3. Разнообразие форм диктатуры пролетариата

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 
136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 
153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 

Власть рабочего класса вырастает из освободительной борьбы каждого народа и органически связана с особенностями и условиями этой борьбы. Поэтому в разных странах она приобретает различные формы. «Все нации придут к социализму, — писал Ленин, — это неизбежно, но все придут не совсем одинаково, каждая внесет своеобразие в ту или иную форму демократии, в ту или иную разновидность диктатуры пролетариата, в тот или иной темп социалистических преобразований разных сторон общественной жизни» 20.

Одно дело, когда диктатура пролетариата побеждает в слаборазвитой стране с малочисленным рабочим классом и преобладанием крестьянства, а другое — в высокоразвитых странах, где рабочие составляют большинство населения. Одно дело диктатура пролетариата в стране, где был монархический режим, другое — в стране с вековыми традициями парламентской демократии.

Формы диктатуры пролетариата складываются в зависимости от соотношения классовых сил в революции и остроты их столкновения. Если господствующие классы ожесточенно

сопротивляются и революция приобретает насильственный характер, рабочий класс, вынужден до основания разрушить все старые политические учреждения, на которые опирается буржуазия. Наоборот, если в ходе революции создается такой перевес сил над реакцией, что власть переходит к рабочему классу мирным путем, оказывается возможным использовать некоторые старые органы власти, например, парламент, преобразуя их в соответствии с интересами социалистического строительства.

От того, каковы движущие силы революции, зависят формы политической демократии, которая устанавливается после победы. Чем шире фронт союзников рабочего класса, т. е. чем шире социальная база революции, тем уже слой, против которого направляется принуждение, тем более широкой становится пролетарская демократия.

При всем значении этих объективных факторов важнейшую роль играют революционное творчество народных масс и сознательная деятельность марксистско-ленинских партий. Сохраняя верность принципу диктатуры пролетариата, эти партии не делают фетиша из тех или иных ее конкретных форм. Ни одна из них не рассматривается как нечто такое, что может быть механически перенесено из одних условий в другие. "При выработке форм политической власти трудящихся революционные партии рабочего класса внимательно учитывают как условия и национальные особенности своих стран, так и опыт международного рабочего движения.

Советская власть

Первая в истории диктатура пролетариата утвердилась в России в форме Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. Эта форма государственной организации возникла из потребностей борьбы рабочего класса и была создана самими массами.

Советы родились еще в ходе первой русской революции 1905 — 1907 гг. Сразу же после победы Февральской буржуазно-демократической революции 1917 г. Советы возродились вновь, на этот раз уже не в отдельных городах, а по всей стране, причем как Советы не только рабочих, но и солдатских и крестьянских депутатов. После Октябрьского переворота 1917 г. они сосредоточили в своих руках всю полноту власти.

Советская власть впервые воплотила в жизнь общие принципы диктатуры рабочего класса, выработанные марксизмом-ленинизмом, показала типичные черты пролетарского государства, отличающие его от государства буржуазного. Вместе с тем она отразила и ряд особенностей, которые определялись условиями строительства социализма в СССР. На деятельности Советской власти не могло не сказаться то, что она возникла в экономически отсталой стране, где на

протяжений многих столетий господствовал феодально-монархический режим.

Русскому рабочему классу, который первым свалил господство капитализма, пришлось столкнуться с особенно ожесточенным сопротивлением свергнутых классов. Советский Союз долгое время оставался один на один с враждебным капиталистическим миром. Вот почему, как говорил Ленин, в России диктатура пролетариата должна была установиться «в самой ее суровой форме». Специфическими условиями Советского Союза объясняются и некоторые ограничения демократии, к которым был вынужден прибегнуть рабочий класс в переходный период от капитализма к социализму, в частности лишение представителей эксплуататорских классов избирательных прав. Надо, однако, заметить, что число людей, лишенных избирательных прав, было весьма незначительным.

В чем отличительные особенности Советов? Они открыто выступали как классовые организации, предоставлявшие фактическую возможность избирать и быть избранными только рабочим и крестьянам и примыкавшим к ним слоям трудовой интеллигенции. В переходный период Советы избирались не по территориальному, а по производственному принципу, непосредственно на заводах, фабриках, в воинских частях, в деревнях и селах.

