Именно

поэтому она и стала ареной острого столкновения двух противоположных тенденций — неудержимого стремления африканских народов к независимости и усилий империалистов любой ценой закрепиться в Африке, чтобы отсрочить окончательный развал колониальной системы.

Несмотря на эти усилия, национально-освободительная борьба принесла свои плоды и в этой части мира. После полутораста лет, в течение которых Африка была колониальным заповедником западноевропейского капитала; здесь появилась большая группа самостоятельных государств. Бремя колониализма сбросил почти весь север африканского континента (за исключением Алжира, народ которого ведет героическую борьбу за свою свободу, против французских колонизаторов, и мелких испанских владений). Добились независимости Судан, Гана, Гвинейская республика и ряд государств Центральной Африки.

Однако десятки миллионов африканцев все еще остаются на положении колониальных рабов. По сей день «черный континент» — это самый крупный в мире очаг прямой колониальной эксплуатации.

Особенностью национально-освободительного движения в Африке является не только немногочисленность и недостаточная организованность местного пролетариата, но и слабость национальной буржуазии. Это объясняется огромной экономической отсталостью большинства африканских стран и жестокой расовой дискриминацией. Колонизаторы ловко используют в своих интересах низкий уровень культурного и политического развития населения, которое во многих районах продолжает жить в условиях феодальных и даже родовых отношений. Целям укрепления чужеземного господства в Африке служит и так называемый «цветной барьер», т. е. целая система расовых ограничений, принижающих африканцев и обеспечивающих ряд привилегий белым поселенцам. Расовая дискриминация служит орудием разобщения жителей Африки и облегчает империалистам эксплуатацию масс.

Однако в последние десятилетия и здесь складывается новое соотношение сил, благоприятное для борьбы за свободу и независимость. Все большие массы африканцев переселяются в города, втягиваются в развивающуюся промышленность (преимущественно горнодобывающую и по переработке сельскохозяйственного сырья). Рабочие предприятий, шахт, транспорта первыми проходят школу классового и национального самосознания. В послевоенные годы появились профсоюзные, молодежные, женские и иные организации африканцев. Возникла местная интеллигенция, в среде которой особенно быстро зреют настроения протеста против дискриминации и расового угнетения. Миллионы крестьян, по большей части согнанных с освоенных ими земель и запертых в

неудобные для земледелия районы, также отказываются мириться с нынешним положением.

Издевательства, террор и всевозможные ограничения, введенные в большинстве колоний, привели к тому, что народы Африки питают глубокую ненависть к империалистам. Какие острые формы может принять сопротивление африканских народов хозяйничанью колонизаторов, показывает пример Кении, где английским военным силам пришлось в течение многих месяцев вести против восставших племен крупные операции, в ходе которых обе стороны понесли большие потери. Несмотря на жестокий полицейский террор, то одну, то другую африканскую колонию продолжают потрясать широкие народные волнения.

Напуганные подъемом национально-освободительного движения, колониальные державы пытаются маневрировать. Если прежде они всячески поддерживали туземную родовую и племенную знать, рассматривая ее как главную свою опору, то сейчас ставка делается на «приручение» местной, главным образом торговой, буржуазии. Империалисты надеются склонить эту буржуазию к сговору с ними и опереться на нее в борьбе против масс. С этой целью принимаются некоторые меры поощрения местной буржуазии, ей делаются незначительные финансовые и политические уступки. Свое хозяйничанье в колониях империалисты стремятся теперь прикрыть провозглашением конституций и предоставлением видимости самоуправления.

Однако все эти меры ни в чем существенном не меняют положения африканцев. Все выгоды самоуправления приходятся прежде всего на долю белого меньшинства и ничтожно малого числа представителей туземной буржуазии, нашедших общий язык с колонизаторами. К тому же в районах Африки с более или менее значительным белым населением (Южно-Африканский Союз, бельгийские и португальские владения) порядок колониального управления не только остается прежним, но и принимает все более террористические формы.

Неверие империалистов в прочность занимаемых ими позиций сказывается в появлении всевозможных проектов совместной эксплуатации африканских колоний. Так возник проект «Еврафрики» — план создания сверхтреста европейских держав по грабежу естественных богатств африканского континента и подавлению населяющих его народов. Но провозглашать подобные планы куда легче, чем их осуществлять. Соединенные Штаты, намеревающиеся занять место вытесняемых европейских держав, имеют свои планы; противоречия раздирают и лагерь давнишних эксплуататоров Африки.

Создавшиеся условия облегчают борьбу африканских народов, стремящихся к освобождению. На их стороне сочув-

ствие мировых демократических сил. Они приобрели серьезную опору в лице молодых африканских государств, уже сбросивших колониальное иго. Первая в истории конференция этих государств, состоявшаяся в апреле 1958 г. в Аккре, торжественно заявила, что молодые государства Африки — это залог ее полного освобождения. «Мы провозглашаем наше единство и нашу солидарность с зависимыми народами Африки, а также нашу дружбу со всеми странами», — говорится в декларации, принятой конференцией.

Внутри самих африканских колоний существуют большие возможности для создания широкого антиимпериалистического фронта. Расовая дискриминация, вопреки расчетам ее поборников, содействует сплочению различных социальных слоев угнетенных наций, способствует обострению национального чувства и возбуждает решимость бороться против угнетателей. Молодой африканский рабочий класс легко может найти союзников и друзей среди крестьянства, среди формирующейся национальной буржуазии и среди интеллигенции, с которыми у него куда больше общего, чем у европейских империалистов. В ряде районов Африки уже существуют такие широкие организации, как конгрессы африканского населения, проводящие успешные кампании гражданского неповиновения и бойкота колониальных властей. Несомненно, что продолжение угнетательской политики будет вести к преобладанию более активных форм борьбы, к подъему национально-освободительного движения на более высокую ступень.

Самым популярным лозунгом в современной Африке стало требование: «Независимость-немедленно!» У африканских народов есть реальная возможность добиться претворения этого лозунга в жизнь. Нет сомнения, что дальнейшее освобождение африканского континента пойдет еще быстрее, как бы этому ни сопротивлялись колонизаторы.