В такой мелкобуржуазной стране, как Россия, где преобладало крестьянство, норма представительства в Советах от городского населения была установлена иная, чем от сельского. Рабочему классу, который составлял меньшинство, необходимо было иметь в течение какого-то времени политические преимущества для того, чтобы руководить крестьянством.

В Советах миллионы трудящихся проходили практическую школу государственной работы. Только за первое десятилетие власти Советов в них участвовало в качестве депутатов, членов исполкомов и делегатов съездов примерно 12,5 млн. человек.

Советская власть не только провозгласила право наций на самоопределение, вплоть до отделения и образования самостоятельного государства. Она обеспечила эту свободу на деле путем создания свободного и равноправного федеративного объединения всех народов. Образовавшийся в 1922 г. Союз Советских Социалистических Республик построен на основе подлинной свободы и равноправия наций.

Развитие классовой борьбы в стране привело к образованию однопартийной системы политического руководства Советами. Коммунистическая партия еще в период от февраля до октября 1917 г. завоевала большинство в Советах и других массовых организациях. Трудящиеся убедились, что

это единственная партия, которая имеет реальную программу борьбы за мир, землю и свободу, за глубокие социальные преобразования и способна осуществить эту программу. Все другие партии перестали пользоваться поддержкой масс.

Тем не менее, даже располагая поддержкой подавляющего большинства народа, коммунисты вовсе не имели в виду изгнать другие партии из органов власти и запретить их деятельность. «...Мы хотели, — говорил Ленин в ноябре 1917 г., — советского коалиционного правительства. Мы из Совета не исключали никого»21.

Острейшая гражданская война, которая развернулась в стране, поставила все политические силы перед выбором: либо с буржуазией, против пролетариата, либо с пролетариатом, против буржуазии. Все мелкобуржуазные партии одна за другой перешли в лагерь контрреволюции. Дольше всех колебалась левая часть партии социалистов-революционеров (левые эсеры). Коммунисты старались привлечь их к участию в политической власти. В декабре 1917 г. семь представителей этой партии вошли в Советское правительство. Однако в июле 1918 г. левые эсеры подняли контрреволюционный мятеж. Единственной партией в стране, боровшейся за цели, отвечавшие интересам трудящихся, оказалась коммунистическая партия. Таким образом, однопартийный характер диктатуры пролетариата в СССР был результатом конкретных условий борьбы классов.

Советская власть послужила образцом классовой диктатуры пролетариата. Только с помощью такой диктатуры можно было выстоять в гражданской войне, разбить интервентов, ликвидировать разруху, построить социализм в одной стране, поднять «наинизшие низы» на уровень современной культуры.

Народная демократия

Развитие международного освободительного движения выдвинуло другую форму власти трудящихся — народную демократию. После второй мировой войны эта форма утвердилась в ряде стран Центральной и Юго-Восточной Европы и Азии. При общности в основных чертах с советской формой народная демократия имеет и ряд особенностей.

Народная демократия возникла в условиях иной расстановки классовых сил, чем Советы в России. В ходе освободительной войны против фашизма в Польше, Чехословакии, Венгрии, Румынии, Болгарии, Югославии сложился единый фронт антифашистских, демократических сил. Он включал в себя рабочий класс, игравший с самого начала руководящую роль, все слои крестьянства, средние слои городского населения, а также более или менее значительную часть средней буржуазии и патриотическую интеллигенцию.

Более широкая социальная база революции потребовала новой государственной формы власти рабочего класса. Ею стала народная демократия как новая форма народовластия, выполняющая функции диктатуры пролетариата. Ее возникновение имеет глубокие корни во всей обстановке нынешнего этапа общего кризиса капитализма, оно отражает классовые сдвиги, происходящие в капиталистическом мире: все большую изоляцию крупного капитала, объединение широких народных сил под руководством рабочего класса, дальнейшее сближение общедемократических и социалистических задач.

Народная демократия, в отличие от Советской власти, стала выполнять функции диктатуры пролетариата не сразу. В некоторых странах на первом этапе революции коммунистические и рабочие партии еще не располагали прочным большинством в парламентах и коалиционных правительствах. Хотя они и пользовались большим влиянием в массах, все же значительная часть крестьянства, интеллигенции, средних слоев шла за другими партиями.

Народное государство на первом этапе не было еще государством диктатуры пролетариата. Это была демократическая власть народа, направленная против фашизма и его пособников внутри страны. По своей классовой сущности эта власть представляла собой не что иное, как революционно-демократическую диктатуру пролетариата и крестьянства, о которой писал В. И. Ленин в своей книге «Две тактики социал-демократии в демократической революции», хотя эта диктатура проявилась здесь в новой форме, отразившей особенности исторической обстановки. Рабочий класс с самого начала играл ведущую роль в демократической коалиции, однако в первый момент после народно-демократической революции он делил власть с другими классами. Это было государство промежуточного, переходного типа, дальнейшая судьба которого зависела уже от соотношения классовых сил внутри общедемократического блока, от результатов классовой борьбы между трудящимися и правобуржуазными элементами.

Когда задача национального освобождения была решена, правые группировки буржуазии, до этого сотрудничавшей с рабочим классом, попытались оттереть его от руководства и направить развитие страны по капиталистическому пути. Там, где буржуазия была более сильной, например в Чехословакии, она прибегла к открытой попытке совершить государственный переворот и полностью захватить власть в свои руки. Однако рабочий класс, опираясь на поддержку широких народных масс, парализовал эти поползновения буржуазии и встал во главе общенародного движения к социализму. По инициативе партий рабочего класса были проведены

основные преобразования в направлении социализма, коммунисты получили по существу безраздельное влияние во всех слоях народа; руководство в общедемократическом блоке полностью перешло к рабочему классу и его партиям, а государство народной демократии стало выполнять функции диктатуры пролетариата.

Более широкий союз классовых сил, на который опирается народная демократия, позволил раздвинуть рамки политической демократии. Ограничения политических прав были применены только к незначительному числу прислужников фашистских оккупантов, национальных предателей. Демократия с самого начала была распространена на все слои крестьянства, городскую мелкую буржуазию, интеллигенцию и другие демократические силы.

Еще более широкую социальную базу получила народная власть в Китае. Здесь национально-освободительный фронт начал складываться в период антияпонской войны и объединил все слои народа, в том числе многочисленную национальную буржуазию. С образованием Китайской Народной Республики основная масса демократических союзников рабочего класса постепенно стала переходить на позиции поддержки социализма.

Хотя Советы и народная демократия как две формы власти трудящихся, руководимой рабочим классом, едины в основном и главном, между ними есть и различия, объясняющиеся своеобразием исторической обстановки, в которой та и другая возникли.

В чем состоят эти различия?

Во-первых, в сохранении в ряде стран народной демократии многопартийной системы при руководящей роли марксистских партий. В отличие от России, где против пролетарской революции выступили не только буржуазные и помещичьи, но и мелкобуржуазные партии, в Китае и ряде других стран народной демократии многие из этих партий поддержали переход к социалистическому этапу революции. Они признают руководящую роль рабочего класса и его марксистско-ленинской партии, совместно с нею выступают за дальнейшее развитие общества по социалистическому пути. Такими партиями, например, являются: в Чехословакии — Социалистическая, Народная, партия Свободы и партия Словацкого возрождения; в Польше — Объединенная крестьянская и Демократическая партии; в Германской Демократической Республике в Национальный фронт входят не только партии трудящихся классов, но и несколько буржуазно-демократических партий. Несколько партий имеется также в Болгарии. В ряде стран представители этих партий входят в коалиционные правительства. В силу своеобразного развития революции однопартийная система установилась в Румынии, Алба-

нии. В Китае кроме Коммунистической партии имеются: Революционный комитет гоминдана, объединяющий городскую мелкую буржуазию и часть национальной буржуазии; Ассоциация демократического национального строительства, в которую входят главным образом представители части промышленной и торговой буржуазии и связанной с ними технической интеллигенции; Демократическая лига; Ассоциация содействия развитию демократии; Рабоче-крестьянская демократическая партия и др.

Во-вторых, коммунистические и рабочие партии стран народной демократии осуществляют свою руководящую роль не только через органы власти, профсоюзы и другие общественные организации, как в СССР, но и через Народный фронт как новую организационную форму союза рабочего класса, крестьянства, мелкой буржуазии и интеллигенции. Национальные фронты, сложившиеся в период борьбы за власть, сохраняются и в период строительства социализма: Национальный фронт чехов и словаков в Чехословакии, Отечественный фронт в Болгарии, Демократический фронт в Албании, Национальный фронт в ГДР и т. д.

В-третьих, народная демократия отличается некоторыми особенностями в организации аппарата власти и управления. При создании аппарата новой власти в ряде стран были использованы некоторые старые формы общенационального представительства. В некоторых случаях это были преобразованные традиционные парламентские учреждения: национальное собрание в Чехословакии, сейм в Польше и т. д.

По-иному происходил в странах народной демократии и слом старого государственного аппарата. В ряде из них уже в ходе демократических преобразований были ликвидированы наиболее реакционные части старого аппарата, находившегося на службе у фашистов (армия, полиция и т. д.), и был создан новый, демократический аппарат. В дальнейшем весь аппарат управления был постепенно преобразован в соответствии с потребностями социалистического строительства.

То обстоятельство, что в общенациональном блоке в ряде народно-демократических стран участвовали более или менее широкие слои буржуазии, выдвинуло новую проблему — налаживания сотрудничества и одновременно перевоспитания целых классов, в прошлом эксплуататорских.

Интересный опыт проведения политики союза с буржуазией при одновременной борьбе с ее колебаниями накоплен в Китайской Народной Республике. Здесь, как всем известно, пролетариат завоевал власть в результате длительной вооруженной борьбы против гоминдановского режима и поддерживавшего его американского империализма. Значительные слои китайской национальной буржуазии поддержали национально-демократическую революцию. Сотрудничество рабочего

класса с некоторой частью буржуазии продолжалось и на этапе строительства социализма. Для преобразования принадлежащей ей собственности в социалистическую были применены методы, которые сочетали интересы строительства социализма с интересами союзников рабочего класса, например образование смешанных акционерных обществ с участием государства и частного капитала. Государство частично выкупает средства производства у буржуазии, ведет курс на ограничение частнопредпринимательской деятельности, на постепенное преобразование капиталистического сектора в социалистический. Вместе с тем оно проводит политику перевоспитания буржуазии, приобщает ее к общественно полезному труду, широко используя опыт буржуазных слоев населения, их технические знания и навыки в управлении хозяйством.

Было бы неверно представлять дело так, будто социалистические преобразования в Китае и других странах народной демократии осуществляются в идиллической обстановке классового мира и сотрудничества. Борьба между силами и традициями старого, буржуазного и силами нового, социалистического общества идет здесь во всех областях жизни. Вылазки правых элементов в Китае, открытый мятеж контрреволюции в Венгрии, активизация антисоциалистических выступлений клерикалов и ревизионистских элементов в Польше в 1956 — 1957 гг. — наглядное тому подтверждение.

Опыт стран народной демократии показал возможность более широкой классовой базы пролетарской революции, чем это было в России. На практике было доказано, что переход к социализму возможен при использовании общенациональных представительных учреждений и при сохранении многопартийности, в том числе при существовании буржуазно-демократических партий, если руководящее положение занимает марксистская партия рабочего класса.

Возможность появления других форм власти рабочего класса

Опыт Советского Союза и стран народной демократии, а также опыт рабочего движения в капиталистических странах позволяет сделать некоторые предположения относительно возможности появления в будущем новых форм диктатуры рабочего класса или такого народовластия, которое будет выполнять ее функции.

Советская власть и народная демократия подтверждают, что основные черты государства рабочего класса повсюду одинаковы. Но история повторяется в коренном, а не в деталях, и переход других народов к социализму, несомненно, сможет породить иные формы власти рабочего класса. Чем определяется такая возможность? Прежде всего тем, что в современных условиях имеется основа для более широких, чем прежде, общественно-поли-

тических союзов, так как монополистическая буржуазия противостоит всему обществу, не исключая известных слоев не только мелкой, но и средней буржуазии. Власть рабочего класса, которая возникнет из грядущих социалистических революций, сможет поэтому опереться на еще более широкую социальную базу. Соответственно с этим становится возможным, что сфера применения насилия сузится. В этом случае демократия уже в переходный период распространилась бы на еще более широкие слои населения. Вполне возможно, что власть, в той или иной форме вырастающая из широких политических союзов, сумеет изолировать и подавить реакционные элементы, не прибегая в сколько-нибудь значительных размерах к насильственным мерам.

Новые формы народовластия, которые могут вырасти на базе более широких классовых союзов, неизбежно будут отличаться некоторыми новыми чертами. При этом вовсе не обязательно, чтобы все эти государства с самого начала выполняли функции диктатуры пролетариата. Одно дело — диктатура пролетариата как программное положение и другое — как непосредственное требование дня. Оставаясь при всех условиях сторонниками диктатуры пролетариата, революционные партии рабочего класса выдвигают, однако, задачу установления такой диктатуры как лозунг действия лишь тогда, когда обстановка для этого созрела, когда имеются все необходимые условия для социалистической революции. В Китае и других странах народной демократии на этапе революции, направленной против иностранного империализма, было выдвинуто требование демократической власти (диктатуры) народа. И этот опыт там оправдал себя.

В странах с вековыми демократическими традициями формой диктатуры рабочего класса или соответствующего ей народовластия может стать парламентская республика. Если рабочему классу в союзе со всеми демократическими и патриотическими силами удастся мирным путем завоевать в парламенте большинство, готовое провести национализацию собственности крупной буржуазии и другие социалистические преобразования, то этот традиционный орган буржуазной демократии может быть превращен в орудие действительной народной воли. Завоевание прочного парламентского большинства, опирающегося на массовое революционное движение рабочего класса и всех трудящихся, создаст условия для проведения коренных социалистических преобразований.

Ревизионисты ссылаются на то, что парламентаризм предполагает многопартийность и оппозицию, а диктатура рабочего класса будто бы полностью исключает их. На этом основании они отрицают необходимость диктатуры пролетариата в странах с развитыми парламентскими традициями.

Ссылки ревизионистов на многопартийность и оппози-

цию — это не болеекак уловка. Уже опыт стран народной демократии показал возможность сохранения многопартийности и в период строительства социализма. И хотя при этом обнаружилась целесообразность объединения партий рабочего класса, нельзя считать, что это единственный путь развития политических партий в условиях социалистической революции. Кроме марксистско-ленинской партии в переходный период могут существовать и другие политические партии, если они стоят за ликвидацию господства монополистического капитализма и поддерживают курс на строительство социализма. В этом случае задача партии рабочего класса будет состоять в том, чтобы вовлечь все партии и те слои населения, которые они представляют, в активное участие в строительстве социализма, проводя гибкую политику сотрудничества с ними. Разумеется, не исключено, что при единстве в коренных вопросах между партиями могут возникнуть политические расхождения, но их можно будет разрешать демократическими методами.

Нет сомнения в том, что освободительное движение в странах Азии, Южной Америки, Африки, Среднего Востока, отличающихся большими особенностями, своеобразными национальными традициями, также породит новые формы политической власти трудящихся. В. И. Ленин писал, что «дальнейшие революции в неизмеримо более богатых населением и неизмеримо более отличающихся разнообразием социальных условий странах Востока будут преподносить... несомненно, больше своеобразия, чем русская революция» 22.

Тщательно изучая возможные новые пути революции и новые формы государства рабочего класса, марксисты-ленинцы не упускают из виду и того, что ход истории может навязать пролетариату и более суровые методы классовой борьбы, к которым он по своей воле предпочел бы и не прибегать, но к использованию которых всегда должен быть готовым.

Однако, в какой бы форме ни совершался переход той или иной страны от капитализма к социализму, он подчиняется некоторым общим закономерностям. Главные из них, как указывается в Декларации Совещания представителей коммунистических и рабочих партий, — это руководство рабочего класса и его марксистско-ленинской партии в проведении пролетарской революции и установлении диктатуры пролетариата, союз рабочего класса с основной массой крестьянства и другими слоями трудящихся, защита завоеваний социализма от покушений внешних и внутренних врагов.

Закономерности, на основе которых диктатура пролетариата осуществляет социалистические преобразования экономики, рассматриваются в следующей главе.